Поздний ноябрьский вечер. Новогорск, база сборной России, холодный и обшарпанный номер. За окном то ли снег, то ли дождь. Мускулы болят, как будто только что вернулась из отпуска. Чувствую себя полностью вымотанной от бесконечных тренировок. На душе тоскливо, неприятно щемит. Радует только одно - завтра последний день сборов и следующий вечер я встречу уже в самолете, несущем меня домой… в Европу. Хорошие девочки быстро привыкают к хорошей жизни! Всего одного года игры за европейский клуб оказалось достаточно, чтоб солнечная, уютная и приветливая Европа казалась мне родным домом, где я была по-настоящему счастлива. Вызовы же на сборы в Новогорск, из первоначальных радостных встреч с подругами, превратились для меня в тусклые рабочие будни, смешанные с потоком зависти и сплетен за моей спиной. Но всё что говорят обо мне за спиной - слышит только моя жопа!

Задернув шторы, включаю ночник и вместе с ноутбуком поудобнее разваливаюсь на кровати. Перед сном хочу зайти в «вконтактник» и вставить там пару своих новых фоток, но мои интернет- поиски прерывает тихий стук в дверь.

- Входите! - говорю я не отрываясь от монитора.

Дверь жалобно заскулила и потихонечку открылась. На пороге стояла Полинка, когда-то моя первая настоящая любовь, а ныне мой персональный недруг, или, как я ее называю про себя, Вражинка. Если говорят, что от любви до ненависти один шаг, то в нашем случае - никак не меньше километра. Однако эта километровая ненависть не помешала нам, до моего отъезда на Запад, поиграть за один тот же клуб и за сборную на протяжении пяти лет, довести свою сыгранность и взаимопонимание на площадке до «полувзгляда», а когда надо было по ходу матча, то и идти «стенкой» на соперниц и делать из них «мясо».

Немного потоптавшись у двери Полинка неуверенными, шатающимися шагами подошла к моей кровати и молча села на край кресла напротив меня. Я посмотрела в такие мне знакомые и когда-то любимые глаза. В ее взгляде не было привычных озорных искорок, он был абсолютно опустошенным, как будто это была не Полинка , а «зомби» обработанная сектой вуду. Но вместе с тем, в ее взгляде было что-то такое противно-просящие, а от нее самой исходила жалостливая энергетика просительницы.

- Ты ДОЛЖНА мне помочь -, начала Полинка тихим и глухим голосом. Достав из кармана бумажный платочек и просморкавшись в него, она продолжила:

- Поверь, мне очень тяжело обращаться именно к тебе, и если мне мог бы помочь кто-нибудь другой, то я ни за что не стала бы ни о чем тебя просить!

Заинтригованная таким началом, я отложила в сторону ноутбук и присела на кровати, поджимая под себя ноги.

- Не томи душу, говори, чем тебе я могу помочь.

Было заметно, что моя Вражинка находилась в состоянии нерешительности. Смелость от своего изначального поступка - захода ко мне в комнату у нее уже улетучилась и теперь она кусала губы собираясь с мыслями с чего начать. Наконец, проведя ладонями по лицу, выдохнув воздух, она начало тихо говорить, чуть запинаясь:

- Полгода назад, когда стало ясно, что я не наберу из-за травмы форму и «пролечу» мимо Лондона, мы с моим мужем Володей решили … ну, короче … сделать ребенка. Ты вроде знаешь Володьку?

Я кивнула. Естественно о своей Вражинке я знала всё и тем более о ее муже, добряке-весельчаке, бывшем баскетболисте-неудачнике, так и не поймавшем за хвост свою минуту славы.

- Да, на Олимпиаде нам тебя не хватало, - надо же говорить приятное и своим врагам, - с тобой мы точно смогли бы взять «золото»!

Услышав это от меня, Полинка немного взбодрилась, успокоилась, в ее глазах появились привычные искорки и… тут она понесла полную пургу:

-Так вот, у нас «это» не получалось … Мы обращались к врачам , сдавали всякие там анализы, ходили по психологам , но никто ничего не смог нам объяснить в чем причина. Но мне сказали, я услышала… потом прочитала и в интернете, что если при сексе оргазм происходит не только у мужчин, но и у женщин, то вероятность зачатия резко возрастает.

Я просто офигела. Боясь ее прервать, я зажала губы, чтобы не сорваться на ржач. А Полинка, распрямившись, продолжала уже, таким мне знакомым, своим уверенным, фанатичным тоном:

- С Володей у меня никогда не было оргазма и, наверное, никогда не будет. Но он был у меня с тобой, а кроме Володи и тебя у меня никого и никогда не было…

У Полинки видно пересохло во рту, и поэтому она прервалась. Но только на мгновение. Налив себе в стакан газировки из бутылки со столика, отпив глоток, она пронзила меня в упор своим уже осветленным взглядом и продолжила:

- Катя, я знаю, что ты ненавидишь меня, и ты знаешь, как я ненавижу тебя! Но я прошу, умоляю тебя, ради всего святого, ради Христа, помоги мне с моим будущим ребеночком!- ее взгляд превратился в уперто-фанатичный, с каким она часто выходила на игру с травмой, играя на «уколах». Каким бы бредом не казались ее слова, но мне стало очевидно, что Полинку уже невозможно было ни в чем переубедить:

- Я уверена, что после близости с тобой у нас с Володей всё получится как надо!

Я опешила, не зная сразу что и сказать. Про Христа она вспомнила! Да она ненормальная! Ясно дело, отец, ее тренер, христианин-протестант, с младенчества ей в голову вбивал всякую чушь. Но… Из меня не охотно выходили сейчас эти «Но»,  а самое главное «Но» состояло в том,  что очень глубоко, глубже даже собственного «Я»,  боясь даже самой себе в этом признаться, я до сих пор любила Полинку, до самой последней клеточки ее кончиков пальцев и мечты о Полинке до сих пор будоражили моё воображение.

- Допустим, я захочу тебе помочь … И как ты это себе представляешь?

Тут Полинка, со свойственным только ей фанатизмом, начала выкладывать свой заранее подготовленный план. Оказывается, она знает, что в последний день сборов ни так усиленно следят за игроками, и оказывает, что рядом с нашим корпусом в Новогорске нас ждет в машине ее муж Володя. Потом, оказывается, что она забронировала два номера на подставные имена в гостинице коттеджного типа недалеко от Новогорска,  один из них для нас с ней, а другой- для ее Володи. Вроде всё она предусмотрела, однако, когда ее уши усиленно залились алой краской, я поняла, что это еще не всё, что коней не зря кормят сюрпризами:

-Катя,  после того,  как …ну… мы будем близки ... , ты потом ДОЛЖНА будешь … выпороть меня. В тот раз, когда ты меня порола … я…

Тут уж я громко заржала, не стесняясь, безудержки:

- Ты кончила! Ой, я не могу! … Ты кончила, кончила когда я тебя порола! А скажи, скажи, когда отец тебя порол, ты когда-нибудь кончала?

Полинка, окончательно засмущавшись, отрицательно помотала головой.

Эх,  Полинка, Полинка, что ты понаделала,  коза! Из-за своих идиотских предрассудков, из-за своих христианских принципов и ценностей, ты себе и мне всю жизнь исковеркала! Как же я бы тебя любила, сучка! Как же нам было бы хорошо вместе! Ты просто, не представляешь этого! Мы бы трахались с тобой каждый день, я бы тебя носила на руках, а иногда бы тебя наказывала и порола, а ты бы от моей порки кончала, а потом, потом как же я бы тебя ласкала после этого! Ты никогда не получишь со своим Володей и грамма того счастья, которого я могла бы дать тебе! Ты нам всю жизнь сломала, овца!

Впрочем довольно лирики! Надо ситуацию брать под свой контроль:

-Полина! Я никуда, ни в какой отель не поеду. Если ты хочешь, получить, что ты хочешь, то ты получишь это здесь и сейчас. Звони своему Володе, пускай сидит, ждет в машине и не высовывается! Чего ты боишься? Мой номер крайний, угловой, а соседний пустует. Всё - бери мобильник и звони!

Едва Полинка закончила говорить со своим Володей и положила мобильник на стол, я ее обняла и потащила в душевую.Я расстегнула молнии ее спортивного костюма, сорвала его с нее и быстро сама раздевшись, впихнула Полинку под душ…

Всё, что происходило дальше было для меня как в тумане… Я ласкала Полинку под душем. Потом у себя на кровати… Я хотела за один вечер наверстать девять лет нашего разрыва. А Полинка … Она отвечала вяленько на все мои извращенные ласки… Она улыбалась, улыбалась, но оставалась холодной словно айсберг и … она так и не кончила… Наконец, я встала с Полинки, слезла с кровати и достала из своей сумки черный пакет, в котором аккуратно был сложен моя гордость - кожаный метровый хлыстик, который я купила в Европе.

-Полина, теперь погляди на этого красавца! - я взмахнула и ударила хлыстом по подушке,- Ну ты как, не передумала?

Полинка повернулась, посмотрела на хлыст и на меня и не высказала никаких эмоций, словно этого она ждала, и что в моей сумке пакет с кожаным хлыстом - само собой подразумевался. Она положила голову на подушку, пальцами рук схватилась за край кровати, чуть приподняла свою попку и негромко произнесла:

-Я готова! Бей!

Пороть свою Любимую или случайную сессионную партнершу - это две большие разницы, это я поняла после первых же ударов. Они у меня получились излишне мягкими, чуточку даже эротическими. Постепенно я увеличивала силу своих ударов, но старалась выдерживать десяти секундные интервалы между ними, в течение которых я стремилась поймать те чувства, которые испытывала при порке Полинка. Увы, никаких чувств, обратной связи, от нее не исходило. Полинка лежала под ударами как бревно, лишь трепыхались ее ягодицы. Я начала пороть в полную силу, покрывая ударами всю попу, но стараясь при этом недопускать захлестов, стремясь «пробить» Полинку. Результат был тот же, упертая Полинка сосредоточено переносила порку, видно поставив перед собой цель - ни разу не вскрикнуть. А что- что,  а своей цели она добиваться умеет!

Наконец, после очередного удара, потому, как стали сжиматься у Полинки ягодицы, и как она, несколько раз, чуть раздвинула, а потом опять сжала свои ноги, я поняла, что она кончила. Вот он, момент, когда должны проснуться чувства Полинки! Но в ответ я опять не почувствовала никаких чувств и эмоций. Передо мной лежало бревно, тупое выпоротое бревно! Со злости, я нанесла ряд мощных ударов, целясь в складочки между бедрами и ягодицами. Боль от них должна быть для Полинки нестрепимой ! Но бревно чуть встрепенулось не более…

Тут я нервно засмеялась, осознав в комичность ситуации. «Терпелой» оказалась не Полинка, лежащая с исполосованным задом,  а я,  отдавшая при порке столько эмоций и чувств и пытавшаяся в «обратку» поймать хоть часть из них, но так неуловившая в ответ ничего - была «терпелой». Я почувствовала себя гадко! Я почувствовала себя использованной! Мерзость в сложившейся ситуации усугублялась тем, что меня использовала та, которую я, скрывая от всех и прежде всего от самой себя, любила всем своим сердечком,  та, близость с которой мне снилась девять лет,  та, которой этим вечером я отдала всю саму себя!

Всё - хватит! С меня достаточно! Я больше не могу и не хочу, быть использованной!  Быть «терпелой»- это не про меня! Я резко прекратила порку, больше не нанеся Полинке ни одного удара. Убрала хлыстик в пакет, затем в сумку. Собрала ноутбук, быстро начала укладывать свои вещи. Полинка приподняла голову, оперевшись на локоть, и с удивлением обратила на меня свои чуть-чуть заплаканные глаза.

- Так, слезы убрать! Звезды никогда не плачут! Жди, сейчас к тебе подымется твой Володя!

Я надела спортивный костюм, нацепила высокие кроссовки и накинула на себя теплую куртку с названием и эмблемой своего клуба, умышленно оставляя висеть на вешалке подобную, но с двуглавым орлом и надписью «RUSSIA». Я обернулась, посмотрела на угрюмый номер, на застывшую в удивлении Полинку:

- Всё, прощай, можете больше меня не ждать!

Я быстро побежала по коридору, потом вниз по ступенькам, выбежав на сырой и морозный воздух, увидела стоящего рядом с красной «AUDI» Володю. Увидев меня, он побежал было ко мне, но я его знаком остановила.

- Подымайся, она ждет тебя в моем номере. Он последний по коридору. Володя ринулся было бежать к Полинке, но я опять его остановила:

- Стой! Дай сюда ключи от машины. Свою «тачку» найдешь утром на стоянке рядом с «Шереметьево-2». А где оставлю ключи от нее – я скину Полине в эсэмэске.

Не смотря мне в глаза, Володя протянул мне ключи и быстро исчез за дверью корпуса. Я залезла в «AUDI»,  купленную на деньги Полинки, завела мотор и прежде чем нажать на газ, попыталась успокоиться. Стряхнула с глаз образовавшуюся из-за нахлынувших переживаний одинокую слезу  (Звезды никогда не плачут! ), достала мобильник и набрала номер менеджера моего клуба. Разбудив его (это было понятно по приветливому, но заспанному голосу), я на внятном английском потребовала, чтоб он рано утром организовал запрос в мою российскую спортивную федерацию о срочной необходимости моего вызова в расположение клуба  (не хватало еще на ровном месте схлопотать дисквалификацию за самовольный побег из сборной) и попросила, чтобы он связался с авиакомпанией и уладил вопрос с обменом моего билета на самый ранний утренний рейс.

Совершив звонок, я полностью успокоилась и не спеша направила полинкин автомобиль в сторону Шереметьево. Зачем пустые переживания, ведь я просто навсегда покидаю эту страну, страну «использованных терпел». Страну, в которой с раннего детства через слова: « ТАК НАДО!» , «ТЫ ДОЛЖНА!» и «ЭТО НЕОБХОДИМО!» меня , мой спортивный талант использовали тренеры и сытые дядьки из федерации (А сколько девчонок , с которыми я начинала, «сломались» из-за этих гадов, получив травмы, искалечив себе всю жизнь! ). Где никому не было дела до того, что я личность и имею свое мнение и взгляды на жизнь и на спорт. Уезжала же я в приветливый мир, где все вокруг мне были только рады, где ценили во мне профессионала своего дела, где прислушивались к моему мнению, никогда не кричали на меня, никогда не говорили «ТАК НАДО!», и никогда не заставляли выходить на площадку с незалеченной травмой. Где никто не лез своим носом мне в душу, в мой внутренний мир, и где никому не  было дело до того, что я лесбиянка и садомазохистка. Я живу один раз и хочу эту жизнь прожить в кайф!

Когда я подъезжала к автостоянке рядом с «Шереметьево-2», позвонил приветливый менеджер из моего клуба и сообщил, что все вопросы разрешены, что запрос в федерацию уже направлен, и что до моего рейса осталось всего два с половиной часа и он пожелал мне счастливого полета. Ставя «AUDI» , ища место на стоянке среди жижи и грязи, мне почему-то вспомнилась строчка из стихотворения, которую я выучила еще в школе: «Прощай, немытая Россия!».

Примерно через девять месяцев, проводя свой отпуск в Бразилии, я случайно наткнулась на пост в интернете: «Спортивный клуб « ******» поздравляет своего игрока Полину * и ее мужа Владимира с рождением сына!».