...
 
Коричневой тушью подкрасишь ресницы
Над серой поверхностью льда.
Но ты обещаешь хотя бы мне сниться -
Пусть бегло и лишь иногда?
 
Без этих минут - долгожданных, искомых,
Без едких чернил для письма
Я буду среди остывающих комнат
Сходить постепенно с ума.
 
Останься... На улице холод, и ветер,
И мороси мелкая сеть.
А я постараюсь найти, что ответить,
Куда поудобней присесть,
 
Чтоб видеть друг друга, особенно лица
И нервные пальцы. Прости...
Ну, надо же было так страстно влюбиться
К своим двадцати девяти.
 
А думала, что "исцелилась", - но где там.
Которую муку подряд
Склоняешься к влажным душистым букетам,
Изящно берёшь шоколад,
 
Несмело бросаешь короткие взгляды,
Оттискиваясь, как печать,
Мне в сердце. Стирать ли из памяти кадры,
Когда нестерпимо молчать,
 
Когда, как лиса под туникой спартанца,
Обида вгрызается в грудь?
Скрывайся... Ну что же, пусть дверь отперта - всё
Равно мне сейчас не уснуть.
 
Какая теперь уже разница, чем я
Займусь, как замру у стекла.
Случайным и очередным увлеченьем
Ты только-то здесь и была.
 
А волосы, кстати, попробуй не стричь-ка -
Пусть будут чуть ниже плечей.
О мир мой, давай огоньки, электричку
Да пару весёлых ночей,
 
Чтоб вновь поскорее ничьей, чтоб и след не
Остался, чтоб падали ниц
Преграды. Не жалко ни губ этих бледных,
Ни этих дрожащих ресниц,
 
Которые красишь коричневой тушью,
Глядясь в отражающий лёд.
Послушай, мы только бесполые души.
Но нет, этот мир не поймёт...
 
(16.09.2014)