Пьеса-буф из одного акта с эпилогом.
 
Действующие лица:
 
Красная Шапочка
Мама 
Бабушка
Матёрая лесбиянка по прозвищу Серый Волк
 
Акт первый и единственный.
 
Сцена первая.
(Городская кваритира семьи Красной Шапочки. Кухня. Мама только что достала из духовки испечённый кекс и вручает его дочери. Та одета в праздничное летнее платье и туфли на каблуке).
 
Мама — Красная Шапочка, ты ведь помнишь, что сегодня бабушкины именины? Так что отложи все планы и подружек, и отправляйся в деревню! Отнесёшь этот вишнёвый кекс, но не вздумай пробовать, он пропитан ромом, как любит бабушка! Если идти напрямую через лес, это всего пять километров, успеешь обернуться к обеду. Потом до вечера свободна!
 
Красная Шапочка — А нельзя воспользоваться службой доставки? Топать в этих туфлях по лесу не очень удобно, к тому же дорогу я помню слабо, и в прошлые именины бабушка пыталась научить меня курить трубку!
 
Мама — Никакой службы доставки! Эти лодыри вечно всё напутают, ещё всучат вместо кекса чепуху, вроде набора китайской косметики! Иди тропинкой вдоль опушки, потом свернёшь налево за кривой сосной, через поляну прямо — там и упрёшься, ничего сложного. Насчёт трубки я с бабушкой поговорила, она обещала не учить тебя дурному. Всё, ступай. Да, веди себя, как подобает леди, и не разговаривай с незнакомцами!
 
Сцена вторая.
(Опушка леса, кривая сосна, подле которой прохаживается матёрая лесбиянка по прозвищу Серый Волк, в ожидании добычи — наивных городских дурочек. Появляется Красная Шапочка. Она не совсем уверенна в себе, так как забыла дорогу. Видит Серого Волка и с вежливой улыбкой подходит к ней).
 
Красная Шапочка — Здравствуйте! Хотя мне запрещено обращаться к незнакомцам, всё-таки вынуждена просить Вас об услуге... Дело в том, что я несу именинный вишнёвый кекс для своей бабушки, которая живёт на окраине деревни неподалёку отсюда, но, кажется, я заблудилась... Вы не могли бы подсказать правильную дорогу?
 
Серый Волк — Как тебя зовут, девочка?
 
Красная Шапочка — Красная Шапочка, мадам!
 
Серый Волк — А почему ты решила, Красная Шапочка, что я знаю правильную дорогу?
 
Красная Шапочка — Ну... Вы кажетесь такой опытной, зрелой, явно можете многому научить...
 
(Серый Волк отступает на шаг и окидывает Красную Шапочку оценивающим взглядом).
 
Серый Волк — Пожалуй, да, я могу многому научить... Всё дело в месте и времени урока... Так где, говоришь, живёт твоя бабушка?
 
Красная Шапочка — На окраине деревни.
 
Серый Волк — Тогда вот что, следуй прямо по этой тропинке, никуда не сворачивая, и не очень спеши. День такой жаркий, вспотеешь ещё... (В сторону) Нет ничего ужаснее запаха потного тела в летний зной!
 
Красная Шапочка — Спасибо, мадам, Вы так добры! Так и хочется расцеловать на прощанье! (Уходит прямо).
 
Серый Волк — Ещё сможешь выполнить своё желание, детка, и я не стала бы прощаться надолго.... (Исчезает за поворотом налево).
 
Сцена третья.
(Комната сельского дома. Бабушка сидит на диване, курит трубку и читает женский журнал. На столе початая бутылка рома и пустой бокал. Бабушка достаёт мобильный телефон из кармана джинсов, смотрит время, укоризненно качая головой).
 
— Где эта плутовка шляется с моим кексом, ума не приложу! Давно пора ей быть. Заблудилась снова, или болтает с первыми встречными!
 
(Раздаётся долгий дверной звонок).
 
Бабушка — Входи уже! Знаешь ведь, что не заперто!
 
(На пороге появляется Серый Волк. Её лицо выражает деланную озабоченность).
 
Бабушка — Кто вы, чёрт побери? Я вас не знаю и не приглашала! Рекламный агент? Амвэй? Орифлейм? Убирайтесь, а то худо будет!
 
Серый Волк — Постойте, прошу Вас! У меня важные новости о Вашей внучке, она в большой опасности!
 
Бабушка — В опасности? Красная Шапочка? И что ей угрожает?
 
Серый Волк — Тсс! Не могу говорить об этом громко. Позвольте приблизиться и выразить приватно...
 
Бабушка — Странно всё это, дьявол... Ладно, подойдите, но не дышите в лицо, терпеть не могу чужих рядом! 
 
(Серый Волк оказывается почти вплотную с пожилой дамой. Та досадливо отворачивается).
 
Бабушка — Так в чём дело, Бога ради?
 
Серый Волк — А вот в чём, старая перечница!
 
(Она бросается на бабушку и закрывает ей лицо носовым платком с хлороформом. Старушка пытается вырваться, но быстро обмякает. Серый Волк утаскивает тело спящей в чулан, и скоро возвращается оттуда раздевшейся, но в бабушкиной кофте. Устраивается на диване, по ходу дела прикладываясь к бутылке с ромом, морщится).
 
Серый Волк — Тьфу, ну и дрянь! Водки, что ли, нету? У этих гетерок всё через хула-хуп, или того похуже!
 
(Раздаётся скрип открываемой двери, и входит Красная Шапочка, с несколько виноватым видом, так как явно припозднилась. Увидев возлежащую на диване особу в бабушкиной кофте, удивляется, но вида не подаёт. В растерянности топчется посреди комнаты).
 
Серый Волк — Ну что же ты, внучка, не поздороваешься с бабушкой?
 
Красная Шапочка — Здравствуй, бабушка! Я принесла тебе твой любимый именинный кекс, но сначала совсем не узнала... Ты так изменилась, как будто стала моложе!
 
Серый Волк — Значит, положи кекс на стол и подойди ко мне, рассмотри получше! Не стесняйся моего вида, просто жара такая несусветная, что пришлось раздеться... Не хочешь сделать то же самое?
 
Красная Шапочка — Думаю, нет... Хотя в самом деле жарковато... Бабушка, а можно задать несколько вопросов по поводу твоей новой внешности?
 
Серый Волк — Конечно, буду рада ответить на любой!
 
Красная Шапочка — Скажи, для чего у тебя такие огромные блестящие глаза?
 
Серый Волк — Чтобы лучше видеть и восхищаться твоими юными прелестями, дитя моё!
 
Красная Шапочка — А для чего такой длинный тонкий нос?
 
Серый Волк — Ты не представляешь, как приятно пахнут выросшие в неге и чистоте домашние девочки, а ты точно из их числа... если не вспотела по дороге!
 
Красная Шапочка — Ещё губы у тебя — такие яркие и сочные — зачем?
 
Серый Волк — Чтобы целовать твоё лицо, и руки, и плечи, и всё остальное... Разумеется, как пристало ближней родственнице...
 
Красная Шапочка — Прости за навязчивое любопытство, бабушка, а зачем у тебя такие округлая, совсем не старая грудь, и соски, похожие на спелые ягоды смородины?
 
Серый Волк — Ах, милое создание, они просто жаждут, чтобы к ним прикоснулись твои нежные руки, когда будут обнимать, и жадный ротик, ищущий вкусного!..
 
Красная Шапочка — Ой, бабушка, мне кажется, твои слова заставляют меня дрожать от холода посреди лета! И всё же позволь задать последний вопрос: для чего твой живот такой гладкий и плоский, и татуировка на нём — стрела, обвитая змеёй, указывающая куда-то вниз?..
 
Серый Волк — Живот такой гладкий и плоский, чтобы удобнее было прижиматься к другому животу, а стрела направлена в сторону Источника Высшей Радости!
 
Красная Шапочка — Источник Высшей Радости? Что это и где находится?
 
(Серый Волк манит Красную Шапочку к себе)
 
Серый Волк — Наклонись ко мне, я тебе покажу сокровище из сокровищ, тайну всех тайн!
 
(Красная Шапочка доверчиво склоняется, всё ближе и ближе, но тут Серый Волк обхватывает её руками и резко прижимает к себе, потом увлекает девушку на диван с явным намерением вступить с нею в сексуальный контакт.
 
Опускается занавес. Из-за него доносятся звуки борьбы, всхлипы, треск раздираемой ткани, влажное эхо поцелуев и интимного проникновения, слабый возглас: "Мама будет ругаться!" Затем раздаются два оглушительных взрыва, шум стрельбы, звон стекла, грохот мебели, топот многочисленных ног, а так же женские крики и мужской мат, заменяемый в трансляции электронным писком. Это продолжается некоторое время, потом стихает).                                                     
 
Авторский голос читает Пролог:
 
— Серый Волк не могла предположить, что бабушка проснётся слишком рано и сумеет позвонить в полицию. Отряд спецназа, прибывший по вызову, окружил дом на окраине деревни и пошёл на штурм. В создавшейся суматохе неустановленные лица овладели Красной Шапочкой, Серым Волком, бабушкой и одной из оперативниц с позывным "Барнаул-17". Но всё закончилось благополучно. Когда бабушку выписали из больницы, она села за написание мемуаров под рабочим заглавием: "Дремучий лес. Как выжить женщине в современном мире". Красная Шапочка и Серый Волк родили по мальчику, а оперативница с позывным «Барнаул-17» — девочек-двойню. Маму хотели лишить родительских прав, но судья проявил снисходительность, и через девять месяцев у неё родилась ещё одна дочка, которую назвали Красной Шапочкой-2, но к бабушке с гостинцами уже не посылали...
 
 
Иллюстрация:  Radoslaw Pujan