Зависть- это чувство досады, вызванное успехом, благополучием и превосходством другого человека, когда видишь объект своей зависти победителем, а себя проигравшим. 
Именно подобное чувство  при виде  эффектной блондинки испытала  Анна. Но она слишком  уверена в себе, чтобы  копить обиду, недоброжелательность, или агрессию к кому-либо. Поэтому успокоилась  и сосредоточила внимание на обстановке дома. Не ожидала, что всё так круто!
Помещение – большой просторный холл. 
Интерьер довольно богато  украшен  различными  трофеями. Идеальная охотничья берлога. И яркая "птица" в чёрно-белых одеяниях.  Боковым зрением продолжала следить за ней.
Та таким поведением  была слегка обескуражена. Высокая, не уступающая ей ростом, зеленоглазая красотка демонстративно игнорировала её, хотя явно заметила постороннего человека в доме. Нора видела, как сузились её глаза. Раз так, то ладно.
- Хэй! Вэ:лькомэн  (Здравствуйте. Добро пожаловать.) Нора Хольм, - представилась гостья и, не дожидаясь ответа, предположила: - Вы будете -  жена Микаэля, не помню – четвёртая, или пятая штука…
Гневный румянец вспыхнул на щеках Анны - это что, шведский юмор, или попытка её оскорбить? Сдержала порыв негодования. Только обожгла шведку сердитым взглядом. 
Фру Хольм несколько смутилась.
- Я вас обидела? Фёло:т! Извините, если упоминание предыдущих жён Микаэля показалось вам неприятным.
- Да, я  жена Михаила, Анна. С первой супругой он развёлся задолго до моего знакомства с ним. С нами приехала его дочь от первого брака, Юлия.
Анне показалось, как  в потрясающе синих глазах этой бизнес-вумен мелькнуло удивление, а затем госпожа Хольм нахмурилась.
- Зачем  он притащил дочь? 
От удивления, Анна не сразу сообразила, что шведка довольно правильно говорит по-русски, но почему-то пытается скрыть хорошее знание иностранного языка.
Выяснить причину помешал приход Михаила и Юлии.
 
- Вы уже познакомились? – заулыбался Михаил. Улыбка его не выглядела искренней, а чуть на выкате  глазки перебегали с одной женщины на другую. Из-за маленького роста ему приходилось смотреть на них снизу вверх.
Появление Павла Гавриловича ещё больше стало способствовать нагнетанию обстановки. 
Казалось бы – очень высокий, статный мужчина с седеющими волосами,  иронично-одобряющей улыбкой и обходительными манерами не мог не нравиться. 
Однако, несмотря на привлекательную внешность, любезное обхождение,  магнетизм и мужественность, он был противен Анне. 
Было в нём что-то отталкивающее… худощавость и похотливость… странный блеск в глазах…   
Глаза – карие, на первый взгляд – красивые, но пустые, словно стеклянные, и вместе с тем - магнетизирующие.  
Этот взгляд  вызывал у Анны дрожь, ей казалось, что её  раздевают и скальпируют  одновременно. Почему она его боится? Ведь Павел Гаврилович классический бабник, а бабник - это диагноз. Цель - завоевать женщину ради секса. Встречается с разными женщинами, пока не пресытится, и ему не станет скучно. Ловеласы заслуживают снисхождение, когда  их восхищение направлено на тебя, даже если ты не заблуждаешься на его счёт. Вот только она подозревала, что это лишь фальшивая маска, за которой прячется очень опасный и безжалостный человек. 
Анна отмахнулась от предупреждения интуиции и улыбнулась Павлу Гавриловичу, с удовольствием отметив, как дёрнулись крылья его носа, а по продолговатому (лошадиному) лицу прошла судорога.
Свидетельницей этой сцены  стала Нора Хольм, (Михаил показывал дочери трофеи, делясь с ней воспоминаниями об охоте),и, пожалуй, увиденное, позволило шведке вычеркнуть Анну из списка подозреваемых. Крайне редко, люди ненавидящие друг друга находятся в одной связке. Похоть и ненависть Павла Гавриловича, которые он не  смог скрыть говорили о многом. Похоже, сексуальную жену друга он страстно желает и ненавидит за проявление собственной слабости. А она его терпеть не может и... опасается. И по видимости, не зря.  Анна - новая жертва.


Потом они разошлись по своим комнатам, чтобы отдохнуть, договорившись встетиться за ужином. 
В доме было несколько спален, одну заняли Михаил с Анной, другую - Нора с Юлей, а в последней поселился Павел Гаврилович.  
  

Вечером, отдохнувшая  Анна привела себя в порядок и в сопровождении супруга спустилась вниз. 
На ней, подчеркивая все достоинства фигуры, прекрасно сидело белое вечернее платье с треном-шлейфом. 
Высоко подобранные сзади волосы привлекали внимание к  шее и как бы удлиняли её.
Горделивая улыбка скользила по губам Анны. Она почувствовала полное удовлетворение от осознания собственной красоты. И даже шведке  не удастся её затмить.
При виде соперницы  - радость  померкла.
Нора Хольм в чёрном открытом платье с распущенными светлыми кудрями не уступала ей ни на йоту. Возможно, даже превосходила.
От досады Анна прикусила нижнюю губу. И крошечная капелька крови свидетельствовала о её поражении.
Откровенная  насмешка от Павла Гавриловича  - словно бичом по обнажённым плечам.  
Ещё больше задело сочувствие в глазах Юлии. 
В отличие от остальных представительниц  слабого пола, девочка выбрала миленькое   платье красного цвета, довольно скромное.
Рыбий взгляд мужа, его дурацкая улыбка тоже не подняли настроение.
"Почему я раньше не замечала, что он эгоист?"  
Зато удивило выражение на лице Норы. Шведка смотрела на Анну с одобрением и приветливо улыбалась ей.