...
 
Ты с болью глядишь в золотые огни.
В толпе не щадят не таких, как они.
Тебя непременно осудят.
Я ж - та, кто немного от жизни берёт,
Поскольку прописано всё наперёд
На карте блистательных судеб.
 
И поезд несётся, свободен и скор.
Целую тебя в беззащитный пробор
Над пышной каштановой чёлкой.
И ты понимаешь, что всё это бред.
А чистый песок так под солнцем прогрет,
Что линия кажется жёлтой,
 
Очерчена возле лазурной воды.
Стрекозы становятся каплей слюды
В то самое время, пока мы
Сидим на циновке, дыша тяжело.
Одна из песчинок вольётся в стекло,
Другая отправится в камень.
 
Какой в этом смысл: доставая тетрадь,
Бумагу терзать, унижать и марать?
Ей не унести этот груз твой.
Пыльца прилипает на лапки осе.
Не думай, что мы не такие, как все;
Не бойся довериться чувствам.
 
Я знаю лишь то, что пока ты жива,
Что ты ненамеренно тянешь слова,
Что пишешь просторно и бегло,
Что носишь коричневый, красный и беж,
Что любишь конфеты и часто их ешь, -
И всё... Я не знаю, навек ли.
 
На город у моря спускается тьма.
Меня ненавязчиво сводят с ума
Твои ароматные пряди.
Позволь мне всего лишь коснуться волос -
Весь мир, как бы ни был он многоголос,
Умолкнет мгновения ради.
 
Не место ль в песке золотому кольцу?
Никто не ударит тебя по лицу,
Не скажет обидного слова -
Они не посмеют, пока я с тобой.
Сплетаются пальцы, сползает прибой,
И все повторяется снова...