— Ваша рука в полном порядке, – глядя на снимок, констатировала доктор Перес.

— Какое облегчение услышать эти слова, – выдохнула Виктория, потирая место, где еще недавно были швы. На коже оставался красный след, требующий время, чтобы стать невидимым.

Анжела осмотрела лицо своей пациентки: мелкие ранки от колотого стекла практически зажили и были не видны.

— Не переживайте, скоро все заживет. На лице точно, никаких напоминаний о ДТП не останется. Я понимаю, как это важно, особенно для модельной карьеры.

Виктория не смогла скрыть своего изумления.

— Вы помните, кто я?

Доктор приветливо улыбнулась:

— О своих пациентах я помню – всё. Кстати, выглядите счастливой. Очень хороший знак.

На ее комментарий, Виктория издала легкий смешок.

— Вы очень проницательны...

— Я ведь доктор, вижу не только физическое состояние пациента, но и эмоциональное.

— Это правда. Я действительно очень счастлива, – призналась она, вспоминая поцелуи Николь, которыми она недавно ее осыпала.

— Что ж, рада за вас. – Анжела помолчала, подписывая по ходу врачебные бумаги. – Простите за личный вопрос. Николь Райдер ваша... партнерша? – Она бросила на свою пациентку любопытный взгляд.

С минуту Виктория изучала ее, пока та делала какие-то пометки в карточке пациента. Потом быстро собрала мозаику воедино.

— Да. А вы что, знакомы?

Доктор Перес отложила бумаги в сторону и повернулась к ней.

— Мы давно знакомы. Раньше целая армия девушек пытались заполучить ее внимание. Но кажется, так никто из них и не одержал победу в этом нелегком деле. – Анжела улыбнулась, вспомнив былые времена. – А вам удалось. Значит, вы особенная.

Виктория почувствовала себя как-то неловко.

— Теперь вы простите меня за вопрос. Вы тоже были среди ее поклонниц?

Анжела удивленно приподняла брови и снова заулыбалась.

— О, нет-нет. Я не попала в ряды искушенных ее обаянием в этом смысле. Мы просто общались. Ну, знаете, обычные светские беседы.

Она вздохнула:

— Мне приходилось слышать что-то подобное о прошлом Николь.

По правде говоря, сейчас Викторию мало интересовало то, как вела себя Николь в прошлом. Значение имело только настоящее и будущее.

— Николь предпочитала держать дистанцию, никому не позволяла приблизиться к себе слишком близко. – Анжела вспомнила их встречу в больнице, то, какой напуганной и решительной была Николь. – Встретив ее здесь той ночью, в больнице, я сразу поняла, что вы для нее очень многое значите. На ней лица не было. Она очень сильно волновалась за вас и заставила меня ночью отвести ее к вам в палату, чтобы самой лично убедиться, что вы в порядке.

Анжела выглядела приятной, спокойной и вдумчивой. Почему же она раньше никогда о ней не слышала? Предполагая, что местом знакомства Николь с другими женщинами был ее клуб, она прямо спросила:

— Вы познакомились в «Savage»?

Доктор Перес кивнула:

— Да, но очень давно там не была. Мы и с Николь столько же не виделись. Встретились именно в ту ночь, когда вас сюда привезли.

Виктория провела пальцем по шраму на руке.

— Если вдруг решите заглянуть, уверена, вам будут рады, и я в том числе.

Анжела положила шариковую ручку в карман врачебной формы.

— Видимо от двух приглашений, мне точно не отвертеться?

С искренней улыбкой, Виктория посмотрела на доктора.

— Точно, вряд ли вам удастся. Мы обе очень упрямы.

Анжела приподняла бровь.

— Никогда бы не подумала, что Николь нравятся упрямые женщины.

— С этим бы она с вами поспорила. Так, что? Когда вас ожидать?

— С моим графиком это не так-то просто. Не буду обещать, но я постараюсь в ближайшее время.

Виктория пожала уверенную руку доктора. Анжела однозначно вызывала у нее огромную симпатию.

— Еще раз спасибо, Анжела.

— Всегда, пожалуйста.

В дверь смотровой кто-то постучался, какой-то медбрат позвал Анжелу по имени и попросил на секунду заглянуть к одному пациенту. Она поблагодарила его и сказала, что скоро будет.

— Ну, никак не уйти домой. – Анжела терпеливо вздохнула, но лицо ее улыбалось. – Надеюсь, в следующий раз, увижу вас вне стен этого здания.

— Я тоже. Уверена, у вас найдется свободный вечер.


****

Среди туристов и местных отдыхающих, Камилла мигом нашла на пляже распластавшуюся под жарким полуденным солнцем блондинку. Девушка лежала на шезлонге, прикрыв глаза. Она подкралась к ней со спины и аккуратно положила маленькую коробочку алого цвета ей в ладонь. Вздрогнув, Лиза рефлекторно сжала ее пальцами, открыла глаза и рассеянно поглядела на подарок, на Камиллу, снова на подарок.

— Что это? – произнесла она испуганно.

Совсем не заметив настороженности в голосе Лиз, Камилла весело чмокнула ее в губы:

— Открой и сама все увидишь.

С довольным выражением лица, Камилла бросила пляжную сумку рядом с шезлонгом, поправила пояс коротких шорт и верх от купальника, и присела возле Лиз на песок.

Лиза аккуратно открыла круглую коробочку и, прикрыв рукой рот, ахнула, не веря тому, что оно предназначалось именно ей. Она озадаченно уставилась на украшение. Подняла темные очки на лоб и чуть не плача, произнесла дрожащим голосом:

— Кольцо... Какое красивое!

Лиза достала из подарочной коробочки колечко из белого золота, инкрустированное маленькими изумрудами и повертела им на солнце, любуясь игрой драгоценных камней. Глаза внезапно увлажнились. Она всхлипнула, стараясь сдержать слезы.

Камилла и не представляла, что ее подарок вызовет у Лизы подобные эмоции. Она могла ожидать всякую реакцию на свой подарок, но уж точно не слезы!

— Что такое? Я что-то не так сделала? – Мысли ее бешено метались, перебирая возможные причины слез, вызванные ее подарком. – Недавно ты проговорилась, что обожаешь ювелирные изделия с изумрудом. Я подумала... оно тебе понравится... Прости, если я... если я не правильно тебя поняла.

Энергично Лиза замахала руками, держа в них коробочку с кольцом.

— Нет-нет, ты не причем. Прости меня за неадекватную реакцию на твой изумительный подарок. А он действительно великолепный! – Лиза вытерла слезы, чувствуя себя неблагодарной идиоткой. – Оно очень красивое, правда.

Камилла взяла ее за подбородок и заглянула в глаза.

— Тогда что не так?

Под натиском растерянных глубоких карих глаз, Лиза снова всхлипнула и опустила плечи как ребенок, которого обидели.

— Оно напомнило мне о прошлом, вот и все. – Стало как-то совершенно не по себе, что она испортила такой момент. Однако кольцо в ее ладошке напомнило ей о предательстве, пусть случилось оно давно, но сердце помнило те страдания, которые опустили ее почти на дно. Когда она об этом вспоминала, а вспоминала она крайне редко, поскольку это были не лучшие воспоминания, Лиза испытывала стыд, похожий на тот, когда ты не оправдываешь чьих-то надежд.

— Если оно тебе не нравится, – не проблема, я куплю что-нибудь другое. – Мысленно Камилла отругала себя за банальность, будто ничего интереснее не смогла придумать.

— Не нужно! Я же сказала, оно замечательное. Я буду носить его с большим удовольствием. Это лишь... лишь эмоции. Понимаешь?.. Всего лишь эмоции.

Лиза надела колечко на безымянный палец и вытянув руку вперед, залюбовалась игрой зеленых камушков. Потом опустила ноги на теплый песок, положила руку на колено и, разглядывая украшение, плавно пошевелила пальцами, словно играя на изящном музыкальном инструменте.

— Мне было двадцать три, когда на свою голову я влюбилась в женщину старше меня. Нет, пожалуй, не так... Она сделала все, чтобы я в нее влюбилась. – Лиза иронично ухмыльнулась, покручивая на пальце подаренное колечко. – Мы собирались пожениться. Можешь себе представить? Купили обручальные кольца, платья... Целых долбаных полгода, я готовилась к этой свадьбе. Полгода!.. Весь мой мир крутился вокруг нее. А еще Линда хотела ребенка и я согласилась даже на это, потому что любила ее. Хотя честно, не была готова к детям. Мы потратили с ней чертову уйму времени, отбирая потенциальных доноров, планируя беременность...

Вспомнив весь тот фарс, именно так она называла те отношения, Лиза поморщилась так, будто отведала кислого лимона.

— А ровно за неделю до нашей свадьбы, я обнаружила на прикроватной тумбочке ее кольцо с запиской. Она написала, что между нами все кончено. В последней строчке письма извинилась, что не сообщила обо всем раньше. Пока я с одушевлением строила наши планы на будущее, Линда изменяла мне с другой женщиной! Она уехала к своей любовнице-серфингистке на Гавайи и даже не сочла нужным объясниться со мной по-взрослому. Я была такой наивной, что ничего не замечала.

Боясь увидеть жалость в глазах ди-джея, Лиза отвела взгляд на океан, концентрируя внимание на его пленительной красоте. Волны, пенясь, набегали на берег, исполняя вечный танец силы и красоты, а затем бесследно исчезали на мокром песке.

Камилла озабочено посмотрела на нее, обхватила ее за колени и придвинулась ближе.

— Послушай, что бы ни случилось у тебя в прошлом с той женщиной, у нас будет все по-другому.

Лиза рассеянно кивнула, сглотнув образовавшийся комок в горле.

— После ее предательства, я впала в депрессия, такую, что жить не хотелось. – Она снова испытала стыд, но знала, что должна рассказать Камилле. – Моя жизнь пошла под откос. Я до чертиков напивалась каждый день, знакомилась с женщинами, порой даже с мужчинами ради секса – сначала в барах, клубах... а потом опустилась до разных притонов. Мне так хотелось ей отомстить, таким образом, за ее предательство. Но делала хуже я только себе! Линда все равно ничего этого не видела. Скорее всего, она тем временем наслаждалась своей новой жизнью, в объятиях другой женщины. – Она облизнула губы и вздохнула. – Я хотела забыть и ничего не чувствовать, делала все для этого. И очень быстро я оказалась на краю пропасти, упасть в которую мне не позволила только Николь.

Вообразив тот кошмар, о котором поведала Лиза, ей лично захотелось придушить ту женщину, которая так сильно обидела столь доброго и отзывчивого человека.

Брови Кэм сошлись на переносице.

— Лиза, это не имеет никакого отношения к нашим...

Лиза жестом прервала ее. Казалось, ничего не было для нее важнее, чем закончить свой рассказ.

— В тот период я жила как в тумане, от одной попойки к другой. Не помню, как связалась с наркоманкой, знаю, что провела у нее около недели. – Она опустила глаза, стыдясь смотреть на Камиллу. Эта часть ее личной истории совсем не красила ее в глазах других людей. – Из смутных, расплывчатых воспоминаний, я помню, как проснулась в какой-то грязной постели и увидела на обшарпанной тумбочке пакетик с наркотиками, скорее всего какая- то дешевая дрянь. Не знаю зачем, но я его украла и отправилась в клуб Николь. Мне было настолько все равно, что нюхать. Я потеряла всякое приличие. В тот раз Николь нашла меня в туалете нашего клуба.

Сердце Камиллы замерло от этого признания.

— Конечно, на протяжении того времени, Николь не раз вытаскивала меня откуда-нибудь пьяную и привозила домой. Она пыталась со мной говорить, но все бесполезно. В тот период мы так много ругались из-за моих выходок... Она старалась не спускать с меня глаз, а меня это сильно злило. Когда я решила занюхать эту гадость в туалете клуба, она нашла меня в тот самый момент, когда я приготовила несколько дорожек прямо на крышке унитаза. Я задумала накачать себя до такой степени, чтобы никогда ничего не чувствовать. Мне было все равно, что со мной будет. Но когда Николь увидела меня с наркотой в нашем клубе, она была в бешенстве! Никогда ее такой не видела.

Лиза наклонилась, опираясь локтями на свои колени.

— Она за шкирку вытащила меня из кабинки, как какого-то бездомного котенка, смахнула весь порошок, а остатки смыла в унитаз. Я знала, что она была очень расстроена из-за меня. Николь ругалась, кричала на меня и в то же время не знала, чем мне еще может помочь. После того случая, мне никто не промывал мозги так, как это сделала она. В тот период в моей жизни, я ее так ненавидела. Ты не представляешь, столько гадостей я ей наговорила, будучи в неадекватном состоянии. Ума не приложу, как она меня только вытерпела? Но, в конечном итоге, Николь удалось вытащить меня из этого безумия. Она показала мне то дно, на которое я себя обрекла по своей воле. А все из-за кого? – Она резко всплеснула руками. – Из-за женщины, которая была меня недостойна!

Со всей нежностью Камилла погладила ее по спине. Она была благодарна Лизе, что та открылась ей и разделила с ней своей боль прошлого.

— Хорошо, когда рядом есть такой друг, как Николь.

Лиза кивнула.

— Это да, мы как сестры, которых у нас нет. У меня только два старших брата, и то, которые живут на противоположном берегу. Кстати, тоже серфингисты, – иронично заметила она, вспомнив о своей семье.

Представив на секунду, чем все могло закончиться, Камилла взяла ее руки в свои ладони и покрыла их поцелуями.

— Не представляю свою жизнь без тебя.

Лиза уткнулась носом в густую чернявую шевелюру:

— Ты совсем другая, Кэм. И я люблю тебя такой, какая ты есть. Меня восхищает твоя естественность, открытость и честность.

Камилла заулыбалась от приятных слов.

— Обещаю, я всегда будут рядом с тобой. И обещаю всегда о тебе заботиться.

Лиза коснулась ее щеки.

— Всегда?.. Разве можно в этой жизни быть в чем-то настолько уверенной?

На смуглых щеках проявился легкий румянец.

— По мне так можно. Ведь я однолюб. – Камилла опустила глаза на их переплетенные руки и честно призналась: – До нашего знакомства, я приходила в клуб, садилась в дальний угол – за столик у бара и просто любовалась тобою.

— Кажется, я сейчас снова расплачусь! Это так мило... Я люблю тебя, мой диджей. – Лиз наклонилась к девушке и подарила ей многообещающий поцелуй, наслаждалась каждым совместным вдохом.

— Девочки, извините, что отвлекаю вас от столь интимного момента...

Услышав знакомый голос, Лиза повернула голову и увидела перед собой Элену. Женщина выглядела элегантно даже на пляже. Похоже, это была какая-то особая черта их семейства. Подстриженные под каре русые волосы отливали на солнце медным оттенком. Теплый ветер развевал белую ткань её длинной льняной юбки. С плеча свисала холщовая пляжная сумка, а в руке болтались шлёпки.

— Элена!.. – обрушив бурю восторга, Лиза вскочила с шезлонга и крепко обняла ее. Она относилась к Элене с большой теплотой. – Как я рада вас видеть! И как неожиданно!

— Я тоже, – смеясь, ответила Элена, возвращая объятия. – Прогуливалась по пляжу и случайно заметила вас двоих. Прости что помешала, но не смогла пройти мимо и не поздороваться.

Элена посмотрела на девушку рядом с ней.

— Камилла Диаз, – представила Лиза свою подругу. – А это Элена Райдер – мама Николь.

В знак приветствия, Камилла протянула руку харизматичной улыбчивой женщине.

— Очень приятно с вами познакомиться!

— Взаимно, – Элена пожала вытянутую руку и повернулась к Лизе. – Вам, наверное, хочется побыть наедине. Так что не буду вас задерживать.

— Перестаньте, мы еще успеем.

— Ах, дорогая, мне нравится, как светятся твои глаза, когда ты смотришь на Камиллу.

— Не заставляйте меня краснеть, как подростка, – расхохоталась Лиза, подбоченившись к Элене.

— Да брось, – пошутила Элена. – Любовь не должна вызывать смущение, это самое прекрасное, что есть у нас в жизни.

— Элена, как у вас, получается, всегда сказать нужные слова?

— Просто я романтик по жизни. А говорить приятные слова близким людям, вдвойне приятно. Лиз, ты мне как вторая дочь. Я так давно тебя знаю.

Лиза припоминала тот самый вечер, когда познакомилась с Николь.

— И правда, давно... Наше знакомство с Николь было смешным и в какой-то степени банальным. Слышали историю нашего с ней знакомства?

— Смутно, по правде говоря. – Элена ласково взяла Лизу за руку. – С удовольствием послушаю ее из твоих уст.

Лицо Лиз сиюминутно просияло.

— Была какая-то вечеринка, на которой я по неосторожности сломала каблук. Настроение мое было испорчено этим маленьким казусом. – Начав рассказывать, она не могла не смеяться. – Я была зла, как черт! На дворе стояла ночь. Мои друзья продолжали веселиться, а мне приспичило поехать домой из-за этого сломанного каблука. Можно было бы снять туфли и дело с концом, так нет! Такой вариант меня явно не устроил. И вот стою я на тротуаре, проклинаю все на свете и выкрикиваю матерные слова. Вдобавок ко всему у меня разредился телефон. И тут на белом кабриолете ко мне подруливает Николь, словно принц на белом коне, и предлагает подбросить до дома. Эдакая благородная незнакомка. Сначала у меня сложилось впечатление, что я жутко забавляла ее своим внешним видом и в какой-то степени, это так и было.

Все трое смеялись.

— Тот автомобиль был ее первым. На шестнадцатилетние Николь, Джозеф решил сделать ей взрослый подарок. Как она ему радовалась.

Лиза просияла и лучисто улыбнулась Элене, с нетерпением добавив:

— Так да, в шестнадцать лет мы и познакомились. С того момента и началась наша дружба.

— Забавная история. – Камилла хохотала почти до слез, вслушиваясь в переливы интонации рассказчицы.

— Раньше, когда они собирались вместе, все, что я слышала – беспрерывный смех. Как мне не хватало этих двух особ, когда они уехали учиться, – призналась Элена. – Приезжайте как-нибудь к нам в Италию. Я с удовольствием покажу вам Вентотоне. Островок очень маленький, зато невероятно красивый и спокойный. Вы будете в восторге.

Лиза, прежде чем ответить, посмотрела Камилле в глаза и радостно сказала:

— Спасибо за приглашение. Мы с большим удовольствием примем ваше приглашение. К моему позору, я ни разу не была в Италии.

— Вот и прекрасно, я покажу вам лучшие места, – весело продолжила Элена. – В доме есть две гостевых спальни. Места хватит всем. Я познакомлю вас с Фабио, он всегда рад гостям. А когда вы попробуете морепродукты по его рецепту с местным вином, вы захотите остаться навсегда.

— Звучит очень заманчиво, – согласилась Лиза.

Элена повела бровью, хитро улыбаясь.

— Милая, а разве у меня бывают другие предложения?

— Кого-то мне это напоминает, – подметила Камилла, намекая на сходство с Николь.

— О да, Николь – сто процентная дочь своей матери, – засмеялась Лиза.

— Что ж, рада была увидеться. Не буду вас больше задерживать.

— Как же приятно с вами поболтать, – обнимаясь на прощанье, призналась Лиза. – Мы обязательно прилетим к вам. Элена, с вами так уютно.

— Заходи в гости, пока я не уехала, вернее, заходите вместе, – поправила себя Элена, взглянув на Камиллу. – Пропустим по бокальчику хорошего вина и пофилософствуем о непредсказуемой жизни.

— Обязательно. Чтобы поболтать с вами, меня долго уговаривать не нужно.

Они помахали друг другу на прощанье, вдохновленные коротким, но приятным общением.

— Какая чудесная у Николь мама, – отметила Камилла, очарованная Эленой.

— Это удивительное сочетание. Далеко не каждая мать с дочерью общаются так, как они. С моей матерью, к сожалению, мы не так близки.– Лиза повернулась к своей возлюбленной. – Искупнемся? Иначе от жары мое тело превратится в желе.

Они взялись за руки и побежали по раскаленному песку, попутно что-то выкрикивая и с головой ныряя в бирюзовый океан.