Всё сразу пошло как-то через жопу — сначала задержали наш рейс, потом я распсиховалась на личном досмотре. В итоге, мы всё-таки полетели домой. В самолете моя мать вырубилась, её рука спокойно покоилась на моем колене, а я, сидя в соседнем кресле, думала о том, что оральный секс в исполнении моей мамы мне нравится куда больше, чем ее пальцы. Через два часа мы приземлились в Екатеринбурге. 

Пока шли к стоянке, моя мать крепко держала меня за руку, как будто я передумаю и убегу обратно. Я бы убежала, конечно, но не туда. Мы сели в машину, она врубила музыку и спросила, не хочу ли я чего-нибудь, например, поесть или в туалет. Я улыбнулась ей, поблагодарила и отказалась. Это была карикатурная антиутопия. Мама вела машину, одновременно переписываясь с кем-то в телефоне, улыбалась там, и не думаю, что в этот момент она думала обо мне. 

— Кто там тебе пишет?

— Да херня. 

Ясно. Я попросила высадить меня у магазина, потому что в моем холодильнике жила пустота. Моя мать не стала спорить, просто некрасиво припарковалась, высадила меня и свалила. Пока я выбирала себе йогурт, позвонила своему психологу и сообщила ему, что мы с мамой переспали, и я больше не нуждаюсь в его помощи. Думаю, он охуел, но не знаю, отчего больше. Мне реально было плевать, я быстро положила трубку, не стала слушать свой диагноз. Потом вернулась в свою пустую квартиру и продолжила жить, как раньше. Моя мать звонила мне, когда у нее было время или желание. Мы не встречались. 

Я пила воду, когда раздался звонок в дверь. 

— Привет. 

У мамы было классное настроение, у меня — нет. 

— Привет. Вовремя ты. Вообще-то я хотела уходить. 

— Радость моя, ну, блядь, захоти по-другому.

— Окей. 

— У нас сегодня праздник. 

В руках моей матери пакеты с едой и алкоголем. 

— Я уже поняла. Что за повод?

— Охуенный контракт. Радуйся. 

— Ну, поздравляю, ты стала еще богаче. 

— Блядь, только не включай ебалу свою. Не порти мне настроение. 

Я киваю, иду на кухню и начинаю накрывать на стол. Моя мать подходит сзади и смотрит, как я режу овощи. 

— Агата, вот скажи мне, тебе что, реально похуям на меня?

— Нет, что ты. Столько новых денег — ты правда большая молодец. Добытчик в семье. 

Моя мать смотрит на меня, не отрываясь. 

— Скажи по-другому. 

— Что тебе сказать? Вау, какая ты охуительная? Или сказать, что у тебя сейчас телефон взорвется? Ответь уже там своим... девушкам. 

— Да мне по*уй вообще. 

— Ну, раз по*уй, то зачем ты их трахаешь?

— А кого еще мне трахать?

Я пожимаю плечами — это не мое дело. Моя мать взрывается. 

— Бля*ь, Агата, да какого хуя?

— Никакого. 

— Я, бля*ь, вижу, что никакого. 

— Пожалуйста, не подходи ко мне, у меня нож в руках.

— И что? Убьешь родную мать?

— Я просто предупреждаю. 

— Ох*еть просто. Ты нормальная?

— Нет. У меня плохая наследственность. 

Моя мать психанула и ушла, а я провела классный вечер в одиночестве. С ужином при свечах и с интернетом. У меня не было цели ни с кем знакомиться, это тупо, когда без чувств, но меня прикалывал флирт, который я получала. Некоторые женщины были мягкими со мной, они писали о всяких солнышках и облачках, другие — сразу хотели со мной вирта. 

Вторые мне нравились больше. 

У нас могла завязаться переписка на несколько дней, это не так заводило, просто отвлекало от мыслей о самоубийстве. Однажды я познакомилась так с одной девушкой, она была довольно мила, но наш с ней флирт очень быстро стал откровенным и глубоким. Пока она была единственной, у кого получилось завести меня. Половину утра мы переписывались, потом я написала маме смс, что хочу ее. Моя мать написала коротко: «Приезжай». Мне оставалось лишь одеться и уточнить, куда мне ехать. 

Я вызвала такси и приехала к маме на работу, потом мы сели с ней в машину и поехали куда-то за город. Там был лес, проселочная дорога и мы с мамой на заднем сиденье. Не знаю, наверное, я реально была очень сильно возбуждена, раз кончила от её тугих толчков внутри себя. Мы поцеловались, потом моя мать отвезла меня ко мне, на съемную квартиру, а сама поехала на работу. Не знаю, как я не выпилилась в тот же день, но той девушке я больше не писала. 

Просто сходила в душ, подмылась, мне стало легче, тогда я решилась залезть на почту. Последний раз я проверяла ее в прошлом веке, за это время я получила кучу спама и еще несколько писем от частного детектива. Там было много пометок "срочно" и вся его проделанная работа по моей маме. Я догадывалась, что там, но была уверена, что это ничего не изменит. Важное стало неважным, я выдохнула и удалила всё. Моя мама приехала тем же вечером, и у нас снова был секс. 

— Слушай, мам. 

— Что?

Я смотрю на нее. На ее черты лица, на ее тонкие губы, на всю нашу жизнь со стороны, но по эту сторону постели. 

— А ты меня сможешь когда-нибудь полюбить? Ну, вот не как дочь, так уже поздно, я знаю, а вообще. 

— В смысле вообще?

— В прямом. Полюбить меня.

— Агата...

— Что? Нет, ты только не ори. Просто представь.


Конец