"Это" продолжается уже третий час, может, дольше. Сначала мне было неприятно, потом надоело и начало раздражать. Они трахались как-то бесконечно, децибелы стонов то увеличивались, то сходили на нет. В минуты тишины я благодарила бога и думала, что они закончили. Но нет, стоило мне только начать засыпать, как всё повторялось.

Очень скоро я не выдержала, взяла телефон и позвонила маме. Она взяла раза с пятого, видимо, её немного достало слушать дурацкую мелодию моих дозвонов сквозь призму их офигительного секса.

— Можно потише? Я спать хочу.

— И что? Не нравится - вали.

Потом она послала меня матом, а я осталась, потому что это было несправедливо. Но моей матери было плевать на справедливость, видимо, она решила-таки меня добить: мы по-прежнему не разговаривали, она не обижала меня (за это время даже пальцем меня не тронула), но женщин она начала таскать с каким-то нездоровым постоянством. Если мне хотелось спать, а не слушать порно, мне приходилось спать с берушами, но и они спасали слабо.

Я пыталась с этим бороться, как-то говорить, звонить, кричать, но ничего не помогало. Мама не обращала на меня внимание. Я же не хотела уходить к бабушке, не хотела жить у нее в квартире, у меня были и есть права на этот дом (привет феминисткам), я злилась, но ничего не могла изменить.

Примерно в это же время я еще раз начала задумываться про развод родителей и разделение имущества. Я думала об этом, а еще о том, что нам понадобится хороший адвокат. Как только мои мысли оформились в конкретные предложения, я пошла к отцу. Почему-то я была уверена, что он поддержит меня, он же понимает, что так не может продолжаться вечно, у них же есть мы, дети, но про развод он даже слушать не захотел. Даже моя бабушка отказалась мне помогать. Все до смерти боялись мою мать, и меня это дико бесило, потому что после всего пережитого я больше не верила в то, что, например, посадить её за решетку - это что-то нереальное.

Так вышло, что сейчас моё положение даже хуже, чем когда моя мать про всё узнала. Раньше я вызывала в ней хотя бы какие-то эмоции, сейчас же я для мамы просто пустое место. Плюсом ко всему, у меня начали заканчиваться деньги, видимо, моя мать решила, что мне они больше ни к чему. Я пыталась до нее достучаться, звонила ей, но бесполезно.

Я просто хотела выйти из этого замкнутого круга. Тогда я напилась, открыла сайт и написала матери, что мне нужны деньги. Она была в оффлайне, но почему-то я знала, что она прочитает. И очень скоро она ответила:

«Опа. Агата. Какие люди»

«Не называй меня так»

«А как мне тебя называть?)»

«Мне все равно. Ты сама меня просила не называть тебя мамой, а я прошу тебя не называть меня именем своей дочери. Хватит уже. Мы чужие друг другу люди, ты прекрасно это знаешь. Здесь точно»

Моя мать некоторое время молчала, я даже начала переживать, что она так мне ничего и не ответит. Я волновалась, кусала губы, в это время на мою карточку упали деньги и пришел ответ:

«Ок, детка) лови»

"Детка" не вызвала во мне прежнюю бурю эмоций или негодования. Я знала, что по трезваку моя мать скорее послала бы меня, чем позволила говорить, и всё это наше онлайн-общение - это просто действие алкоголя. Мне было все равно, я порадовалась деньгам и начала ждать удобный случай. Он выпал на седьмое ноября - моя мать сваливала на конференцию во Владивосток. Я не знала на сколько дней, но это было и не важно, потому что у меня появилась возможность пригласить в дом адвоката. Он приехал один, прошелся по комнатам и обещал подумать. Наверное, его впечатлил размах возможного дела, он перезвонил мне на следующее утро и мы договорились о новой встрече.

Мы встретились в «Макдоналдсе» и за картошкой фри обсудили возможности крушения империи моей матери. Это был хороший адвокат, он тут же предупредил меня об опасности и о том, что без доказательной базы ничего не выйдет. Что вообще скорее всего ничего у нас ничего не получится. Я же имела наполеоновские планы посадить маму далеко и надолго. Я знала, что она проворачивает махинации, что это довольно крупные сделки и мне было плевать, что об этом думает адвокат. Мы выпили с ним по молочному коктейлю и разошлись. Вечером мне написала моя мать:

«Как дела дома?»

Я не удивилась и ответила ей, что «всё хорошо», через минуту дописала «скучаю по тебе» и пошла вниз, за вином. Потом ждала ответа, кажется, целую вечность.

«Неужели)»

«Ага, сама от себя не ожидала»

«Чем ты там занимаешься?»

«Читаю. А ты?»

«Пью»

Телефон молчит, мы молчим обе. Я смотрю в окно и думаю о новой жизни без матери, о том, как вся наша семья станет счастливее. Как они будут благодарить меня за смелость. Потом я делаю большой глоток вина, перевожу взгляд на телефон, переступаю через себя и открываю диалог.

«Ты спишь?»

«Нет»


Конец первой части