LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Кто мы
http://lesboss.ru/articles/80359/1/Eoi-iu/Nodaieoa1.html
Ева Девятая
От Ева Девятая
Опубликовано в 27/03/2019
 
Я не успеваю договорить, как она хватает меня за волосы и прикладывает головой о приборную панель своей машины. «Еще раз ты назовешь меня "мамой", я тебя пристрелю на *уй. Поняла? Поняла, ****ь?! С мамами не ****ся по ночам в интернете, тупая ты скотина». Продолжение трилогии. Первая часть «Что мы делаем по ночам»

Глава 1
Я лежу на кровати, пью вино, смотрю порно, чтобы уснуть, но вместо этого думаю, с кем общается моя мать. Я вижу её в онлайне, я знаю, что она не станет зависать здесь молча. Спросить я не могу тоже. Что мне остается? Я создаю новую тему.
 
«Не все родители любят своих детей. Это что-то вроде их нормы. О том, что в ванной они били, а не просто купали, такие родители предпочитают не вспоминать. Почему-то существует стереотип, что домашнее насилие - это удел неблагополучных семей, что это возможно только с кончеными маргиналами, но психологический террор существует и в очень состоятельных семьях. Кто в теме?» 
 
Я добавляю несколько грустных смайлов и подписываюсь на рассылку. Я не знаю, прочитает ли это моя мать, она сейчас во Владивостоке и, судя по всему, у нее все хорошо. В порно начинается жесть, я переключаю на Discovery и жду, когда голодный, злой гепард догонит антилопу. Потом мне начинают приходить ответы. 
 
«Это ты про себя что ли?»
 
«Дикость одним словом. Такие детки потом берут в руки автомат и кончают родителей»
 
«Или вырастают и кончают всех подряд»
 
«Значит, надо их изолировать!»
 
«О чем вы? Мама - это мама! Главное слово. Это психология»
 
«Абьюзеры долбанные все, кто поддерживают таких родителей»
 
Еще несколько пишут мне в личку, я даже не читаю, сразу отправляю их в корзину. Мне не нужна их поддержка, их тупые советы о том, как можно и нужно уходить от домашнего насилия. Как показала практика, всё это бред, никто никогда меня не поймет. За считанные часы моя тема обрастает ответами и становится в топе по  популярности, а я заламываю себе руки, потому что моя мать всё еще молчит, сидя онлайн.
 
Да пофигу уже.  
 
Я встаю, одеваюсь и спускаюсь вниз, в ночь. Я выпила не так много вина, мне кажется, я смогу сесть за руль и поехать. Сесть смогла. Я завожу машину и слушаю, как вибрирует телефон. Это мама. 
 
— Да. 
 
— Чем занимаешься?
 
— Я дома.
 
Моя мать молчит, но недолго. 
 
— Ты время видела?
 
— Мне не спится. 
 
— Разъе*ешь машину, я тебя урою. Поняла?
 
Поняла. Я улыбаюсь, потому что ей всё еще не плевать на меня. Я откидываюсь на кресло и представляю, что я - чья-то мать. Что у меня есть дети и я их люблю. Что я люблю их с рождения, просто потому что они мои. Я пытаюсь всё это представить, но у меня не получается. Возможно, я выпила не так уж и мало, или мне суждено повторить судьбу своей матери. 
 
В итоге, никуда я не еду: беру в руки телефон, загружаю сайт и читаю еще килотонну однотипных комментариев, их срач. Жаль, моя мать не отметилась, было бы интересно почитать. 
 
Я вернулась домой, легла спать, а утром увидела мамину фотку в теме "знакомства". Она улыбалась с экрана, стоя рядом со своей дорогой  наполированной машиной, и я почему-то была уверена, что её личка уже завалена. Не знаю, что я почувствовала тогда, наверное, ничего. Мне некогда было думать и анализировать свои чувства, мне надо было вставать и ехать к бабушке. 
 
«Какая классная. Думала, ты уже занята». Я добавила комментарий к ее фото и пошла на кухню пить кофе. 
 
Бабушка неплохо отвлекала меня от всего, от всех мыслей. После смерти дедушки, после маминого деструктива и поведения Дашки, она стала очень чувствительно относиться ко всему, что ее окружает. Она стала собирать документы, наводить строгий порядок в вещах. Мне кажется, она подсознательно ждала смерти, боялась ее, а моё появление всё это сглаживало. К ней же никто, кроме меня, не приезжал.
 
Мы могли разговаривать часами просто ни о чем. Она рассказывала мне о тех временах, когда еще не было всей этой жути. Получается, всё было хорошо до моего рождения. Я смотрела на мамины распечатанные фотки и видела абсолютно счастливую женщину. Эту женщину я не знаю, я никогда не видела ее в реальности. 
 
«Свободна)»
 
Я прочитала мамин ответ под фото, тепло попрощалась с бабушкой, не осталась на чай и вернулась домой. От "свободна" лучше не стало. 
 
«Не расстраивайся. Свобода - это временно)»
 
Мама прислала ржущий смайлик, а я показала ей фак. 

Глава 2
Эту ночь я очень плохо спала, мне снилась всякая разная дрянь, я проснулась и тут же стала звонить бабушке. Я как-то почувствовала, что с ней что-то не так. Она взяла трубку, потом долго плакала, у нее была истерика. Это было ужасно. За всеми своими переписками, разборками с матерью у меня даже мысли не возникло о том, что происходит в голове единственного любящего меня человека. Я не думала, что она переживает за меня так. 
 
Мне стало очень стыдно, поэтому я приняла решение некоторое время побыть с ней. Ну, чтобы мы пожили вместе, и она могла побыть у меня под присмотром. Я не могла привезти ее в наш дом, поэтому отвезла её к нам на летнюю дачу. Этот дом принадлежал моей матери, но она давно забила на него. Я не думала, что она вообще узнает про эту нашу вылазку. Но, разумеется, мама всё узнала и тут же позвонила мне - выдвигать свой ультиматум.
 
— Её там быть не должно. Если тебе так хочется, живи там сама, окей, я не против. Но без неё.
 
— Хорошо, я тебя поняла. Просто объясни, почему бабушка не может остаться со мной?
 
— Я тебя не спрашиваю, может-не может. Или так, или уе*ывайте обе. 
 
— Ма...
 
Я запнулась. 
 
— Слушай, ей сейчас необходим свежий воздух. У бабушки плохо со здоровьем, врачи советуют ей больше времени проводить на улице. Это нормально. Ничего страшного не произойдет, если мы немного поживем на даче до твоего возвращения. 
 
— Е*ать, какие все умные, как я посмотрю. Да я не нуждаюсь, бля*ь, ни в чьих советах. Или напомнить тебе, что мне пое*ать на твою бабку?
 
— Перестань... пожалуйста. Она рядом, всё слышит. 
 
— А ты, я погляжу, сука, решила в защитницу поиграть. Смотрю, о*уела там совсем, расслабилась без меня, да? Да я тебе за твои пререкания так е*альник разобью, овца тупорылая, что мало не покажется. Пусть твоя бабка съебывает на *уй, а ты вместе с ней. Катитесь обе. Я вернусь, если дома тебя увижу, ты у меня по стенкам ползать будешь. Поняла, тварь?
 
— Поняла. 
 
— Не послушаешь, обещаю тебе, кровью у меня захлебнешься. 
 
Моя мать бросила трубку, а я поворачиваюсь и смотрю на бабушку - она молча берет свои вещи и возвращается в машину. Я тоже. Мне очень стыдно за себя и за свою мать. Мне хочется исправить то, что исправить уже нельзя. 
 
Пока рулю в сторону бабушкиной квартиры, открываю наш с мамой диалог, ловлю взгляд бабушки в зеркале заднего вида и быстро печатаю:
 
«Ты очень злишься на меня?»
 
Я вернулась домой где-то через час, поставила машину и поднялась на второй этаж. Хотела пойти к себе, но почему-то завернула за угол и открыла комнату матери. Посмотрела, потом вернулась к себе в комнату и упала на кровать.
 
«Ну, не злись на девочку, пожалуйста)»
 
«Да девочка по*ахуела, как я посмотрю»
 
Я молчу, потому что не знаю, что сказать. Мне трудно говорить с ней о чем-то нормальном, не прячась за ширмой чужой внешности. Мама написала первая. 
 
«Ты дома?»
 
«Да»
 
«Рисковая ты. Одна?»
 
«Да»
 
«Что делаешь?»
 
«Лежу на твоей кровати)»
 
Она молчит, а я представляю лица моих родных, если они прочитают эту переписку. Представляю лицо отца, например. Что бы он сказал на такое? То, что пиздец, это я и без него знаю. Но сейчас мне всё равно на всё, мне хочется дать маме пилюлю радости. Я жду, но ничего не происходит, и тогда я не выдерживаю:
 
«Ты против?»
 
Ответ приходит почти моментально:
 
«Нет»
 
«Ты еще злишься, да?»
 
«Забыли. Но больше так не делай. Тебе пришли деньги?»
 
«Да, спасибо)»
 
«На здоровье»
 
Я не встаю, звоню прямо так, сначала бабушке, спрашиваю, как она и все-таки прошу прощения. Я прошу ее найти еще мамины фотографии и, возможно, другие её документы. Я знаю, почти уверена, что если что-то и есть, какой-то прошлый компромат, то всё это находится у моей бабушки. Потом переворачиваюсь на бок, вставляю левую симку и звоню адвокату, он просит меня подождать еще неделю. Я усмехаюсь и желаю ему доброго дня. Для него неделя - это просто неделя, а меня за эту неделю могут урыть, если попаду маме под горячую руку. 
 
Я вытаскиваю симку и прячу ее в карман, потом встаю, поправляю свою постель и иду в душ.

Глава 3
Моя мать должна была вернуться в среду, через два дня. Мы продолжали регулярно писать друг другу. Я старалась не касаться скользких тем, не писать ей о постели, не называть ее нежно, моя мать тоже. Видимо, она была слишком увлечена своими новыми знакомствами. Сначала я пыталась анализировать ситуацию, пыталась понять, почему мне всё это так неприятно, но потом забила.
 
Несколько раз за эти дни я набирала отцу, спрашивала про Дашку, но в основном, пыталась вывести его на тему развода. В отличие от меня, ему-то деньги никто не давал, на нем висели Дашка, машина и съем квартиры. Я была уверена, рано или поздно он сломается. 
 
— Пап, ты же понимаешь, что наша мама больная? Что это ненормальная ситуация. Вы разделите имущество и ты спокойно купишь себе жилье. Сможешь завести себе новую семью без ее угроз и истерик.
 
— Агата, вот опять, что ты несешь? Ты на суде это повторишь?! Ясен хрен, это ты сейчас так говоришь, это сейчас ты такая смелая, а что потом будет, когда она будет стоять перед тобой в зале суда? Ты испугаешься. 
 
— Пап, да мне и сейчас страшно. Мне жить с ней страшно, видеть её каждый день страшно.
 
Мы не успеваем договорить, мне параллельно звонит мама, я прошу папу подумать и отвечаю на входящий. 
 
— С кем это ты?
 
— С отцом.
 
— На хе*а?
 
— Да просто болтали. 
 
— Просто? Я сделаю биллинг и узнаю, о чем вы там просто болтали. 
 
— Хорошо, там ничего такого нет. 
 
— Вот и узнаем. 
 
Мне становится по-настоящему  страшно. Я прощаюсь с мамой, кладу трубку и начинаю думать, что мне делать, если мать узнает. И насколько это может всё испортить. Я стараюсь успокоиться, беру телефон и сама набираю маме. 
 
— Хули надо?
 
— Тебя встретить с аэропорта?
 
— Обойдусь. 
 
Она реально доехала сама, я была дома, сидела в гостиной, когда мама вернулась. Она прошла мимо меня, так, словно я пустое место. Я хотела с ней поздороваться, но вместо этого пошла к себе, переоделась и поехала по магазинам. Я ходила мимо витрин, ничего не покупая, просто постоянно обновляя входящие. Моя мать ничего не писала, её даже в онлайне не было. Когда мне надоела эта психиатрия с обновлением страницы, я вернулась домой. 
 
Мне было нечем заняться, и я полезла на сайт. Моя личка была переполнена ненужными мне людьми: большинство из них мечтали поделиться со мной своим опытом, многие просто решили дать мне самый важный в моей жизни совет, другие же тупо хотели познакомиться. Я зависла в этом во всем до вечера, потом мне надоело вязнуть в лесбийских темах, я написала бабушке смску и спустилась вниз. 
 
В гостиной сидела моя мать, в руках у нее был бокал, но не с вином, а с  чем-то крепким. Рядом с ней покоился ноут. Я тихонько прошла мимо нее на кухню, потом всё-таки вернулась спросить.
 
— Мне можно выпить? 
 
Мама едва взглянула на меня. 
 
— Пей. 
 
Я киваю, иду на кухню, беру там бутылку с алкоголем, бокал, потом иду к себе. Я пью, буквально заливаю в себя. Через полчаса, когда мне  становится хорошо, я открываю входящие и вижу сообщение от моей мамы. 
 
«Ну что, выпила?) Полегчало тебе?»
 
«Не очень»
 
«Чего так?»
 
«Мало. Хочу еще»
 
«Ну так иди, возьми добавку)))»
 
«Я передумала) а курить можно?)»
 
«Спускайся, покурим)»
 
«Нет, я тебя боюсь, ты мне губы отобьешь»
 
«Я тебе другое отобью))»
 
Какое-то время мы еще шутим,я расслабляюсь и даже улыбаюсь. Мне хорошо то ли от алкоголя, то ли от нашего общения. Я что-то пишу, очередную глупость, жду ответ, но она молчит. Потом я слышу, как моя мама с кем-то разговаривает по телефону, как она смеется, как меняется тембр её голоса, потом слышу, как она выходит из дома (хлопает дверью) и заводит двигатель машины. Я считаю до трех, подхожу к окну и вижу, как моя мать уезжает. 
 
«Ты куда?»
 
«Да хотят тут со мной встретиться)»
 
«Ммм) Свидание?)»
 
«Типа того»
 
«Потащишь её сюда?»
 
«Нет»
 
«Ясно. Ну, удачи)»
 
«Ага»

Глава 4
«Ты когда домой?»

Время половина четвертого, я успела сосчитать в уме всех существующих в мире баранов. Моя мама, разумеется, не ответила. Она приехала утром, в восьмом часу и улеглась спать прямо в гостиной. Я знала, что ей очень плохо сейчас, и, если честно, я хотела бы наблюдать эту картину вечно. Но у меня была запланирована встреча с адвокатом, для этого я заранее сняла деньги, которые прислала мне моя мать "на жизнь". Я вставила левую симку в телефон и поехала в центр. 

Мы встретились с ним в кафе, пожали друг другу руки. И пока я спокойно пила кофе, адвокат расписывал мне все возможные последствия. Всё то дерьмо, которые мне придется разгребать, если мою мать всё-таки посадят. Я слушала его, весь этот ад, и мне было плевать, что меня не понимают - я хотела этого всю свою сознательную жизнь, я мечтала об этом. Тогда адвокат начал говорить мне о компромате, о привлечении СМИ и прочей лабуде, я обещала ему подумать. Всё же я хочу посадить мою мать и только, а не превращать нашу семью в публичное посмешище. Мне не нужны Андреи Малаховы на пороге и их интервью, к такому я просто не готова. 

Я отдаю адвокату деньги за встречу, жду, когда он уйдет, только потом достаю телефон. Пока мы с ним разговаривали, мне написала мама: «Сигареты купи». Следом на карту "упала" десятка. 

«На все?)»

«Бл*»

«Ок)»

«Ты вообще где?»

Я несу ей какую-то пургу про шоппинг, про то, что мне нужно. Потом заезжаю в магазин, долго выбираю между «рак горла» и «ампутация», в конце концов, покупаю целый блок болезней и возвращаюсь домой. Мне не хочется подниматься к матери, не хочется видеть ее и разговаривать с ней. 

«Купила. На кухне»

«Спс»

Я киваю, будто она видит, и иду к себе. Проходит три часа, я отвлекаюсь от интернета и пишу маме: 

«Ты как?»

«Х*ево. Голова пиздец»

«Жаль»

У меня чувство дежавю и мне будет стремно, если мама ответит так, как у нас уже было однажды. Хорошо, что она молчит. Я смотрю чужие картинки, потом залезаю на сайт, иду в раздел знакомства и наблюдаю, как моя мать пользуется популярностью. Мне противно от того, как люди (женщины) готовы отдаваться ей за деньги, как они предлагают себя, пишут ей в комментариях, а она отвечает им.

Никого не предупреждая, я беру ключи от машины и еду к своей сестре. Мне плевать, что там будет мой отец, вечно шуганный от всего и от меня лично - после всех моих кровожадных призывов к войне. Я выезжаю из нашего элитного коттеджного поселка и держу путь к панельным высоткам на окраине города. Там, кроме ветра и свободы, нет ничего. Я паркуюсь, звоню в домофон, жду, когда мне откроют и поднимаюсь на лифте на девятый этаж. 

Мы обнимаемся с сестрой так, будто я только что вернулась с фронта. Хорошо, отца нет, он на работе. Дашка предлагает мне Мартини, я соглашаюсь. Она слезает с дури сама, при помощи алкоголя и сигарет, поэтому я соглашаюсь на всё: покурить с ней, сыграть с ней в её дурацкую Монополию, покрасить ей волосы в какой-то сумасшедший бледно-зеленый цвет, а потом долго ржать над самыми тупыми шутками из её школы. 

«Где ты?»

Это мне мама написала, когда я была ещё трезвая, примерно часа два назад. Я читаю только сейчас и быстро печатаю ответ:

«Не где, а что))) я напилась пипец»

«И? Тебя не зае*ало делать мне мозг своей тупостью?»

«Знаешь, меня сегодня вообще ничего не е**ло и не е*ет)))»

«Наверное, в этом вся проблема. Надо, чтобы тебя вы**али»

«Ага, приколись))»

«Ух ты, какие мы борзые) ок, устрою тебе. Где ты? Заеду за тобой, закину в сауну, там тебя научат»

Я откладываю свой раскаленный телефон, улыбаюсь сестре, которая спрашивает у меня, с кем это я там переписываюсь. Я смотрю на сестру, на ее интерес, на ее мокрые, зеленые сосульки на голове, думаю о маме, потом начинаю смеяться. Дашка тоже, она не понимает, но смеется вместе со мной. Это стремно, потому что на самом деле всё очень плохо. Я беру телефон и иду с ним в туалет. 

«Я не хочу в сауну, честно))) давай, я как-нибудь сама решу этот вопрос)))»

«До хуя ты уже сама решила. Где ты?»

«Домой еду, не переживай)»

Пока она молчит, я вызываю такси. Уже оттуда пишу маме: «Чем займемся?)». Потом стираю. Вместо этого:

«Я хочу, чтобы ты снова называла меня своей девочкой) можно?)»

«Ты знаешь, кого так называют?»

«Да»

«И ты понимаешь, что это такое»

«Да»

«Молодец, бл*»

Я кусаю губы.

«Я не твоя дочь! Ты же знаешь! Это ошибка природы»

«Да мне по*уй. Мы закрыли эту тему»

Глава 5
Моя мать родилась в шестьдесят пятом, и, судя по фоткам, была самым обычным ребенком. Не бомжом, не из детского дома. Я вижу, как родители заботливо держат её на руках, значит, они её любят. Есть фотки, где моя мама постарше - со школы в Салехарде и зооветеринарного техникума. Там у неё ржачные туфли и одно и тоже выражение на лице.

Я сижу на полу, на ковре, в бабушкиной квартире, и дотошно рассматриваю свою мать на картоне. Мне очень хочется курить и стереть из памяти вчерашний день. 

— Агата, ты чай будешь?

— Нет, бабуль, спасибо. 

— Ты что-то пила вчера?

— Немного. Не переживай, у подружки др был. Я чуть-чуть совсем. 

— Ира нормально?

— Нормально. Баб, а больше ничего нет?

Бабушка говорит, что ничего, а я не знаю, чем мне могут помочь стародавние фотки моей матери. Я собираюсь, помогаю бабушке убрать снимки на место и возвращаюсь домой. 

Я паркуюсь и понимаю, что затишье закончилось. Захожу в дом, а там моя мать орет на уборщицу. Она новенькая, красивая и молодая. Стоит, буквально вжалась в стену. Я наблюдаю за этой сценой, за тем, как воздух дрожит, раскаляется. Мне почему-то кажется, что моя мать хочет ее трахнуть. 

Я не вмешиваюсь, на самом деле, мне глубоко плевать, пусть трахаются, пусть переебутся между собой; я иду к себе в комнату и включаю сериал. Я смотрю на братьев Винчестеров и думаю о том, что сделает меня счастливой. Брак? Смешно. Мать в тюрьме? Или Дашка чистая, без наркотиков? Да, наверное, только это. Я хочу быть по-доступному счастливой, так, чтобы не впадать в зависимость от людей. Я не хочу никого любить и ни в кого влюбляться. Я открываю входящие, но там тишина со вчерашнего вечера. 

Мне очень хочется как-то провести этот день, прожить его побыстрее. Я никуда не выхожу, жую жвачку и от скуки переписываюсь в личке. Я очнулась, только когда в комнату зашла моя мама, она спокойно забрала у меня из рук телефон и прочитала мои опусы. Я смотрела, как она ухмыляется и думала, что вот прямо сейчас лишусь и этого телефона, но обошлось. 

— Собирайся. 

— Куда?

— В пое*а. Доедем до моей работы.

— Со мной?

— С тобой, бля*ь. Ты еще здесь кого-то видишь? 

— Нет. 

— Тогда на*уя эти вопросы, спрашивается? От большой тупорылости?

Я не собираюсь отвечать ей или спорить. Просто быстро одеваюсь и спускаюсь вниз, к машине. Моя мать курит поблизости, а я ёжусь от холода и солнца. Мне не хочется стоять просто так, ждать, пока моя мать накурится. Я достаю свой телефон и фотографирую сначала мамину машину, потом себя, улыбающуюся, на фоне. Моя мать смотрит на меня, как на дуру, но молчит, докуривает и садится за руль. Я за ней. Пристегиваюсь, загружаю Инстаграм и заливаю туда последние фотки.

«Познакомилась с маминой новой малышкой "blush" "love" "bomb"».

— Что там у тебя?

— Инста. Выложила фотки твоей новой тачки.

— И?

— Все хотят тебя в мамы. 

Моя мать смеется и выруливает на шоссе. Мы больше не разговариваем, едем молча. От монотонной езды и скорости меня начинает тошнить. 

— Похмелиться надо?

Я отрицательно мотаю головой. 

Мы приезжаем на мамину работу, это большое здание, здесь куча людей. Мне легче, но всё еще тошнит. Моя мама тащит меня за руку, как маленькую, потом заводит в свой кабинет, сажает на стул и сует мне под нос какие-то бумаги. 

— Подписывай.

— Что это?

— Ерунда. Подписывай и поедем домой.

— Я не буду ничего подписывать, пока ты не объяснишь, что это.

— Не е** мне мозги, а. Вот какая тебе разница? Так надо. Будешь у меня теперь официально зарплату получать.

Она улыбается. Наверное, думает, что я полная дура. 

— Ты что, устраиваешь меня к себе на работу?

— Ага, почти. 

— А почему ты меня не спросила? Я не хочу на тебя работать и ничего подписывать не буду. 

— Бля**, как же ты меня заеб*ла. 

— Ты можешь нормально объяснить, а не ругаться?

— Не могу - ты тупорылая! Эта подпись ничего не значит, простая формальность. Будешь генеральным нескольких моих фирм. Не хочешь, окей, пойдешь в дворники, у бабки своей двор мести. Ни копейки от меня больше не получишь, я тебе обещаю. 

Я подписала, мне некуда было деваться, а через несколько дней адвокат рассказал мне о последствиях. О том, что теперь при первом же косяке, меня посадят далеко и надолго. Тогда я написала матери и сказала, что согласна стать дворником. Был вечер, её не было дома, я не знала, в каком она состоянии и что мне за это будет. 

«Детка, лучше сразу на панель)))»

«Почему ты постоянно записываешь меня в шлюхи??»

«А это не так?)))»

«Нет, это не так»

«Ок. Значит, мне показалось)»

«Что тебе показалось?»

«Что ты очень любишь секс) без меры))»

«Я люблю секс и что? Это не делает меня шлюхой»

«Грубый, насколько я помню?)))»

«Обязательно»

Моя мать где-то бухает, может, и что-то курит, она явно не в себе, а я зачем-то ведусь на все её разговоры. Как дура, сижу на кровати, абсолютно трезвая и жду, когда же она напишет мне очередную дичь. 

«Детка, тебя хоть раз грубо имели?) Так, чтобы ты потом встать не могла?) Ты хоть знаешь, чего ты хочешь?))»

«Я тебе чужой человек, чтобы ты задавала мне такие вопросы»

«)))))»

«Спокойной ночи»

Мам. 

«Время детское) не рано ты?»

«Я же детка»

«Ага. Деточка)»

Я уже не хочу спать. Я переворачиваюсь на другой бок, мне становится душно, я встаю, открываю окно, ложусь снова и беру телефон. Сообщение от мамы:

«Ну что, ты спишь?))»

«Нет»

«А что делаешь?)»

«Дрочу»

«Мм))»

«А ты?»

«Не дрочу)»

Поздравляю. Умри теперь.

Глава 6
 
«Хочешь, я тебе помогу?»

Пока я думаю, что ей ответить, моя мать скидывает мне ссылку на порно сайт и ржет желтыми смайликами.

«Очень по-взрослому»

«Наслаждайся) Или тебе по-другому помочь?»

«Ты пьяная, да?»

Она не отвечает, я и так это знаю.

«Ясно» — я.

«Б**, только не делай мне мозг)»

«Я ничего тебе не делаю. Мне пофигу. А что, по-трезваку тебе не хочется?»

«Слышь, не х**й там) не нравится, иди, спать ложись»

«Не хочу я спать»

«А что ты хочешь?»

«Наверное, того же, чего и ты»

«Мне прям интересно)»

«Мне тоже»

В короткую паузу я начинаю думать об алкоголе, но решаю оставить всё, как есть. Не жду, когда мне напишет мать, пишу ей сама.

«Тебе весело там?»

«Нормально мне»

«Ты одна?»

«Сама-то как думаешь?»

«Я никак не думаю, я просто спросила. Смотри, ревновать тебя начнет)»

«В смысле? К кому? К тебе что ли?»

Я проглатываю.

«Нет, так нет»

«Мне пох. Здесь интереснее» — моя мать.

«Серьезно?»

«Да»

«Чем же?»

«Детка себя трогает)»

«Тебе интересно, только потому что я дро** сейчас?»

«Почему нет»

От нервов у меня крутит живот, мне жарко жить, дышать и говорить с ней о таких вещах. Это какая-то карусель из бесконечного сюра. 

«Может, сменим тему?» — я.

«Зачем? Мне эта нравится»

«Ты же сама говорила...»

«Что я говорила?)»

«То»

«Детка, ты кончить не можешь?»

Бл**ь. Вот зачем так? Я встаю и начинаю ходить по комнате. Я открываю-закрываю окна, открываю-закрываю двери. Я мечтаю сделать это со своей сознательностью (всё закрыть нахрен и расслабиться). Я считаю до десяти, но ничего не меняется. Завтра моя мать проспится и ничего не вспомнит (или не захочет вспоминать), а что делать мне? У меня горит и краснеет лицо, горят уши. Мама больше не пишет мне, она ждет ответа от меня, а мне физически больно печатать ей все эти слова.

«Я могу кончить»

«Так что мешает?»

«Многое»

«Что?»

«Не хватает кое-чего в фантазии»

«Чего тебе не хватает?» — моя мать. 

Мне хочется убить её прямо сейчас. 

«Тебя, блин»

Она молчит, но это временно, пока мое сообщение висит у нее в непрочитанных.

«И? В этом вся проблема? Так это х**ня. Представь, что я рядом»

«Не могу»

«Почему?»

«Потому что когда ты рядом, ты постоянно орешь и бьешь меня. У меня нет другой картинки. Или мне это представлять?»

Она присылает кучу смайлов. Мне, например, вообще не смешно. 

«Тебе же нравится грубо)))) нет, детка, реально, только поэтому не можешь?) А всё остальное тебя не смущает?»

«Нет, остальное меня не смущает. Ладно, закрыли тему. Ты когда домой?»

«Завтра»

«Понятно»

«Спокойной?)»

«Спокойной»

Разумеется, я не сплю. Я не могу лежать, я шатаюсь по дому. Я запрещаю себе подходить к алкоголю и трогать телефон. Я пытаюсь уложить в голове то, что уложить в принципе невозможно. От бессилия мне хочется выть и ходить по стенам. Мне не больно, я просто нас не понимаю. 

Мама не вернулась и через два дня. Мы не объяснялись и не разговаривали. Она тупо, молча кинула мне денег на счет, я же даже спасибо не сказала. Это были уродские дни сурка одним сплошным потоком. Я не страдала от отсутствия матери, я не ожидала от нее какого-то внятного разговора, но мне хотелось знать, кто мы и что вообще происходит между нами. 

Единственные люди, с кем я общалась, это бабушка и Дашка, но рассказать им про наши с мамой ночные "игры" я не могла. Они никогда не поймут такое. Звонить психологу и снова слушать про "сексуальные девиации"? Нет, спасибо, не хочу. Может, поэтому ничего и не менялось, мы обе были в онлайне, но не общались друг с другом. 

Разумеется, моя мать объявилась, только когда ей что-то понадобилось. Она сама позвонила мне.

— В офис заскочи.

— Пока не могу. Я занята. 

— Отложи, перенеси, мне по**й. Ты мне здесь нужна.

— Говорю же, сейчас я не могу. Заеду вечером.

— Что же, бл**ь, там у тебя такого не в рот еб**того происходит, что ты приехать не можешь?

— Мы с Дашкой у бабушки. Помогаем ей. 

— Снова у бабки торчишь?! И это причина? Б**дь, да ты издеваешься надо мной. 

— Нет, не издеваюсь. Пожалуйста, только не ругайся. 

Мама обозвала меня е**нутой, потом спокойно продолжила:

— В офис ко мне. Быстро. 

Я больше не спорю. Сажусь в машину, еду к матери и думаю о том, что будет, если я не подчинюсь. Будет ли она бить меня при всех своих подчиненных? Или тащить меня за волосы и орать на меня матом? Зафиксируют ли всё это камеры? И вообще, смогу ли я потом забрать эти записи и приобщить их к суду?

Глава 7
 
— Садись.

Я сажусь. Смотреть на маму я не могу, поэтому смотрю прямо на стол, просто перед собой. На столе идеальная пустота, чистый лист бумаги и ручка.

— Подписывай.

— Где?

— В пи**е. 

— Хорошо. 

— Бл**ь. Вот здесь, внизу страницы.

Я подписала. 

— Всё. Свободна. 

— Это всё?

Моя мать недовольно кивает и я выхожу из её кабинета. Здесь, в коридоре, мне не становится легче, но мозги начинают работать. Я еду к адвокату и мы долго обсуждаем с ним наши дальнейшие действия. Адвокат всё еще цепляется за мое благоразумие и сегодня, подписав что-то неведомое, я готова его слушать. В итоге, мы решаем пока подождать с компроматом, потому что сначала надо разобраться, что висит конкретно на мне, и каковы шансы, что меня не посадят вслед за моей мамой. 

Мне фигово, а после встречи с адвокатом я вообще не вижу никакого просвета, я еду домой и встречаю там Дашку. Она спиздила из дома побрякушки и теперь отводит глаза, потому что знает мою реакцию. Она прекрасно осознает, что мне больно, и что я злюсь. Я ненавижу её наркотики; я ненавижу её под наркотиками - трусливую, мелкую и в ознобе. Я знаю, что за воровство из собственного дома моя мать её прибьет.

Мне тоже очень хочется ее выпороть, вместо этого я тупо даю ей деньги и выгоняю из дома. Я не вытрезвитель. Я не потяну еще и Дашку с её "лечением" волшебными таблетками радости (почти все мои деньги уходят на адвоката и помощь бабушке). 

Сестра уезжает, а я по привычке тянусь за телефоном и захожу во входящие. Не знаю, правда, зачем, там теперь всё время глухо. Мне очень хочется наступить себе на горло и написать маме первой, написать ей какую-то очевидную ложь, типа, что «я соскучилась», но я стараюсь держаться. 

Уже под вечер мне звонит отец, я беру трубку и слышу его разъяренный голос. 

— Агата, привет. Тебе мама давала какие-нибудь бумаги? Ты что-нибудь подписывала у нее?

— Ну да. А что?

Тогда папа начинает орать, а мне удивительно слышать от него мат. Вообще какие-то эмоции, кроме пофигизма. 

— На **я ты это подписывала?!

— А что там?

— До хуя всего. Фирмы. Моя доля в бизнесе. 

— Так разве можно?

Отец ничего мне не объясняет, тупо бросает трубку. Наверное, не считает нужным. Я помню нашу с ним игру в детстве: мне шесть лет, передо мной лежат десять купюр в валюте и я должна определить, какая из них фальшивка. Если у меня получалось, девять купюр оказывались у меня. Если проигрывала, отец разочаровывался во мне и мог не играть со мной неделю. 

Но мне уже не шесть лет. Я вставляю левую симку, звоню своему адвокату и пересказываю ему наш разговор. Я спокойна, но мне не нравится это мое спокойствие. Последний раз я была в таком состоянии, когда хотела повеситься в ванной. Я быстро прощаюсь с адвокатом, благодарю его и залезаю на сайт. 

«Давай выпьем»

Я удивлена, потому что не ожидала от матери первого шага. 

«Давай»

Не знаю, как она, но я действительно собираюсь выпить. Я открываю вино и сажусь на диван. Мы больше не пишем друг другу, и я не знаю, до какого состояния нам надо напиться, чтобы снова начать. 

Я сидела внизу, в гостиной, когда хлопнула входная дверь и залетел мой отец. Он был полностью неадекватным, сразу заорал что-то с порога и бросился наверх. Во мне было полбутылки вина и я подумала, что скачки моего папы по дому - это достаточный повод, чтобы написать маме. 

«Отец приехал. Орет»

Она прочитала буквально через минуту.

«Пусть на х** идет))»

«Мне так ему и передать?»

«Передай. Он к тебе лезет что ли?»

«Да нет»

«Ну и похуй тогда»

«Ага» — я.

«Ты пьешь?»

«Меня не берет»

«Совсем?)»

«Вообще)»

«Плохо. Х**ню, значит, пьешь) надо, чтобы брало))»

«Что было на кухне "blush"»

«Там хрень. Зайди, у меня возьми»

Я отвлекаюсь, потому что слышу, как с лестницы сбегает мой отец. Он ничего не нашел и теперь хочет привлечь меня к ответу. 

— Бумаги не у тебя? Те, что ты подписывала.

— Нет, конечно. 

— Вот же сука! 

Я с ним соглашаюсь, а он продолжает орать. Мне жаль его, он все-таки мой отец, но я уже ничем не могу ему помочь. Мне нужно самой какой-то выбираться, мне уже все равно на их развод и раздел, мне плевать, кто кого оставил без денег. У меня другие цели. 

«Детка?»

«Да)»

«Ты отвлекаешься)»

«Прости, меня отвлекли немного»

«Какие нехорошие люди)»

«Очень)»

Глава 8
Отец ушел с лозунгом: «Эта бл**ь у меня еще попляшет!», предварительно хлопнув дверью и забрав из дома все деньги, которые только смог найти. Он свалил, а мне стало дико смешно, потому что я была уверена - моей матери ничего не будет. Я хорошо знала своего отца, знала, что он не потянет полноценную месть. По правде сказать, несколько раз он всё же попытался: к нам в дом приезжали полицейские с собаками, это было эффектно, группа захвата, бронежилеты, крики, но дальше порога они не прошли, моя мать их не пустила, и всё закончилось ничем. 

Я знала, что бравада моего отца не кончится ничем хорошим, наверное, он тоже это знал, но он очень хотел наказать мою мать любой ценой. Я понимала его в этом, но не могла поддержать в методах - полиция, прослушка дома, угрозы, шантаж. Мне было плевать на то, что будет с моей матерью, правда, но мне было не плевать на жалкие остатки нашей семьи. Например, что будет с бабушкой и Дашкой? Почему на них всем плевать?

Я не собиралась поддерживать очередной деструктив во имя обиженной справедливости, я не стала давать в руки отца компромат и всячески ему содействовать. 

От всей этой внутрисемейной "войны" мне нужно было куда-то деться, свалить куда-то. Я не могла это сделать полноценно, я не могла оставить всё, как есть, и просто сбежать, поэтому я выбрала алкоголь. Я пила, пила много и часто, и когда была пьяная, писала своей матери всякую чушь. 

В отличие от меня, мама находилась в трезвости, наверное, поэтому все наши разговоры сводились либо к невинности, либо к ссорам. Я знала, что у нее проблемы, я знала, что мой отец их создает. Это не злило меня, но вызывало чувство, близкое к досаде. Я не понимала отца, не понимала, зачем он добровольно сует голову в петлю. Папа ходил по очень тонкому льду, он переходил определенные границы, и я не понимала смысл всех этих жертв. 

Однажды он приехал к нам домой. Была глубокая ночь, все спали (я точно), когда отец ворвался в дом и в очередной раз стал орать и угрожать. Моя мать была дома, я слышала, как они орут друг на друга и крушат всё, что встает у них на пути.

В это время я лежу в своей постели и не сплю, потому что мой отец кричит на весь дом, как истеричка: «Я посажу тебя!» или «Ты еще умолять меня будешь, сука драная». Параллельно я слышу голос матери, как она орет ему в ответ: «Посмотрим ещё, бл**ь, кто кого посадит!». Я прячу голову под подушку и мечтаю о том, чтобы отец заткнулся, о том, чтобы он не орал и оставил нас в покое. Я очень хочу, чтобы всё снова стало "как прежде". 

Когда отец наконец свалил, я взяла в руки телефон. Я не собиралась писать матери, просто зависала на сайте, пила, читала чужие проблемы и очень хотела уснуть. Вскоре мне написала моя мать. 

«Не спишь?»

«Нет»

«Чего так?» 

«Да вы же орали»

«Забудь о нем, вообще похуй. Время до х*я, давай ложись»

«Я лежу»

«И?»

«Не могу уснуть»

«Что нужно?» - мать. 

«Не знаю»

Потом дописываю:

«Погладь меня)»

«Детка)) если я тебя поглажу, ты точно не уснешь)))»

Я ощущаю ток и совсем не чувствую брода, наверное, я слишком пьяна, чтобы думать о последствиях таких переписок. 

«Может быть) Смотря где ты будешь гладить))»

«Ок. Где ты хочешь?)»

«Пофиг. Я хочу, чтобы ты не спрашивала меня, где я хочу и что. Хочу, чтобы тебе было плевать на мои желания»

«Даже так?)»

«Да»

«Это легко) Что-то еще?)»

«Да. Я хочу, чтобы ты вы**ала меня»

Она молчит минуту, может, больше. Я успеваю сгрызть ноготь до крови, прежде чем моя мать написала мне: «Девочка моя)»

Не знаю, отчего меня пронзает больше: от её "девочки" или от того, что моя мать сейчас трезвая (наверное). Я молча откладываю телефон и дышу часто, как астматик. Мне кажется, если не дышать хотя бы секунду, мир взорвется, и всё полетит к чертям. Наверное, моя мать думает так же, она пишет мне:

«Раздевайся»

Я молчу, ничего ей не пишу и не раздеваюсь. Потому что если я разденусь, если это произойдет между нами не только на словах, я уже не смогу себе помочь. Я уже ничего не смогу исправить. 

«Давай, девочка»

Глава 9
 
«Раздевайся)»

«Не хочу)» 

Я сползаю на пол и лежу теперь на ковре, смотрю в телефон и под кровать. Я не боюсь монстров, меня убивает тишина дома и наше с ней поведение. 

«Не хочешь?»

«Я немного боюсь»

«Бл**ь. Не тупи, детка. Не обламывай меня) Просто расслабься и делай, что тебе говорят)»

Кажется, я начинаю трезветь. Я переворачиваюсь на спину и быстро печатаю ей сообщение. 

«Сейчас?»

«Ну да»

«Блин, ты уверена? Не знаю, как ты, но я не хочу, чтобы это было так)»

«А как ты хочешь?))) Радость моя, что ты мне здесь лепишь? Ты же сама мне втирала о своем нестерпимом желании быть вы***нной мною))) ок, я не обломаюсь, тра**у тебя) только не **и мне мозг и не сливайся) кончишь со мной, успокоишься, может, полегчает)»

Сука. Я отрываюсь от переписки.

Интересно, а если я откажусь, она же не поднимется ко мне уже в реальности? Нас же, по сути, нет. Всё это игра, мы же с ней не существуем за пределами нашего интернета. 

«Хорошо)»

Я выжидаю минуту, потом пишу:

«Ок, я разделась»

«Умница) Красивая, голая, ммм) еще и мокрая) Была бы я рядом...)» — пишет мне моя мать.

«Да? И что бы ты сейчас сделала?)»

«Зажала бы твой сладкий рот, который так много пи**ит не по делу)»

«Я же могу сопротивляться)»

«Попробуй)»

«Думаешь, не получится?)»

«Думаю, тебе стоит заткнуться)»

Я затыкаюсь, моя мама продолжает:

«Сейчас я хочу войти в тебя резко, услышать твой крик и почувствовать, какая ты. Ты же у меня узкая девочка?) Хочу, чтобы ты сжала пи**ой мои пальцы)»

«Фу, перестань) я не хочу так»

Это правда. Я представляю всё это, весь этот пи***ц мне не нравится, но я продолжаю с ней переписываться, потому что так надо. 

«Рот закрыла, сучка мелкая) До **я пиздишь) мне **хуй, что ты хочешь, веришь?) Я буду е**ть тебя, как захочу. Так, чтобы ты орала подо мной»

Хватит, ты всё портишь. 

«Еще)»

«Еще?) Ты трогаешь себя?»

«Да»

«И кто ты после этого?))»

«Твоя девочка)»

«Неправильно)»

«Тогда я не знаю)»

«Думай)»

Я понимаю, что она хочет от меня услышать. 

«Шлюха?)»

«Умница) и чья ты шлюха?)»

«Твоя»

«Только моя) запомни это. Ты моя шлюха и моя подстилка. Поняла?»

Я чувствую, как она улыбается.

«Да»

«Хорошая девочка. Молодец. Теперь оближи мои пальцы»

Я молчу.

«Давай, шлюшка. Сделай это»

«Нет»

«Нет? Забудь это слово)»

Не отвечаю ей.

«Да ладно, будь хорошей девочкой и не сопротивляйся) Ты же знаешь, я могу сделать тебе очень больно»

«Я знаю. Хорошо, я оближу твои пальцы. Только не причиняй мне боль»

Я глотаю и мы продолжаем. 

«Молодец. А теперь я хочу вы**ать тебя сзади. Чтобы ты сама насаживалась мне на пальцы, которые только что облизала»

«А если я сопротивляюсь и хочу убежать?)»

«Никуда ты не денешься) я намотаю твои волосы на кулак и хорошенько прогну тебя»

«Я почти...»

«Умница) Я хочу, чтобы ты кончила громко. Давай, сделай это для меня. Сейчас»

Бах. 

Ничего не происходит. Я встаю, топчусь на осколках своей психики, потом отряхиваю колени и посылаю маме счастливый смайлик. 

«Ммм) спасибо, мне понравилось) было очень романтично))»

«На здоровье, детка)) обращайся)))»

Глава 10
Как мне кажется, наш "секс" с мамой ничего не изменил. После него мне не стало хуже или лучше, я не захотела резко сдохнуть или безудержно бухать от её «писек» и «я хочу». Мы продолжали общаться с ней на сайте (обычно, без секса) и почти не разговаривать в реале. И меня, и, думаю, её это вполне устраивало.

Если говорить о реальной жизни, то проблемы с отцом, вернее, проблемы от отца, которые он создавал нам, никуда не делись. Мой папа стал полностью неуправляемым, он делал, что хотел, то, что диктовало ему его настроение. Меня же очень напрягала эта неопределенность - ночью я хотела спать, а не слушать его угрозы и истерики. 

Мне не хватало какой-то поддержки извне (не мамы), мне нужно было как-то осознать, что мы тонем, и это уже никак не изменить. 

Тогда я рискнула и вышла на связь со своим адвокатом. Мы встретились, но разговора не получилось, мне постоянно писала моя мать, и я обязательно должна была ей отвечать. За последние дни ее контроль и давление на меня стали просто невыносимыми. Да, в интернете я стала "её девочкой", но это не дало мне никаких видимых привилегий (как я надеялась раньше), теперь мне нужно было постоянно держать отчёт: с кем я, где я и куда хочу пойти. 

Я постоянно извинялась, отвлекалась на переписку, а мой адвокат нервничал. Он говорил мне о каких-то "звоночках", о том, что «в принципе, всё готово, наша доказательная база собрана, но нам не стоит торопиться и нужно немного подождать». Ему было прекрасно известно о кипише в городе, который навел мой отец, и о том, что против моей матери работают сразу несколько хороших юристов. Дело моего отца набирало обороты, и мой адвокат умолял меня не влезать во всё это. Думаю, он тоже не верил в успех того, что задумал мой отец, он очень просил меня не торопиться. 

Я согласилась, и мы стали ждать. 

Наверное, первым таким "звоночком", о котором говорил мой адвокат, стало происшествие с машиной отца. Ее тупо сожгли во дворе дома, прямо под окнами квартиры, где жил мой отец с Дашкой. Это случилось ночью, его дорогой автомобиль полыхал, как факел, и, как это обычно бывает в таких случаях, свидетелей не нашлось, никто ничего не видел. 

Не знаю, была ли замешана в этом моя мать, но меня никак не отпускала эта ситуация, мне было дико, мы же все-таки не в девяностых живем, к чему такой откровенный бандитизм? 

Не прошло и нескольких дней после инцидента с поджогом, как "звон" раздался во второй раз - кто-то забрался в съемную квартиру отца и устроил там шмон. Это не нанесло какого-то явного урона, но тогда многие знакомые отца, его родственники (в том числе, моя бабушка) стали уговоривать папу «не дурить, остановиться и отозвать все свои обвинения». Мне кажется, все боялись, что после второго предупреждения моего отца просто убьют. 

Папу не убили, его арестовали через неделю после ограбления квартиры.

Не скажу, что это стало какой-то неожиданностью для меня, горем или еще чем-то сверх. Скорее, я даже выдохнула немного, я очень устала от его присутствия, устала ждать от него следующего пиздеца. Но, наверное, нельзя так говорить. Ему же плохо там. 

Сразу после папиного ареста, мы с бабушкой стали думать, куда же нам девать Дашку. Её наркомания стала нашим чемоданом без ручки. Сначала Дашка стала жить у бабушки, но за месяц моя сестра вынесла из квартиры всё, что было плохо прикручено к полу. Моя бабушка была в ярости, мне пришлось дать ей денег и вернуть сестру обратно, на съемную квартиру отца. 

Я не собиралась тащить Дашку в дом моей матери. В таком ее состоянии - точно нет. Я не могла допустить того, что бы она воровала из нашего дома вещи или деньги, моя мать сразу за такое убьет. Тем более, Дашку. Примерно в это же время у меня родилась "гениальная" идея запихнуть сестру в клинику для наркозависимых, и я почти сделала это, но она сбежала. А денег на клинику, откуда не сбегают, у меня не было. 

Прошел где-то месяц после папиного ареста, я сидела дома, у себя в комнате, когда моя мать написала мне: «Собирайся». Я спросила её: «Куда?». На что она коротко бросила: «К отцу».

Я не стала у нее ничего спрашивать, просто спустилась и села к ней в машину. Моя мать курила прямо там, открыв окно и откинувшись на водительском сиденье. Я сидела и смотрела на маму, на то, как ей хорошо, как она расслаблена сейчас. Мне было важно, что она не орет на меня, не пытается меня убить или унизить, и не видит во мне врага. Наверное, поэтому я решила "прикольнуться" и предложила ей сделать общее селфи. У нас же вообще с ней толком фотографий нет. Я думала, она откажет, но она почему-то согласилась. 

Мы сделали несколько снимков на ее айфон, всё однотипное, но то, что так любит моя мать: фото на фоне руля, так, чтобы было видно эмблему "Майбаха", кожу, деньги и наши с ней довольные лица в солнечных очках. После, она выложит одну из них на сайт, где нас никто не знает, никак не подпишет, и все начнут писать в комментариях, что мы красивая пара. Я читала всё это, пока мы ехали к отцу в следственный изолятор, но не рисковала зачитывать маме вслух.

Всю дорогу моя мать была довольно расслабленной, ничего не изменилось, даже когда мы приехали. Я видела это, потому что все время шла рядом с ней. Нас (мою мать) встретили любезно, даже сверх. Мне же было стремно находится в таком месте, здесь была очень давящая на психику атмосфера безысходности. Я думаю, она специально меня туда притащила. Видимо, моя мать очень хотела показать мне последствия действий и игр против нее. 

Я поверила ей и её демонстрации. Этому неплохо способствовал и тот факт, что запущенное с таким скандалом уголовное дело против моей матери стало разваливаться. Свидетели друг за другом меняли свои показания, потом отказывались вообще что-либо свидетельствовать. А бумаги, которыми отец так хотел прижать мою мать, "вдруг" оказались липой. Это был провал. Говорят, когда мой отец узнал об этом, он попытался покончить с собой, но ничего не вышло, его спасли. 

Отношения с матерью, арест отца, сестра-наркоманка - всё это очень давило на мою психику. Мне было морально тяжело всё это проживать, принимать решения, от которых всё равно ничего не зависело. 

Тогда я решила снова обратиться к психологу. Пошла к тому, кто заметил ненормальность в наших с мамой отношениях. Он узнал меня, предложил мне чай и спросил о моем состоянии. От чая я отказалась, вместо этого дала ему почитать нашу с мамой переписку. Не всю, конечно, это нереально, там целая жизнь уже. Психолог не сильно удивился, он почитал, потом спросил у меня, готова ли я к тому, что через пару-тройку лет это "общение" выйдет за рамки интернета и станет нашей реальностью. Мне нечего было ему сказать, но, разумеется, я не была к этому готова.

Глава 11
 
— Где ты?

— Еду домой.

— Откуда? Где ты была?

— У психолога.

— Понятно.

Мама бросает трубку, а я не понимаю, что сейчас было. 

Только я успеваю подъехать к дому, припарковаться, как откуда-то из-за угла вылетает моя мать, быстро идет к моей машине, ко мне, открывает дверь автомобиля и хватает меня за волосы. Мне очень больно и обидно, я кричу и прошу ее не делать этого. Тогда моя мать отвешивает мне звонкую оплеуху и говорит мне, чтобы я заткнулась. Она за волосы вытаскивает меня из машины и волоком тащит к дому. Я не успеваю опомниться, как за нами закрывается входная дверь.

— Повтори, где ты была. 

— У психолога...

— Идиотка тупорылая, на х** ты туда поперлась?

— Мне было тяжело, я...

— Тяжело тебе было?! Тяжело?! Готовься тогда. Сейчас еще тяжелее будет. Сейчас о***ешь у меня от тяжести, сука, б**дь. 

Моя мать толкает меня в грудь, я не могу удержать равновесие и пролетаю в сантиметре от острого угла тумбочки. Мне больно, у меня болит голова, волосы и шея. Я не ожидала, что мама еще когда-нибудь поднимет на меня руку. Просто не думала, что моя мать способна бить не только тех, кого ненавидит. Что ей, по сути, вообще плевать, кого бить.

Я убежала тогда из дома и опомнилась только в такси, когда начала задыхаться - у меня началась паническая атака. Таксист, наверное, подумал, что у меня кто-то умер или что я под спайсами. Он довез меня до моей бабушки, я отдала ему деньги и стала готовиться к серьезному разговору (у бабули тоже начали сдавать нервы). 

Мама позвонила мне на следующий день, говорила со мной нормально, своим обычным голосом:

— Выслушай меня. 

— Не хочу.

— Придется. 

— Хорошо, я тебя слушаю. 

— Ты понимаешь, почему я разозлилась?

— Нет, я этого не понимаю.

— Б**дь!

Она сорвалась, но тут же взяла себя в руки. 

— Послушай, я публичный человек. Меня знают в определенных кругах. Зачем ты выносишь всё это? Зачем им всем про это знать?

Всё это - это она, видимо, про наши отношения в интернете. 

— Не дури больше. Возвращайся домой. Я не трону тебя. 

Я слышала это миллион раз, я была готова к этому, готова к тому, что моя мать захочет меня вернуть, поэтому я не стала ломать комедию, выслушала нотацию от бабушки и вызвала такси. Мы встретились с мамой дома, в гостиной, она обняла меня, наверное, это был раз пятый за всю мою сознательную жизнь. Разумеется, меня это тронуло, но физически я ничего не почувствовала.

Я поднялась к себе, сходила в душ и стала проверять входящие. Сообщения от матери я не открывала, не хотела читать, что она мне пишет. Почистила почту, затем полезла на форум.

— Ты принципиально меня игнорируешь?

Моя мать заходит в комнату. 

— Нет. Я тебя не игнорирую.

— А чего?

— Ничего.

— Бл**ь, тебя нормально не учили разговаривать?!

— Учили. 

— Что-то не вижу, б**дь. 

— Вот поэтому я с тобой и не разговариваю. Ты не можешь нормально. Ты сразу орешь. Давай тогда вообще не будем общаться. Я уеду, тебе станет легче. 

— Да? Ну давай, вали на **й. 

Моя мать стоит, улыбается и ждет, пока я бросаю в сумку самое необходимое. 

— И куда ты пойдешь?

Я пожимаю плечами. Точно не к бабушке, там мне уже не рады. Мама молчит, смотрит на меня, потом выдает:

— Если останешься, я дам тебе денег. Сможешь положить сестру в клинику.

— Это твоя дочь. Ты можешь сама положить её куда угодно. Говорят, в Швейцарии с этим отлично. 

— Не собираюсь даже. 

— Значит, она сдохнет от передоза. 

— Да мне по**ать. 

— А почему тогда мне должно быть не пое**ть на твоего ребенка?! 

Я бросаю сумку, вещи, все эти бестолковые сборы, и иду вниз. Мне хочется выпить и свалить куда-нибудь подальше, лучше на Луну. Я пью и остаюсь на кухне. Беру свой телефон, захожу на сайт, смотрю комментарии к нашей с мамой фотографии. Там развернулись целые баталии. Я пишу: 

«Успокойтесь, дамы) у нас все хорошо, мы давно вместе, любим друг друга "love" "smile" в ближайшее время хотим завести ребенка, моя женщина очень любит детей ;) ;) ;)"

Отправляю, потом думаю. Пью и обновляю страницу. 

«О да)) ты ж моя девочка "love" "love" "smile"» 

А это уже моя мать.

Глава 12
Всё началось как-то само. Многие тогда заметили мой комментарий про ребенка, тема оказалась актуальной и нас стали задалбливать в личке самыми разными вопросами. Это было смешно, нужно же было что-то отвечать им всем, например, что мы действительно пара и очень любим друг друга. 

На самом деле, всё это было большим приколом, я шла на это, чтобы раззадорить мать, поднять ей настроение. И это получалось, она была довольна, и очень скоро я стала замечать мамины комментарии в разных темах. Сначала моя мать избегала острых обсуждений, но потом, всё чаще в её ответах стало проскальзывать пресловутое «мы». «Мы поехали», «Сейчас заберу свою девочку и мы...», «Мы любим с ней эксперименты».

Я понимала, что всё это не очень нормально, что, наверное, это какая-то нехорошая болезнь, но, честно говоря, это было прикольно: у меня был реал, где мать меня ненавидит, личка с нашим жестким сексом и теперь еще прибавился форум, в котором у нас с мамой Ирой счастливая семейная жизнь. 

Несколько раз у меня возникал порыв позвонить психологу, мне хотелось, чтобы он меня успокоил, утешил и сказал, что так бывает, но я не стала рисковать. Если моя мать-жена узнает, я тупо пойду бомжевать на улицу и сдохну где-нибудь под забором.

Я очень не хотела борьбы такой ценой, я очень любила свой дом, свою уютную комнату и тогда я решила оставить всё, как есть. Потерпеть. Тем более, форум не всегда меня парил. Иногда там было даже прикольно, особенно, когда мы с мамой скидывали друг другу в личку какую-нибудь отличительную ересь. Какие-то совсем уж глупости. 

«У меня просят фото, где мы рядом)))» - я.

«Насколько рядом?)»

«Очень рядом)»

«Конкретнее»

«Наш поцелуй, например)»

«Я столько не выпью))»

«))))»

Я думаю, моей маме очень нравилась наша с ней "другая" жизнь. Она как-то быстро к ней привыкла. Я же не могла понять, зачем ей это. Это же тупо, просто игра на публику. 

Правда, иногда мою мать всё же перемыкало, видимо, как у меня, периодами у нее наступала какая-то осознанка. Тогда она начинала вести себя агрессивно, могла пристать ко мне без повода и выносить мозг "своей девочке". Не знаю, я пыталась это как-то контролировать, сглаживать углы и не вестись на ее провокации.

В остальное же время мы общались почти нормально (никак), учились не шарахаться друг от друга по дому, желать друг другу доброго утра и такой же ночи (пару раз), и вообще, как-то сосуществовать под одной крышей, раз уж мы "пара". Как-то мы даже попробовали ужинать вместе, но нам было неудобно, душно и мы очень быстро выдохлись.

По сути же, у нас вообще не было реального контакта, никакой физики, всё только через интернет.

Я думала, что со временем это само как-то пройдет, что семья в интернете ей быстро наскучит, это же глупо всё, но моя мать вошла в раж и с каждым днем "наши отношения" только набирали обороты. Цветы курьером, подарки. После работы она могла заехать за мной, посадить в машину, и вот мы уже едем с ней в центр ради одной фотографии из бутика. Всё ради фото.

При всем этом, наша "семья" не стала для моей матери чем-то главным и единственным. Как только шумиха вокруг нее улеглась, она продолжила свои свидания. Ее не было ночами, и наше с ней общение свелось тупо к публичным комментариям. Меня не злило это, мне было плевать, кого она целует и трахает, просто я не очень понимала, зачем вообще я ей нужна. К чему тогда это всё? Это единственное, что выносило меня. 

Весь этот фееричный пиздец с семейной жизнью, со всем этим, завершала моя реальность. Наши общие с мамой фотки, взаимная нежность на форуме не могли убрать из моей жизни бабушку и Дашку, даже отца, сидящего в СИЗО. Я не знаю, догадывались ли они о чем-либо, о чем вообще они думали, когда звонили мне и начинали выносить мозг. 

Каждый такой звонок раздражал меня, я не хотела злиться, но я злилась. Я не понимала, чего они от меня хотят. Патронаж над сестрой? Чтобы я отдавала ей последние деньги и годы своей жизни? Однажды я сорвалась и накричала на бабушку, она выбесила меня своей простотой. Позже мне стало стыдно, я стала звонить ей, чтобы извиниться, но она не стала меня слушать, сказала мне, что я "как моя мать" и бросила трубку.

Глава 13
Время шло, а в моей жизни ничего не менялось. Это был даже не круг, а какой-то огромный знак бесконечности. Я так устала от чужих вопросов, от советов, от ожидания чего-то, чего я сама не понимала. Я устала находится в доме одна, я задолбалась ходить по пустым комнатам и просто ждать. 

«Где ты? Почему ты не дома?

«У меня дела»

«В постели с бабами дела?»

«Ты же не маленькая. Должна понимать, какие у меня потребности»

«Хорошо, я понимаю тебя и твои потребности. Я удаляюсь отсюда. Напишу админам, попрошу, чтобы удалили мою страницу. С меня хватит»

Я не стала ждать ее ответ, закрыла диалог и не брала трубки, когда она звонила. Свое обещание я выполнила - написала админам, они удалили мой аккаунт вместе со всей перепиской. Моя мать примчалась домой через полчаса. 

— Бл**ь, какого х** ты все портишь?!

— Я порчу?

— Да, ты. Н**уя ты это сделала?!

— А что я сделала? Удалила всё? А сколько еще это может продолжаться? 

— Что тебя не устраивает?

— Да, знаешь, многое. 

— Что конкретно, бл**ь?

— Например, то, что ты тр**аешься с кем-то, а потом пишешь мне о том, что хочешь меня и любишь. 

— Бл**ь, а ты хочешь этого в реале? Ты хочешь, чтобы я в реале тебя тра**ла?

— Да, блин! Просто мечтаю. Семью так хочу с тобой, детей нарожать. Я же тебя так люблю, мамочка!

Не помню, как пропустила первый удар и оказалась на полу. Моя мать не била меня как обычно - медленно и наслаждаясь процессом. На этот раз она не жалела меня, это была какая-то безумная ярость с ее стороны. Если бы я не закрывала голову, она выбила бы мне все зубы и проломила череп. 

Она избила меня и пошла бухать, а я поползла к выходу, на ходу вызывая такси. Водитель попался душевный, довез меня до опорного пункта, даже помог дойти до двери и подняться по лестнице. У меня было разбито лицо, были сильные ушибы по всему телу. Я еле стояла на ногах, они просто не могли не принять у меня заявление о побоях. Я написала всё, как есть. Полицейский принял его, прочитал и отошел куда-то звонить. 
Потом вернулся ко мне с таким выражением на лице, что я просто не могла не спросить:

— Что-то не так?

— Да всё не так. 

— Её посадят?

— Издеваешься? Вот если бы ты умерла...

Я, кстати, тоже об этом подумала - жаль, что я не умерла. А еще я подумала, что после такого за мной приедет моя бабушка, я звонила и просила её, но нет. За мной приехала моя е*анутая мать. 

— Ну всё, пообщались тут и хватит. Поехали в больницу. 

— Нет. 

— Поехали, я же вижу, как тебе плохо. 

— Уйди, пожалуйста. Никуда я с тобой не поеду. Я не хочу тебя видеть. Ты умерла. 

Тогда в наш разговор с мамой вмешивается полицейский:

— Агата, это как раз и есть та самая мама, которая тебя избила?

— Да, это она. Арестуйте ее, пожалуйста, иначе она меня убьет. 

— Не слушайте её. А ты хуйню не неси и забирай свое заявление. 

— Не буду я ничего забирать. 

— Блядь, Агата, хватит уже. Поехали отсюда. 

С этими словами моя мать повернулась к полицейскому и заявила, что увозит меня. Он попытался как-то возразить, но она быстро заткнула его деньгами, забрала меня, полуживую, и отвезла в больницу. 

Мне не повезло, я думала, что сломала ребро или ключицу, я надеялась на то, что проведу в больнице какое-то время, но, к сожалению, все мои органы и кости были целы. Меня выписали в тот же день, моя мать забрала меня и увезла домой. 

— Ты не должна меня бояться. Делай, что я говорю, веди себя нормально, и всё будет хорошо. Слышишь? Я не хочу тебя больше бить. 

Я кивнула, но не поверила ни единому её слову. 

— Так получилось. Мне жаль, правда. 

Я снова киваю и отворачиваюсь к окну. Лично мне вообще не жаль. Мы вернулись домой, я кое-как добралась до кровати и, в итоге, провалялась неделю. Через неделю мне стало лучше, но не легче. Я передвигалась по дому, иногда по привычке брала телефон, потом вспоминала всё и снова оставалась наедине с собой и своими мыслями. 

Я пила, ела, жила, периодически ко мне приходила моя мать (когда не была на своих "свиданиях"), мы тогда даже толком не говорили, просто, как идиоты, пялились друг на друга. Потом она уходила, а я снова оставалась одна. Наверное, в те дни я окончательно решила для себя, что хочу сделать со своей матерью и как мне нужно поступить. Мне нужно было лишь дождаться случая, вставить симку и написать адвокату. 

Это был вторник, полдень, когда я поняла, что момент настал. Мне не было жаль ни мать, ни себя. Мне просто очень хотелось всё это побыстрей закончить. Проблема заключалась только в одном - я никак не могла найти свою левую симку. Возможно, она выпала где-то. Я спустилась вниз, чтобы пойти на кухню, когда меня окликнула моя мать.

— Ты куда?

— Никуда. Выпить хочу. 

— Хорошее дело. Тебе тут звонили.

— Кто? 

— Кто? А сама не догадываешься?

— Нет. Скажи.

Моя мать молчит, она смотрит на меня и с её лица не сходит лицемерная улыбка. Точно такая же, с которой она встречала меня утром, перед тем как забрать меня и моё заявление о побоях.

— Это ты мне расскажи, радость моя, откуда у тебя адвокат и н**уя он тебе нужен. 


Конец второй части