Лапки мохнатые лукаво трутся.
Очередная взлетевшая эмоция 
наивно бьётся между старательно натянутых ресниц. 
Сладчайшее вкушение от разрушения. 
Превращения терпкого  бордо в бесцветное течение.
Обсидиановые линзы тесно упрутся в обнаженный гипофиз, 
поглощая все без границ.  Освобождение восстало!
До следующих учащенных  релизов паучьих сердец.