« Нет ничего горше сожаления об упущенных возможностях».

Так стоит ли их упускать?

Ревновала я королеву к её новой подруге? Ещё как! Мне абсолютно не хотелось её делить ни с кем. Поэтому, решила доказать, что я лучше этой пустышки, которая принадлежала к категории людей, производящих впечатление — умением держаться и собственной оригинальностью. Только это всё не настоящее, а лишь мимикрия, когда за вежливыми улыбками скрывается равнодушие, а за рафинированным обращением — хамство. Всего лишь пустое оригинальничество. Есть такая муха-журчалка, которая маскируется под осу. Для меня Кристина — одна из таких журчалок, создаёт лишь одну видимость. Девушка, которая по всем статьям подходила под определение — мажорка. Я уважаю тех людей, которые достигли финансовых высот, благодаря уму, смекалки, трудолюбию. Но мелкие паразиты, которые ведут бесполезное и никчёмное существование за счёт родителей, считающие себя особой кастой — вызывают одно лишь презрение. Кристина, достигшая двадцати пяти лет, числящаяся студенткой престижного вуза, но крайне редко, появляющаяся там, являлась в моих глазах — именно таким пустоцветом. Но, дура-дурой, однако хитростью не обделена. Попав сюда, сразу смекнула, кто здесь главный и прилипла к королеве, как пиявка! Втёрлась в доверие, льстит и лицемерит.

Неужели королева это не видит? Настроение на нуле. Но русские не сдаются!

Моё платье произвело фурор. За обеденным столом, Кристина капризно надула губки (родителей видимо в её детстве умиляло, и она получала всё, что хотела), сейчас эта привычка лишь раздражала.

- Я хочу, чтобы мне сшили новое платье! - заявила она.

- Об этом надо попросить портного, - рассеянно ответила ей королева, но мысли её явно, где-то витали.

- Просить?! Прикажи ему, пусть исполнит!

- У нас каждый занимается своим любимым делом, и делает это не по принуждению, а по желанию.

- Чем занимается она? - Кристина чуть не ткнула меня пальцем, но в последний момент удержалась.

- Алина моя фрейлина.

- Я что тоже стану фрейлиной?!

- Я подумаю над этим.

От этих слов королевы, уныние охватило меня. Даже мой сурок почувствовал смену настроения, когда я вернулась к себе. Он встал на задние лапки и прижался к моей ноге. Потом опустился на пол и стал не больно покусывать её, но когда я и на это не обратила внимание, то пронзительно засвистел — как чайник со свистком, разогретый паром. Все грустные мысли вмиг вылетели из головы, я стала его почёсывать, и он, сменив гнев на милость, довольно заурчал.

Надо сказать, Кристина очень быстро своими необоснованными претензиями, вечным недовольством, заносчивым поведением восстановила против себя всех обитателей замка. Недоброжелателей у неё прибавилось, а у меня пропорционально выросло число сторонников, которые как и я мечтали, чтобы она поскорее вернулась обратно к привычным для себя занятиям — посещению фитнес-клубов, игры в боулинг, шоппингу, обедам в ресторанах…

Однажды Агнесса позвала меня на кухню, где уже собрались за круглым столом - мастер Гершвельд, сапожник чех Иржи, паж Мельхиор и… Винсент! Он хмуро глянул на меня и демонстративно стал изучать все трещинки и царапинки на столе. Всё таки, он чертовски хорош собой! Длинные ресницы бросали тень на его щёки, покрытые лёгким пухом и яркие губы, которые он часто кривил от недовольства, но сейчас плотно сжатые в прямую линию.

- Вот мы и собрались, - тоном заговорщицы произнесла Агнесса. Мне почему-то сразу стало смешно, я невольно вспомнила детскую считалку:

«На златом крыльце сидели: Царь, царевич, король, королевич, сапожник, портной, кто ты будешь такой? Выбирай поскорей, не задерживай добрых и честных людей».

Но тут предприимчивая Агнесса сказала такое, что смеяться мне резко расхотелось.

- Виконт объявит тебя своей невестой.

- Что?! - я беспомощно уставилась на Винсента, но он даже и не подумал возражать. Кивнул головой отрешённо, сохраняя, в отличие от меня, невозмутимость и спокойствие.

Я решила, что они хотят вызвать ревность у королевы. И лишь потом поняла, что влюбленность – это состояние «влюбленности в любовь», в тот образ, который нравится, а любовь – это чувство любви именно к этому человеку, со всеми его недостатками. Ревность же – антипод любви. Но тогда об этом не подумала. На следующий день мы объявили о помолвке. Королева коротко кивнула головой в знак одобрения, однако я заметила (почувствовала), что облачко затуманило её черты, но затем лицо вновь обрело прежнюю невозмутимость и спокойствие. Самообладание у неё на высоте. Поздравления она произнесла ровным голосом. Тогда какого чёрта я всё это затеяла?! Напротив, лицо Кристины исказила зависть. Она кисло поздравила нас. Есть такие особы, которые желают усидеть на двух стульях. То, что красавчик виконт предпочтение отдал мне, восприняла как личную обиду.

Королевы бывают разные. Моя — не подходит под определение властная, безапелляционная и давящая, словно камень. Напротив - в ней сочетались деликатность и снисходительность в совокупности с внутренней силой, и мне безумно нравилось это сочетание. Мою задумчивость заметила королева, она подошла ко мне, заметив, что я осталась одна ( Кристина предприняла атаку на  Винсента. Пряча презрение за потупленными очами, он позволил увлечь себя в сторонку, выслушивая глупый лепет дурочки, считавшей себя неотразимой).

- Ты любишь своего избранника? - задала вопрос королева. Маска надёжно скрывала её черты, но голос неожиданно дрогнул.

Наверное это придало мне решимость.

- Не избранника, избранницу.

- Ты уверена?! Тогда зачем это представление? Я только на минуту поверила, что Винсент мог влюбиться.

- В меня нельзя влюбиться, ты это хочешь сказать?

- Как я могу подобное утверждать, если сама…  Тут  королеваа, к  моему глубокому сожалению, замолчала. Однако, слова её вселили в меня надежду.

- Сама не знаю, зачем согласилась участвовать в этом заговоре… Наверное, сошла с ума от любви к тебе.

- Ты любишь меня, даже не видя моего лица?

- Люблю тебя саму, я не твоё лицо, или положение.

- Тогда мне больше нечего его скрывать, - королева поняла руку, чтобы снять маску, и в этот момент визг, который раздался за моей спиной, заставил меня обернуться.

Зачем я это сделала?!

Королева, замок, его обитатели исчезли, а я вновь оказалась в номере гостиницы, оглушённая визгом Зинаиды.Она проснулась и перепугалась, увидев у окна фигуру в саване, как следовало из её объяснений. Меня она приняла за призрак.  Кое-как я успокоила её, а у самой сердце сжалось от невыносимой потери.


« Она найдёт меня, я знаю.

Она найдёт меня, я знаю.

Пусть я исчезну, сгину без следа,

Пусть унесусь, пути не разбирая,

Она меня найдёт, я точно знаю.

Среди теней её не различаю,

Но следую за ней неведомо куда».

(Даги Маклейн «Она найдёт меня»)


 

Мы вернулись в Питер. Я вышла на работу, и в первый день, меня вызвала наша начальница. За всё время моей непродолжительной работы в этой организации, я первый раз переступила порог её личного кабинета. Да и видеть Екатерину Павловну приходилось нечасто. Я работала в одном крыле, а вся администрация — в другом.

- Зачем она меня позвала? - спросила я у секретарши. Та  недоумённо пожала плечами.

Косяком за мной не числилось, работу всегда выполняла добросовестно, поэтому зашла, не чувствуя за собой вины.

Екатерина Павловна, сидела за столом, но при виде меня встала и отойдя к окну, стала поливать цветы на подоконнике. Её больше интересовала душистая герань и фиалки, чем мой приход. Не поворачивая головы в ответ на моё приветствие, бросила через плечо:

- Сегодня заезжал вместе с дочерью экс-депутат Алмазов. Кристина разбила дорогую машину, поэтому он решил наказать дочь — пристроив её работать к нам. Когда я сообщила ему, что свободных вакансий нет, он предложил уволить кого-нибудь. Все мои сотрудники работают здесь давно, поэтому…

- Поэтому, вы решили уволить меня, - констатировала я.

- Поэтому я отказала ему, - Екатерина Павловна повернулась ко мне лицом.

« Красивая женщина, и осанка королевская, только что она ожидает от меня? Слова благодарности, обещания трудиться не покладая рук?» - подумала я, скорее устало, чем раздражённо.

Но почему мне так хорошо знаком это взгляд — пронизывающий и завораживающий одновременно?! Это ведь глаза королевы, только у неё они такие!

- Вот я и сняла маску, не разочаровала? - спросила Екатерина Павловна неуверенно.

- Нет! В маске, или без маски я люблю тебя, а ты?

- С первой встречи почувствовала, что мы созданы друг для друга, - королева, моя королева обняла меня.

Погрузившись в мир грёз и фантазий, мы с ней встретились там, а потом здесь. Теперь, когда захотим — отправляемся в горы, где в замке живут все те, кто там остался, кроме Кристины. Время в том мире  течёт по другому, и наше отсутствие проходит незаметно. Как сообщила мне владычица моих грёз - уходить и возвращаться могут только королевы. Всем остальным - обратной дороги нет. Выходит, я  не просто фрейлина...

Нас часто сопровождает сурок, несмотря на то, что он достаточно массивен — бегает легко, смешно подбрасывая задние лапы. И кажется, он считает себя моим защитником.

Однажды мы встретили двух котов, возвращающих с охоты за полёвками. Выглядели они злыми и голодными. Охота явно не задалась

Увидев их, сурок бросив жевать травку, бросился им наперерез и прикрыл мои ноги собственным телом. Когда коты прошли мимо, издал вслед им боевой свист.

- Он любит тебя! - улыбаясь, сказала королева.

- Ощущать двойную любовь — чертовски приятно, - согласилась с ней я, и мы рассмеялись.

Озеро, горы, верный сурок и моя любимая королева - я нашла своё счастье!