Утро в Ашане располагает к разным мыслям. Например, зачем ездить в Ашан с утра или что сложнее пережить — когда тебе имеют мозг изо дня в день или изменяют, имея кого-то другого? 

— Мась, ты молоко купила вчера?

— Купила, — я.

— А порошок?

Я смотрю на нее и думаю, что изменить ей — это не сложно. Гораздо сложнее изменить её и мое к ней отношение. 

— Нам надо расстаться, — опять я. 

— Что?!

Мне не нравится выражение её лица на фоне чистящих средств для унитаза. Всё-таки мне хотелось сделать это как-то по-другому. 

— Не переживай. Сегодня я заберу свои вещи и свалю.

— Лера?!

— Ключи оставлю в почтовом ящике. 

— Лера, нет!

— Хорошо, ты права, забери их сейчас. На вещи пофиг, выкини. 

— А как же наши дети?!

— Их не будет. 

Я целую ее в щеку и очень прошу не звонить мне больше. 

Кара любви настигает меня у полок с кошачьим кормом — телефон разрывается от горя, а я стою и смотрю на стройные ряды радостных "кисок под вискасом". Потом вытаскиваю симку и для надежности засовываю её куда подальше, прямо между пакетов с наполнителем для кошачьего туалета. Моя личная жизнь закончена. Наконец-то я свободна. 

Мы были вместе два года, из них год прожили так, будто у нас за спиной тридцать лет брака. Я устала морально, мне не хотелось больше Ашанов и открытых помыслов, я хотела жить, заниматься сексом, а вместо этого умирала в её пыльных Мытищах под телевизор и ожидание счастья. Мы разные? Да. Чем я думала, когда шла на всё это? А чем обычно люди думают в таких случаях? 

Я вышла из Ашана и сразу поехала в собственную квартиру. Однушка в Отрадном встречала меня засохшим фикусом-самоубийцей и грустью забытых хлопот. Я не была здесь два месяца, я не оплачивала счета и почти забыла, как выглядит улица из окон моей квартиры. На возвращение к жизни у меня ушло около часа. Я устала, мне очень хотелось наказать себя и наконец испытать боль. Я даже села рядом с фикусом, но что-то не срослось, мне было плевать, а ведь когда-то я его любила. Пришлось назвать себя бесчувственной тварью, отнести бывшую любовь на помойку, а вместе с засохшим фикусом — пару коробок с вещами моей бывшей. 

— Лера, нам надо поговорить. 

Это уже другой телефон, мой рабочий. 

— Лера, что ты делаешь?

— Выкидываю твои вещи. 

— Охренеть. Ладно. Скажи мне честно, мы расстаемся, потому что ты мне изменила?

— Нет. 

— Но у тебя кто-то появился?

— Определенно. И не один раз. 

— Тогда я не понимаю. Если ты говоришь, что не изменила мне...

— Ладно, пока не изменила. 

— Пока? Лера, блин, что значит пока? Что ты несешь? Что происходит вообще? Давай сходим к психологу, поговорим, разберемся во всем. 

— Это не поможет. 

— Скажи, тебе что, совсем не больно?

— Ну, почему. Мне больно. 

— Мне тоже больно, Лер. Очень. 

— Мне больно, потому что у меня погиб фикус. А тебе почему?

— Что ты несешь? Какой еще фикус?

— Мой. Он погиб из-за тебя. Я оставила его на квартире из-за твоей кошки. И теперь он умер. Вот так. Все плохое в моей жизни происходит из-за тебя. Из-за моих жертв тебе во благо нашей "семьи".

— Офигенно, Лер. Это стёб?

— Нет. Это конец. 

В каждой семье расставания происходят по-разному. Кому-то больно, кто-то постоянно плачет или воет, когда лезет на стену; некоторым вообще все равно на то, что происходит в их жизни. Сближает всех одно — рано или поздно всё это просачивается в интернет. Ты просыпаешься с утра, пьешь кофе, смотришь на все эти статусы и думаешь, с какой же идиоткой ты жила. 

Я просто листала ленту, читала грустные (сопливые) мысли, которые постила моя бывшая вперемешку с картинками о том, что все бабы суки. Так я случайно наткнулась на афишу "Тематических шашлыков". Беседки, суббота, много женщин в теме. На женщин мне временно плевать, но мне хотелось новых эмоций, живого общения, а не читать увлекательные комментарии от моих бывших друзей о своей низкой социальной ответственности. Я перечислила пятьсот рублей за депозит и забронировала себе место на общем празднике жизни. 

Там было много пар, можно было в полной мере ощутить себя ущербной, но мне больше нравилось веселиться. Я отдыхала и думала только о том, что впервые за два года мне никто не ест мозг. Кальян, алкоголь, постепенно народ начал расслабляться и выходить за пределы обитания собственных ми-мишек. 

Этих двух невозможно было не заметить: веселые, молодые, энергичные. Они любят друг друга, смеются и выглядят абсолютно счастливыми. Мне стало интересно, немного пьяно, и я решила познакомиться с ними поближе. Я люблю крепкие пары, глядя на них, во мне просыпаются совсем другие эмоции. С такими парами я не хочу думать о последствиях своих собственных отношений.

— Привет. Я — Лера. 

— О, привет. Очень приятно.