...
 
Любить тебя... Не знаю, что потом.
Сейчас - со мной при свете тусклых ламп ты.
А я уже привыкла быть шутом,
Посмешищем - хотя и при таланте.
 
Что делать, жизнь всегда была резка,
И столько раз поэты умирали.
Когда перегорожена река
Плотинами стыда или морали,
 
Куда воде, кроме как стать строкой?
Не для того ли даже и жила я?
Но быть с тобой, задеть тебя рукой,
Взглянуть в глаза - вот всё, чего желаю.
 
А не писать. Но я заточена
В холодном и угрюмом подземелье,
Я жрица. На табличках имена,
Которые навеки онемели.
 
Мне - стать их раздражённым языком,
Горячим жалом, подлинным поэтом.
Никто со мною близко не знаком;
Никто не спросит, счастлива ль при этом.
 
Мне говорят, что я должна молчать,
Не помнить чувств и стать сосудом - полым.
В него нальют вино и под печать
Отправят в погреб. Я глуха к уколам,
 
Укорам, недомолвкам. Но к любви
Я не могу остаться равнодушной.
Освободи меня и разорви
Мои стихи. Так лучше, потому что
 
Я все равно плохой служитель им,
Поскольку не себя считаю частью,
А их. Полна присутствием твоим,
Теперь я знаю, что такое счастье.
 
А что потом? Возможно, будет так
(Пожалуй, так-то именно и проще):
Взамен венца наденут мне колпак
И на верёвке вытянут на площадь.
 
Рубаха в крупный розовый горох,
Лиловые в полоску шаровары.
И всё-таки влюбиться не порок,
И я тебя себе считаю даром,
 
Непостижимым бренному уму,
Желанным сердцу, ставшим для меня всем.
А пьяные смеются потому,
Что пустоте иначе не уняться.
 
И пусть меня выводят как зверька,
Пусть тычут пальцем, скалятся хитро - но
Тебе я обещаю, что пока
Я буду жить, тебя они не тронут.
 
И только ради этого терплю
Огонь - тонка, как кукла вырезная.
Любить тебя? Да, я тебя люблю.
И это всё, что я сегодня знаю...