— Сейчас Даша соберет свои вещи и поедет к бабушке и дедушке.

— Классно. А мне можно тоже? Я тоже хочу. Мам, пожалуйста.

— Нет. Едет только Даша.

— Ну, мам. Ну, пожалуйста.

— Пожалуйста?! Закрой свой поганый, бля*ский рот! Она едет, а ты, бля*ь, остаешься здесь. Поняла меня? И не смей на меня так смотреть! Смотри, что ты со мной делаешь! Опять меня довела, шалава сраная! Уродка! Останешься дома, будешь сидеть здесь, пока не...

Она хочет сказать "подохнешь".

Моя мать похожа на асбестовую пыль. Она отравляет мою жизнь, убивая меня медленно. Мне кажется, если я не умру в ближайшие пару лет, она сама убьет меня. Я знаю это точно, потому что попытки уже были. И мои, и её.

По правде говоря, у нас очень благополучная семья. Никто не пьет, не употребляет наркотики. Я знаю, что такое деньги, потому что в нашей семье их много. Так много, что, при желании, я могу до бесконечности строить замки из пачек купюр. Проверено. Я играла так в пятилетнем возрасте. Моим родителям было тупо некогда купить мне игрушки. Даже у самых бедных были куклы. Пусть, стремные, китайские, но были. У меня были только деньги, а, по сути, у меня не было ничего.

Мои родители не всегда были богатыми. Вернее, не сразу ими стали. До того как купить себе "Майбах", моя мать продавала овощи на рынке в далеком городе со смешным названием. Я не знаю, кем был раньше мой отец, но он связался с нехорошей компанией. Думаю, он не раз убивал людей, грабил их и уходил от закона. Но ему хватило ума всё легализовать в бизнес. Наверное, на этом весь его ум закончился, иначе я не могу разумно объяснить, как можно было в здравом уме выбрать мою мать и родить нас. Нас — это Дашку и меня. Я - Агата.

— Ты поняла меня?! Сидишь здесь. Вот бля*ь! Довела.

— Ты сама себя довела. Саму себя доводишь всё время. Я не знаю, что тебе надо говорить.

— Мне насрать, что ты там, дура, не знаешь. Овца! Больше никогда их не увидишь! Поняла меня?! Тварина! И никуда больше не пойдешь, ни на какие свои концерты. И в штаты не поедешь! Будешь сидеть здесь! Всё, бля*ь, целую!

Я не слишком переживаю, поэтому проглатываю это молча. Такие концерты в нашей семье происходят стабильно. Это не норма, но к ним тоже привыкаешь. Через полчаса, когда моя мать остынет, она будет звонить и просить остыть меня. Свои слова она подкрепит солидной суммой, которая появится на моей карточке в течение одной минуты. Ровно столько длится-стоит раскаяние моей матери. Мы с сестрой переглядываемся и расходимся по комнатам.

Мы жили в разных городах, и у нас есть недвижимость в каждом из них. Я не вижу особой разницы, где жить. Я привыкла к высоким заборам и прозрачным потолкам, к определенному градиенту зелени газона, к винным погребам и ваннам для собак, к этим бесконечным соткам и к гектарам. Мне везде одинаково плохо, потому что от этого всего моя мать не меняется. Она не поменялась даже после рождения Дашки. И, если честно, я вообще не понимаю, зачем ей дети.

Я думала, всё это закончится, когда мне стукнет восемнадцать, я ждала своего совершеннолетия, как никто другой. Не знаю, то ли я была дурой, то ли действительно надеялась на чудо. Но чудо не случилось. Вместо моего дня рождения моя мать отмечала успешную сделку. Она так нажралась, что зашла, нет, влетела в мою комнату, начала орать на меня, потом схватила со стола вазу и запустила в меня.

Когда она ушла, я сделала пару селфи и отправила их по горячей линии в ментовку. Закончилось ничем, мне прислали отписку. Какую-то нелепую муть, позор, я прочитала тогда и удалила.

Вообще, идея посадить маму появилась давно, первое время я пыталась даже собирать компромат на нее. Пыталась слушать, о чем она говорит между истериками и криками на меня, пыталась понять, чем именно она занимается. Я не делаю этого с отцом только потому что понимаю, что он ничего не решает. В особо острые моменты он вмешивается, конечно. Например, когда моя мать разбила мне нос, он вмешался, не стал ждать, когда всё для меня кончится совсем плохо. Я люблю отца и люто ненавижу мать. Но посадить ее в условиях российских реалий - это что-то за гранью. Этого не случится, пока у нее есть деньги.

Я иду в свою комнату и всё, что я хочу сейчас - это превратить свою голову в вакуум. Когда я закончила школу экстерном (его купила мне мать) и поступила в универ (ни разу там не появляясь), у меня само собой образовалось слишком много свободного времени. Нет, разумеется, я не сижу все время дома, это спятить же можно. Но я до сих пор не знаю, куда распихать эти свободные минуты. Например, как сегодня.

Я сажусь на кровать и слушаю, как за стенкой собирается Дашка. Она другая. Совсем. Может, поэтому ей легче.

Я беру в руки ноутбук, ввожу пароль и утопаю в паутине интернета. Ссылки, вкладки, я прислушиваюсь к дому, к сборам Дашки, к монотонной работе пылесоса на первом этаже, к мощному мотору машины моей матери. Сейчас она уедет, и все будет хорошо. Всё будет хорошо. Я выдыхаю через рот. От меня пахнет сигаретами (мамиными) и её же духами. Заходит Дашка, замирает на пороге и прощается. Я посылаю ей воздушный поцелуй, я знаю, что они поедут вместе, что мать как обычно соврет про меня расстроенной бабушке. Я же х*евая. Ничего, это тоже можно пережить.

Ну вот, теперь, когда они уехали, можно. Я закрываю все вкладки, оставляю лишь одну. Я нашла этот сайт недавно. Не сайт даже, так уж, то ли форум, то ли недочат, здесь женщины ищут других женщин для любви и общения. Больше для любви, конечно. Если об этом узнает моя мать, то убьет меня тут же. Я по памяти ввожу логин, пароль и жду. Жду, когда загрузится моя вторая жизнь.

«Привет. Дел полно. А фото у тебя есть?»

Я читаю новое сообщение, быстро отвечаю что-то типа "есть" и закрываю. Мы познакомились с ней здесь же и меня прикольнуло, что мы из одного города. Больше я о ней ничего не знаю, я не видела ее фотографии и не хотела видеть, мне было достаточно всего. Для сайта я проявляю мало активности, но мне очень нравится читать других. Мне нравится думать, что люди запарены смешными вещами. Например, что нет денег или кого-то кто-то плохо трахает пальцами. Я потягиваюсь и лениво пробегаюсь по парочке тем, где-то даже отвечаю. Мой ник "Ag_at".

«Покажи себя»

Да ну, бред.

Я громко выдыхаю, закрываю ноут и падаю на кровать, точно в пропасть. Я не лесби. Наверное. Я закрываю глаза и пробую сосчитать до пяти, вместо этого вижу свою мать. Вижу, как она орет на очередную горничную, как она орет на очередного садовника, как она орет. Она постоянно на кого-то должна была орать. У меня было, наверное, штук пятьдесят классных нянь, и все они были уволены либо доведены до такого состояния, что ушли сами с хорошей валютной зарплаты. Хотя я их понимаю. Терпеть это - ад.

Внизу хлопнула дверь. Это мой отец. То ли пришел, то ли ушел. Не знаю, я редко замечаю его присутствие в доме. И в принципе, мне как-то все равно, мы не трогаем друг друга, мы научились понимать, что ничего не решаем в этой семье, а только выживаем. И что бежать бесполезно - нас найдут и убьют.