...
 
От рассекающих снег и сóль шин
След остаётся. Сжимает горло.
Я написала за месяц больше,
Чем за четыре последних года, -
 
Стоило страстно влюбиться, право.
Осень пропитывает аллеи
Жёлтой, горчащей, сквозной отравой.
Разве о встрече с тобой жалею?
 
Ты остаёшься навечно там, где
В строках - наброски кудрей, овала.
Но я тобою жила, мой ангел,
А до тебя лишь существовала.
 
Татуировки и раны спрячем
Под рукавами - жутки не столь, но
Ты реагируешь нервным плачем,
Мне это больно. Прости, невольно
 
Я накрутила на палец прядку,
Слабо коснулась виска губами.
Но призываю себя к порядку:
Это нетрудно, увлечь тебя мне -
 
Что будет дальше? Сбежим отсюда?
Только бы сердце не расколоть и,
Осуществляя рывок за чудом,
Не оторваться от бренной плоти.
 
Будет обидно, ведь ты красива;
Я-то посредственна, так что ладно.
Но я же тоже уже вкусила
Глаз твоих тающе-шоколадных.
 
Я бы дарила янтарь и яшму.
Этим, пожалуй, с ума сведу мать.
Что, моя девочка, слишком страшно?
А ты попробуй совсем не думать.
 
Я ненормальна, я знаю это.
Из телефона стираю номер.
Ты всё равно уже мной воспета,
Даже пусть будет "the game is over".
 
Выси достичь ты со мной могла бы -
Там нас ласкали лучи б и грели.
Только ты нравишься мне и слабой.
Медленно время идёт к апрелю.
 
Вновь разольются огни проспектов
Между потоков машин. Так странно:
Быстро мне стала дороже всех ты -
А потому я держать не стану.
 
Выживу, перенесу - не бойся.
Я ведь влюблялась отнюдь не редко.
Ты надеваешь на пальцы кольца.
Я запиваю водой таблетку.
 
И безучастно, медитативно
Имя твоё повторяю мантрой.
Эти тетради - смеёшься ты в них.
Глуп бесконечный самообман твой.
 
Знаки вопросов и многоточий,
Мысли гудящим пчелиным роем.
Впрочем, когда ты однажды ночью
Всё же приедешь, то я открою...