LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Я, Афродита...
http://lesboss.ru/articles/79864/1/B-Aodiaeoa/Nodaieoa1.html
Ира Лыкова
Просто И...  
От Ира Лыкова
Опубликовано в 25/05/2018
 
Кронос всемогущий, за тысячи лет мало что изменилось — боги и люди стремятся к власти разными путями: через насилие, богатство, обман... И только я дарю настоящее сокровище — радость сердца посредством блаженства плоти.

Кажется, я снова рождаюсь из морской пучины!..
 
Сигнал навигатора — прибытие в назначенную точку... Сбрасываю скорость, жму на тормоз. Авто хоть и уникальный раритет, но вполне послушен. Утыкаюсь в обочину таким образом, чтобы создать видимость аварийной остановки. Если поднять капот, ни один уважающий себя водитель не проедет мимо. Вот мне один и нужен, вернее, его пассажирка, а скорее, они оба вместе... Думаете, несу бред? Нисколько, это часть гениального плана, который изложил мой босс сегодня утром, допивая кофе фифти-фифти с ямайским ромом, крепким и страшным, как его боевая секира, висящая на стене кабинета. 
 
Признаюсь, срочный вызов в штаб-квартиру прямо с семинара в Майями заинтриговал меня нешуточно. Уже пару тысяч лет, по крайней мере, ни один начальник отдела не получал персонального задания, обходились рядовыми кадрами, либо средствами непрямого воздействия. И вот вдруг!.. Так что примчалась шибче, чем смог бы Гермес в своих крылатых сандалиях. Впрочем, и он давно не странствует подобным образом, предпочитая персональный бизнес-джет...
 
Внезапным грохотом разразился айфон в бардачке, начальство легко на помине! Экран осветили причудливые сверкающие зигзаги.
 
— Алло, Ваше Громовержество!
 
На том конце условного провода воистину гомерический хохот:
 
— Мадам, если бы я не знал Вас с сотворения мира, то уловил в Вашем голосе скрытый сарказм... надеюсь, всё в порядке?
 
— Не беспокойтесь, сэр, я на месте, как договорились. И всё же не могу не подтвердить Вашей догадки — меня продолжают терзать смутные сомнения: зачем я здесь? Неужели судьба этой смертной настолько важна, что требует подобного вмешательства?
 
— Вершители мира пришли к заключению, что будущее цивилизации напрямую зависит от того, каким путём будет развиваться научная и творческая деятельность госпожи Рудецкой, а это, в свою очередь, определяется её жизненными приоритетами. На данный момент ими являются карьерный рост любой ценой и жажда самоутверждения, при полном эмоциональном инфантилизме, вплоть до целого букета фобий. Её элементарно нужно научить любить и доверять ближнему...
 
— Разве для этого недостаточно любого из моих агентов, они вполне квалифицированные специалисты! Ну, Купидон на крайний случай...
 
— Повторяю снова и в последний раз: это коллегиальное, к тому же единогласное решение! Случай Евы Рудецкой не обычная житейская проблема, а ответственная операция исторического уровня! Да, понимаю, Афродита, ты давно не появлялась на публике, возможно, подзабыла навыки... Но как насчёт знаменитого безотказного пояса? Тряхни же стариной, уложи этих смертных на лопатки, закатай в асфальт любовной страсти, как ты умеешь! Вспомни, скольких олимпийцев и героев ты покорила одним движением пальчиков, распускающих завязки? В общем, не бузи, и сделай свою работу как полагается. Правда, есть один момент,  который я сразу не упомянул, чтобы не разводить дискуссию и дать тебе время поразмыслить...
 
Судя по тому, что Зевс перешёл на фамильярный тон и грубую лесть, не упомянутый доселе момент окажется изрядной ложкой дёгтя в бочке мёда гениального плана, что ж, послушаем дальше.
 
— Короче, оба твоих объекта находятся, вернее, находились в оперативной разработке других департаментов: военного и торгово-экономического. Пришлось изрядно повозиться с Аресом и Гермесом, чтобы они дали добро, вернее, согласились не чинить явных препятствий. Но зная их характер, можно ожидать, мм..., сюрпризов. Вероятно, у наших коллег имелись, и возможно, ещё имеются большие виды на этих индивидов...
 
Значит, вот оно что! Придётся перейти дорогу самым могущественным структурам Конторы, причём действовать практически вслепую, полагаясь исключительно на собственный опыт и быстроту реакции. 
 
— Приоритетной целью является Ева Рудецкая, её потенциальный партнёр выбран по принципу максимально возможной пользы и упрощения логистики. Навяжи им отношения: романтические, вульгарно-физические, любые — лишь бы разбить крепы каменного бесчувствия.
 
— Похоже, ребята из соседних отделов не слабо с ними поработали, прокачали на все сто, а мне расхлёбывать, устраняя "перегибы"? Что скажете, дорогой шеф?
 
— Скажу, что ты богиня в этих вопросах, вот и решай! Не напрасно же получаешь зарплату специалиста экстра-класса, или, может, на пенсию пора? — телефон снова зарокотал оглушительным смехом, через секунду прерванный нажатием кнопки, пусть катится в Аид, самоуверенный индюк!
 
Ладно, осмотримся на местности, что тут и как. В десяти метрах развилка дорог, одна из них ведёт в Старе Гамры, не доезжая которых находится дом Рудецкой. Асфальтовое покрытие на должном уровне, видать, недавно обновили. Тишина полнейшая, только деревья пошумливают молодой листвой, сквозь которую просвечивает июньское солнце. Ветерок чуть прохладнее, чем хотелось бы. Всё же центральная Европа — куда здешней погоде до средиземноморской! Ещё и комары позуживают вокруг, очевидно собираясь вкусить олимпийской крови. Никакого тебе почтения к небожительнице! Интересно, для чего созданы эти противные твари, хотелось бы спросить некоторых наверху...
 
Рука сама потянулась за клатчем, извлекая сигарету в янтарном мундштуке и зажигалку (попробую за неимением инсектицида защититься табачным дымом), а мысли вернулись к утреннему посещению центрального офиса. Ну, с демиургом всё понятно. Свалил неприятную задачу со своих плеч на другие, и снова пышет радостью жизни. Небось, в голове уже вертится очередная похотливая афера насчёт овладения новой дамочкой. Смертной или нет, неважно... Quod licet Jovi!
 
Зато в кулуарах произошла ещё одна примечательная встреча. Уже на выходе из приёмной, в пустынном холле, напротив лифтов, её поджидала Афина собственной персоной. Как всегда великолепная в белоснежном платье-хитоне и шапке золотых волос. Настоящая воительница, дочь своего отца во всём, кроме секса, и потому принципиальная девственница. Безукоризненно классическое лицо озабочено, хотя не знающие помады губы излучают улыбку. 
 
После дружеского объятья с поцелуем (не виделись пару столетий, пожалуй) и краткого обмена любезностями, Афина перешла к делу, словно в атаку:
 
— Афродита, ты была у Зевса и получила личное задание в отношении некоей Рудецкой? Можешь не отвечать, я сама визировала приказ и читала сопроводительные документы...
 
— Зачем тогда спрашивать?
 
— Тебе не кажется, что в нашем руководстве созрел системный кризис, грозящий катастрофой всему порядку вещей, и виной этому безответственное и бездарное правление Верховного Председателя?
 
— То есть твоего отца?
 
— А кого же ещё? Пора менять парадигму власти, влить свежую кровь. Пусть наверху встанет личность целеустремлённая, энергичная, не имеющая вредных привычек...
 
— То есть ты?
 
— Ну, а почему бы нет? Послушай, если я стану Верховной, то назначу тебя на моё нынешнее место — главой администрации и первым замом. Представляешь, какие перспективы нас ожидают? — Афина обвела рукой открывающуюся с высоты девяносто шестого этажа Олимпик Грей Билдинг перспективу, словно указывая на всю Ойкумену. — Мы будем править небом и твердью, богами и смертными, денно и нощно! 
 
Эх, Афина, Афина, сколько с ней знакома, постоянно одержима идеей свергнуть существующий режим и установить собственную власть. Вот что бывает от большого ума и чрезмерной фантазии! То ли дело вопросы сердечные, проблемы, между двоими на ложе решаемые к общему удовольствию!..
 
— О`кей, предположим, мне тоже не всё нравится в нынешних порядках и, возможно, я не против их корректировки, но как это сделать и, главное, в чём заключается моя роль?
 
— Смотри: если ты провалишь операцию в связи с её неподготовленностью и плохим руководством, это несомненно отрицательно скажется на авторитете Зевса. Стоит правильно преподнести информацию Совету Вершителей, и можно без труда добиться отставки неудачника и его переизбрания...
 
— Очень мило, Афи! Тебя выбирают Председателем, а меня вместе с бывшим боссом отправляют в тартарар, как виновников катастрофы!
 
— Никоим образом, Афродита! Опять же, всё зависит от подачи материала. Мол, даже такому выдающемуся профессионалу, как ты, не удалось успешно провести заведомо проигрышное мероприятие... Что же, ты на моей стороне?
 
В самом деле, на чьей я стороне, и где границы этих сторон, и кого они разделяют? Кронос всемогущий, за тысячи лет мало что изменилось — боги и люди стремятся к власти разными путями: через насилие, богатство, обман... И только я дарю настоящее сокровище — радость сердца посредством блаженства плоти. Разве поможет мне в этом должность Администратора Вселенной?
 
От сигареты остался малюсенький пятачок тлеющего пепла, пожалуй, торчу на этой глухой обочине уже минут десять. Пора и птичками прилететь! Но тут совсем некстати вновь сигнал — бравурный строевой марш "Дойче зольдатен". Неужели сам Арес изволил вмешаться? Ясно вижу его бритые до синевы череп и свирепые челюсти, а пуще всего пронзительные, в кровавых жилках глаза (а ведь с этим солдафоном я когда-то делила постель, изменяя мужу... впрочем, тому ещё субъекту!). Ну, что у него интересного?
 
— Привет, детка! Как твоё ничего? Зер гут? Все прелести на месте? Ха-ха, не сердись, мы тут в казармах и штабах совсем одичали, без тепла и женской ласки!
 
— Арес, пожалуйста, оставь свои военно-полевые остроты провинциальным вдовушкам, а мне не пудри мозги! Мы прекрасно знаем, по какому поводу ты звонишь, поэтому говори быстро, чётко, кратко!
 
— Аид тебя побери, Афродита, когда-то ты была гораздо любезней! Но ладно... Тут высшее начальство наехало вообще по беспределу! Требуют отдать под контроль вашего ё..., ну, то есть никчёмного отдела нашего самого продвинутого спеца — Еву Рудецкую. Знаешь, сколько бабла, сил и времени мы вбухали в её подготовку? Вам и не снилось! Так что давай по-хорошему, и учитывая старую дружбу — повозись для вида, а потом отступись. Сама понимаешь, шутить мы не будем, и если...
 
Что там будет в случае "если", я так и не услышала, потому что после короткого звука невидимой борьбы в трубке зазвучал бархатный баритон великого переговорщика и коммерсанта всех времён Гермеса (видимо, применил один из миллиона свои хитрых приёмов, чтобы подвинуть Ареса):
 
— Моё искреннее почтение мудрейшей и прекраснейшей из богинь! Я так рад услышать твой неповторимый голос, что готов лететь через моря и пустыни, дабы лицезреть и дивный облик!
 
Когда-то и этот краснобай побывал в моей спальне. Незаметно вздыхаю. Так уж повелось, что женщины (даже небесного сословия) падки на ласковые речи, а если ещё галантные манеры и щедрость — пиши пропало. Но только не сегодня! Стрелянного воробья на мякине не проведёшь, тем более причина движухи абсолютно понятна. Надо же, вечные конкуренты в борьбе за распил бюджета объединились, чтобы утопить мой будто бы "никчёмный" проект! А вот хрен вам на блюде под майонезом, бывшие мои милые!
 
— Прошу и тебя, Гермес, не тратить запас красноречия. У меня мало времени, ситуация понятна всем нам троим, я в курсе вашей озабоченности, и постараюсь по возможности её учесть. Но ничего не обещаю, дело исторической важности, и требует подняться над частными интересами...
 
Телефон вдруг затрещал, охнул, потом вновь зазвучал простуженным басом Ареса. Что ж, не впервой булат побеждает злато!
 
— Мы тебя предупредили, подстилка зевсовская, не вздумай лезть на нашу территорию, пожалеешь! Частные интересы, бл...
 
Отлично побеседовали! Теперь из принципа выложусь по-полной, выполняя задание. Нашлись умники, давить на меня! Арес вообще конченый хам, собственно, всегда им был...
 
Наконец-то вдали послышался шум мотора. Входим в роль, полная боевая готовность! Платье сидит идеально, подчёркивая "прелести", пояс стягивает талию, внушая уверенность. Теперь это не архаичный кусок полотна с завязками, а вполне цивильный корсет-бюстье, перешитый по заказу в лучшем ателье «Aubade». Шляпа немного вычурна, зато в лесной глуши сразит воображение наповал! Нервы слегка напряжены, дрожат, как струны... нет, словно тетива лука, кровь побежала быстрее по венам... До чего приятное ощущение — предвкушение благородной охоты! Надеюсь, я в ней охотник, а не добыча? В любовных схватках всякое бывает...
 
Из-за поворота на приличной скорости вынесся серебристый «BMW» . Тот самый, Ежи Ковальчука, одного из объектов воздействия. Согласно подстроенным обстоятельствам должен подвозить Еву Рудецкую домой от ресторана, где проходили совпавшие "ненароком" корпоративы. Глава крупнейшего медиа и IT холдинга  Ковальчук совершенно не употреблял спиртного, и как обычно, всё мероприятие просидел с диктофоном, наговаривая тезисы очередного брифинга. Достойную пару ему составила бы шеф-секретарь Военно-аналитического бюро, но она уединилась в противоположном углу банкетного зала с бокалом Шампанского и двумя планшетами — работа над новой стратегической программой близится к концу и обещает встретить благосклонный приём в высших кругах, а значит... Ну, всё, что полагается в случае успеха: известность, положение в обществе, достаток. Поэтому — никаких минутных слабостей, только вперёд, пришпорив коня! Оказавшиеся в одном автомобиле на соседних креслах, они вряд ли обмолвились хоть словом...
 
На всякий случай машу рукой как можно жалостливее, вдруг водитель не обратит внимание на бедственное положение моего кабриолета? Нет, всё же тормозит, хотя явно скрипя зубами, так торопится к своим цифрам и выкладкам! Выходит слегка растерянный, чего ожидать от дамы в такой диковинной шляпе на лесной дороге? Расслабься, дружок, ничего неприятного я тебе не обещаю, спасибо скажешь!
 
Разыгрываю легкомысленную особу, в первый раз усевшуюся за руль роскошного авто, но не сумевшую с ним совладать. Ещё и связь почему-то пропала, невозможно связаться с автосервисом... Господин Ковальук вежливо достаёт свой сотовый, пытается набрать номер, но безуспешно. Заметно нервничает. Понятно, почему — компактный подавитель радиочастот в моём клатче накрыл нас невидимым, но железобетонным колпаком. Просим помощи у пассажирки, всё так же колдующей с планшетами в машине. Результат тот же. Тогда невинным голосом предлагаю подбросить меня до ближайшей тех станции (это примерно 30 км по пути, выяснено в Гугле, но нам главное добраться до пристанища госпожи Рудецкой). Усаживаюсь на заднее сиденье сияющей «Бэхи», стараясь выглядеть максимально соблазнительно. Похоже, эти двое моментально забыли о моём существовании, тут же уйдя в свои идеи и гаджеты. Но ладно, посмотрим ещё, кто кого! 
 
Незаметно расцепляю один из крючков пояса-корсета. Низшая степень воздействия. Ещё не мурашки по коже, но приятная истома появляется, смутные мечтания, романтические воспоминания о первой влюблённости... Пусть разогреются перед основным блюдом!
 
По ходу поездки наблюдаю ненавязчиво, но во все глаза, пытаюсь уловить признаки зарождения чувств. Господин Ковальчук ведёт машину уверенно, даже слишком, при этом не прекращает бормотать в диктофон. Его соседка сосредоточилась на планшетах, лишь однажды взглянула на мужчину, когда он весьма круто вошёл в поворот, но этот взгляд вряд ли назовёшь ласковым. Ничего, вода камень точит!
 
Между тем лесные угодья кончились, за окнами замелькали фермерские поля, отдельные рощи, мирные извилистые речки. Скоро по правую руку должен появиться коттедж главной мишени. Следующий этап операции. Ага, вот и он — двухэтажный, стены из серого песчаника, красная черепичная крыша. Ничем не примечательный сельский домишко.
 
Рудецкая складывает гаджеты в сумочку, бросает короткое: "Здесь", словно находится в такси, и только выходя из салона сухо благодарит. Разумеется, Ковальчук и не думает оказать любезность даме: открыть дверцу, поддержать за руку... Как только хлопнул замок, сразу попробовал дать газу. Не тут-то было. Моя другая компактная штучка вырубила всю электронику в радиусе десяти метров. Так что зря жмёшь на педаль и чертыхаешься, парень, твой железный мустанг будет стоять на месте, пока я не разрешу!
 
Выходит из машины, открывает капот. Не похоже, чтобы специалист по IT и медиа так же разбирался в автомобилях. Через минуту поднимает трубку мобильного (ну да, ну да!), потом просит телефон по очереди у нас с Евой. Полный глушняк по всем фронтам. Такого искреннего недоумения я не наблюдала со времён Троянской войны, когда хитроумные ахейцы появились в центре Трои, словно из под земли, на глазах Приама. Так что предпримем, мистер Коммерческий Успех? Или Гефест лично прилетит в голубом вертолёте?
 
Всё же догадывается извиниться, мол, не может доставить меня куда обещал, поскольку необъяснимая природная аномалия вывела из строя транспорт и связь. Но с первым же попутным автомобилем он доберётся до автосервиса и вернётся с ремонтниками — для себя и для меня. Отличная идея, Ежи! Дорога наглухо заблокирована с обеих сторон: горный оползень и аварийный мост — это минимум на сутки. Но ты поторчи на обочине, а я отвечаю согласием на приглашение хозяйки коттеджа зайти на чашечку кофе. Она ещё не подозревает, что наше тесное общение продлится гораздо дольше, чем полагают правила повседневной этики.
 
Входим на террасу, оформленную в деревенском стиле: много дерева, плетёной лозы, даже соломы. Без шуток, довольно мило. Госпожа Рудецкая просит прощения и пропадает на время. Усаживаюсь в кресло-качалку, отсюда великолепный вид на дорогу и мятущуюся фигуру неудачливого водителя. Смотрю с невольной чуть грустной усмешкой посвящённой в тайну небожительницы. Увы, такова доля вершителей судьбы, а участь смертных — терпеливо сносить превратности... Солдату не положено знать ход мыслей генерала. Прости, амиго, ничего личного!
 
Вот и наша селянка возвращается, уже переоделась в домашнее, с подносом, на котором уютно расположились пара чашек с кофе, молочный кувшин, сахарница и корзинка с печеньем. Сервирует небольшой столик в углу. Благодарю несказанно, пани, Ваша предупредительность не знает границ! Поскольку наблюдать за живой статуей Напрасного Ожидания не имеет смысла, отдаю всё внимание номеру первому. Пришло время рассмотреть её получше.
 
Выглядит, как ни странно, неплохо, моложе своих тридцати шести. А ведь образ жизни не поставишь в пример — и в офисе, и дома сидение за компьютером, неумеренно кофе, иногда спиртное, пища из фастфуда, разогретая в микроволновке. Нервные стрессы, периодически бессонница, запоры... По идее должна уже смотреться обрюзгшей вешалкой с комплексом старой девы. Ну, этого добра у неё хватает, но отменное честолюбие и природные данные не дают опуститься. Хорошо убранные русые волосы, пристойный макияж, естественные манеры. В самом деле, за этот экземпляр Homo sapiens стоит побороться!
 
— Мм... прекрасный кофе, мадам... простите, мы, кажется, ещё не знакомы... Афродита Киприодис, консультант в области красоты и секса, к вашим услугам!
 
— Спасибо! Меня зовут Ева Рудецкая... аналитик и глава бюро... сфера моей деятельности вряд ли вас заинтересует... Похоже, мадам Афродита, вы гречанка? И лицо очень знакомое, я не могла видеть вас, например, в кино?
 
— Действительно, с Грецией меня многое связывает. А облик мой просто слишком похож на классический античный эталон красоты, каким его видели Фидий и Пракситель, и ещё многие. Кино не избежало общей тенденции...
 
— Действительно, мне кажется, я не встречала женщины более прекрасной, чем вы! Уверена, и консультант высшего уровня!
 
Итак, пояс определённо действует, но не совсем в должном направлении. Пора бы господину медиамагнату отчаяться ловить попутку и присоединиться к нам. Придётся подправить ситуацию. Ещё один условный сигнал, и вечереющее небо мгновенно затянули тучи, и засеменил дождик, сначала мелкий-редкий, но скоро разошёлся. Мадам аналитик всполошилась и принялась с террасы зазывать Ковальчука в дом. Тот упирался несколько минут, но всё же сдался на волю стихии и женских уговоров. Пришёл мокрый и угрюмый, молча кивнул на предложение кофе, уселся на лавку, устремив взгляд в сторону шоссе. И как работать с этим материалом? Никакой романтики! Две очаровательные дамы украшают его вечер, воздух прямо насыщен духом куртуазной авантюры, щёлкни кресалом — взовьётся фейерверк!..                      
 
Гуд, ладно! Ослабляю пояс ещё на одну застёжку. Никуда вы, ребята, от волшебной силы не денетесь! Вот разожгу ваши очаги, раздую пламя, подкину дровишек побольше, и адью — с докладом к шефу. Мол, дело сделано, Ева Рудецкая и Ежи Ковальчук слились в порыве страсти, а что дальше, мне фиолетово.  Хотя, право, этот чурбан не  достоин и волоска милашки, которая сидит себе задумчивая в кресле, о планшетах не вспоминает, прелестную губку покусывает. Вдруг поднимает взгляд, встречается с моим, улыбается чуть виновато:
 
— Мадам Афродита, судя по всему, ваше пребывание у меня в гостях неопределённо затянется... Может быть, примете ванну, и я подберу что-нибудь из домашней одежды, если не возражаете? Размеры у нас примерно совпадают, как мне кажется...
 
Если это уловка, чтобы остаться наедине с кавалером, то почему бы и нет? Магия любовной страсти развивается в их в сердцах по крутой экспоненте, и я не буду этому препятствовать. Даже наоборот. Как только разомкнётся последний крючок снимаемого пояса, воздействие достигнет высшего уровня, и процесс войдёт в необратимую фазу. 
 
Почему-то зябко на душе, словно ненастье проникло туда. Наверное, слишком долгое отсутствие практики, "подзабыла навыки", как заметил драгоценный босс. Ощущение, будто плыву в лодке по незнакомой реке, а вокруг густой туман — что ждёт впереди?
 
Ванная комната выше всяческих похвал: отделана под мрамор, дорогая сантехника, большие зеркала — сияет чистотой. Хозяйка раскрывает шкафчики, знакомя с коллекцией парфюма и гигиены, достойной элитного парижского бутика, предлагает на выбор купальные халаты. Всё замечательно, лучше не бывает, полный восторг! Сияем взаимными улыбками почище рождественских витрин. Мелькает неуместная фантазия — две наяды в одних струях... Нет и нет, кому-то пора на встречу с прекрасным будущим, поди, уже землю копытом роет... Но девушка не спешит покинуть наше с ней почти интимное общество, хлопочет о всякой ерунде, раскраснелась даже... Невзначай, по ходу общения, перешли на ты. Несомненно, уникальный представитель смертных женского пола, или я просто давно не бывала с ними так близко? 
 
 — Спасибо, Ева, я чувствую себя под твоим кровом, как дома! Но мы забыли про другого незадачливого гостя — господин Ковальчук там, наверное, совсем заскучал!
 
Странно, мне не почудилась досадливая гримаса на хорошеньком лице мадам аналитика? Возможно, не всё идёт по плану, или имеются технические сбои. Во всяком случае, пока рано делать выводы и вносить коррективы. Развитие сюжета покажет.
 
Ева таки исчезает за дверью. У них там будет достаточно времени воспылать взаимным чувством, уж я постараюсь! Все застёжки пояса свободны, поток божественной энергии изливается во всю мощь. И пусть свершится неизбежное!
 
Мы же с моим бессмертным телом предадимся божественной утехе — погружению в шипучую белоснежную пену, порождённую смешением водной и воздушной стихий(плюс немного мыла). Говорят, я родилась из пены. Хотелось бы верить, настолько это приятная субстанция! Нежно обволакивает всю тебя до последней клеточки, словно ласковые объятья самых преданных любовников и любовниц... Их было так много, но никто не растворился бесследно в пучине прошлого. И не убил в сердце ненасытную жажду счастья. Спасибо им за ту искорку блаженства, оставленную каждым во всеобщем храме Любви!
 
Невесомость, нирвана, седьмое небо — это всё слова, слабо отражающие суть волшебных ощущений, возникающих при полноценном омовении. Непредосудительный кайф, граничащий с ублажением плоти. Годы и века проплывут над закрытыми веками, похожие на жемчужные облака, стены жилищ разрушатся и восстанут, созвездия поменяют вид, но ни одна мышца тела не вздрогнет, и тревожная мысль не войдёт в мозг...
 
Пусть не годы, но с полчаса я понежилась в ванной. Мягкой губкой периодически проходилась по членам, вызывая в раскрывшихся чакрах волны эйфории. Оставшиеся мысли, скорее мыслеобразы, скользят тенями по ширме сознания. У них есть лицо и запах, голос, даже фактура, и есть имя... Человеческое женское имя на губах богини. Это не молитва, это заклинание. Без слов, без адреса, без просьбы... Осуществиться жизни, взойти солнцу, взрасти зерну... Быть!
 
А потом бодрящий прохладный душ! Пройтись словно хлёсткой плёткой от макушки до пяток, изгнать слабость, вернуться в тонус. Ах, хорррррошоооооо! На последнем этапе процедуры натереться амброзийным кремом, придающим телу юную гибкость, а коже — свежесть утренних роз.
 
Просушив волосы феном, но сохранив им лёгкую влажность, облачаюсь в один из халатов, выбрав покороче и затянувшись потуже. Безукоризненно белый, с синей каймой-меандром по краю, напоминает юношескую тунику античных времён. Немного легкомыслен, зато выгодно открывает красоту ног и подчёркивает талию. Совсем не чепуха, даже если ни к чему... Пусть полюбуются, и мне приятно! Может быть, Ева мило улыбнётся, и ненастье не проникнет в душу вновь...
 
Итак, голубки, я дала вам чуть не час форы, и вот мой выход на "бис"! Где рукоплескания и цветы на сцену?
 
Позвольте! Одна пара рук имеется, но где вторая, ау? Прекрасная пейзанка устроилась в кресле и внимательно изучает золотистое яблоко на раскрытой ладони. Уж явно не врученное наших любезным Парисом, в виду отсутствия оного. Отец мой Уран, нельзя на минуту оставить!
 
Невольно озираюсь в поисках пропажи. Голос Евы звучит нарочито небрежно:
 
— Если ты ищешь господина Ковальчука, то он покинул нас минут десять назад, просил кланяться и передать, что сообщит в автосервис при первой возможности...
 
— Но как ему это удалось? Ведь вся электроника забло... — Вовремя прикусываю язык, чуть не проболталась!
 
— А мимо фермер проезжал на конной бричке, вот и забрал его. Пообещал за небольшое вознаграждение доставить на станцию прямо через поля. Прости, я не стала тебя тревожить — куда ехать в такую погоду, через грязь и бездорожье? Хотя бы до утра переждёшь у меня... Ты не против, надеюсь?
 
Так, так... что же делать теперь? Кто мог предвидеть появление конной тяги в этом месте именно сейчас! Подхожу вплотную к перилам, ограждающим крытую террасу. Дождь приутих, но сырость буквально пропитала всю округу. Сгустились сумерки. Представляю тяготы пешего передвижения в таких условиях... Неужели Гермес смог перехитрить меня, или вмешался слепой случай, рок, которому подвластны все, включая богов?
 
Ева приближается незаметно и трогает за плечо:
 
— Афродита, мне кажется, ты сильно огорчена уходом этого Ковальчука... Сердишься на меня?
 
Если честно, не очень горюю. Но гениальный план дал трещину, если не накрылся медным пифоном! Один из объектов сумел выйти из-под контроля, и придётся переходить к варианту Б. Которого просто не существует. В принципе, могу послать всё к медузе Горгоне, и заняться тем, что приятно, чего по-настоящему хочу. Вот именно — этого! Оборачиваюсь, вполне готовая импровизировать, ломать дрова и набивать шишки... Эти глаза напротив, небесного цвета!
 
— Не держи того, кто не хочет остаться, но оставайся там, где хочешь! Так ведь, прекрасная леди? Не обмыть ли нам знакомство, есть что-нибудь покрепче кофе?
 
Ева так и просияла улыбкой, помолодев и похорошев ещё пуще. В конце концов, главная цель по-прежнему со мной, и похоже, в полном подчинении чар пояса. Или моей личной харизмы, как посмотреть. Но не суть важно. Вот только я сама, как бы это выразиться, не совсем в своей тарелке... А вдруг после столь длительной паузы пояс стал опасным и для меня? Ха-ха, вот посмеются бессмертные, особенно дражайшие подруги Гера с Афиной! 
 
Гостеприимная хозяйка приглашает за собой в столовую, где имеется настоящая бар-стойка. Вино, коньяк, коктейль? А хочешь, сотворю чудо, достойное настоящей богини? Прошу принести два бокала обычной питьевой воды. Достаю из клатча заветный флакон амброзии (страшная контрабанда с Олимпа, так что тсс!). Лью в каждый из бокалов по несколько капель волшебной влаги. Чуть взбалтываю, но не перемешиваю. Цвет жидкости становится сверкающе-золотым, а запах, вернее, аромат — кружащим голову. 
 
— Итак, чин-чин, Ева, и на швестершафт?
 
— Твоё здоровье, Афродита!
 
Осушаем кубки, как полагается на дружеском пиру, и соединяем губы в долгом поцелуе. Нектар ли подействовал, или иная сила, но словно молния пронзает насквозь, взрывая ум и чувства. Отрываемся друг от друга уже иными. Что удивительного? Божественная снедь не только превращает простую воду в прекраснейшее вино, а оливковое масло в средство вечной молодости, но так же делает смертных равными бессмертным, а тем дарует возможность ощутить живое, хоть и краткое, счастье...
 
Ева разрумянилась, как старшеклассница на первом балу, и, кажется, готова закружиться в танце, или взлететь под потолок, но пытается завязать светскую беседу:
 
— Расскажи мне про себя, Афродита, особенно про работу! Каково это — консультировать людей по поводу их интимной жизни? Ты делаешь их счастливее? Устраиваешь судьбы? В одной какой-то стране практикуешь? Или по всей Европе? Давно в этом бизнесе?
 
Смеюсь от души и, надеюсь, не обидно. Хорошие вопросы, впору комиссии Вершителей Мира их мне задать. Так сказать, потребовать отчёт о проделанной работе!
 
— Так давно, что рассыпались те скалы, в которых находилась пещера моих первых клиентов! Начинала в Греции, прежде всего с верхами, но по всякому бывало. Потом ареал расширился, шаг за шагом, сначала Европа, затем весь мир. Хлопотная работёнка, признаюсь честно. Если бы не спаянная команда агентов, ни за что не управилась!
 
— Ух, класс! Всемирное агенство личного счастья! Сексуальная гармония — удача в жизни! Гарантия сто процентов, неудачников просто не бывает! 
 
— Так уж сто процентов? Любовная материя — вещь сложная, к тому же не всегда со счастьем связанная. Страдания неразделённых чувств, муки ревности, боль потери — всё имеет место быть. Правда, эти побочные явления несоизмеримы с последствиями других вселенских энергий: жестокости, жадности, честолюбия... Особенно в главном их воплощении — войне!
 
Лицо Евы заметно побледнело, обрело новые морщинки. Она задумчиво водила краем пустого бокала по щеке, потом отставила его, вздохнула...
 
— Ты считаешь, что вопросы войны совершенно несовместимы с любовью? А если приходится защищать высшие ценности? Например, свободу, равенство, братство? То есть демократию? Разве они не основные проявления любви человека к человеку?
 
— Боюсь, это всё категории из лексикона других ведомств. Любовь нельзя навязать плебисцитом, купить на торгах, получить при самом справедливом разделе. Она не ищет равенства, не стремится к братству. Тем более бесполезно насилие. Можно оружием победить врага, но принудить его к любви — увольте!
 
— Похоже, Афродита, в делах мы полные антиподы... Ты сводишь людей вместе, открываешь им красоту жизни, устраиваешь будущее... А я работаю над совершенствованием способов вражды, всё более тотальным уничтожением красоты, разрушением будущего! У меня словно пелена упала с глаз! Столько времени и сил потратить на безумные проекты!
 
— Не кори себя слишком сильно! Подобными проектами занимается львиная доля человечества от сотворения мира. И не только смертные, но силы повыше рангом... Поверь мне на слово! К тому же никогда не закрыт путь изменения сознания в лучшую сторону. Ты по-настоящему умна, талантлива, смела, умеешь признавать ошибки. Это залог возможного взлёта на новом поприще — в служении Любви и Красоте!
 
Всё же чувствую себя как-то неловко. Столько пафоса в моих словах, словно произношу речь на выпускном собрании в женском колледже. А мысли совсем о другом! Глаза у визави сияют поярче планеты, в честь меня названной, шея и щёки вновь порозовели, а уж губы словно пунцовый пион...  О чём это мы вели беседу? Вот именно, Любовь и Красота спасут мир! И мы поможем в этом, побери меня перун Верховного! А сейчас как насчёт повторить и закрепить успех? Амброзии на Олимпийских лугах для нас хватит, и небожительский буфет не обеднеет...
 
— За любовь и здоровье наших и нас!
 
— Будем жить!..
 
Второй швестершафт заметно чувственнее первого и тянет уже на либескусс..... Одной рукой провожу от пышнорусого затылка Евы до ложбинки между лопаток, начинаю поглаживать. Другая рука легла чуть пониже, и потихоньку прижимает трепещущую, словно лань, смертную всё ближе. Глаза её опущены, губы подрагивают, взволнованы. Я сама не узнаю себя — куда испарились уверенность и твёрдый навык? Тысяч лет как не бывало, ощущения, словно в первый раз... Не хватало ещё на самом деле влюбиться! В прошлом это заканчивалось не слишком позитивно... Богине не полагается быть слабой даже в слабости. Но сердце диктует свою волю, и ей невозможно перечить. Если падать, чтобы разбиться, то вместе и насовсем... насколько это возможно...
 
Голова идёт кругом, алмазные звёзды чертят риски на хрустальном своде, сбитые с толку созвездия толпятся с краю и ожидают развязки. Игра слов не смешит — пояс в самом деле развязан и творит волшебство — над своей владелицей... Ещё секунда, миг, мгновение ока, и разверзнутся небеса безумным ливнем с неизбежно грядущим всемирным потопом!
 
Но вдруг — словно ледяная стена вырастает между нами... Почти упавший в руки плод оказывается иллюзией, огонь вспыхнувшего желания — фантомом. Ева отпрянула, почти грубо отстранив обнимающие её руки, отвернулась, быстро отошла на несколько шагов. Сжала виски ладонями, отрицающе замотала головой... Потом снова обернулась, делая над собой явное усилие, чтобы выглядеть спокойной, даже попыталась улыбнуться:
 
— Кажется, мы злоупотребили твоим чудесным нектаром, и слегка слетели с катушек!.. Прости, я не владела собой... похоже, внушила напрасные надежды, обещание того, чего во мне нет... Впрочем не знаю... Но лучше нам разойтись спать, и потом, на ясную голову, всё решить... 
 
— Это ты меня прости, милая... совсем берега попутала. — несу всякую чушь, первой пришедшую на ум, потому что сознание просто выключилось, как после нокаута. — Точно, пошли спать, может, старина Морфей нам поможет определиться, что и как...
 
Ева, отрешённая, как Вергилий, сопровождающий Данте по кругам ада, провела меня в отведённую спальню. По пути забираю из ванной платье и прочее снаряжение. Пояс в том числе, все крючки расстёгнуты, но результат налицо — плакать хочется. Афродита, потерпевшая фиаско на сердечном поприще! Сенсация, достойная стать топовой во всех сводках новостей. Представляю отвратительно ухмыляющуюся физиономию Ареса, да и прочие на Олимпе позлорадствуют. Попалась всех ловившая! 
 
Обмениваемся сдержанно-прохладными поцелуями, хотя румянец щёк говорит о волнении. Стыд? Огорчение? Страх? Или всё вместе?
 
Оставшись одна, падаю в кресло, обессиленная, словно пробежала марафонскую дистанцию. Достаю из клатча все свои гаджеты. Отключаю ставшие бессмысленными помехи, просматриваю сообщения. Три раза звонил Зевс, он же прислал смс-ку: "Как дела?". По неотвеченному звонку от Ареса, Гермеса и Афины. Пошли вы все! Дела, как сажа бела, но это не ваша забота!..
 
Переключаю айфон на просмотр камер наблюдения. Увы, да, эти устройства смонтированы моими агентами накануне. Всё же операция исторического масштаба! Вижу в одном окошке, как Ева покидает ванную комнату в халатике и с тюрбаном из полотенца на голове. Без зазрения совести любуюсь её ладной фигурой, грациозными движениями. Теперь понятно, отчего она в хорошей форме — в одном из помещений расположен целый спортзал с десятком тренажёров, есть где размять косточки!
 
Наблюдаемая проходит в спальню. Там у неё, похоже, и кабинет — полным полно всякой оргтехники, масса деловой литературы, разных бумаг. Но сейчас она интересуется совсем другим. Смахивает кипу папок со стола, включает комп с большим экраном, усаживается поудобнее в глубоком кожаном кресле. Очевидно, ей не до сна, как и мне... Включается монитор голубоватым светом, затем заставка какой-то компьютерной игры. Мелькают сюжеты анонса, следом меню настройки. Возникает схематичное изображение обнажённой женской фигуры. Евины пальчики бодро забегали по клавиатуре, задвигали "мышкой", и вот абстракция обрела характерную плоть, выразительные черты. Симпатичный экземпляр получился, ничего не скажешь. На кого-то похожа, но с ходу не вспомнишь. К тому же разрешение слабовато. Но вот лицо женщины-аватара выделено в рамку и открывается отдельно. Пока весьма обобщённое.  Тут моя подопечная тянется к телефону и подключает его к старшему брату. На экране мелькают смазанные кадры, снятые внутри салона автомобиля. И вдруг появляюсь я! 
 
От неожиданности привстаю в кресле и вульгарно присвистываю. Как она умудрилась незаметно сфоткать меня там, и, главное, зачем? Такое странное хобби — снимать первых встречных, или на всякий случай, мало ли что? Но по-любому, ситуация всё чудесатее и чудесатее, как говаривала одна умная и не очень осмотрительная девочка. Ладно, что там дальше?
 
Мой отсканированный фейс перемещается на безликое до этого изображение, обрабатывается программой, и теперь уже смотрится вполне органично. Браво, Ева! Электронная копия получилась замечательной. Что будешь с ней делать? Втыкать виртуальные иголки? Расстреливать из бластера, как зловредного монстра?
 
Действительность оказалась ещё причудливее. Следующим в меню героев оказался плечистый малый в стильном смокинге, харизмой вылитый Джеймс Бонд! Самое любопытное то, что управлять им взялась сама Ева! Ну-ну, мистер-леди Игрок, какую участь вы уготовили несчастной богине любви и красоты?
 
Но в этом месте игра была остановлена на паузу. Ева поднялась со своего места, скинула прочь все пушистые банные штучки, затем прошлась нагой по комнате, встала напротив большого, во всю стену зеркала, чтобы расчесать волосы, при этом недвусмысленно поглаживая приятные точки. Выбрала в гардеробе весьма эротичного вида пеньюар, накинула на плечи, оставив распахнутым. Скажу откровенно, подобные приготовления не оставили меня равнодушной и заставили беспокойно заёрзать. "О tempora! О mores!" — воскликнул бы моралист Цицерон. Взрослые люди играют в фантомные свидания, презирая реальную близость!
 
Тем временем моя ненаглядная вернулась к монитору, но помедлила с возобновлением действа. Прежде она достала из выдвижного ящика стола большую плоскую коробку и вскрыла её. Максимально увеличиваю изображение, любопытствуя, что там?
 
Ох, боги мои! Целый набор всяких аксессуаров для ублажения себя, любимой... Мне ли не знать их назначение, свойства, мельчайшие нюансы применения? Чай, проходят по моему ведомству, но впервые продукция подобного рода оказывается враждебной их вдохновительнице. Променять живую плоть на пластиковые игрушки? Такое впечатление, что неведомые силы надумали зло пошутить...
 
Из всей коллекции выбрана блестящая розовая безделица, похожая на округлую подковку. Можно не заглядывать в инструкцию, сразу назову данные: изделие "We Vibe", предназначено для одновременной стимуляции вагины и клитора, два встроенных вибратора, пульт управления с возможность регулировать темп и силу воздействия. Хай-тек во всей красе, последнее слово  амурной индустрии! Что ж, по крайне мере получит гарантированный оргазм.
 
Ева почти любовно крутит вещицу в руке, затем наносит на оба кончика по капле прозрачного геля из тюбика, и весьма осторожно, почти торжественно вводит в интимное местечко. Блаженно жмурится, а я снова вздыхаю, и чувствую нешуточное возбуждение, словно предмет из секс-шопа оказался во мне, а не в объекте моего бесстыдного наблюдения. Которая привычно-вольготно вытягивается в кресле, видимо, не в первой предаваясь тайной утехе.
 
Подчинившись нажатию кнопки "Play", виртуальная жизнь забурлила вновь. Действующие персонажи встретились в интерьере роскошных покоев, не иначе как императорского дворца. На мне весьма открытое вечернее платье; шея, грудь и руки осыпаны бриллиантами, уши тоже сияют. Госпожа Рудецкая в образе Бонда одета соответствующе. Поступает в том же духе, то есть стремительно приближается, дерзко смотрит в глаза, и без долгих рассуждений заключает в объятья. Думаю, в реальной обстановке джентльмен получил бы хорошую затрещину, но компьютерная программа выдаёт только умирающие вздохи, типа: "О, мой неистовый Казанова! Возьми меня!"
 
Следуют жаркие поцелуи, и тут Евина фантазия не слишком оторвалась от жизни, мои губы и лицо в самом деле запылали пожаром, а влажность (сами догадайтесь, где) стремительно увеличилась. Кавалер-дама решительно припирает меня к огромному, на ползала, столу, явно намереваясь заняться на нём основной частью любовных утех. Моё миленькое платье сорвано бесцеремонной рукой, за ним следуют пикантные штучки, достойные лучших каталогов нижнего белья. Не успеваю моргнуть глазом, как остаюсь в одних туфлях и драгоценностях. Каков напор — цунами отдыхает! Это точно наша скромница-аналитик?
 
А дальше следует сеанс разоблачения героя-любовника. Раз-два, и он предстаёт во всей сияющей наготе, лишь импозантная французская шляпа на макушке. Ох, Ева, я сейчас умру от смеха —  твой вкус потрясающ! Но и это ещё не всё. Моя милая открывает подстраничку меню и начинает выбирать для своего протеже подходящий элемент мужской гордости! Из добрых двух десятков образцов, любого размера, формы, цвета...
 
Нет, всё! Больше выносить этот реалити-цирк я не в силах! Набираю код, вхожу в программу игры, быстро вношу коррективы, и вот уже я в теме! То есть в виртуальном пространстве событий. Вижу происходящее глазами героини, то есть самой себя. Главное, могу говорить, чем и пользуюсь. Чуть отстраняю пылкого Казанову, и улыбаюсь ему-ей самой нежной из улыбок.
 
— Привет, Ева! Ты сама сексуальность в этом образе — Аполлон позавидует, я просто таю, как лёд весной!  
 
Вижу на дисплее телефона, как вздрогнула и словно окаменела моя желанная. Представляю её недоумение, граничащее с паникой. А вот этого не следует допустить!
 
— Не бойся, это всего лишь я — ты понимаешь, кто... В моих силах подключиться к любому информационному континууму, и я пришла сюда. Потому что ты нужна мне, абсолютно реальная, настоящая, из плоти и крови, и я нужна тебе! Поэтому оставь эту неуместную сейчас забаву, и будь со мной! Будь моей... Я иду к тебе!
 
Оставляю в спальне всё, словно отверженное прошлое, и выхожу в сумерки коридоров. Шаги бесшумны на ковровом покрытии, обнажённое тело овеивает ночная свежесть. Нахожу безошибочно нужную дверь, отворяю, стараясь утихомирить скачущее галопом сердце. Вижу воочию картину, недавно наблюдаемую с экрана. Ева всё так же сидит, откинувшись в кресле, глаза её закрыты, руки на подлокотниках, вцепились в кожаную обивку. Лицо, мерцающе-бледное, воплощает ожидание неизвестности, но вся она трепещет предвкушением счастья...
 
Подхожу вплотную, переношу ногу через простёртые бёдра, и осторожно, как в замедленной съёмке, опускаюсь на них. Теперь я сижу сверху, и склоняюсь лицом к её лицу, губами к губам, дыханием к дыханию. Она распахивает глаза, и мы тонем вместе в их ночной глубине. Мой пышущий жаром рот запечатывает её уста, так, что практически задыхаемся, но это не важно, потому что слаще возможности жить — желание быть неразделимым целым, слиться до малейшего атома, сплестись каждым волоском!
 
Касаясь одними кончиками пальцев, обрисовываю контур лица, спускаюсь на шею, трогаю ключицы, обвожу по окружности каждую выпуклость груди, затем вбираю губами их тёмные, упругие, подобно ягодам смородины, соски. Тело возлюбленной моей начинает реагировать — чуть извиваться и выгибаться на манер Одиссея, услышавшего песню сирен. Ресницы вновь сомкнулись, а на лицо легла сладко-страдальческая маска. Пальцы продолжили своё путешествие вниз, быстро скатились на гладкую равнину живота, прошлись по окраинным выпирающим косточкам, и наконец достигли аккуратно убранной рыжеватой кущи размером с грецкий орех.
 
В этом месте прелюдии звучание волшебного оркестра любовной близости дополнилось восхитительным адажио — нотами грудных стонов, срывающихся со вспухших подобно пионам губ. Словно подстёгнутая ими, спускаю всю пятерню на главную добычу — раскрывшийся совершенно и влажный от тягучей росы бутон Евиного лона. Погружаю пальцы, разделяя лепестки и нащупывая жемчужину. Стоны и импульсы нарастают, переходя в конвульсии неотвратимого ликующего взрыва... Теперь и мне пора отдаться на волю скачущих волн. Ловлю давно изнывающим и почти гневным местечком скользкое от нашей влаги бедро милой — и перестаю даже пытаться что-то контролировать, просто лечу, умирая, разрываясь на тысячи лоскутков, расплёскиваясь на миллион пенных брызг... Кажется, я снова рождаюсь из морской пучины, и да будет так!
 
 
Утро для нас наступило гораздо ближе к вечеру... Просыпаюсь от близкого интенсивного шума автострады, донёсшегося сквозь открытое окно. Видимо, починили устроенные мной препятствия, и поток заждавшихся автомобилей хлынул освобождённо. Улыбаюсь, не чувствуя укоров совести. Пережитая нами ночь стоит любых катаклизмов, пусть хоть земля налетит на небесную ось! Некоторое время любуюсь Евой, раскинувшейся поперёк постели, непостижимо целомудренно-бесстыдной, запутавшейся в скомканных простынях. Ручаюсь магическим поясом, её сейчас и пушки не разбудят! Всё же смертным непросто тягаться с богами. Пережить любовное испытание, подобное этому, наполненное страстью, нежностью, безумством, взорванное на куски десятками оргазмов, выпало в истории редким счастливцам. Не ошибусь, предположив, что наш случай вообще уникален. Можете поверить на слово, ведь кто является главным экспертом в подобных вопросах? Так что пусть отдыхает моя милая, она это героически заслужила.
 
Осторожно встаю, потягиваюсь, наслаждаясь гибкостью тела, ещё полного сладкой истомы. Можно приготовить поздний завтрак, хотя, полагаю, грозди свежего винограда, взбрызнутого нектаром, да ломтика козьего сыра вполне хватило бы восстановить силы. Но частенько приятен сам процесс, больше конечного результата. Вот и займусь.
 
Всё так же нагая, прохожу на кухню, где соблюдая приличия, натягиваю славный фартучек. Вижу боковым зрением себя в зеркале — очень эротично, знаете ли! Но займусь делом...
 
Тысячу лет ничего не готовила. Люди в этом отношении ушли далеко вперёд. Правда, есть интернет и пошаговые рецепты. Вот, например: "Чем накормить любимого человека после ночи безумной страсти?" В самом деле, чем? Ага, морепродукты, твёрдый сыр, спаржа (если не предполагаете заняться оральным сексом)" А почему бы не заняться? В общем, совет никуда не годится, придётся искать другой...
 
Вдруг чьи-то шаловливые руки обвивают талию, проникая под фартук, и пушистый пятачок прижимается к моим весьма голым ягодицам. Может быть, это материализовавшийся призрак моей смертной возлюбленной? Что за чудо её воскресило? Хохочет, уткнувшись в мою шею:
 
 — Твои потрясающие глазированные булочки пробудят аппетит даже в мёртвом!
 
Не сразу просекаю смысл игривой фразы, а когда доходит, тут же забываю про всякую чепуху вроде завтрака. Обнимаемся и шутливо боремся некоторое время прямо посреди кухни, потом всё же перемещаемся под своды алькова.
 
Примерно через час вновь выбираемся на свет Гелиоса, но чтобы поплескаться в бассейне, приютившемся в заросшей глицинией беседке. Само собой, вода, как и любовь, моя стихия, и мы снова вдоволь натешились тем и другим...
 
Чувствительно тянуло вечерней прохладой, когда я, накинув небрежно купальный халат, распустив влажные волосы, вышла на террасу, так как услышала звук, показавшийся мне странным. Птица слетела с ветки и задела что-нибудь? Но оказавшись в дверях, невольно ойкаю и запахиваюсь, уставившись при этом во все глаза.
 
На каменистой дорожке, ведущей в дом, стоит Арес (нарисовался!), в респектабельном костюме, дорогих туфлях и профессорских очках. Только пылающий ядерным огнём взгляд, да золотая заколка на галстуке в виде меча с огромным кровавым рубином выдают в нём непримиримого бога войны и агрессии. Тщательно выбритый рот незваного гостя, украшенный похожей на торпеду гаванской сигарой, кривится в усмешке:
 
— Ба, моя ненаглядная кумушка Афродита, какими судьбами тут? Неужели дела службы забросили? Неплохо, наверное, время проводим, разгуливаем голышом? Ты по-прежнему красотка хоть куда! Может, у меня есть второй шанс уговорить тебя?
 
— Не хочу слушать подобный бред, Арес! Что тебе нужно, раз пожаловал?
 
— А ты будто не знаешь? Прикидываешься невинной овечкой — когда затащила в постель моего лучшего аналитика, таких в мире раз-два и обчёлся! Она должна сегодня сдать готовый отчёт по чрезвычайно важной теме, и я готов любого придушить, кто будет ей мешать в этом!
 
— Вот как, ну тогда попробуй, а я посмотрю, что с тобой сделает Зевс!
 
— Этот громогласник ничего не смыслит в земных делах, кроме своих тёлок! Но и ты — та ещё сука! Думаешь, запудрила мозги нетраханной  бабе, и твоя взяла? Да у тебя самой в голове фасоль сушёная!..
 
Наверное, я услышала бы ещё немало подобных комплиментов, но за спиной раздалось испуганное: "Ой! Господин директор? Мистер Арес?"
 
Мистер Вежливость чуток подобрался, приосанился, даже смог изобразить подобие любезности на фейсе:
 
— Мадам Рудецкая, рад видеть вас в добром здравии! Вот, случайно проезжал мимо, дай, думаю, проведаю надежду и украшение нашей корпорации... Полагаю, дело с отчётом продвигается успешно, и он появиться на моём столе в должное время?
 
Ева заметно тушуется, бледнеет. Беру её ладонь в свою, ободряюще сжимаю. И всё же решающие слова она должна сказать самостоятельно, что и происходит, хотя совсем не патетически:
 
— Мне кажется, мистер Арес, то есть я так решила, потому что подумала, что будет правильней, в общем, я передумала составлять отчёт! Дело в том...
 
— То есть как это передумала составлять отчёт? У нас с вами есть договор, где все условия прописаны чёрным по белому, и там нет ничего про передумала! — Арес в бешенстве откусил изрядный кусок сигары и выплюнул в сторону. — Послушайте лучше, дорогая Ева, что я вам скажу! Полагаю, вы переполнены сейчас любовными чувствами к новоявленной пассии, благодарите судьбу за счастливую встречу, строите планы? О да, мне ли не знать, какова эта дамочка в постели — настоящая богиня! А как умеет уговаривать, просто елеем умащивает! Так вот, это всё одни пустые фразы! Афродита на самом деле — всего лишь спецагент высокого ранга, которой поручено не допустить успешного выполнения вашего проекта, причём любой ценой. Соблазнение, подкуп, угрозы, но всего эффективнее — особенный пояс, действующий практически безотказно. Уверен, если покопаться в бельишке нашей общей знакомой, он всяко найдётся...
 
Ну и негодяй, прямо оторопь берёт! Так цинично вывернул всё навыворот, и методы своей шараги приписал мне! Но пока набирала воздух в лёгкие, чтобы выразить возмущение, прозвучал спокойный голос Евы:
 
— Простите, босс, я ещё не закончила!.. Решение об отмене написания отчёта связано с переменой в моём мировоззрении, коренным сдвигом жизненных вех. Возможно, первым толчком и послужило воздействие Афродиты, но это был сознательный выбор свободного человека! Я не поняла и десятой доли высказанных вами обвинений, но скажу твёрдо — никакой работы на военное ведомство больше не будет. Баста!
 
— Подумай всё же хорошенько, не будь дурой! Спец твоего уровня найдёт применение в любом месте: Вашингтон, Брюссель, Москва, Пекин, даже Пхеньян, если хочешь остренького! В противном случае всё грустно: никаких бонусов, возврат авансов, чёрная метка в досье... Даже этот уютный коттедж придётся  оставить — ведь он взят в кредит, не так ли?
 
— Мне искренне жаль, но добавить нечего... 
 
Арес напряжённо сверлит мой лоб раскалённым взглядом сквозь табачный дым, напоминающий химическую атаку средней интенсивности. Вся видимая респектабельность его исчезла, оставив суть — образ абсолютного убийцы.
 
— Ладно, милашки, адью! Только учти, смертная, когда через несколько лет ты постареешь, а твоя краля останется в той же поре, и она отбросит тебя, как надоевшую игрушку, ты вспомнишь, что я предлагал тебе реальные ценности, а не туманную мечту о фантастической любви, но будет поздно! А тебе, Афродита, я бы посоветовал не радоваться слишком сильно, как бы не пришлось много плакать! 
 
Арес отшвырнул остаток сигары, словно пытаясь сжечь всю округу (с него станется!), круто развернулся и грузно зашагал к ожидающему на автостраде бронированному «Мерседесу». Уже издалека донеслось:
 
— Тысяча Горгон, меня опять обставила эта стерва!
 
Чудо немецкой инженерной мысли взревело сотнями своих лошадей, и через миг исчезло. Провожаем его глазами, следом воцаряется молчание. Боюсь услышать первую фразу моей милой, и не знаю, что сказать самой. Наконец Ева поднимает на меня ясный спокойный взгляд и спрашивает почти безразлично:
 
— Ты ничего не хочешь прямо сейчас рассказать? Мне показалось, есть немало интересного, о чём я ещё не знаю... Но хотелось бы услышать.
 
Что ж, справедливое желание, и очень своевременное. Пора полностью открыть карты, и будь что будет!
 
— Главное, что хочу сказать: я люблю тебя! Если ты веришь этому, имеет смысл выкладывать остальное... В общем, парадокс ситуации в том, что почти всё в словах твоего бывшего, надеюсь, шефа —  ложь, и в то же время правда. Я действительно являюсь одной из глав некой структуры, ответственной за развитие земной цивилизации, и получила задание насчёт твоего проекта, поскольку предварительный прогноз показал высокий риск серьёзного ухудшения мировой обстановки, вплоть до глобальной катастрофы, в результате его воплощения. Предполагалось воздействовать на твоё сознание через пробуждение спящих, либо угнетённых уровней, в основном через либидо. Реализовать изменения должен был любовный роман с известным тебе Ежи Ковальчуком, для чего были созданы условия для вашей встречи и зарождение взаимной симпатии. И да, пришлось применить мой так называемый "пояс Афродиты"... Но результат получился непредсказуемым. Психологическое программирование Ковальчука оказалось настолько сильным, что его эго устояло под максимальным излучением эротической энергии. Зато не устояла я...
 
Только сейчас решаюсь встретиться с ней глазами. Ева чуть грустна, но, кажется, не подавлена открывшейся реальностью. Немного оживаю душой, продолжаю более уверенно:
 
— После фиаско с Ковальчуком план вышел из-под контроля. Хотя в прошлом мне приходилось лично участвовать в операциях воздействия, но в данном случае это не предполагалось, и начав действовать на свой страх и риск, я быстро поняла, что слишком вовлечена в ситуацию, и не могу действовать отстранённо. Проще говоря, я влюбилась. Поэтому все события прошедшей ночи, да и вечера, это простое течение чувств. Моих и твоих, творящих новую действительность, как сердцам заблагорассудится! 
 
Не могу больше оставаться так близко, но бесконечно далеко от милой... Быстро приближаюсь и беру её за руку, смотрю в глаза со всей отчаянностью ждущего решения судьбы человека:
 
—  Ну скажи хоть что-нибудь, не мучай меня неопределённостью!
 
Ева смотрит предельно серьёзно, но постепенно в её глазах появляются озорные зайчики, и наконец уголки губ тронуты улыбкой:
 
—  Ваше Превосходительство госпожа Афродита Киприодис, я крайне польщена вашим личным участием в моей судьбе, но всё же надеюсь, что впредь подобное воздействие будет осуществляться с моего согласия, ок?
 
И словно по сигналу, заходится громом телефон — владыка Зевс жаждет получить информацию о итогах операции. Беру трубку, подмигивая встревоженной подруге:
 
— Босс?
 
— Ты почему не отвечаешь на вызовы, Аид тебя поглоти! Что с планом? Слышал, ты дров наломала, успокой меня обратным!..
 
— У меня для вас две новости, и обе, на мой взгляд, прекрасные! Ева Рудецкая отказалась от работы над проектом Ареса. Это во-первых...
 
Громовержец вздохнул облегчённо столь явно, что создалось впечатление локального торнадо.
 
— Ладно, Афродита, мне достаточно этого! Можешь взять внеочередной отпуск куда хочешь, но сотовый не отключай! Премиальными не обижу!..
 
— Всё же рискну донести и вторую весть... Помните, вы упоминали о возможной пенсии? Так вот, я ухожу из Конторы — окончательно и полностью!
 
На том конце установилась гробовая тишина, прерываемая треском грозовых разрядов в пышной шевелюре и бороде Верховного, наконец осторожный бас произнёс:
 
— Что случилось с тобой? Уйти совсем с Олимпа? Ты же из числа первых богов, тысячи лет несла свою миссию... Я не могу поверить!
 
— Но это так. Я встретила душу, с которой могу и хочу соединиться навсегда!..
 
— Похоже, ты влюбилась в эту свою подопечную, Рудецкую!.. Что ж, бывает... Я сам не безгрешен, смертные женщины порой весьма соблазнительны, но ломать судьбу из-за них?
 
— Иногда полезно поломать судьбу, если она превратилась в наезженную колею. Зевс... ты меня давно знаешь, это не сумасбродное решение, поверь!..
 
— Но как вы собираетесь устраивать жизнь? Небожительница и смертная!
 
— Ну, для начала, думаю, поживём, как все остальные люди, не важно где и как, лишь бы вместе... А потом, не знаю когда, ещё успеем обдумать это, мы примем решение о будущем. Если она согласится пойти за мной на небеса, мы будем парой, и обретём бессмертие. Либо останемся на земле и вместе состаримся, потому что разделим общую участь живущих... 
 
— Да уж... Воистину эпохальные новости! Богиня любви Афродита покидает свой престол для соединения с женщиной! Жаль, подобные факты слишком закрыты для прессы, произошла бы сенсация не века, а всей истории! Но вот другой вопрос — кто сможет заменить тебя во главе отдела?
 
— Не вижу проблемы, босс! Та же Астарта, не вечность же ей на вторых ролях быть! Купидон вполне достойный кандидат, но примут ли его, как начальника, остальные сотрудники?
 
—  Хорошо. Ты меня почти убедила. Поступай, как знаешь, и желаю вам счастья... даже завидую где-то столь сильной страсти... Но всё же будем считать тебя пребывающей в бессрочном отпуске по личным обстоятельствам, и продолжаем славить, как богиню Любви и Красоты! Да будет так вовеки!
 
 
Иллюстрация:  Radoslaw Pujan