«Ты ложь, ты болезнь моя, ты призрак. 
Я только не знаю, чем тебя истребить… 
Ты моя галлюцинация. 
Ты воплощение меня самого… но только одной, впрочем, моей стороны… 
моих мыслей и чувств, только самых гадких и глупых» 

(Ф. Достоевский, Братья Карамазовы).


Увидела её в клубе. 
Красивая светловолосая девушка в белых брюках и синей шелковой блузке на кураже  
танцевала под песню Руссо.  


«Нежная грешная

Без любви твоей пропаду

Нежная женщина

За тобой по свету иду…» 


В её танце не было ничего пошлого, потому что это не имитация, не выступление на публику. 
Я приблизилась к ней.  
Заглянув в  голубые глаза,  была поражёна их неземным сиянием.  
Радостное оживление и какой-то вызов судьбе  читался в них. 
Не знала, что это её вызов самой себе. 
Улыбка ликования и, одновременно,  прислушивание к внутренним ощущениям – 
выделяли девушку из толпы бездумных мотыльков. 

Мы познакомились.  
Натанцевавшись, продолжили знакомство за стойкой бара, заказывая себе, всеми любимые
шоты со слоистыми коктейлями, которые ещё по-французски называют  Pousse-cafй. 
Исподволь любовалась  милым обликом новой знакомой. 
Она оказалась компанейской девчонкой, задорной и раскованной без намёка на вульгарность. 

Сочетание нежности и грешности  придавали ей неизъяснимое очарование. 
Внутри меня прокатывались волны нешуточного интереса, ожидания грядущего  и безумной 
надежды на то, что наше взаимное влечение вызвано не алкоголем, а чем-то другим. 
Чем именно? Об этом запретила себе думать, чтобы не вспугнуть удачу. 
Лёгкая беседа, когда взгляды говорят больше, чем слова, стала тем мостиком, который 
соединил нас. 
Ещё несколько коктейлей, и  мы оказались у меня дома, опьянённые не слабеньким алкоголем, 
хилые градусы которого скоро выветрились, а предвкушением взаимной близости. 
Бомбила — молодой, хорошо одетый мужчина с идеальным пробором, с любезным 
безразличием ( нонсенс по отношению к двум весьма привлекательным девушкам) быстро 
довёз нас. Впрочем, мы держались почти  целомудренно и не вели себя, как пьяное быдло.  
Лишь ненавязчивые прикосновения, ничего предосудительного: я поправила ей выбившийся 
локон, она дружески положила руку мне на талию. 
Эти мягкие, секундные касания сблизили нас ещё сильнее, хотя  мы ничем не выдали 
собственных чувств перед посторонним, но не перед собой, обмениваясь тёплыми взглядами 
и улыбками.
Нашей выдержки хватило только до квартиры. 
Едва захлопнулась дверь, как  вся благопристойность испарилась.
Одежда, подобно лепесткам роз разлетелась по комнате. 
Наши разгорячённые тела трепетали от желания. 
Моя партнёрша взяла инициативу в собственные руки и оказалась сверху.
Целуя и нежно покусывая за мочку уха, шептала приятную чепуху. 
Что говорила не слышала, зачарованная ласковой интонацией её голоса, притягательного, 
горлового и очень сексуального.

«Хорошая женщина – это нотка страсти», - вспомнила я изречение, а затем окружающий мир 
перестал существовать, в голове не осталось ни одной здравой мысли, тело требовало 
продолжения, а животные инстинкты жаждали  вырваться  на свободу. 
Однако, тут же, словно по мановению волшебной палочки, их  успокоили.  
Какое всё же   блаженство -  прикосновение нежных женских рук! 
Помассировав мне  виски, прошлась по лицу кончиками пальцев, погладила за ушами и 
коснулась волос. 
Ласково перебирала их на затылке, и покрывала лёгкими, воздушными поцелуями  глаза, 
щёки, губы, мурлыкая, как кошка, ласкающая своего котёнка. 
Сцепив  ладони сзади моей шеи, прижалась грудью к внезапно  пересохшему рту.
 Я попыталась поймать её вишенки, но она дразняще  отстранилась и опустилась ещё ниже. 
Добралась до моих, воспрянувших сосков. 
Накрыв их ладонями, покатала.  
Они  моментально затвердели до состояния гранита, и я снова задохнулась  от желания, но 
"мучение" на этом не закончилось. 
Эти прикосновения, вместе с предвкушением удовольствия  почувствовать её руки и губы на 
«заветном местечке», чуть не довели меня до нирваны.
Поцелуй в пупок подкрепил надежду на желаемое.
Затаив дыхание, сцепив зубы, чтобы сдержать стоны, ожидала апофеоза, находясь на грани 
потери чувств. 
Томление во всём теле, внизу живота нестерпимый жар, все предметы перед глазами теряют 
чёткие очертания. 
И вот рука её между моих бёдер. 
Осторожное прикосновение кончиков пальцев к заветной точке. 
А затем, словно художник обмакнула кисть в краску и начинает выводить на полотне  
затейливые узоры.
Каскад  светлых волос "художницы" опустился, словно занавес. 
Что происходило за ним, известно только нам.
Потом мы поменялись ролями.  Теперь я демонстрировала своё мастерство.
В отличие от меня,  она стонов не сдерживала. 
Мне казалось, что  соседи сверху и снизу проснулись. 
Пускай. Краснеть  буду завтра, а сегодня… 
В течении всей  ночи мы ласкали друг друга разными способами.  
Фантазия наша была безгранична, а ещё общее желание и понимание друг друга. 
Любовные игры продолжались до утра, пока мы не провалились в сон. 
Проснулась в постели одна, без неё. 
Она исчезла, испарилась, оставив после себя лишь запах - грешной нежности.

Удалось её найти, не зная телефона, адреса. Везение, а главное - желание.
Вот только  не пожелала меня  сразу узнать. 
Притворяется, или я всего лишь одна из многих в веренице её подружек на ночь? 
Всё оказалось гораздо запутаннее. 
Когда  напомнила ей о проведённой ночи, покраснела от стыда, даже слёзы на глазах 
выступили. 
Отпираться не стала, лишь горестно вздохнула. 

- Я не хотела этого. Я не лесби. Это моя Тень мстит мне таким образом.

Не поняла, что этим она пыталась сказать. 
Обратила внимание, что выглядит по-другому, чем при нашей первой встречи. 
Строже, и взгляд иной. 
Сдержанное поведение, спокойные манеры, взвешенные слова и поступки. 

- У тебя есть сестра-близнец? Подскажи, как найти её...

- Я могла бы солгать, что она уехала, положив тем самым конец этой тягостной для меня 
истории. 
Но ты мне нравишься, и я не люблю врать.
Той девушкой – была я, но такой… свободной я становлюсь лишь временами. 
Если хочешь узнать, почему так происходит, то  лучше обсудить это у меня дома, где никто 
не помешает.  
Ничего не понимая, согласилась. 
Лишь потом возникли подозрения. 
Доверчивость не входила в список моих добродетелей. 
Логично предположила, что девушка  хочет казаться интересной, обливая меня попеременно, 
то холодным, то горячим душем.
Я ошиблась. 
Не боюсь признавать собственные ошибки, хотя самолюбие  во мне достаточно развито.
Всё оказалось более запутанным, чем  думала. 



Обстановка комнаты соответствовала нынешнему строгому образу своей хозяйки. 
(Такая же унылая, холодная и скучная).
Она же, задумчиво уставившись в одну точку, приступила к исповеди:

- Судьба  «наградила» меня несколькими свойствами души. 
Вскоре я поняла, что  только три из них приносят мне любовь родных и близких: послушание, 
сдержанность и ум. 
А остальные оказались нежелательными. 
Бессознательно  стала их маскировать и даже подавлять. 
Однако они никуда не делись. Стали жить  жизнью Тени. 
Так принято называть -  подавленную темную, эгоистичную и животную нашу сторону. 
Когда энергия Тени становится больше, чем энергия сознательной части личности, то она 
прорывается наружу. 
Не – Я наступает, заставляя собственное – Я отступить. 
Возникают чуждые мысли, необъяснимые поступки. 
Например, Тень может забрать, - проявляя свою силу, торжествуя и подавляя нас, -  все нами 
ценимое, все дорогое нашей душе. 
Иногда из-за этого появляется депрессия, вызванная скрытым противодействием. 
Хуже, когда  возникает нечто похожее на открытую войну. 
Активное вторжение Тени. 
Она  начинает  делать мне  во вред, шокируя распущенностью мою скромность. 
Это не Я была с тобой, а моя Тень.
Знаешь, я достаточно сильная, чтобы подавить в себе её поползновения и заключить  
в темницу, из которой ей не выбраться. 
Но не делаю этого из-за неясной тоски по упущенным возможностям. 
Хорошо  осознаю, что моя Тень - это источник жизненной силы, спонтанности и творческого 
начала. 
Мой нераскрытый потенциал. 
 Пытаюсь жить в гармонии с ней, чтобы открыто выражать  чувства и по-настоящему  
наслаждаться жизнью. 
Ведь единственный «недостаток» моей теневой стороны – повышенная чувственность, сметающая все внутренние запреты. 
Она вовсе не такая, как «Мистер Хайд» Стивенсона. 
В ней скрывается то, что не принято выставлять напоказ:   искренность,  непосредственность,  
правдолюбие, способность глубоко чувствовать, открыто любить, сильные желания, смелые 
мечты и…  страсть.

«Каждый носит с собой тень», - утверждал Юнг.  
Не могу сказать за всех, но моя Тень всегда со мной, и мне не легко её сдерживать, прячась за  
незаметной маской. 
Не выделяться, быть такой как все, строить собственную жизнь по  неписанному 
общепринятому  сценарию.  
Хотя, очень многими давно овладела их собственная Тень. 
И она не такая безобидная, как моя... 
Всё низменное  – жадность, корысть, зависть, злоба, ненависть, порочность…  вылезло 
наружу.


На этом девушка закончила рассказ. 
Надо же, какое «совпадение»! 
С самым серьёзным видом поведала ей, что моя Тень схожа с её, и очень хочет с ней 
подружиться.

 Эпилог.

Моя подруга – скромная, воспитанная, серьёзная женщина.  
Верность, преданность и забота  - входят в сонм достоинств.  
Вот только  я с нетерпением ожидаю, особенно, ближе к ночи, когда её Тень выходит на свет.  

«Где есть Любовь - там страха нет; и тень себя
проявит в свете…  игрой полутонов, оттенком страсти».