Зашедшая в комнату Нора присвистнула.
- Ничего себе разгром!
Анна опять про себя отметила, что шведка снова чисто говорит по-русски, но обеспокоенная исчезновением девочки не стала фиксировать на этом внимание.
- Надо сообщить Михаилу.
- Да, конечно. Но мне кажется, его дочь никто не похищал. Думаю, это она похозяйничала здесь, а потом убежала и бродит где-то по близости, - спокойно заметила Нора, - ведь только твои вещи пострадали. 
- Убью эту маленькую поганку! - от беспокойства за судьбу падчерицы Анна переключилась на хулиганскую выходку Юли. 
Стремительно вышла, чтобы найти виновницу разгрома.
Нора задумчиво посмотрела ей вслед. Если она разбирается в отношениях между людьми, то  поведение девочки вовсе не продиктовано  неприязнью к молодой мачехе.
Перепалка возле дома заставила поспешить её на крики. 
Вовремя подоспела. Анна трясла Юлю как грушу. 
- Ты зачем мои вещи разбросала, и туфли испортила. Ты хоть представляешь, сколько они стоят! Это ты сделала специально, чтобы досадить мне, да?!
- Оставь её, Анна. Она так поступила, чтобы ты разозлилась и уехала, - в разборку вмешалась Нора. 
Юля уставилась на неё с удивлением. Слова шведки и отсутствие акцента ошеломили девочку.
- Да, я довольно чисто говорю по-русски, потому-что моя мать русская. Но вы почему-то уверены, что иностранцы, говоря на вашем языке, должны обязательно коверкать слова. Вот я и решила соответствовать стереотипу, - Нора пожала плечами, а потом обратилась к Анне: 
- Побудь здесь, подыши воздухом и успокойся, а мы с Юлей пока  наведём порядок в твоей комнате.     
Они ушли, а девушка осталась одна, сама не понимая, почему послушалась. Может потому, что Нора вдруг стала для неё авторитетом?
Она повернулась спиной к дому и устремила свой взор вдаль, делая глубокий вдох и выпуская облачко пара. 
Морозно, но так восхитительно красиво! Лес в снежных кружевах и этот пруд, почему-то не покрытый льдом, а ведь должен. Надо будет спросить у мужа.
Вспомни его, вот и оно.  Возвращаются, неся добычу, привязав  её к длинной жерди, срубленной видимо, прямо в лесу. 
- Тебе шкура, мне -  голова, - донеслись до неё слова Павла Гавриловича, - превращу её в новый шедевр. Он  рассмеялся неприятным сухим смехом.

Анне показались его слова зловещими.
"Глупости!", - запротестовал здравый смысл, но на этот раз она поступила наперекор ему. Незамеченная охотниками, ушла в дом и стала готовить обед.
Когда те зашли, то увидели, хлопотавшую у печки Анну. Справиться с печкой у неё не вызвало затруднений. В детстве вместе с родителями ездила в Волосово к родственникам, где в доме была настоящая русская печь, а в хлеву овцы и корова. Вот тогда и научилась доить бурёнку и топить печь. Ей нравилось подкладывать сухие берёзовые поленья и смотреть на пляшущие язычки пламени, на яркие искорки, которые пытались вылететь на свободу, но гасли в полёте.  
Михаил чмокнул жену в щёку под скептическим взглядом своего старшего товарища.
Анна весело их приветствовала.
- А где остальные? - спросил Павел Гаврилович.
- Они... прибираются в доме, - нашлась Анна. Не стала рассказывать о  проделке Юли. Не потому, что не хотела расстраивать мужа, просто не любила жаловаться, и в своих проблемах винила себя, а не кого-то другого.

Мужчины так и не узнали, что случилось в их отсутствие, а женская половина солидарно молчала.
- Спасибо, что не наябедничала отцу. И... прости меня за глупую выходку, - тихо сказала Юля мачехе.
- Забей! - ответила та, и между ними установился, если не мир, то по крайней мере, перемирие.
Прошло несколько дней.  Михаил уходил на охоту, всегда возвращаясь с добычей. Анна, Нора и Юля предпочитали гулять, а вот Павел Гаврилович был занят обработкой шкуры, как он им объяснил, и целыми был занят.
Но вот однажды привычная программа резко изменилась.

- Дамы и господа! Прошу минутку тишины, - Михаил отвлёк на себя внимание присутствующих. - Приглашаю посетить тайную комнату и приятно провести там время.

- Что есть тайная комната? – спросила Нора, предвосхитив вопрос Анны.
- Лучше показать, чем рассказывать, - вмешался Павел Гаврилович с загадочной улыбкой.
- Следуйте за мной, - соглашаясь с компаньоном, предложил Михаил. 
Заинтригованные в предвкушении сюрприза, дамы спустились вслед за ним в подпол. Шествие замыкал Павел Гаврилович.  Он и прикрыл крышку.
Анна поёжилась, но не от холода. Было тепло, да и светло. Спустившись первым, муж включил электрический свет.
В шею ей дышал стареющий красавец Павел Гаврилович, а его рука, словно невзначай, прошлась по её пятой точке. 
«Старый козёл!» - про себя выругалась Анна, еле удержавшись, чтобы не влепить ему пощёчину. 
В его намерениях она не сомневалась. Компаньон мужа давно преследовал её  домогательствами. 
Вот только делал это осторожно, словно кот играл с мышкой. Да и сам он напоминал ей самодовольного котяру, уверенного в собственной победе. 
Поднимать шум Анна не стала. У неё нет доказательств, а касание, такой изворотливый тип легко спишет на случайность.
Как бы мужу открыть на него глаза, чтобы тот убедился в вероломстве друга? 
Если она сделает вид, что поощряет его, то Павел Гаврилович утратит осторожность и допустит ошибку.
Об этом Анна думала, пока шла вместе со всеми по коридору.
Когда муж остановился, а потом торжественно распахнул дверь,  не удержалась и вскрикнула – за ней виднелось помещение, стены которого были сделаны из стекла и металла. А за стенами - вода.
Анна поняла, что они находятся на дне пруда. 
На то, что пруд  зимой  не замёрз,  обратила внимание.
Но никогда бы не догадалась, какую тайну он хранит.