- Почему Карден?- спросила любознательная Нина.
  - Oн после операций швы красиво наносит, - очаровательно улыбаясь, ответила  Анастасия Юрьевна - врач - гинеколог, по - совместительству, преподаватель в медицинском училищe. 
 
Oкруженная небольшой группой студентов в белых халатах, она прошлась  по широким коридорам городской больницы, периодически ознакамливая их с персоналом и отделениями.
 
Сегодня на дежурство вызвались трое. Нина - худая бледная  шатенка, тайно презирающая всех некомпетентных в столь святом деле, как медицина. Марина - симпатичная брюнетка, постоянно, блудными глазками выискивающая  очередную жертву, для интимных утех. И Нара - крупная девушка с грубым лицом, жесткими волосами, басистым голосом (она напоминала, скорее, мужчину перенесшего операцию по изменению пола).
 
  -Не забудьте выключить кварцевую лампу, перед тем как войдете в палату, - предупредила  Татьяна Петровна, пышная медсестра "со стажем", указав студентам их место локализации.
 
Нара, оттолкнув нелегкую Петровну, проникла в палату и весело, пару раз, опустила свое брутальное тело на кровать, анализируя насколько удобным будет сон. 
 
Кокетка Марина вяло заглянула в палату и тут же вынырнула в коридор, боясь быть упущенной из внимания седеющего врача, направляющегося в сторону кафетерия.
 
Нина оценила взглядом помещение и приблизилась к единственной тумбочке, резервируя места для своих неразлучных спутниц - книг, тетрадей . 
 
~~~ 
                                    
   -Почему большинство детей рождаются ночью? - вслух задумалась Марина, подкрашивая губы.
  - Ночью активнее вырабатывается окситоци...- оживилась Кладезь Премудрости (никто не сомневался, что вопрос адресовался ей).
  - Звезды же ночью зажигаются! - улыбаясь, прервала Нара и, под испепеляющий взгляд Нины, полезла в нижнюю полку комода, доставать недоеденный чебурек.
 
  - Нин, ты почему в мед пошла? - спросила Марина, - Семейное?
  - Не а, у родителей школьное образование. Мать до 8-го отучилась и замуж вышла. Отец - слесарь. Он, как напьется, ее неучем обзывает. Мама, как - то, в слезах, просила добиться чего-нибудь в жизни, говорит я ее маленькая гордость, - уязвимо поведала Нина,       
 
  - А ты, Мариш, почему здесь?
  - Я - по любви. Хочу детишкам помогать на свет появляться. В накрахмаленном халатике выходить, счастливым родителям пол ребенка называть,- восторженно пройдя по палате, ответила та,- И у меня мама  - медсестра.
 
Когда две девушки вопросительно посмотрели на скручивающую сигарету Нару, она  не расставаясь с улыбкой, произнесла, - А, что, я?  Сирота - я. Не с кого было пример брать. Тупо, профессия  прибыльная.  
 
 
Тишина длилась несколько секунд. И будущая вестница половых принадлежностей  решила разрядить обстановку, - Девочки, а как у вас на личном? Парни есть?
 
Нина, краснея, больше от сознания того, что краснеет, зарыла голову в книгу.
 
  - Ага, кто ж на меня, такую, позарится? - усмехнулась Нара, - Последним ухажером был Валера, вахтер на консервном. Я там летом подрабатывала. Даже замуж звал, - гордо добавила труженица.
  - И?
  - Дальше , как обычно. Свое получил, а потом про семью и детей рассказал,- обнажила большие неровные зубы обманутая девушка. 
Вероятно, ее веселили все жизненные ситуации.
 
  - А за мной одноклассник Аркаша  второй год бегает, - мечтательно подняла живые глазки Марина,- он такой красивый, на Энрике Иглесиасa похож, - и, взглянув на дверь, добавила,- но меня больше взрослые мужчины привлекают.
  
  - Хочешь сказать - щедрые?- не переставала глумиться Нара и обратилась к Нине, - A ты, отличница? Ты хоть целованная? 
  - Так, тебе все расскажи.
 
~~~
 
К следующим родам студенты еле успели. Pоженица, мать троих детей, при транспортировке в родильный блок, буквально выплеснула своего четвёртого малыша на свет. 
 
Маленький богатырь с первым  криком продемонстрировал свою силу, просунув малюсенькие пальчики в ушко ножниц, которыми акушерка перерезала пуповину и не желал отпускать их под изумленные взгляды его первых зрителей. 
 
После удачного завершения родильного процесса Нара с Мариной вернулись в палату, a Нина, как обычно, навязала свою помощь персоналу. Oна с одинаковым удовольствием выполняла любую работу. Будь то отмывание кровяных инструментов или заполнение истории болезни. 
 
В палате красотка Марина взялась за свое неразлучное зеркало и странно вглядывалась то в один, то в другой глаз.
  - Что, не узнаешь себя?- прогуделa  Нара и полезла в комод за сигаретами.
  - Хватит дымить, - отозвалось зеркало,- Вон, пример бери с Нинки, почитай лучше что-нибудь.
 
Шутница, решив сэкономить на папиросе, прислушалась и полезла в верхний ящик. Выбирая между книгой и тетрадью, вывела, что конспекты короче. Погрузившись на кровать, она согнула свои объёмистые ноги и принялась изучать листы. Но через мгновенье выпрямилась, растерянно взглянула на Марину, которая уже не удивляла тем, что иголкой разъединяет свои крашенные ресницы, и, оставшись без внимания с ее стороны,  вернулась к чтению. "...Oна стройна, умна, нежна..." Вначале, ошеломленной девушке показалась, что Нина обращается сама к себе.   
 
Некоторые предложения были перечеркнуты, словно автор подбирал подходящие слова, были страницы, действительно посвященные конспектам. Для нее это было так же лично, как переживания сердца. "..Твое нежное тело сводит меня ..Я не могу себя сдерживать, когда ты рядом..." 
 
Каждая прочитанная строчка, как частички пазла восполняли пробелы в потрясенном сознании Нары. Нина была влюблена в девушку! Услышав голоса за дверью, подметчица прыгнула к тумбочке, одновременно, возвращая тетрадь и доставая сигареты.
 
~~~
  
Следующий  подъем был в 5 утра. Роженицу привезла скорая. Георгий Арамыч, выше именуемый Карденом, коренастый мужчина лет 45, с глубокими темными глазами и ухоженной бородкой, спустился в приемную. Коллеги из скорой переложили пациентку, устно передав, что ввели клофелин. 
 
Подготовительные мероприятия шли оперативно. Раскрытие три пальца. Плод расположен поперечно. Роженица - 30 летняя бледная женщина была слаба и не сдерживала рвотных позывов.
 
  - Внеплановая, готовьте операционную,- приказал врач.
Каждый, казалось, хорошо знал и выполнял свою работу.
  - Почему медлим?
  - Давление высокое, Арамыч.
  - Ну так опустите! 
Очередная доза клофелина хлынула в кровь.  
 
Женщина пребывала в седативном состоянии. В момент, когда анестезиолог пыталась ввести трахейную трубку, роженица атактично задвигалась, пытаясь встать. Давление резко падало. Живот матери неестественно колебался, будто плод просил его выпустить наружу. Гипоксия нарастала. Кислородную маску поднесли к лицу, но рвотные позывы усложняли процесс. 
 
Ставшая в один со своей униформой, синий цвет, анестезиолог пулей смещалась от запястья пациентки к лицу.  От лица  к капельнице, тщетно пытаясь взять ситуацию под контроль.
 
Сердце ребенка продолжалось биться, сбавляя периодичность. Состояние ухудшалось. Толчки в животе возобновились с большей силой. Арамыч протянул руки к грудной клетке, готовый к худшему. Еще пару страшных минут суеты над переставшей сопротивляться помощи женщиной и остановка сердца. Ребенок, лишенный воздуха, в последний раз слабо ударился о стены своего естественного заточения.  Бесцельный массаж. Летальный исход.
 
~~~
 
  - Могли бы спасти ребенка? - тушь стекала по щекам Марины, когда грустную делегацию попросили покинуть блок.
  - Возможно,- опустила глаза Татьяна Петровна.
  - Почему не попробовали? - переживала свою первую "смерть на столе" Нара, - Я бы вскрыла живот, чтоб спасти малыша! Уверенна, он бы выжил!
 
Медсестра , не упрекая наивность начинающей коллеги, выдохнула, - Могли бы не успеть, отчитываться пришлось бы за двоих...
  - А отчитываться будут за смерть или за убийство? - остудила Нина.
 
Три головы резко повернулись в сторону заявительницы. Петровна округлила глазки и стала причитать,- Вы еще многого не понимаете и не такое бывает, лучше вам молчать об увиденном ...
 
~~~
 
Плетясь домой с дежурства, Нара твердо для себя решила стать хорошим специалистом, чтобы не допускать аналогичных ситуаций  в своей  будущей практике. 
 
Затем  прикурив, преобразилась в мисс Марпл. "Зеленые глаза, золотые кудри" пережёвывая  якорем запавшие в мужицкую голову фразы из сакральной  тетради, она перебирала в памяти всех заметных блондинок на курсе в возбуждающей надежде отыскать любовницу Нины.
 
Марина, вернувшись домой, слезно упала в объятия мамы и изложив о случившемся, добавила, что не желает больше там учиться. Мучительно больно чувствовать свое бессилие перед необратимым.
 
Нине дверь открыла дама ее сердца. - Как прошло дежурство? - коснувшись холодных губ и заботливо подхватывая куртку, спросила  молодая женщина.
  - Ты же знаешь, как...
  - Знаю... Мне очень жаль, - нежно заключила ее в обьятия Анастасия Юрьевна.