Семь часов беспрерывных фотосессий изрядно измотали, Виктория чувствовала себя уставшей и голодной. Пришлось подняться с кровати в пять утра, дабы успеть на место съемок. Она сбилась со счета, сколько раз за день ей пришлось переодеваться в бренд одной из рекламируемых марок.

К счастью съемки подошли к концу. Виктория упаковала свои вещи в сумку и вышла навстречу жаркому дню.

Пролетев Брикель Авеню, Виктория припарковала «мини купер» на бульваре вблизи Брэйфрот Парк, расположенного в центре Майами. Близость залива Бискейн определенно сыграло свою роль в выборе места. Она миновала амфитеатр, способный вместить несколько тысяч зрителей, и оказалась у самого залива. По необъяснимым причинам она любила это место.

Бирюзовый залив, пышная зелень и небоскребы Майами выглядели единой завораживающей композицией.

Парк идеально располагал к пассивному отдыху, в котором она сейчас так нуждалась. Свежий бриз с залива облегчал объятия безжалостно палящего солнца. Виктория расположилась рядом с пальмой на одном из пляжных стульев, она бросила рядом с собой сумку и как следует, потянулась всем телом. Наконец-то можно расслабиться. Спокойная атмосфера парка умиротворяла.

Скрестив пальцы на затылке, она вытянула ноги вперед, прикрыв глаза от солнечных бликов.

Вернулась ли она в Майами, если три года назад навсегда бы покинула США? Мысли в голове текли плавной вереницей. Губы дрогнули в еле заметной улыбке, стоило ей подумать о Камилле. Они познакомились на одной из клубных вечеринок в Калифорнии, когда Виктория вернулась в Штаты. С первых минут знакомства между ними возникло глубокое дружеское взаимопонимание. Камилла жила и работала в Майами – в городе, где воспоминания о прошлом оживали с невероятной силой.

Камилла увлекалась танцевальной музыкой и периодически подрабатывала диджеем в небольших клубах. А примерно год назад, хобби настолько затянуло ее, что она уволилась из местной радиостанции для испаноязычного населения Майами, полностью посвятив всю себя музыке. Вдали от родины, Виктории не хватало близкого дружеского общения, поэтому, когда Камилла предложила переехать в Майами, она согласилась, невзирая на прошлое.


****

— Высади меня у парка, — небрежно попросила личного водителя рыжеволосая женщина, шипя себе под нос нецензурную брань.

— Да, мэм, — послушно кивнул тот и притормозил на бульваре.

Женщина вышла, хлопнув дверью черного респектабельного автомобиля. Недовольные ругательства продолжали слетать с ее губ.

— Каким надо быть идиотом, чтобы назначить встречу в парке, в разгар дня! — пробормотала она, сжимая в руках папку с документами.

Рыжеволосая бестия раздраженно оглядывала всех, кто попадался ей на встречу. Проводить деловые встречи в парке, на улице — явно не входило в ее планы. Для нее это было полным сумасшествием. Но так как сделка сулила хорошую выгоду для самой Рейчел Бакер, ей ничего не оставалось, как крепко стиснув зубы, согласиться.

Она взглянула на дорогие наручные часы:

— Я уволю его. Точно уволю. Какого черта, нужно было так гнать? — с остервенением прорычала Рейчел, продолжая вести тихий монолог. — Чтобы без дела я бродила тут проклятые двадцать минут? Сколько всего можно сделать за двадцать минут! — не унималась она. От раздражения на хмуром лбу образовались морщинки.

Рейчел не любила многолюдные места. Обычно она проводила время в дорогих ресторанах, клубах и прочих местах для богачей. Она как ястреб кружила вокруг фонтана в парке, чувствуя себя последней идиоткой. Приближение визжащих детей, заставило ее снова прорычать, крепче сжимая кулаки. Ее взор метнулся в сторону залива — идеальное место скоротать время.

Рейчел подошла ближе и сама не ожидая, ахнула от представшей перед ней картины.

— Жара что ли так действует или мои же глаза на меня обманывают? — произнесла она, словно у нее был собеседник.

Рейчел спустила солнцезащитные очки на кончик носа и громко цокнула. Она редко чему-либо удивлялась в жизни, однако, не в данном случае. Вернув очки обратно, Рейчел молниеносно преодолела каких-то несколько метров и оказалась рядом с отдыхающей брюнеткой.

— Я уж было подумала — это мираж, а оказывается шальная реальность, — растягивая слова, парировала Рейчел. — Виктория Майсак, собственной персоной. Кто бы мог подумать...

Виктория вздрогнула, услышав над собой хриплый и достаточно громкий голос. Она распахнула глаза. Рейчел возвышалась над ней, подобно палачу над своей жертвой. Лицо рыжеволосой бестии исказилось зловещей гримасой, открыто выказывая свое презрение.

Неожиданная встреча. Виктория почувствовала, как внутри пробежал холодок. Пора бы завязать с прошлым, но оно как специально, последние дни настигало ее, словно свора гончих псов. И почему в таком большом городе, ей не удается избежать встречи с теми, кого она не желает видеть? Встреча с Николь в клубе – тут уж она сама виновата! Но столкнуться с Рейчел Бакер в парке большого города... совершенно необычная случайность.

— Очевидно, Майами так и притягивает, таких выскочек как — ты, для очередного улова, — самодовольно выплюнула Рейчел. — Кто жертва на сей раз?

Виктория поднялась на ноги и встала напротив.

— Ради такого радушного приветствия, уже стоило вернуться. Не правда ли? — не поддаваясь на провокацию, съязвила Виктория.

Рейчел с вызовом подалась вперед, и Виктория уловила резковатый запах парфюма, от которого у нее скрутило желудок. Она сняла темные очки, обнажив перед Викторией карие глаза. От неё исходило непомерное высокомерие, и Рейчел не стесняясь, выражала всем своим видом пренебрежение.

— Зачем, ты вернулась?

— Разве я должна перед тобой отчитываться?! Странно, очень странно видеть тебя здесь, среди обычных смертных. Ой, ты ж ведь покинула свой роскошный автомобиль не ради меня, надеюсь? — Виктория заглянула за спину рыжеволосой женщины, будто искала кого-то. — Или, быть может, ты следишь за мной? — не уступая в самоуверенности, съехидничала она, хотя внутри все клокотало.

— Не будь такой самонадеянной. — Рейчел постучала пальцами по кожаной папке с документами, отбарабанив знакомую только ей мелодию. — Ты будешь последней в списке, ради кого я покину... — по ее лицу пробежала вызывающая ухмылка, — свой роскошный автомобиль.

— Вот и прекрасно! — воскликнула Виктория, хватая сумку. — Думаю, на этом и закончим.

— Думать? — громкий смех Рейчел разразился зловещим эхом в голове Виктории, как в каком-то кошмарном сновидении. — Ты действительно умеешь думать? — Не унималась Рейчел. — Дорогуша, эта функция мозговой деятельности не по твоей части. Разве тебе об этом еще никто сообщил? Вот досада!

Виктория кожей ощутила ядовитый укус оскорбления, сказанный с открытой насмешкой. Гнев пульсировал в висках. Почему она позволяет этой женщине, насмехаться над собой?

— О, куда мне до вас с Николь?! — практически выплюнув слова в надменное лицо, Виктория крепче сжала ручку сумки. — Продумывать тайные встречи за моей спиной, вот высший показатель умственных способностей.

— Тайные встречи? — Рейчел громко цокнула. Ее глаза яростно впились в серые. — Я слишком уважаю себя, чтобы опускаться до подобных встреч.

— Расскажи это кому-нибудь другому, а я – пас.

Виктория сделала шаг вперед, но захват Рейчел оставил ее на месте.

— Когда ты со скандалом ушла от нее, я долго размышляла... — огненные глаза Рейчел в упор смотрели на модель. — Это была попытка сорвать хороший куш или ты действительно настоящая идиотка? — Она наклонила голову с подозрением полицейского, пытаясь понять истину.

— Может, отпустишь меня? — тихим голосом прошипела Виктория, выдернув руку из стойкой хватки Рейчел.

— Для очистки совести все-таки скажу, — выдержав театральную паузу, она продолжила, — между мной и Николь ничего не было и не могло быть. Наши романтические отношения закончились задолго до твоего появления. — Ее взгляд выражал серьезность. — И если ты поверила всему этому дерьму, значит, не достаточно сильно любила ее.

Последние слова ударили по самому больному, сердце сжалось как перед высоким прыжком.

— Не очень-то убедительно, Рейчел. Мне довелось увидеть не только ваши с ней фотографии. — Виктория отвела взгляд, в попытке удержать слезы. — В любом случае я не собираюсь с тобой это обсуждать.

— Ты, правда, так глупа? — последовала ироничная усмешка. — Или ты заранее спланировала развести Николь на деньги, обвинив ее в домогательстве? — Рейчел встряхнула головой. — Николь Райдер повезло, что на нее работают лучшие адвокаты.

— Достойная теория! Ой, но тут есть маленький нюанс... В ходе обвинении я не требовала компенсацию за моральный ущерб, — напомнила Виктория, торопясь поскорее покинуть эту женщину.

— Твои оправдания, лишь мыльная опера.

— Оправдания? — Лицо Виктории исказилось от возмущения. — У меня и в мыслях не было оправдываться, тем более перед тобой. — Она демонстративно обошла Рейчел. — Мне пора идти.

— Давай, давай... Убегай как трус, — с поддевкой бросила Рейчел. — Что еще ты можешь?!

Закинув на плечо сумку, Виктория отступила назад. Прищурив глаза, она попыталась прочесть выражение лица Рейчел — безрезультатно. Эта женщина никогда не выдавала своих эмоций. Она была как кремень — спокойная и невозмутимая.

— С чего вдруг я должна верить тебе? — фыркнула Виктория.

— С чего ты взяла, что я хочу заставить тебя во что-то верить? — Рейчел рассмеялась, удивляясь ее слепоте. Огненные глаза, медные волосы и высокомерный смех делали Рейчел похожую на хищную лисицу. — Ты вроде собиралась идти? — кинула она напоследок, подогревая любопытство модели.

— Собиралась.

Опустив темные очки на глаза, Виктория направилась к выходу, не оставляя шанса снова задеть ее за живое.

Рейчел повернулась, чтобы проводить взглядом удаляющуюся фигуру, любуясь заманчивыми очертаниями привлекательного тела, с роскошными прямыми волосами цвета темного шоколада. Виктория и впрямь, отличалась от однотипных моделей. «Не удивительно, что Николь отдала этой женщине свое сердце», подумала Рейчел.


****

Оставляя позади себя зеленый парк, Виктории посмотрела на высокие стеклянные здания. В одном из таких располагался офис компании «Райдер’с». Слова Рейчел задели уколом вины. А если Рейчел и Лиза говорят правду? Удушливый ком подступил к горлу. Голос Рейчел отчетливо зазвенел в голове без тени сомнения на ложь. Вихрь беспорядочных мыслей закрутился в голове. Сердце застучало, отбарабанивая неровные удары. Внутри нарастало странное беспокойство. Виктория достала из сумки бутылку с водой и одним глотком отпила половину.

Три года назад

— Что ты делаешь, Вик? По контракту тебе осталось всего шесть месяцев… — с мольбой произнесла Николь. — Прошу не впутывай в бизнес наши отношения.

— У нас больше нет отношений, — напомнила Виктория. Ее мышцы были натянуты, как струна. Душа кричала и рыдала, еще каких-то полгода рядом с Николь, она не вынесет. Это было выше ее сил. — Шесть месяцев слишком долгий срок, чтобы работать на тебя, — твердо заявила она.

Николь взяла ее за плечи.

— Ума не приложу, кто вылил на меня эту лживую грязь? — Николь сбилась со счета, сколько раз она задавала один и тот же вопрос. Синие глаза переполняло отчаяние. — Я люблю тебя Виктория, люблю больше чем кого-либо. Я никогда тебя не обманывала! Почему ты не веришь мне?

— Довольно, Николь! — Она попыталась вырваться, но почувствовала сильное сопротивление, которое удерживало ее на месте. — Какая разница кто? Достаточно ваших фотографий с Рейчел и того поцелуя в клубе с той... — ее голос дрогнул. — Господи, да как я могла быть такой наивной...

— Это все ложь! Я всегда была с тобой честна. — Николь склонила голову, и только самоуважение отделяло ее от того, чтобы не встать на колени и не умолять Викторию поверить ей. Она молча отпустила ее плечи. — Скажи, что мне сделать, чтобы ты поверила, и я это сделаю.

— Ты уже сделала все, что могла, — грубо возразила Виктория.

Наблюдая перед собой искаженное гневом лицо, президент компании налила в стакан ледяной воды и протянула Виктории, чтобы та немного успокоилась.

— Мне ничего от тебя не нужно, просто исчезни из моей жизни! — Импульсивно взмахнув рукой, Виктория оттолкнула от себя стакан с водой. С грохотом упав на пол, стакан разлетелся вдребезги. Вода быстро растеклась по напольному покрытию.

Со вздохом, Николь опустилась на корточки и стала собирать осколки разбитого стекла, почти символ ее разрушенной жизни. Она подняла голову и посмотрела на Викторию. Не так давно модель проявляла к ней совсем иные чувства.

— Виктория, я люблю тебя. Но даже тебе не позволю так со мной обращаться. Прости, если отношения со мной причинили тебе боль. — Чувствуя подступающие к глазам слезы, она попыталась их сдержать. Николь отступила и медленно рухнула в президентское кресло. Она развернулась в сторону больших панорамных окон офиса, которые выходили на соседние высокоэтажные здания. Николь устала оправдываться в том, чего не делала.

Глядя в окно, Николь добавила:

— Если таково твое окончательное решение, поступай так, как считаешь нужным. — Николь смахнула одинокую слезу. — Теперь по всем вопросам, обращайся через моего адвоката.

Виктория ничего не ответила. Все что она сделала, это закрыла за собой дверь, исчезнув из ее жизни.

В тот самый день президент компании попросила свою помощницу перенести все встречи и ни с кем не соединять ее по телефону. Она закрылась в офисе и в полной тишине прорыдала несколько часов, бесцельно смотря в панорамное окно. Она не могла понять одного, как после того, что их связывало, Виктория не хотела даже выслушать ее. Почему она просто бросила ее, вот так.

Подъехав к многоэтажному жилому зданию, Виктория только сейчас заметила, с какой силой сжимает руль автомобиля. Пока она вела машину, она не могла избавиться от неприятного, горького осадка от внезапной встречи с Рейчел Бакер. Лбом она коснулась автомобильного руля, слабый стон сорвался с ее губ.

Нужно успокоиться.

Заглушив двигатель, Виктория подняла голову и посмотрела на свое отражение в зеркале заднего вида.

А вдруг она совершила ошибку? От страшного осознания в груди болезненно заныло.

Виктория отстегнула ремень безопасности, взяла вещи и вышла из машины. На подземной парковке было таинственно тихо. Она осмотрелась по сторонам, так будто снова ожидала встретить кого-то из прошлого.

Лифт доставил на девятый этаж, где она арендовала квартиру. Виктория достала ключи от квартиры, хотелось поскорее оказаться дома, в своем маленьком укрытии, где пускай и ненадолго, можно спрятаться от целого мира. Она закрыла за собой входную дверь, бросила на пол сумку и без сил рухнула на диван в гостиной.

Квартира выглядела современной. Состояла из гостиной, там же находилась оснащенная всем необходимым кухня, которой Виктория пользовалась крайне редко, предпочитая что-нибудь заказать с доставкой на дом, либо перекусить где-нибудь вне дома. Гостиная вела в спальню с выходом на балкон, откуда открывался захватывающий вид на Бискейн Бэй и небоскребы Майами. В спальне находился шкаф, две прикроватные тумбочки и большая двуспальная кровать, хотя Виктория всегда спала одна.

Она протерла ладонями лицо и закрыла глаза, в надежде успокоить назойливые мысли. Вместо этого перед глазами возникли старые воспоминания.

Она направлялась в сторону «Savage», в руках она сжимала фотографии, переданные ей одним человеком. Тогда Виктория не верила ни одному снимку. Николь никогда бы так с ней не поступила. Никогда! Намереваясь выяснить все обстоятельства лично, она не поддавалась на провокацию. Фотографии, на которых в одних купальниках Николь целовалась с Рейчел, конечно, вызвали тревогу, ревность. Однако Виктория полагала, что этим кадрам найдется логическое объяснение. Должно найтись.

Виктория зашла в клуб и первым, куда упал ее взгляд, оказалась барная стойка. В одно мгновение земля ушла из-под ног. Весь прежний мир перестал существовать в одно мгновение. Перед глазами, как в замедленном кадре возникла сцена, словно из другой реальности: некая шатенка у бара, с томной полуулыбкой что-то сказала Николь, а затем жадно впилась в ее губы.

Как в тумане, Виктория прямиком направилась к бару и с придыханием произнесла одно лишь имя:

— Николь...

Хозяйка клуба обернулась, услышав свое имя. Резко оттолкнув от себя незнакомку, она испуганно посмотрела на Викторию.

— Это... это совсем не то о чем ты подумала, Вик! — шокированная происходящим, произнесла Николь.

Виктория стояла будто вкопанная, не узнавая собственное онемевшее тело. Она не реагировала на слова. Все, что их связывало, катилось в беспроглядную пустоту. Одно дело фотографии, которые она могла принять за фарс, подделку, за что угодно. Но сейчас она собственными глазами видела поцелуй Николь с другой женщиной. Мысль о том, что чувства Николь были ложью, оказалась слишком жестокой, чтобы ее принять.

— Правда? — на эмоциях, с явным недоверием бросила Виктория. Она проморгнула слезы, отстраняясь от прикосновений Николь. — Не смей меня трогать! — Срываясь на крик, выплеснула она.

Боль от разочарования пронзила так сильно, что она боялась потерять сознание от потрясения. Неужели человек, которому она открыла душу и сердце, так беспощадно предал ее. Только не Николь! Она доверила этой женщине всю себя и никогда не сомневалась в ее чувствах. Виктория была уверена, что слышит звук своего собственного падения в бездну обмана.

— Позволь все объяснить. — Николь охватила паника. Она старалась подобрать нужные слова и как назло ничего не выходило.

— Объяснить поцелуй или твои отношения с Рейчел Бакер за моей спиной?

Напряжение росло.

— При чем тут Рейчел? — спросила Николь, сбитая с толку еще одним обвинением.

Не желая выслушивать пустые оправдания, Виктория развернулась и быстрым шагом направилась к выходу.

— Виктория, остановись! Выслушай меня!

Николь выбежала на улицу вслед за ней. Она старалась ее догнать, не обращая внимания на обидные слова, которыми та жалила.

Упрямство и гнев заставляли Викторию бежать, не останавливаясь до тех пор, пока она не осталась в полном одиночестве.

Она вернулась в настоящее, чувствуя, как балансирует на грани тихого ужаса. Назойливые мысли продолжали крутиться в голове. Почему она не дала Николь шанса? Почему не выслушала ее? Почему не попыталась во всем разобраться? Почему поставила гордость и обиду на первое место? Множественное «почему» сверлили, как острое сверло, становясь настоящей изводящей пыткой. В сумке зазвонил мобильный телефон. Виктория рывком соскочила с дивана, чуть ли не падая.

— Привет. Чем занимаешься? — раздался спокойный голос Камиллы.

Виктория поздоровалась в ответ. На глаза навернулись слезы.

В телефоне повисла пауза.

— У тебя все в порядке? — По голосу подруги Камилла поняла, что-то не так.

— Не совсем, — произнесла она печальным голосом. — Удивительно, сегодня я случайно столкнулась с женщиной, с которой Николь мне изменяла или... возможно изменяла, я не знаю…

— Что значит случайно? Наш визит в клуб тем вечером, как-то имеет к этому отношение?

— Нет. Не думаю.

— Она обидела тебя?

— Не то чтобы... Но она заставила меня задуматься над некоторыми вещами на счет Николь. Не знаю, как мне реагировать на некоторые ее слова.

— Сначала успокойся, — сказала Камилла, услышав на другом конце отчаянный всхлип.

— Вдруг я ошиблась? Только представить, как в таком случае, я облажалась.

— Сложно судить, не зная всех подробностей вашей истории. Давай я заеду к тебе, и мы поговорим. Как тебе такой расклад?

Виктория кивнула головой, так будто Камилла могла видеть ее.

— Да, спасибо. Мне необходимо с кем-то поговорить, иначе я сойду с ума.

— Выше нос! Я скоро буду у тебя.


****

Спустя сорок минут Камилла стояла на пороге с бутылкой красного вина и теплой пиццей.

— Не знаю, как ты отнесешься к пицце, лично я чертовски голодна. — Она попыталась вызвать улыбку у подруги, и у нее получилось.

— Сегодня я согласна на все, — Виктория бодрилась, невзирая на душевную тревогу. Если она поддастся ей, тогда прощай здравомыслие.

Разместившись на полу в гостиной возле журнального столика, они открыли бутылку мерло. Камилла наполнила два бокала и, откусив внушительный кусок пиццы, взглянула на подругу. Перед тем, как окунуться в прошлое, Виктория разом осушила бокал. Раньше она ни с кем не говорила об отношениях с Николь, храня их печальную историю, как черный камень грусти в потаенной шкатулке.

— Ты всегда можешь рассчитывать на мою поддержку, — сказала Камилла, убирая выбившийся локон темных волос с лица подруги. Ее резкие черты отражали беспокойство.

Прикусив губу, Виктория посмотрела в темные глаза напротив. Она собралась с силами и начала с того момента, когда получила приглашение от компании «Райдер’с» стать ее лицом. Снова наполнив бокал, Виктория также быстро его осушила, как и первый, продолжая рассказ. Проговаривая детали, вспоминая незначительные мелочи, Виктория по-новому осознала, какая великая сила связывала ее с Николь. Объединяла две души в одно целое.

Камилла отложила в сторону последний кусок пиццы, затем откашлялась, прочистив горло.

— Почему, ты не подумала об этом раньше, до встречи с этой женщиной? — Камилла задумалась, что-то перебирая в мыслях. — Почему не позволила Николь все объяснить?

Виктория отвела взгляд, чувствуя вину за собственную глупость.

— Я была убеждена, что две случайности не происходят одновременно. — Она отвернулась тяжело вздыхая. — Я сама была не своя: обижена, рассержена, оскорблена.

— Если ты считаешь, что могла ошибиться, — Камилла приобняла подругу, — тогда что чувствовала Николь?

Она судорожно сглотнула.

— Это только предположение. Ее безвиновность не доказана. — Виктория задумчиво покрутила пустым бокалом за длинную ножку. — А если Николь и впрямь стала заложницей подозрительных совпадений, тогда и Рейчел, и Лиза — правы, я не заслуживаю ее любви и всего, что она для меня сделала. — Виктория прикрыла глаза, слушая свое неровное дыхание.

Камилла провела рукой по темным волосам подруги.

— Виктория?

— Что? — она продолжала держать глаза опущенными.

— Ты должна поговорить с ней, — подытожила Камилла.

Серые глаза тут же распахнулись.

— Ради Бога, Кэм... И что я скажу ей? — Она смахнула слезы тыльной стороной ладони. — Я не уверена в ее невиновности. Рейчел Бакер могла специально поддеть меня, заставив думать, что я не способна отличить правду ото лжи. И сейчас сидит где-нибудь с Николь, и... — Виктория мучительно схватилась за голову.

— Вот поэтому, ты обязана разобраться, чтобы быть уверенной. — Камилла подняла руку на видимый протест подруги. — Вы два взрослых человека. Вы найдете способ поговорить и все обсудить.

В комнате повисла тишина, пока Камилла ее не нарушила.

— Что ты чувствуешь к ней?

Виктория неуверенно пожала плечами.

— Не знаю. Я очень ее любила. Николь была для меня всем. А потом всё рухнуло... – Поморщившись, она выдохнула: – Столько разочарования, боли... После всего случившегося сложно сказать, что я чувствую.

— Ты до сих пор страдаешь, Вик, что наводит меня на мысль, что у тебя сохранились к ней чувства. Я права? Иначе бы это так не расстроило тебя.

— Ах, Камилла... Николь принадлежит к тому типу женщин, которых сложно забыть. — Подтянув к себе колени, она уперлась в них головой. — Если я ошиблась, она никогда не простит меня.

— Мы все имеем право на ошибку, главное иметь смелость исправить ее. Этот мир неидеален.

— Возможно...