LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Квест
http://lesboss.ru/articles/80091/1/Eaano-/Nodaieoa1.html
Арабеска .
Открыта для дружбы 
От Арабеска .
Опубликовано в 5/11/2018
 
Выйти замуж не по любви, а по расчёту - такое случается сплошь да рядом. Вот только в придачу к богатому мужу Анна получила "подарок" в виде несносной девчонки, которая объявила ей войну. А тут ещё влипла в жуткую историю, но не одна, а за компанию с женщиной, не понравившейся ей с первого взгляда. Главы: 1,2,3,4,5

Стр 1
«Квест (английское “quest”, поиск) – игра, в которой герой проходит по запланированному сюжету.
Каждый из участников получает индивидуальную роль в этой ситуации, а также свои индивидуальные цели.
Наличие нескольких целей обеспечивает разноплановость игры. Игрок сам может определять, какая цель для него первоочерёдная.
Суть игры – выполнить как можно больше целей. Для этого игрокам необходимо общаться между собой, анализировать информацию
Исход игры обычно полностью зависит от действий игроков».


Все девушки мечтают выйти замуж за принцев, а если принц – молодой, богатый и красивый не попадётся (товар штучный и дефицитный), то и старый король сойдёт.
И пусть он толстый, с отвисшим животом, с отдышкой и потливый. Или, наоборот – морщинистый, высушенный, словно мумия Тутанхамона, поскрипывающий суставами и вставной челюстью… лишь бы не вызывал рвотные позывы.
Анне, можно сказать, повезло. Она нашла себе принца, а не похотливого старого козла.
Достаточно молодого, всего лишь на пятнадцать лет её старше. Хоть ростом, внешностью не вышел, зато умный. И ничего, что отдалённо  напоминал рыжего хорька, с лица не воду пить.
Работал Михаил ( так звали избранника) - ведущим специалистом в компании, специализирующейся на разработке компьютерных игр.
Квартира, машина, счёт в банке, загородный дом – всё соответствовало статусу преуспевающего человека.
Только было одно «но». Скажите, в чём подвох?
Слышали про бочку мёда и ложку дёгтя в ней...
Так вот, той ложкой дёгтя, весьма большой ложкой, оказалась  дочка Михаила от первого брака. 
Вначале  Анна не придала значение этому факту. Хорошо, что только один довесок, а не куча сопливых детишек. А зря.
С первыми проблемами, связанными с этой девчонкой, Анна столкнулась по возвращению из свадебного путешествия.
Сама свадьба, медовый месяц на Карибах – всё прошло по высшему разряду.
Однако «явление Христа народу» (появление дочки Михаила) – стало полным сюрпризом. Ничего себе подарочек!
Нет, Анна вскользь слышала о наличии у мужа ребёнка  пубертатного возраста, но пребывала в абсолютной уверенности, что не увидит падчерицу столь скоро. Если повезёт, то до самого её  замужества. Хотя может и от этого мероприятия  удастся отмазаться.
Надеждам не суждено  сбыться.
Падчерица не только «осчастливила» своим появлением, так ещё и «обрадовала» вестью, что поживёт с ними, неполадив с отчимом.  Анна подозревала, что та сделала это на зло ей.
Хотя позже, столкнувшись с враждебностью девочки-подростка, решила, что  с таким острым языком и неуживчивым характером, немудренно переругаться со всеми. Наверное, отчим и мать Юли, обрадовались, когда та свалила к отцу. 


Несмотря на упрямство и эгоизм, Анна не решилась с ходу стать «злой мачехой», или показать себя стервой, что впрочем, одно и тоже.  
Поэтому, «проглотив пилюлю», внешне смирилась с незваной гостью,  негодуя про себя.
Несносная девчонка, стала изводить Анну, при этом сохраняя ангельский вид. Та тоже не оставалась в долгу.
Война шла с переменным успехом. 
Благоверный, увлечённый разработкой новой игры – ничего не замечал.
Целыми днями он пропадал на работе, а Анна скучала дома. 
После окончания института, выйдя замуж за обеспеченного человека, могла не работать. Только это - желание мужа, а не её.
Михаил отличался чудовищной ревностью, поэтому  не желал подвергать искушению красавицу жену. Сам он был рыж, да неказист, зато Анна приковывала к себе взгляды мужчин.
Высокая, стройная, длинноногая, с потрясающей фигурой без всяких коррекций и операций.
Волосы, цвета соболиного меха, подчеркивали правильную красоту её немного сумрачного лица. Зато зелёные кошачьи глаза и ямочка на подбородке оживляли прекрасное  «творение скульптора».
Хороша, ничего не скажешь.

Юлия – дочка Михаила, как ни странно, не терялась на фоне новой жены отца.
Высокая (видимо, пошла в мать), тоненькая, словно былинка.
На её хорошеньком остром личике чёрными буравчиками выделялись глаза, когда она глядела на Анну. Сразу становилась похожа на сердитого ёжика.
Побледнела, когда отец объявил, что на новогодние праздники они (отец и Анна) поедут на Карельский перешеек.
Там у Михаила  дом, доставшейся ему по наследству от деда с бабкой.
Анне совершенно не понравилась перспектива провести каникулы в глуши, вместо горнолыжного курорта. К тому же, придется готовить, а готовить она не любила.
«Не для того я рождена».
Вдобавок выяснилось, что на дачу муж пригласил  друзей с работы, с которыми собирался там поохотиться и порыбачить.

Не успела даже рта открыть, чтобы возразить, как Юля её опередила:
- Папа, а можно я с вами поеду?
- Конечно, солнышко, - с небольшой паузой  согласился Михаил. В глазах его промелькнула досада. Он надеялся, что дочка обрадуется возможности остаться одной в квартире, чтобы потусить с друзьями.
И тут же с воодушевлением, несколько наигранным, стал рассказывать о фауне родного края.
- Зверья в лесу с избытком. Лось, кабан, лисица, заяц, белка… рыси, - добавил он с какой-то непонятной ухмылкой, а Юля нахмурилась.
Не замечая, или делая вид, что не замечает реакции дочери и разочарования супруги, - Михаил продолжил:
- Росомахи у нас практически не водятся. Забредают к нам по случаю. Миграции оленей и косуль к нам из Финляндии бывают, но очень незначительные.
Много птицы.
Тетерев, глухарь и рябчик для ночлега зарываются в снег.
- А чем они питаются? – поинтересовалась Анна.
- Пища тетерева – берёзовые почки.
Глухарь предпочитает сосновую хвою, рябчик – ольховые почки.
Анна представила, как ей придётся ощипывать  всяких  там  рябчиков, и настроение   испортилось вдрызг. 
Однако долго предаваться унынию она не умела. Не стоит расстраиваться по пустякам. 

Перестала думать о неизбежном, мысленно увидев свои фотографии с трофеями.
«Выложу эти снимки в интернете,  пускай все обзавидуются», - решила для себя и улыбнулась.
Михаил обрадовался улыбке жены, принимая её за одобрение, а  Юля посмотрела на Анну с сочувствием, что раньше за ней не замечалось.

Потом были недельные сборы. Анна взяла с собой столько нарядов, что они вместе с охотничьим снаряжением и продуктами, еле влезли во внедорожник Михаила.
Анна села в машину в рысьей шубке (непременный атрибут стиля женщин высшего света, как  убеждали её в меховом салоне "Мантия"), небрежно распустив волосы – красивая и надменная.
Юля устроилась на заднем сидении. Если бы кто-нибудь оглянулся, то заметил на её лице следы раздумий и тревоги.
 

Стр 2
Ехали по навигатору. 
Повернув в Светогорске, добрались до небольшого городка. 
Навигатор перестал показывать, но Михаил уверенно свернул на узкую грунтовую дорогу. 
Места, которые они проезжали - дикие, с массой поваленных деревьев. 
Несколько раз переезжали через ручейки по полуразрушенным мостикам.
Вдоль дороги - еловый лес. 
Заснеженные ели высоченными мачтами возвышались над путешественниками. 
Сотовая связь затерялась где-то в их верхушках.
Промчались мимо большого полузамёрзшего  озера. 
Затем дорога пошла с крутым спуском до самого болота. 
Через него перебрались по выложенным, видимо очень давно, брёвнам. Было страшно. Слава Богу, обошлось!
Стали попадаться на пути сосны.
Однообразие пейзажа за окном утомило, и Анна предалась воспоминаниям.

Она лишь однажды отдыхала на Карельском перешейке. Жила на базе «Фрегат», расположенной в пятидесяти километрах от Санкт-Петербурга на  живописном берегу лесного озера.
Там ещё поблизости горнолыжный курорт «Игора».
Какие ей встретились мальчики -  подтянутые, накаченные красавцы. С ними не надо было наклоняться, чтобы посмотреть на них. Как они за ней бегали, признаваясь в чувствах.  Мечтательно улыбнулась.
Только она их вежливо, но твёрдо отшила, будучи уже помолвленной с Михаилом.

Как там у  Пушкина: "Но я другому отдана и буду век ему верна!"

Юлия, глядя на пленительный  профиль Анны с досадой подумала, что  очередная супруга отца так  изумительно красива и так глупа! Она  заблуждалась. 
Анна не была глупа, лишь избалована мужским вниманием. От этого – себялюбие, эгоизм вылезли вперёд, заслонив все лучшие её качества, но не подавили их. 


Загородный дом Михаила - избушка (разве что  без курьих ножек)  на берегу пруда, среди  заснеженного леса. 
Анна с трудом скрыла вдох разочарования.
Глухомань оказалась ещё более дремучей, чем  ожидала.  
Захотелось вернуться назад к истокам цивилизации. 
Необъяснимая тоска подкатила к самому сердцу.
Всё же переборола себя, отгоняя нехорошие предчувствия.
По природе была  подвластна мрачному настроению. Относилась к жизни всегда с настороженностью, и склонна видеть тёмные стороны бытия. 
Однако будучи девушкой неглупой, принимала противоядие – искала и находила в плохом -  светлые стороны, подбадривала себя подобным образом.
Привыкла, что её интуиция -  любительница  поднимать панику. Поэтому перестала верить в предупреждение внутреннего голоса.
Вот и сейчас, отметая в сторону сомнения и страхи, улыбнулась так, что заиграли ямочки на щеках, а глаза заискрились, когда сделала для себя открытие.
- А здесь красиво!

Их заметили.  На крыльцо вышел Павел Гаврилович – приятель Михаила. Они вместе работали над одним проектом.
Павел Гаврилович обменялся приветствиями с хозяином дома. 
Обворожительная, чуть ироничная улыбка при виде Анны. Едва заметный  прищур человека, который понимает больше, чем говорит. Всё в нём  раздражало её - и внешность, а главное - манера держаться со скрытым пренебреженением к окружающим. Она считала это завуалированным хамством. И ещё пугал  мёртвый взгляд  его неподвижных глаз, на дне которых при виде неё  загорались похотливые огоньки. 


Пока мужчины доставали багаж, а Юлия осталась им помогать, Анна прошла в дом. Не слышала, как  П.Г. пробормотал ей вслед: " Шубка-то  из рыси... Как знаменательно!" Зато его уловила  слова Юля и озабоченно сдвинула брови.

Дом не пустовал.  У печки стояла и грела руки –   женщина в чёрном брючном костюме и  ослепительно белой рубашке. Ишь вырядилась!
Незнакомка повернула голову, чтобы взглянуть на вошедшую, и Анну впечатлил её облик.  Светло-русые длинные волосы,  скандинавская внешность  и обжигающий взгляд ярко-синих глаз.  
Такова была  шведка Нора Хольм.

Анна почувствовала, как её потеснили с трона первой  красавицы.

Стр 3
Зависть- это чувство досады, вызванное успехом, благополучием и превосходством другого человека, когда видишь объект своей зависти победителем, а себя проигравшим. 
Именно подобное чувство  при виде  эффектной блондинки испытала  Анна. Но она слишком  уверена в себе, чтобы  копить обиду, недоброжелательность, или агрессию к кому-либо. Поэтому успокоилась  и сосредоточила внимание на обстановке дома. Не ожидала, что всё так круто!
Помещение – большой просторный холл. 
Интерьер довольно богато  украшен  различными  трофеями. Идеальная охотничья берлога. И яркая "птица" в чёрно-белых одеяниях.  Боковым зрением продолжала следить за ней.
Та таким поведением  была слегка обескуражена. Высокая, не уступающая ей ростом, зеленоглазая красотка демонстративно игнорировала её, хотя явно заметила постороннего человека в доме. Нора видела, как сузились её глаза. Раз так, то ладно.
- Хэй! Вэ:лькомэн  (Здравствуйте. Добро пожаловать.) Нора Хольм, - представилась гостья и, не дожидаясь ответа, предположила: - Вы будете -  жена Микаэля, не помню – четвёртая, или пятая штука…
Гневный румянец вспыхнул на щеках Анны - это что, шведский юмор, или попытка её оскорбить? Сдержала порыв негодования. Только обожгла шведку сердитым взглядом. 
Фру Хольм несколько смутилась.
- Я вас обидела? Фёло:т! Извините, если упоминание предыдущих жён Микаэля показалось вам неприятным.
- Да, я  жена Михаила, Анна. С первой супругой он развёлся задолго до моего знакомства с ним. С нами приехала его дочь от первого брака, Юлия.
Анне показалось, как  в потрясающе синих глазах этой бизнес-вумен мелькнуло удивление, а затем госпожа Хольм нахмурилась.
- Зачем  он притащил дочь? 
От удивления, Анна не сразу сообразила, что шведка довольно правильно говорит по-русски, но почему-то пытается скрыть хорошее знание иностранного языка.
Выяснить причину помешал приход Михаила и Юлии.
 
- Вы уже познакомились? – заулыбался Михаил. Улыбка его не выглядела искренней, а чуть на выкате  глазки перебегали с одной женщины на другую. Из-за маленького роста ему приходилось смотреть на них снизу вверх.
Появление Павла Гавриловича ещё больше стало способствовать нагнетанию обстановки. 
Казалось бы – очень высокий, статный мужчина с седеющими волосами,  иронично-одобряющей улыбкой и обходительными манерами не мог не нравиться. 
Однако, несмотря на привлекательную внешность, любезное обхождение,  магнетизм и мужественность, он был противен Анне. 
Было в нём что-то отталкивающее… худощавость и похотливость… странный блеск в глазах…   
Глаза – карие, на первый взгляд – красивые, но пустые, словно стеклянные, и вместе с тем - магнетизирующие.  
Этот взгляд  вызывал у Анны дрожь, ей казалось, что её  раздевают и скальпируют  одновременно. Почему она его боится? Ведь Павел Гаврилович классический бабник, а бабник - это диагноз. Цель - завоевать женщину ради секса. Встречается с разными женщинами, пока не пресытится, и ему не станет скучно. Ловеласы заслуживают снисхождение, когда  их восхищение направлено на тебя, даже если ты не заблуждаешься на его счёт. Вот только она подозревала, что это лишь фальшивая маска, за которой прячется очень опасный и безжалостный человек. 
Анна отмахнулась от предупреждения интуиции и улыбнулась Павлу Гавриловичу, с удовольствием отметив, как дёрнулись крылья его носа, а по продолговатому (лошадиному) лицу прошла судорога.
Свидетельницей этой сцены  стала Нора Хольм, (Михаил показывал дочери трофеи, делясь с ней воспоминаниями об охоте),и, пожалуй, увиденное, позволило шведке вычеркнуть Анну из списка подозреваемых. Крайне редко, люди ненавидящие друг друга находятся в одной связке. Похоть и ненависть Павла Гавриловича, которые он не  смог скрыть говорили о многом. Похоже, сексуальную жену друга он страстно желает и ненавидит за проявление собственной слабости. А она его терпеть не может и... опасается. И по видимости, не зря.  Анна - новая жертва.


Потом они разошлись по своим комнатам, чтобы отдохнуть, договорившись встетиться за ужином. 
В доме было несколько спален, одну заняли Михаил с Анной, другую - Нора с Юлей, а в последней поселился Павел Гаврилович.  
  

Вечером, отдохнувшая  Анна привела себя в порядок и в сопровождении супруга спустилась вниз. 
На ней, подчеркивая все достоинства фигуры, прекрасно сидело белое вечернее платье с треном-шлейфом. 
Высоко подобранные сзади волосы привлекали внимание к  шее и как бы удлиняли её.
Горделивая улыбка скользила по губам Анны. Она почувствовала полное удовлетворение от осознания собственной красоты. И даже шведке  не удастся её затмить.
При виде соперницы  - радость  померкла.
Нора Хольм в чёрном открытом платье с распущенными светлыми кудрями не уступала ей ни на йоту. Возможно, даже превосходила.
От досады Анна прикусила нижнюю губу. И крошечная капелька крови свидетельствовала о её поражении.
Откровенная  насмешка от Павла Гавриловича  - словно бичом по обнажённым плечам.  
Ещё больше задело сочувствие в глазах Юлии. 
В отличие от остальных представительниц  слабого пола, девочка выбрала миленькое   платье красного цвета, довольно скромное.
Рыбий взгляд мужа, его дурацкая улыбка тоже не подняли настроение.
"Почему я раньше не замечала, что он эгоист?"  
Зато удивило выражение на лице Норы. Шведка смотрела на Анну с одобрением и приветливо улыбалась ей.

Стр 4
От ободряющей улыбки, незнакомой в сущности женщины, Анна приободрилась и почувствовала признательность к ней. Крёстная фея наградила её красивой фигурой и выразительным лицом, но всего остального пришлось добиваться самой. Правда, был ещё один дар, но именно он вызывал у Анны досаду и желание избавиться от него раз и навсегда. Дело в том, что она - эмпат. Не сразу поняла, что воспринимает внешние, порой незаметные, проявления эмоционального состояния другого человека - поступков, речи, мимики, жестов, интонации и невзначай оброненных слов. Из этих крошечных фрагментов, чувствовала человека, словно погружалось в него. И подобное состояние Анне совсем не нравилось, порой такая муть всплывала, что делалось ужасно противно. И какая ей от этого польза понимать то, что тщательно скрывается от посторонних глаз. Была бы она гадалкой, или психологом, тогда бы ей такой дар пригодился. А так на какой лад ей считывать эмоциональное состояние другого человека, тем более, если ничего о нём не знала и даже не разговаривала. 
Вот и сейчас понимала, что вокруг неё витает ложь, все лгут и что-то скрывают. 
Это настоящая паранойя, но Михаил, Павел Гаврилович, белокурая шведка и даже дочка мужа - Юля, преследуют свои цели. Какие именно? Анна не знала. Она не умела контролировать свой дар, её сбивало окружение, в котором  сейчас находилась. 
Словно ищейка, взявшая след, внезапно его потеряла  среди других.
"Опять я накручиваю себя", - с досадой подумала Анна, ощущая физическое истощение. Она не любила бывать в толпе, среди отголосков чужих чувств.  
Но вот что странно - внезапно почувствовала, что Норе Хольм можно довериться.
"С какой  стати?!" - упрямо отклонила подобную возможность, а сердце вдруг заныло в предчувствии беды.
Чтобы не вступать в полемику со своим шестым чувством, "надела на глаза повязку", и сразу мир стал другим - улыбающиеся симпатичные лица,собравшихся в одной компании людей. Анна повеселела, ощущая как мрачные предчувствия отпускают её.

Шведский стол ломился от закусок, которые они привезли с собой. Все выпивали, но умеренно: женщины - вино, мужчины более крепкие напитки, а Юля - колу. 
Анна с лёгкой улыбкой отметила, что лицо мужа с каждой рюмкой краснеет, а довольно большой нос (хихикнула про себя, вспомнив поговорку покойной бабушки: "Что на витрине, то и в магазине")багровеет. Напротив, лицо Павла Гавриловича всё больше и больше бледнеет, от выпитого  он расслабляется, свойственная ему  ирония  растворяется на дне бокала, и лицо становится сентиментально-меланхоличным, что придаёт его облику романтичный ореол. Вот только в глазах по-прежнему плещется пустота, мёртвые глаза живого человека. 
Анна перевела взгляд на представительниц женского пола. Юля поблескивает умными глазками на собравшихся здесь и не спеша цедит свою колу, а улыбчивая иностранка совсем не пьянеет, хотя Павел Гаврилович не забывает наполнять её рюмку. 
Как ей это удаётся? 
Понаблюдав за ней, отметила, что фру Хольм пьёт только красное вино и не мешает его с другими напитками. Много двигается по помещению, разглядывая охотничьи трофеи. И ещё Анна случайно заметила у неё в клатче, который та открыла, чтобы достать блеск для губ -  блистер с ярко-розовыми таблетками.    
"Мезим? - удивилась Анна.- Непохоже, что шведка мучается желудком. Вид у неё вполне цветущий".  И тут вспомнила, что читала в каком-то детективе, как шпионы, чтобы голова оставалась ясной, перед застольем принимают "Мезим" или "Фестал".
Мысль о том, что Нора Хольм шпионка, её позабавила, но заставила поинтересоваться:
- Как давно вы работаете с Михаилом и Павлом Гавриловичем?
- О! Совсем чуток, капельку, малость. Один год и два месяца. 
Понизив голос, фру Хольм продолжила:
- Я рада видеть, что у Михаэля такая очаровательная и сексуальная жена. Вы мне сразу нравитесь. 
Анна покраснела не от комплиментов шведки, а от её взгляда. Нет, она не пялилась, напротив - улыбнулась уголками рта, посмотрела в глаза Анны, затем отвела взгляд, а потом вновь посмотрела, и открытая улыбка Норы  выражала искреннее расположение и повышенный интерес.
"Она со мной флиртует!" - удивилась Анна, но никакого возмущения не почувствовала. Напротив, ей было приятно. 
Между женщинами установился незримый контакт, о котором знали они, а никто больше даже не догадывался. От соблазняющих взглядов, Анна разрумянилась и ещё больше похорошела. 
"Это вино на меня подействовало", - попыталась остудить зашкалившее воображение, но знала, что это не так.
Ночью долго не могла заснуть, лёжа рядом с храпевшим мужем. Впервые она отклонила его ласки, а он разморенный после фуршета, тут же заснул, пробормотав, что надо выспаться перед охотой.
Ах, да! Она совсем забыла, что с утра идут охотиться на рысь.
В последнее время в Карелии количество рыси значительно повысилось, и мужчины не сомневались в успехе.
Наконец заснула, не испытывая желания убивать зверей, пусть и хищных.
И ей приснился  кошмар - она  обратилась в рысь, а все остальные обитатели избушки охотились за ней. Когда её окружили, то попыталась объяснить им, что это она - Анна, но из горла вырвалось рычание, переходящее от верхнего до нижнего тона. 

Стр 5


Утром Михаил разбудил Анну, пора на охоту. Не дожидаясь пока сонная жена придёт в себя, убежал.
Зевая, она встала и ополоснула лицо водой из кувшина, наклонившись над тазиком.  Не спеша  натянула на себя серый, грубой вязки, свитер, а утеплённые чёрные джинсы заправила в сапожки на меху. Причесалась, привела себя в порядок, и лишь затем присоединилась к остальным. С накинутой на плечи  зелёной курткой и небрежно распущенными волосами, она выглядела настоящей лесной феей, о чём  тут же не преминул заметить Павел Гаврилович. Анна пропустила его комплимент мимо ушей, её куда больше волновала реакция Норы, но та была занята тем, что раскладывала по тарелкам очень аппетитный на вид омлет. Даже до Анны долетел его божественный  аромат.     
Кофе, ветчина, омлет  - лёгкий завтрак.

Они молча поглощали пищу, пока Нора не спросила, обращаясь к мужчинам:
– А как собираетесь охотиться на рысь? Это  хитрый и осторожный зверь, большая кошка. У нас  в Швеции идут стрелять её со  злыми собаками. Они делают обоняние следов рыси, чем свежее, тем охотнее. Хищник  убегает, если собак больше одной. Они загоняют её на дерево. И тогда охотник делает пиф-паф (шведка изобразила стрельбу из ружья). Но здесь нет собак...
– Рысь очень любознательный зверь. Надо на этом играть. - Прожевывая кусок ветчины, ответил Павел Гаврилович. - 
Наши карельские кругами ходят, и появляются на одном месте раз в неделю. Мы с Михаилом неделю как раз были здесь, и  видели следы рыси. Они как раз вывели на "островок". Абсолютно не верно, что рыси днём отсыпаются только в местах с завалами.
С собаками - не факт, что загонишь её на дерево. 
Как правило, рысь от охотников с собаками специально по завалам, да и просто по лесу с буреломами  уходит (именно такие места выбирает), часто просто прыгает (прыжки до трех метров) по верхам. Не захочет встать на отстой - не встанет.  На собак особо не реагирует, любому, даже самому свирепому псу, отпор даст. Когти у неё двух сантиметров достигают, - рассказчик завернул рукав фланелевой рубашки и показал дамам, а девочке даже дал потрогать, браслет с когтями волка, медведя, рыси... 
- С капканами тоже заморочки свои, - добавил он, со снисходительной насмешкой наблюдая, как на лице жены друга появилась гримаса отвращения, - да и попадает в капканы всякая мелочь - горностаи там всякие. Их шкурка потом ни на что не годная, от мочи желтеет, да и перерубает их почти пополам. 
Юля сдавленно ойкнула и побледнела вся от слов бывалого охотника. Нора обняла её за плечи и что-то шепнула ей. Девочка в ответ едва заметно кивнула головой.
- Кому как! - запротестовал  Михаил, не замечая состояния дочери, а лицо Анны вновь обрело спокойствие и стало непроницаемым. - Мой дед капкан ставил на рысь, а я ему помогал, ещё будучи пацаном. Очищал от ржавчины капкан, а потом мы его проваривали в котле с хвоей. Потом клали в чистый холщевый мешок и обязательно в 
холщевых рукавицах, чтобы зверь не учуял. Выследив тропу зверя, дед лопаткой выбирал снег под самым следом  зверя и  ставил капкан, а чтобы железо не просвечивало, накрывал его сверху листом белой бумаги (обычно вырывал из моих школьных тетрадок). Мать, отправляя меня на каникулы к деду (Мы с ней жили в Петразаводске), заставляла брать с собой учебники и чистые тетради, чтобы я решал в них задачки. Но дед пускал их на раскрутки, да на капканы. 
Поставив капкан, пятясь задом  уходил, запорошивая свои следы. 
- Вы хотите, чтобы мы шли задом, как ваш дед? - рассмеялась Нора.
- Я бы желал бы быть позади вас, -  галантно произнёс Павел Гаврилович, но при этом покосился, на обтянутую джинсами попу Анны, которая, уносила, собранную в пакет одноразовую использованную посуду. Нора и Юля поймали его взгляд, а вот Михаил в этот момент был занят тем, что пытался оттереть влажной салфеткой пятно от кофе на джинсах.
Впрочем, Павел Гаврилович тотчас отвёл взгляд, и своим обычным насмешливым тоном объяснил, что  они с Михаилом решили приманить рысь пахучками, перед которыми та не сможет устоять.
- Валерьянкой что-ли? - обернулась Анна.
- Рысь не любит незнакомых запахов, - туманно ответил Павел Гаврилович.
Четвёрка охотников, отправилась на поиски рыси. Юля, сославшись на нездоровье, осталась одна дома. Все облегчённо вздохнули, никто не хотел травмировать психику девочки.
Впереди шёл Михаил, он зорко поглядывал по сторонам и уверенно вёл их к лежанке рыси.
Анна шла за ним и видела, как раздуваются крылья его носа, словно он принюхивается. Чёрная вязаная лыжная маска (балаклава) и ружьё наперевес делали из него карикатуру на спецназовца.
За Анной держалась Нора, а группу их замыкал Павел Гаврилович.
Анна чувствовала дыхание Норы и оно её странным образом волновало. 


Рысь они обнаружили на том самом месте, о котором упоминали мужчины.
Она лежала и мурлыкала от удовольствия. 

"Какая красавица!", - подумала Анна, разглядывая животное с с густой, мягкой, палево-дымчатой шкурой с пятнами на спине, боках и лапах, с кисточками на ушах. А вот шерстка на животе была светлой, тщательно вылизанной. Увидев охотников, зверь пружинисто вскочил, и  Анна встретилась взглядом с янтарными глазами рыси. 
Секундное промедление стоило жизни лесной кошки. Михаил выстрелил в неё крупной картечью и перебил ей задние лапы. Она упала, но тут же  поднялась и сделала попытку уйти, волоча задние  лапы и оставляя за собой кровавые следы. 
- Павел Гаврилович добил её выстрелом в упор. Несколько минут она агонизировала, била лапами по окровавленному снегу, а потом вытянулась и затихла. Глаза её, только что живые, медленно затягивались пеленой смерти.
Анна, сорвав с руки перчатку, и, зажимая ладошкой рот, бросилась к ближайшим кустам. Желудок  вывернуло наизнанку. 
Пока приходила в себя, сзади, кто-то положил ей руку на плечу. Думая, что это Михаил, хотела стряхнуть её, но заметила, что это не короткопалая  клешня мужа, а изящная женская рука, затянутая в замшевую перчатку. 
- Не переживай. На возьми, - Нора протянула ей бумажный платок.
Анна с благодарностью его взяла и промокнула губы. 
На присевших возле убитой рыси мужчин, старалась не смотреть. 
Девушки, не дожидаясь их, вернулись в дом.
- Я не думала, что это будет так ужасно! Мы посмотрели друг другу в глаза, и она промедлила, хотя имела шанс спастись.
- Неприятное зрелище, я согласна.  Хорошо хоть, что  Юля  с нами не пошла. Кстати, где она?
Девушки  отправились на её поиски, но дочь Михаила пропала. 
Анна  заглянула в комнату, которую  занимала с мужем,  и ахнула -  все её вещи  разбросаны, а любимые туфли   оказались  безнадёжно испорчены.