Играя в стеклянные бусы
со смыслами слов и явлений,
в свою пустоту погружаясь
и вслушиваясь в тишину,

я вижу, как тонкой иглою
и шелковой нитью печали
латает усталое время
дырявую ткань бытия.

Но ткань расползается в клочья,
живое стремится к распаду,
и смерть исполняет свой танец
в объятиях жизни кружась.

И вечность глядит сквозь прорехи...