Молодой человек, угостите меня, – чарующе-мягким голосом обратилась ко мне соседка.
Проститутка? Нет. Скорее, скучающая дамочка.
Ухоженная, холеная и явно не нуждающаяся в деньгах.
Смотрит с насмешливым ожиданием – зажмусь, или клюну на приманку. Решила поразвлечься, а я ей показался подходящим объектом для розыгрыша.
Что ж, сыграем, но по моим правилам.
- Почему я должен вас угощать, мы знакомы? – приподняв бровь, отвечаю вопросом на просьбу.
Держусь чуть отстраненно, но любезно. И не гашу заинтересованный блеск глаз.
- Хочу убедиться, что вы воспитанный человек, который готов исполнить волю дамы, а не все остальное, что есть в мужчине, - улыбается мне с торжеством на красивом лице.
Ей кажется, что она загнала меня в угол.
- Значит, вы признаете прерогативу мужчин платить за женщину, тем самым отвергая женское равноправие?
Она озадаченно на меня взглянула, ведь пошло не по ее плану.
- Нет. Женщина вполне может позволить себе –угостить незнакомого мужчину. Тем более, если она не стеснена в средствах.
- Последняя фраза – шпилька в мой адрес. Мадам загоняет меня в угол, намекая о моей не платежеспособности.
- Тогда, чтобы было все по справедливости, я угощу вас, а вы меня. Не возражаете? - нахожу компромиссный вариант.

 
На этом месте пришлось прервать чтение. Пора было выходить. Моя остановка. Эх! Дальше дочитать не удалось. А там, весь прикол в том, что дамочка эта, пытающая развести мужика - кроссдрессер. Это любитель переодеваться в женскую одежду. Хотя странно, что мужика за женщину принял! Неужели не видно, кто есть кто?


Будучи студенткой  ГБОУ ВПО КубГМУ Минздрава России, проходила практику за границей в рамках программы IFMSA.
Подгорица, Черногория, Clinical center of Montenegro.
Программа эта предусматривала :
Длительность практики – 4 недели на английском языке или на языке принимающей страны.
Тренинги по клиническим и преклиническим дисциплинам (возможность выбрать интересующую дисциплину).
За практическую работу во время практики студент не будет получать заработную плату.
Во время практики студент будет находиться под руководством иностранного врача, после прохождения практики выдается международный сертификат установленного образца.
Ознакомление с иностранной системой здравоохранения.
Возможность расширить перспективы в научной деятельности в разных странах.
Обеспечение питания, проживания, культурной программы.
Английским я владела слабо, поэтому выучила черногорский язык. Он дался мне без особого труда.
Ведь мы –славяне.
В Подгорице мне понравилось. В древности это было – римское поселение, в пятом веке перешло славянам и стало называться Рибница. А в четырнадцатом веке получило название - Подгорица (по названию холма Горица)...
Проходя мимо любительской футбольной площадки, остановился, привлеченный моментом пробития пенальти.
Белобрысый парнишка стоял в воротах. Меня поразила его концентрация. Каждой клеточкой тела он был готов отразить удар.
Мяч попал ему в лицо, и голкипер упал, как подкошенный.
Я бросилась на помощь. Клятва Гиппократа. Хотя о клятве  даже не вспомнила.
Вратарь пребывал в нокауте. Совсем еще безусый мальчишка.
Ему повезло – голова оказалась крепкой.
Поставила диагноз – легкое сотрясение мозга и предложила отвести его в медпункт. Он согласился, никто не возражал. Позже узнала, что мой «пациент» случайно оказался в рамке. Не было вратаря, и местные ребята попросили его постоять в воротах. Все это больше на жестах, чем на словах, рассказал мне новый знакомый по имени Кларенс – турист из Германии.
Между нами стал языковый барьер. Кларенс не знал местного языка, зато бойко говорил на английском. Я английский понимал с трудом, а по-немецки и вовсе не шпрехаю.
 
И все равно, нас потянуло друг к другу. О его чувствах к себе, могу судить только потому, как он смущенно улыбался, но было видно, что ему приятна моя забота.
А я не только довела его до медпункта, но и осталась с ним.
Сотрясение мозга, к счастью, не подтвердилось.
Решила проводить его домой. Можно сослаться на какой-то моральный долг, но мне просто приятно было находиться с ним. Такое ощущение, что мы  с ним на одной волне. Никогда такого дружеского расположения, как к нему, у меня и близко не было.
Как-то мне стало безразлично, что я будущий доктор, а он неизвестно кто. И то, что я одета с иголочки: светло-серый костюм, синяя модная рубашка рубашка. Он же в штанах со спущенной мотнёй (я  такие никогда не надела бы) и толстовке немецкой марки S/Olive.
Толстовка классная, но штаны со спущенной до колен ширинкой – отстой.
Дурацкая мода. Подобные штаны создают впечатление, что человек не добежал до туалета.
А в остальном – приятный паренёк.
 
Похоже, симпатия у нас взаимная. Но Кларенс больше молчал, слушая мой плохой английский, со вставленными немецкими словами типа: шпрехен зи дойч (в отличии от него я не говорила по-немецки), майн кляйне(мой малыш).
Слово «мой» благополучно затерялось в глубинах памяти, и я действительно считала, что обращаясь к нему, называю его малышом вполне по-дружески.
Имя «Кларенс» было знакомо по роману «Янки при дворе короля Артура», там так звали юного пажа. Кларенс сам напоминал мне пажа.
Его я считала младше себя, поэтому немного покровительственно к нему относилась, пока не узнала, что он старше меня на год. Веточкой на песке написал дату своего рождения.
Я удивилась, потому что он выглядел моложе.
Только не предала этому значение. Физиология у людей разная. Мне, как медику это хорошо известно.
 
Мы гуляли по Стара Варош – старейшему району города. Бродили по узкими, извилистым улочкам.
Не заметили, как дошли до торгового центра Delta City.
Там проходил фестиваль «Шоколад и вино».
На входе спросили: – парочка мы? Интересно, они так каждую девушку с парнем спрашивают, или только нас? 
Ради шутки кивнула и обняла Кларенса за талию. Он смущенно заулыбался в ответ.
У меня всегда так: если мой собеседник  робеет, то беру инициативу в свои руки.
Все мои комплексы благоразумно прячутся, а я  излучаю уверенность и  заботу.

.
Нас угощали шоколадом и вином. Оказалось, что мы  обожаем шоколад, а к вину относимся прохладно.
Кларенс смутился и зарделся, когда я салфеткой вытерла  его, испачканный в шоколаде рот. Подумала, что можно влюбиться в одни его губы, пухлые, как у ребенка, и эти радостные огоньки в глазах.
И рост у него для мужчины хороший.  Фигура плотная, атлетичная. И сам он плечистый. Видно, что со спортом дружит.
Натуральный блондин.
«Натуральный блондин, на всю страну такой один…», вспомнил я песню Николая Баскова.

Черты лица тонкие, кожа нежная. Но главное, глаза.
В них хочется глядеть бесконечно. Добрые они у него и счастливые, когда смотрит на меня.
Я довела его до дома, где Кларенс снимал комнату. Не отказалась, когда мой спутник жестом пригласил меня зайти.
Визжите, господа моралисты! Да,  пребывала в смятении, потому что со мной происходило то, что не должно было произойти. Всего несколько часов знакомы, а чаем вряд ли ограничимся.
С извиняющей улыбкой, Кларенс выставил на стол пиво и сэндвичи с колбасой и сыром.
Пиво ударило в голову.
Я же порядочная девушка. Что на меня нашло? И обвинить его в совращении  нельзя. Не лез, не приставал. Только смотрел в ожидании, что  проявлю активность.  Скромный паренёк.
Я и проявила. Поцеловала уголок рта Кларенса.
Его губы дрогнули и поддались.
Мне понравилось с ним целоваться. Стала медленно стягивать с него толстовку...
Боже! Что я делаю?! Решит, что я нахалка!
И замерла.
Вовсе не от раскаяния, а от того, что коснулась  маленьких холмиков. Твердая единичка.
Кларенс на деле оказался девушкой, а я только сейчас это поняла Вот балда!
 
Позже узнала, что «кляйне» по-немецки означает - «крошка», а не «малыш». У Кларенс не возникло и тени подозрения, что я приняла ее за парня.
Разумеется,  не стала девушку в этом разубеждать.
И оказалось с ней, куда лучше, чем с парнями.