«Квест (английское “quest”, поиск) – игра, в которой герой проходит по запланированному сюжету.
Каждый из участников получает индивидуальную роль в этой ситуации, а также свои индивидуальные цели.
Наличие нескольких целей обеспечивает разноплановость игры. Игрок сам может определять, какая цель для него первоочерёдная.
Суть игры – выполнить как можно больше целей. Для этого игрокам необходимо общаться между собой, анализировать информацию
Исход игры обычно полностью зависит от действий игроков».


Все девушки мечтают выйти замуж за принцев, а если принц – молодой, богатый и красивый не попадётся (товар штучный и дефицитный), то и старый король сойдёт.
И пусть он толстый, с отвисшим животом, с отдышкой и потливый. Или, наоборот – морщинистый, высушенный, словно мумия Тутанхамона, поскрипывающий суставами и вставной челюстью… лишь бы не вызывал рвотные позывы.
Анне, можно сказать, повезло. Она нашла себе принца, а не похотливого старого козла.
Достаточно молодого, всего лишь на пятнадцать лет её старше. Хоть ростом, внешностью не вышел, зато умный. И ничего, что отдалённо  напоминал рыжего хорька, с лица не воду пить.
Работал Михаил ( так звали избранника) - ведущим специалистом в компании, специализирующейся на разработке компьютерных игр.
Квартира, машина, счёт в банке, загородный дом – всё соответствовало статусу преуспевающего человека.
Только было одно «но». Скажите, в чём подвох?
Слышали про бочку мёда и ложку дёгтя в ней...
Так вот, той ложкой дёгтя, весьма большой ложкой, оказалась  дочка Михаила от первого брака. 
Вначале  Анна не придала значение этому факту. Хорошо, что только один довесок, а не куча сопливых детишек. А зря.
С первыми проблемами, связанными с этой девчонкой, Анна столкнулась по возвращению из свадебного путешествия.
Сама свадьба, медовый месяц на Карибах – всё прошло по высшему разряду.
Однако «явление Христа народу» (появление дочки Михаила) – стало полным сюрпризом. Ничего себе подарочек!
Нет, Анна вскользь слышала о наличии у мужа ребёнка  пубертатного возраста, но пребывала в абсолютной уверенности, что не увидит падчерицу столь скоро. Если повезёт, то до самого её  замужества. Хотя может и от этого мероприятия  удастся отмазаться.
Надеждам не суждено  сбыться.
Падчерица не только «осчастливила» своим появлением, так ещё и «обрадовала» вестью, что поживёт с ними, неполадив с отчимом.  Анна подозревала, что та сделала это на зло ей.
Хотя позже, столкнувшись с враждебностью девочки-подростка, решила, что  с таким острым языком и неуживчивым характером, немудренно переругаться со всеми. Наверное, отчим и мать Юли, обрадовались, когда та свалила к отцу. 


Несмотря на упрямство и эгоизм, Анна не решилась с ходу стать «злой мачехой», или показать себя стервой, что впрочем, одно и тоже.  
Поэтому, «проглотив пилюлю», внешне смирилась с незваной гостью,  негодуя про себя.
Несносная девчонка, стала изводить Анну, при этом сохраняя ангельский вид. Та тоже не оставалась в долгу.
Война шла с переменным успехом. 
Благоверный, увлечённый разработкой новой игры – ничего не замечал.
Целыми днями он пропадал на работе, а Анна скучала дома. 
После окончания института, выйдя замуж за обеспеченного человека, могла не работать. Только это - желание мужа, а не её.
Михаил отличался чудовищной ревностью, поэтому  не желал подвергать искушению красавицу жену. Сам он был рыж, да неказист, зато Анна приковывала к себе взгляды мужчин.
Высокая, стройная, длинноногая, с потрясающей фигурой без всяких коррекций и операций.
Волосы, цвета соболиного меха, подчеркивали правильную красоту её немного сумрачного лица. Зато зелёные кошачьи глаза и ямочка на подбородке оживляли прекрасное  «творение скульптора».
Хороша, ничего не скажешь.

Юлия – дочка Михаила, как ни странно, не терялась на фоне новой жены отца.
Высокая (видимо, пошла в мать), тоненькая, словно былинка.
На её хорошеньком остром личике чёрными буравчиками выделялись глаза, когда она глядела на Анну. Сразу становилась похожа на сердитого ёжика.
Побледнела, когда отец объявил, что на новогодние праздники они (отец и Анна) поедут на Карельский перешеек.
Там у Михаила  дом, доставшейся ему по наследству от деда с бабкой.
Анне совершенно не понравилась перспектива провести каникулы в глуши, вместо горнолыжного курорта. К тому же, придется готовить, а готовить она не любила.
«Не для того я рождена».
Вдобавок выяснилось, что на дачу муж пригласил  друзей с работы, с которыми собирался там поохотиться и порыбачить.

Не успела даже рта открыть, чтобы возразить, как Юля её опередила:
- Папа, а можно я с вами поеду?
- Конечно, солнышко, - с небольшой паузой  согласился Михаил. В глазах его промелькнула досада. Он надеялся, что дочка обрадуется возможности остаться одной в квартире, чтобы потусить с друзьями.
И тут же с воодушевлением, несколько наигранным, стал рассказывать о фауне родного края.
- Зверья в лесу с избытком. Лось, кабан, лисица, заяц, белка… рыси, - добавил он с какой-то непонятной ухмылкой, а Юля нахмурилась.
Не замечая, или делая вид, что не замечает реакции дочери и разочарования супруги, - Михаил продолжил:
- Росомахи у нас практически не водятся. Забредают к нам по случаю. Миграции оленей и косуль к нам из Финляндии бывают, но очень незначительные.
Много птицы.
Тетерев, глухарь и рябчик для ночлега зарываются в снег.
- А чем они питаются? – поинтересовалась Анна.
- Пища тетерева – берёзовые почки.
Глухарь предпочитает сосновую хвою, рябчик – ольховые почки.
Анна представила, как ей придётся ощипывать  всяких  там  рябчиков, и настроение   испортилось вдрызг. 
Однако долго предаваться унынию она не умела. Не стоит расстраиваться по пустякам. 

Перестала думать о неизбежном, мысленно увидев свои фотографии с трофеями.
«Выложу эти снимки в интернете,  пускай все обзавидуются», - решила для себя и улыбнулась.
Михаил обрадовался улыбке жены, принимая её за одобрение, а  Юля посмотрела на Анну с сочувствием, что раньше за ней не замечалось.

Потом были недельные сборы. Анна взяла с собой столько нарядов, что они вместе с охотничьим снаряжением и продуктами, еле влезли во внедорожник Михаила.
Анна села в машину в рысьей шубке (непременный атрибут стиля женщин высшего света, как  убеждали её в меховом салоне "Мантия"), небрежно распустив волосы – красивая и надменная.
Юля устроилась на заднем сидении. Если бы кто-нибудь оглянулся, то заметил на её лице следы раздумий и тревоги.