Мне нравилось это ощущение контроля над ситуацией. Было круто, что я не просто так сижу и жду, когда же я сдохну, или сопьюсь, или уйду в туман, как все мои дорогие родственники. У меня появилась цель, и я шла к ней. Вернее, платила деньги, чтобы к моей цели шли другие. А в среду мне позвонила моя мама и сказала явиться к ней в кабинет. Я приехала через час. 

— Ху**о выглядишь. 

Моя мать отрывается от созерцания бумаг и смотрит на меня. Я стою перед ней и мечтаю высказать ей тоже самое — она реально выглядит не очень, наверное, постоянно бухает или принимает что-то более весомое. 

— Ну, простите. 

Пауза. 

— Денег тебе хватает?

— Ага, их у меня выше крыши. 

— Агата, **ядь, будь добра, не беси меня своим юродством.

— Окей. 

Мы смотрим друг на друга. 

— Ладно. Подписывай. 

Моя мать протягивает мне бумаги, а я ставлю свою подпись там, где галочки. 

— Всё, я свободна и могу валить?

— Вали. 

Я уже иду к выходу, когда на пороге меня окликает моя "заботливая" мама. 

— Ты ничего не забыла? 

— Извини. 

Я возвращаюсь за сумкой.

— Пи**ец ты раззява. Кстати, Агата, что это за убожество?

— Нормально всё. На "Prada" немного не хватило, пришлось спуститься в переход. 

Моя мать смотрит на меня, потом начинает ржать в голос. 

— Еб**ь, иди уже. 

Я выхожу из маминого офиса, сажусь в такси и не могу перестать улыбаться. Она ржет надо мной, а я улыбаюсь — не знаю, это пиздец какой-то. Я возвращаюсь домой, зашвыриваю телефон на диван и падаю за ним следом. Пока проверяю почту, мне приходит смс: «Агата, ты идиотка)))». Я отвечаю ей смайликами "kiss" и "devil", но мне тоже очень смешно. 

От детектива нет никаких вестей, я знаю, что всё это не быстро, он сам меня предупреждал, что потребуется некоторое время, но я почему-то все равно сильно волнуюсь. Меня не успокаивают ни душ, ни алкоголь. А вечером мне падают деньги на счет. Нормальная такая сумма в пять моих зарплат. Я смотрю на эти деньги и не могу поверить, что всё это начнется заново. Кажется, моя мать реально не понимает, что больше так не нужно. Что это перебор. Я возвращаю платеж к ней на карту. Мама ничего не сказала, даже не позвонила. Сначала я ждала ее реакцию, потом забила. 

Мне надоело. Я достаю альбомы и думаю, что можно их сжечь, например, или выбросить в помойку, где им и место. Вместо этого я беру в руки мамин снимок, где у нее ржачное платье в горох, фоткаю его на телефон и отправляю маме с комментарием: «Ты прелесть». Она отвечает почти сразу: «Иди на хуй))». Почему-то мне кажется, что наш с ней разговор должен продолжиться прямо сейчас, но моя мать больше ничего не пишет, а мне почему-то хочется говорить ей совсем о другом.

Она объявилась только через неделю, позвонила мне совсем пьяная, вся какая-то не в адеквате. 

— Ты дома?

— Да, мам. 

— Бл**ь. 

— Извини, вырвалось. Что-то случилось?

— Да до**я.

— Что?

— Не суть. Ты мне скажи, хули ты меня в гости не зовешь?

Неожиданно. 

— Не знаю. Не хочу. 

— Оху**ь ты гостеприимная.

Я была с ней согласна, что ох**ть. Больше моя мать мне не звонила, а я грызла свои ногти и думала, что все испортила. У меня было три пропущенных от психолога и один — от бабушки, но мне сейчас так на всё плевать, да и на всех тоже. Я набираю матери сама. Я знаю, что у меня дрожит голос, и что сама ситуация пиздец. 

— Привет, это снова я. 

— Еб**ь, сюрприз. 

— Перестань.

— Чего тебе, тупиша моя? Опять что-то потеряла или денег дать?

— Нет. Поехали в Салехард, погуляем.

Кажется, моя мать охренела. 

— Агата, ты совсем там ебну**сь что ли?

— Нет.

— Тогда что за пиз**ц?! Какой, в жопу, Салехард?

— Обычный. Ты же там родилась. Жила там до встречи с отцом. Я хочу тебя увидеть там, я очень хочу тебя узнать.

— А, блядь, не заезжая в эту за**пу, ты меня узнать не можешь? Нихуя не понимаю. 

— Не могу. 

— С х*я?

— А как? Ты же ничего мне не рассказываешь. 

— Еба**й в рот, так спроси!

— Не кричи на меня!

— Так не тупи, бл**ь. 

Мы выдохлись и теперь дышали в трубку, как идиоты. Потом мне это надоело и я спросила:

— Так ты приедешь?