Кажется, кто-то сегодня умрет. Я стою, смотрю на свою мать, мне страшно и одновременно нет. Я знала, что всё так и будет, потому что моя мама — синоним неизбежности. 

— Ты мне вот, что скажи, Агата. 

Она делает паузу только для того, чтобы достать зажигалку, прикурить сигарету и пустить дым.

— Ты мне объясни, может, я тупая, но на**я ты ждала-то? Вот твой идиот отец не ждал, словил момент, нанял **йни разной, могла бы с ним за компанию пойти. Помочь ему в его нелегком деле. 

Я протупила, мам. Я очень сильно протупила. 

— Я не захотела. 

— Не захотела? 

Мама ржет, а я стою молча, смотрю на пол. Мне кажется, прислуга о нас уже легенды слагает. 

— Не захотела она. А чего так? 

— Ты мне нужна здесь. 

— Не пи**и. Посадить же меня хотела.

— Сначала да, когда ты меня била.

— Агата, в кого ты такой тупи**ень? Ты реально думала прижать меня стародавним говном?

— Ну, убей меня теперь. 

— Это подождет. Сначала я встречусь с твоим адвокатом. У тебя же теперь адвокат есть, всё, б**дь, серьезно. Куда деваться. 

Мне очень хочется спросить ее, а что будет потом, но моя мать больше не смеется, только курит и смотрит на меня. 

— Почему я должна тебе всё спускать с рук?

— Я не знаю. Ты ничего не должна. 

— Верно. Ты идиотина, Агата, и ты меня уже за**ала своим тупизмом. Такой ху**ей занимаешься, я диву даюсь. 

— Ну, вот так тебе не повезло с дочерью. 

— Скажи мне, чего ты всё трепыхаешься? Тебе скучно жить? Ну, давай я тебе, б**дь, устрою, чтобы тебе повеселее было. Хочешь, отправлю тебя на трассу. Или сделаю тебя инвалидом, будешь всю жизнь через трубку питаться и срать под себя. 

— Не надо. 

— А что тебе надо? От**здить тебя надо, дурь выбить?

— Тебя надо. 

Моя мать докуривает одну сигарету, тянется за второй. Я вижу, как у нее дрожат руки и губа в уголке, значит, ей тоже хуево. Ничего, переживет. Я смотрю на нее и думаю, почему она такая мразь. Почему ее так ломало любить меня в детстве. 

— Что ты мне здесь лепишь?

— Ничего. Это правда. Ты мне очень нужна. Я думала, ты давно это поняла по переписке. 

— Переписка - это хуйня, Агата. 

— Это не хуйня. 

— Вот и на хуй ты со мной споришь?

— Я не спорю, я хочу с тобой поговорить. 

— Ну, надо же. Поговорить она хочет. Поздно разговаривать, всё уже, договорились. Иди отсюда, пока я тебя не уеб**а. 

— Не пойду. Как мы дальше-то жить будем?

— Ты меня зае**ла, Агата. Иди на х*й. 

— Просто скажи, мне это важно. То что было у нас в телефоне — это совсем была ложь? Это ничего не значит, да?

— Ага.

— Тогда на х*й ты так со мной поступила? 

— Заткнись, бога ради. Еще одно слово, и я тебе обещаю, все весь рот тебе отобью.

— Да пофиг мне на рот. Я тебе не нужна? Совсем?

— Молодец, умнова, всё ты правильно поняла. А теперь иди ко мне, я тебя обниму.

Я этого не хотела, но мне ничего не оставалось. 

— Б**дь, Агата, ты реально? Совсем е**улась? Съ**ись уже отсюда.