LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Новый редактор
http://lesboss.ru/articles/80392/1/Iiaue-daaaeoid/Nodaieoa1.html
Алекс Романова
Реалистка с душой романтика 
От Алекс Романова
Опубликовано в 17/04/2019
 
Да, я часто ошибаюсь. Но не станет очередной ошибкой или ложью одна простая истина. Я отвечаю отказом на то, чтобы забрать свои слова и отпустить тебя. Я отказываюсь не любить тебя. Ты в это не хочешь верить, но ты меня настолько сводишь с ума, что порой я творю глупости. Ну и что! Это не доказывает, что я не хочу быть с тобой. Именно наши ссоры, твоя выносящая мне мозг рациональность и холодность, твои колкие замечания и серьезный подход к тем вещам и принципам, которые я до тебя не только не ценила, но и не понимала и мои сумасбродность, иногда безответственность и нарушение всяких правил и ограничений - именно это делает наши чувства настоящими. Да, я не смогу дать тебе стабильность и определенность, и даже если я неправильный выбор и возможно самый глупый и безрассудный из всех, что ты когда- то принимала, я умоляю тебя, дай мне шанс, будь со мной.

ГЛАВА 1

 
Я сидела в просторном  зале для заседаний. Здесь я была первый раз. Мне позволялось работать в свободном режиме и появляться  в офисе только для согласования важных вопросов. В этот раз мне предстояло познакомиться с новым начальником. Этим человеком была новый главный редактор журнала «Psychoart», девушка лет 30 привлекательной наружности, но с очень сложным характером (спустя неделю ее пребывания на новом месте она уже заработала себе прозвище «горгоны»).
 
 В ожидании своей участи я решила чуть развлечься. В комнате, где чаще всего проводились только чисто деловые беседы, и все было призвано ограничить  любого сотрудника в проявлении настроений отдыха в пользу сосредоточенности, сложно было найти что-то для моей цели.  Недолго думая, я решила кататься на стуле. Мое любимое занятие как я себя помню. Разместившись на старте в дальнем конце комнаты, я, сильно оттолкнувшись, двинулась к финишу в качестве входной двери. Трасса занимала метров 10 и была вся усыпана препятствиями – стулья, углы шкафов, стоявшее вдалеке мусорное ведро с бумагами. Но, безусловно, это меня не остановило, а только позабавило. Настроив себя только на победу, я стала делать усилия ногами, чтобы сильнее оттолкнуться. Мне удалось проехать на умеренной скорости  лишь пару раз, задев все препятствия и уронив пару стульев.
 
В очередной раз я решила улучшить свой результат, рассчитав чуть иную траекторию, которая прямиком заканчивалась столкновением с дверью, но позволяла мне легче избежать других трудностей на пути. Итак, собравшись снова с духом, а главное с силами, я сильнее оттолкнулась, и вот, я уже добираюсь до заветной финишной черты, как понимаю, что моя намеченная цель уже исчезла. Точнее, вместо закрытой двери в проеме появилась девушка, по описанию точно походившая на ту, кого я ждала. Силясь затормозить (а пол, как оказалось, был начищен до блеска и очень скользкий), уже все более приближаясь, я поняла, что наше знакомство с ней произойдет не так чинно и без задоринки как я рассчитывала.
 
 Повалившись вместе со стулом сама, я увлекла за собой и незнакомку. Благо для нее, упала она на мягкое место. На мое мягкое место, то есть на всю мягкую меня так, что одна ее рука оказалась на полу, а другая на моей груди. Ноги наши переплелись непонятным образом, я-то точно не понимала, где кончались мои, а где были ее. А лицо, на котором с каждой секундой появившееся выражение крайнего удивления сменялось недовольством, находилось в паре сантиметров от моего – с глупой улыбкой и извиняющимся взглядом.
 
Почему-то мне всегда удавалось влипать в разные истории, наверно поэтому, несмотря на то, что мне было 24 года, я и выглядела и вела себя часто как забавный подросток. Но мне это не мешало, а так как я была человеком творчества – то и соответствовало, в общем-то, моему образу.
 
Пытаясь снова вернуть себя в вертикальное положение, я попутно стала помогать и своей спутнице:
- Простите, пожалуйста, все как-то вышло неожиданно… случайно. Надеюсь, вы не ушиблись? – поднялась я, подав  руку своей спутнице.

- Нет, я в порядке, - ответила она, поднявшись и отряхивая одежду. - Хотя я не думала, что мне придется вытирать пол своей одеждой.  Как будто попала не на рабочую встречу, а в детский сад. Вы себя всегда так ведете?
 
Мои щеки стали приобретать оттенок спелой клубники. Не терпела никогда, когда меня отчитывали. Но все же уметь противостоять нападкам я научилась. Моя работа, да и должность художественного редактора, требовали от меня не только большой отдачи умственных и физических сил, но и обретения навыков стрессоустойчивости.
 
- Я уже извинилась, мне жаль, что так вышло. Но хотела заметить при этом, что мое поведение никогда не отражалось на результатах моей работы, в чем, я думаю, Вы сможете убедиться, - сказала я как можно более спокойным голосом. Злополучный стул проследовал на свое законное место.
 
- Очень надеюсь, - в ее взгляде читались нотки сомнений.– Итак, все же приступим к делу. Меня зовут Резина Кира Дмитриевна, теперь я главный редактор. Все вопросы касательно обсуждения нового номера обязательно вести со мной.  А Вы как я понимаю, Александра Валерьевна? – уточнила она, сев напротив.
 
- Будет удобнее просто Александра, или Алекс.
 
- Вы уже в курсе темы номера?- перебила редактор.

- Да, и у меня уже есть пара идей, - сказала я, доставая принесенный с собой ноутбук и повернув его по направлению к ней.

 Уже вошло в привычку, что заблаговременно до первоначального обсуждения вариантов оформления журнала, я старалась поделиться своими задумками. Часто мои идеи имели успех и организованно претворялись в жизнь в течение нескольких недель до выпуска номера в печать. Так было с прежним редактором Игорем, который был на пару лет старше меня. Мы познакомились несколько лет назад, когда ходили на лекции к одному преподавателю. Он учился на два курса старше меня по направлению журналистика, а у меня была смежная специальность – издательское дело. Поэтому, когда после окончания учебы я нуждалась в работе, он мне предложил работать в его редакции нового журнала, который тогда только-только должен был выйти на рынок,  и я согласилась. Журнал выходил раз в месяц и рассказывал о современном искусстве, его интеграции в моду, культуру и социум. За год работы в должности художественного редактора каждый номер выходил в больших тиражах и пользовался спросом. Журнал за это время успел занять свое место на рынке и заработать себе определенное имя и вес. Но Игорь решил отдать бразды правления другому профессионалу, а самому оставить за собой только пост владельца журнала, чтобы больше времени проводить с семьей. Так он мне объяснил свой уход при нашей последней встрече. Я его понимала и полностью поддержала его решение как друг. Но чего я точно не ожидала, что его выбор, кого взять на новую должность, падет на человека, который имел репутацию жесткого и бескомпромиссного начальника, который легко шел по головам других. По крайней мере, именно так все говорили о Резиной Кире, которая была известна в моем круге, благодаря своему характеру и определенным заслугам, которых она успела добиться, несмотря на свой молодой возраст. За ее плечами была пара успешных журналов и награда как успешный бизнес-прорыв прошлогоднего года.

Открыв папку на рабочем столе, я выделила несколько объектов и включила презентацию, попутно комментируя каждый слайд. Закончив, я ждала оценки своих трудов и критики, которая судя по сосредоточенному лицу моей собеседницы и ее молчанию, точно должна была последовать. Но девушка только положила свою ладонь на сенсорную панель мышки и начала просматривать отдельные части. Ко мне она не обращалась.

 Я стала наблюдать за ее пальцами, которые быстро водили по панели.  Они были очень ухоженные, и синий цвет лака ее ногтей был очень вычурным, но мне нравился. Моему взгляду открывался хороший обзор на фигуру моей собеседницы,  и я решила этим воспользоваться. Она, к моему явному  удовольствию, имела свой особый стиль и шарм. Чуть строгий, чем следовало носить девушке ее возраста, брючный костюм с плотно прилегающей  к ее животу (очень подтянутому надо заметить) рубашкой нежного бирюзового цвета и с женским вариантом галстука, который хорошо подчеркивал декольте. На ногах у нее были красные высокие туфли на платформе, которые давали их обладательнице чувствовать в них себя очень сексуально и уверенно. У нее были крашеные рыжие волосы и короткая модная стрижка. Образ дополняли строгие очки в черной оправой. Да, ее образ был чуть отталкивающим своей холодностью и излишней строгостью, но она была определенно привлекательной. Я почувствовала, как у меня что-то кольнуло внутри. Она меня определенно привлекала, если не своим характером и «душевной теплотой», то внешностью точно.

- Так, возьми себя в руки, Алекс. Опять за старое? – обратилась я мысленно к своему здравому смыслу. У меня уже были ситуации, когда мои рабочие отношения с девушками выходили за дозволенные рамки, и почти всегда все это заканчивалось плохо. Так что я зареклась на будущее, и держала общение с сослуживцами только в рамках дозволенного. Девушки зачастую считали, что если ты с ними переспала, то автоматически заинтересована строить с ними отношения. А это все осложняло, так как для меня это был только секс.

Нет, я не была лесбиянкой. Точнее так - я была и не была одновременно. Вроде бы путаница, но мне наоборот жилось намного проще. В качестве моих бывших претендентов на сердце и даже пару на руку значились представители обоих полов. Я наслаждалась любовью. Она нужна была мне для вдохновения, а может, вдохновение рождало любовь. Прочертить четкую линию между всем этим было мне не подвластно. В разных отношениях я находила разные вещи. Но было кое-что и общее. Все парни, с кем я когда-либо встречалась или даже просто флиртовала, давали мне свое ощущение любви – преданной, заботливой и как то больше дружеской. В таких отношениях я чаще всего больше принимала проявления любви, чем давала, хотя и сильно любила.  С девушками было все иначе. Это было как вспышка. Раз и я уже влюблена в нее. Бывало, цепляла какая-то отдельная деталь, которая со временем превращалась во многие и многие составляющие в человеке, в которые я влюблялась. С девушками проявлялась моя другая натура – более мужская половина. Мои привычки, особенности моего телосложения, и наличие в моем гардеробе мужских аксессуаров и комплектов одежды давали для этого весомые причины. Хотя все-таки светло-русые волосы средней длины не делали окончательно из меня мужика. Вот и сейчас я выглядела: кеды, синие штаны, белая майка с пиджаком. Явный контраст с моей собеседницей, которая уже закончила изучать мои труды, сделав разные пометки.
- У меня есть некоторые замечания. Придется вам переделать все до того, как сможете представить все это на обозрение. Впредь надо будет, прежде чем создавать свой проект, обсуждать все со мной. Я редактор и за каждый номер журнала отвечаю персонально, – она  протянула руку к крышке ноутбука и с силой захлопнула ее, что заставило меня непроизвольно вздрогнуть. – И еще, - добавила она, взглянув на меня упор – я надеюсь, Вы будет относиться более серьезно к своей работе, наша организация не нуждается в сотрудниках, которые не могут хорошо справляться со своей работой.

Я сидела и понимала, что если не смогу себя сдержать, то наломаю дров, и это будет мой последний рабочий день. С неимоверными усилиями я поднялась, взяла свой ноутбук и, выдавив из себя улыбку  и нейтральное «до свидания», проследовала  к двери.

- Следующие месяцы обещают быть тяжелыми, - сделав для себя мысленное заключение, вздохнула я. Благо, следующая встреча с моим редактором, должна была состояться только через неделю.

 
ГЛАВА 2
 
У каждого бывают плохие дни. Черные, белые, разноцветные полосы жизни. Все об этом знают, но не найдется ни одного человека, кто бы ни хотел не иметь никогда плохих событий и воспоминаний. Мой ужасный день начинался с телефонного звонка, раздавшегося средь утренней тишины и нарушившего мой безмятежный сон. Протянув руку, я нащупала  источник звука под подушкой. Звонила Мия - секретарь редактора и моя подруга. Она была одной из тех моих бывших пассий, с которыми рабочие отношения когда-то зашли дальше положенного. Мы с ней переспали спустя неделю после моего появления в редакции, а потом это стало происходить время от времени как отличный способ снять стресс. У нее был муж, которого она любила. А я - я была только способом развлечься и уйти от серости ее семейных будней. И нас обеих это устраивало. Кроме того, она оказалась замечательным другом, что не мешало, а только укрепило наши взаимоотношения.

Я нажала на кнопку ответа вызова.

- Привет, милая, – услышала я в трубке. – Я думаю, не ошибусь, если предположу, что ты лежишь еще в постели, и даже, скорее всего, не одна?

Я оглянулась, кинув взгляд на противоположную часть кровати. Черт, она была права. Вспомнила, что вчера подцепила в клубе красивую блондиночку, которая мирно спала сейчас рядом со мной. Одеяло сползло, и на мое обозрение открылась ее аппетитная грудь, что заставило меня снова вспомнить приятные моменты этой ночи. Я улыбнулась. После загруженных всю неделю дней и бессонных ночей по причине сумасбродства моего новоиспеченного начальства, я закончила окончательно презентацию. И вчера в  вознаграждение себе за труды решила чуток развлечься.

- Так, по твоему молчанию ясно, что я права. Но боюсь, тебе придется с ней распрощаться и, одевшись, бежать в офис. Тебе лучше бы появиться здесь как можно скорее.

- В смысле? Тебя что совсем некому там развлечь, кроме меня?

- Слушай, Алекс, я серьезно. Ты, кажется, ведь уже знакома с нашим новым начальством?

- Ну даа… Как говорится, имела незабываемое счастье, - усмехнулась я.

- Значит, в курсе, что она немного помешана на пунктуальности?

- Она помешана на любых правилах и ограничениях.  Но к чему ты это?

- Так, ты и вправду забыла, - вздохнула она, - Напоминаю, ты должна была бы быть уже здесь, а не в своей теплой кроватке. Это же не у меня сегодня важный день.

- Блять… презентация, - промычав, стукнула я себя по лбу.

- Угу, а так как ты ее ведешь, то она просила тебя прийти раньше. И не обнаружив тебя на положенном месте в положенный час, она объявила, что собирает всех на совещание, и твой проект будет представлять кто-то другой. Если я поняла правильно, то, кажется, это Сатвеев Алексей.

- Леша? Ты серьезно? Да ведь он совсем не разбирается в этом. У него кроме его выпирающего из всех щелей самомнения ничего и нет, особенно мозгов.

- Есть или нет, не так важно. Она отстранила тебя, и если хочешь что-то сделать, то совещание начнется только через 15 минут, и хоть на него постарайся успеть.

 - Уже телепортируюсь. Спасибо, что разбудила.

- Пожалуйста. Я слишком хорошо знаю тебя и твои привычки. Но ты мой должник.

- Ага,- я повесила трубку. Даже не видя Мию, я понимала, что она улыбалась, и я знала, КАКИМ образом мне придется  отрабатывать свой долг. Я начала собирать свою одежду, раскиданную по всей квартире. Жалко, а ведь утро могло начаться  более приятным образом – подумала я, бросив взгляд на свою очередную пассию, которая все также мирно спала.

 
***
Заседание началось уже 10 минут назад. Вбежав в лифт, я пыталась отдышаться и привести себя в порядок, кое-как пригладив растрепанные волосы, которые, разумеется, не успела даже расчесать.  Я глянула на свою рубашку. Второпях я не заметила, что на воротнике красовалось пятно от помады, очевидно, моей ночной гостьи. Придется импровизировать и покорять присутствующих не своим внешним видом. Я вышла из лифта и направилась к месту назначения. За дверью доносились голоса.  Один из них явно принадлежал Леше Сатвееву.  Я постучала.
- Здравствуйте. Думаю, я немного припоздала, за что дико извиняюсь, но уверенна в вашей порядочности, что мне оставили место, – без тени смущения заявила я, одарив своим взглядом всех присутствующих. В комнате воцарилась тишина.  Никто не ожидал меня тут лицезреть. Все ждали, что скажет главный редактор, которая с неприкрытым возмущением уставилась на меня.

- Что Вы здесь делаете, могу я поинтересоваться?

- Я то?- переспросила я, присев на ближайший свободный  стул и потянувшись к стоявшему там стакану с водой. – Думаю, что  я имею непосредственное отношение к тому, что сейчас здесь так активно обсуждается. Ведь это сейчас мои разработки, как я поняла, пытается воспроизвести Алексей?

- Почему это пытаюсь? Я…- начал было оправдываться Алексей.

- Вашим проектом теперь руководит Сатвеев,– перебила его Резина. - Вы отстранены.

- Не вижу в этом хоть молекулы смысловой нагрузки. Тут все знают, что я более компетентна, чем он. Прости, Леш. У тебя полно других достоинств, - заметила я и подмигнула ему. – И к тому же, я не для этого вчера Вам отправляла свой готовый проект, чтобы его смог увести кто-то другой. Это вроде бы не совсем честно. Вам не кажется?

- Мои решения  не нуждаются в обсуждении. Если еще помните, то главная здесь я, а не Вы. Так что, сейчас я попрошу Вас покинуть помещение и после окончания презентации я жду Вас у себя в кабинете.

- Я не для того сюда пришла, чтобы тут же лишать себя веселья. Мне интересно послушать, что же скажет нам Алексей.

- Самое интересное Вы уже пропустили, опоздав не только на предварительную встречу, но и на само совещание. Мне вызвать охрану?

- Со мной не так просто. Правда, ведь? Я имею полное право здесь находиться,  и охрана тоже об этом знает.

- Хорошо. Тогда на сегодня мы закончили, продолжим завтра с утра. Прошу всех идти продолжать работать, – обратилась она к собравшимся. - Кроме, разумеется, Александры Валерьевны.

Стал слышен звук выдвигаемых стульев и разговоры сотрудников, которые спешно покидали кабинет. Никто не хотел задерживаться здесь дольше положенного, дабы не ощутить на себе прославленный жестокий на увольнения нрав своего нового начальства.

Через пару минут мы остались наедине с редактором. Меня переполняла полная решимость, хоть и абсурдная, добиться своего и отстоять свою правоту.
Кира поднялась и, пройдя вперед, остановилась, оперевшись своим телом на стол, сократив между нами расстояние вдвое. Я с невозмутимым видом продолжала сидеть, зная, что она ожидала совсем другую реакцию.

- Почему Вы меня отстранили? Это мой проект, я вела его с самого начала.

- Прежде всего, Вам надо менять свою манеру общения и относиться более ответственно к своей работе. И еще, если Вы еще раз позволите в моем присутствии так выражаться и фамильярничать, то обещаю, долго Вы здесь не задержитесь.

- Вы видели мою работу и скажите правду, она ведь великолепна? Я знаю, что хороша в своем деле.

- Он неплох. Я не отрицаю. Но Ваше отношение…

- Мое отношение к работе проявляется в результатах моих трудов, а не в поведении.

- Да, но это не значит, что Вы с тем же успехом можете довести номер до конца. Вы отстранены, и я не изменю своего решения, – сказала она и направилась в сторону двери. Я быстро вскочила и  сделала шаг, тем самым перегородив ей путь. Она стояла в нескольких сантиметрах от меня, так близко, что я четко уловила запах ее духов. Из-за каблуков она была выше меня, почти на голову. Я ощущала, какая сила исходит от нее и это меня не пугало, а даже восхищало.

- Вы же это сделали по личным причинам. Я Вам не понравилась при первой встрече, и Вы решили так мне отплатить, - обвинила я ее.

 - Не знаю, как у вас в редакции было принято раньше. Но я никогда не совмещаю личные и рабочие отношения. Но, как можно судить по Вашей манере общаться, что такое субординация Вам точно неизвестно. Как бы то ни было, если Вы не можете принять мое решение, что ж подписать заявление об увольнении мне не составит труда.

- Вы точно не знаете меня. Вы сильно просчитались.

Презрительно взглянув на меня, она вышла за дверь.

 
***
Несмотря на выходной день, в моем любимом кафе было немногочисленно. И это было кстати, хотелось провести пару часов в спокойной обстановке, когда ничто не мешало бы общению. Мы договорились встретиться к обеду. Но она опаздывала, в общем-то, как обычно. Чтобы не ждать зазря, я заказала себе бокал вина и сидела, наслаждаясь его вкусом, погруженная в свои мысли.

- Привет, милая! Давно ждешь? – раздался голос сзади.

 - Ты меня испугала, – ответила я, непроизвольно вздрогнув.  - Привет, Мия. Нет, всего минут 10. Но как видишь, я нашла себе занятие. – улыбнувшись, я жестом пригласила ее присесть и протянула ей второй бокал вина, который заказала вместе со своим.

- Ммм…Ты прочитала мои мысли. А вот твои -  для меня пока загадка. Я заметила, пока подходила к тебе, что ты выглядела очень задумчивой. Думаешь про эту «горгону»?

- Когда ты ее так называешь, мне становится смешно. Но теперь я точно знаю, это прозвище к ней подходит. Да, в этом мире существует человек, которого я ненавижу. А ты ведь знаешь, для меня это исключение. Но она…Черт, я таких стерв еще не встречала. И я думаю, что мне недолго сидеть на моем месте.

- Она не уволит тебя. Она строит из себя много, но на деле-то она понимает, что ты не промах. Да и без тебя журнала бы как такого не было. Это знают все. И кстати, Игорь точно не позволит ей – а он-то ее непосредственный начальник.

- Да, надеюсь. Хотя мне кажется, что он слегка решил отойти от дел и не вмешиваться.

- В любом случае, ты слишком крута, чтобы сдаться. Так?

- Ага. К тому же  у меня всегда остается последний шанс, который действует безотказно.

- Какой же?

- Соблазнить ее, – ответила я и подмигнула.

Мия засмеялась. – Ты неподражаема. Хотя надо отдать должное, она достаточно привлекательна.

- Я падка на красоту женщин, но не настолько. У меня будет более велико желание ее убить, чем переспать с ней, - соврала я, признавая самой себе, что меня она привлекла еще при первой встрече.

К столику подошел официант.

- Могу я узнать, что Вы будете заказывать?

Мия перелистнула пару страниц меню. Ее взгляд остановился на горячих закусках.

- Пожалуйста, вот это, - ткнула она пальцем.  – И? - она вопросительно взглянула на меня.

- Мне тоже самое. Спасибо.

- Хорошо. Заказ будет готов через несколько минут, – ответил официант, записав в блокнот, и отходя от нашего столика к соседнему.

Мия сделала очередной глоток вина. – Итак, что ты будешь делать?

- Буду наслаждаться пленяющим вкусом алкоголя и прекрасным общением с друзьями, – ответила я. – А еще смогу завлечь пару красоток на неприличную фотосессию, мне как раз надо скоро выставку опять делать.

- Стоп. Так ты не будешь ей мстить? Ты же можешь сказать Игорю, и он бы тебя послушал, уже завтра бы ты была восстановлена в должности.

- Я не буду ничего делать, так как это и не нужно. Номер не будет иметь успех, продажи упадут и ей придется признать, что я гений, когда в очередной раз я смогу спасти не только новый номер, но и весь журнал и ее, к сожалению.

- Получается ты ей уже, определенным образом, отомстила. Но мне кажется этого недостаточно.

- Так, давай без твоих любимых заговоров. Я не люблю плести интриги.

- Тебе и не стоит. Доверься мне.

- Нет, я играю по-честному. И давай сменим тему.

Принесли заказанную еду. Взяв столовые приборы, но прежде чем начать есть, Мия  спросила своим низким сексуальным голосом, который так соблазнительно действовал на меня:
- Хорошо. Чем занята завтра вечером?

- Я не прочь приятно его провести с тобой.

- Если бы, – дразня рассмеялась она. - Нас с мужем пригласили на очередную свадьбу моих родственников, и …

- и тебе не с кем оставить маленькую Сашу? – закончила я, вздохнув. – Ты же знаешь, я люблю ее, но дети немного не мое… - попыталась я уклониться от просьбы.

- Вам будет весело, я не сомневаюсь. Потому что ты сама ребенок. Ну, пожалуйста. А потом я смогу улизнуть на пару часов к тебе.

- Что ж, это все меняет, – ответила я и показала язык. Мы дружно засмеялись. Прервав беседу, мы приступили к трапезе, наслаждаясь прекрасным выходным днем и обществом друг друга.

 
***
Вечер, проведенный в компании с 5-летней девочкой, вышел не только веселым, но и изматывающим. Проиграв с ней без малого 4 часа, а потом, еще просмотрев 2 часа мультики, мне удалось ее утихомирить и сейчас, глядя на ее безмятежное спящее лицо, я поняла, что дети – это самое лучшее, но и самое тяжелое в жизни, для меня бы точно самое непреодолимое.

Я взяла телефон и, старясь двигаться как можно тише, крадучись вышла из детской. Пройдя на кухню, я почувствовала, как мой желудок явственно дал о себе знать чувством голода. Хорошо, что я хоть ребенка не забыла покормить. Набрав номер, я поднесла трубку к уху. Через несколько гудков на другом конце стал слышен голос Мии.

- Алло,  у вас там все хорошо? Как моя малышка?

- Замечательно, сейчас думаю, что бы украсть из твоего холодильника,-  пробормотала я с куском курицы во рту, который успела уже закинуть себе в рот.
- Смешно. Ты поняла, что я не о тебе.

- А, Саша… С ней тоже все неплохо. Спит, твой ангел. Мы с ней повеселились, как ты и говорила.

- Ну, я рада за вас обеих. Насчет еды. Можешь брать что захочешь. Спасибо, что посидела с ней. Мы сейчас тоже будем собираться. Так что может у нас будет больше времени провести вместе в твоей постели.

- Да, насчет этого. Я была бы рада, но мне надо будет еще в офис сейчас ехать.

- В офис? Зачем? – воскликнула Мия.

- Да, Резина…

- Что эта стерва снова вспомнила про тебя?

- Не совсем, но как я поняла, ей нужна моя помощь. Сатвеев, как и ожидалось, не справился, и теперь срочно нужно все переделывать. Там еще инвесторы приезжали, так что устроили полный разгром. Странно даже, они приезжали-то один раз до этого, и то в самом начале, когда журнал только начал выходить. Будто им кто-то сказал, что происходит, – в моей голове промелькнула догадка. – Ты?

- Извини, дорогая. Ты говорила не лезть, но она сама напросилась. Я не могла стоять в стороне. И вообще пусть она сейчас все запорет, и тогда ее на следующей неделе уже не будет. А потом ты снова вступишь, и может тебе даже дадут ее должность.

- Я не иду по головам. Как ты могла так поступить за моей спиной. Ты немедленно сейчас приезжаешь сюда. И это не обсуждается,  – сказала я, бросив трубку.

Через 15 минут, я стояла возле своей машины. Мия приехав, пыталась объясниться, но, сказав, что мне уже пора ехать, я быстро оделась и попрощалась. Перед тем как я успела захлопнуть за собой дверь, Мия схватила меня за руку. – Пожалуйста, не езжай  к ней. Ты сама сказала, что ее ненавидишь, а если станет известно, что ты тоже работала над  этим номером, то ты пойдешь следом за ней на дно.

- Это не имеет значения, – отрезала я, освобождая свою руку.

 
***
Добравшись до редакции, я припарковалась. Рабочий день был закончен пару часов назад и свет горел только на самом верхнем этаже. Приглядевшись, я узнала знакомый силуэт, видневшийся в окне. Застегнув куртку, я вышла из машины и направилась к входу. Перед дверью я замешкалась. Я стояла, глотая морозный воздух, и  глядя на небо. Звезд не было видно, вместо них небо было затянуто облаками. Пару снежинок упали на мое лицо, и посыпал мягкий почти невесомый снег. Стояла тишина и я подумала, что многое бы отдала, только чтобы не идти к человеку, которого я совсем не хотела видеть. Но выбора не было. Отчасти я была виновата в том, как поступила Мия. Она хотела сделать как можно лучше для меня. И я могла предугадать, что она не послушается меня, я знала, что Мия была ярой сплетницей и любила строить разные махинации, хотя до сегодняшнего дня я старалась этого не замечать, так как меня это не касалось. Теперь коснулось. Открыв дверь, я вошла внутрь.


 
ГЛАВА 3
 
Потерев покрасневшие глаза, я положила снятые очки в футляр и сделала движение руками, потянувшись из стороны в сторону, чтобы размяться. Я сидела за компьютером уже несколько часов, и усталость давала о себе знать. Все начинало расплываться и не помогали даже очки, скорее наоборот, напрягали мои глаза. Сказывалось отсутствие привычки, ведь выписали мне их всего пару недель назад. Решив немного передохнуть, я встала и подошла к окну. На улице уже стемнело, и было немноголюдно.  Повалил снег. Первый снег в этом году. Зима уже заявила свои  права. Я улыбнулась, мне всегда нравилось смотреть на снег, наблюдать, как снежинки ложатся друг за другом белым покрывалом, которое укутывает все кругом. Все  темные и грязные тона скрываются под белоснежной красотой. Зима - даже ее холода и морозы были мне близки. Кто-то бы сказал, что это из-за холода в моей душе и отчасти это было бы правдой.

Даже странно, что меня повело на сентиментальность. Давно со мной такого не было. Наверно это потому, что обычно я занята всевозможными делами, что не дает моему мозгу увлечься пустыми размышлениями. Быть ответственной, рациональной, работоспособной – вот что помогает мне контролировать мою жизнь, которая лишена непредвиденных поворотов. Я знаю, чего хочу и я этого достигаю, каких бы усилий это не потребовало. Чувства и страсти принесли мне только боль.

 Моя семья и друзья разделяют мои взгляды.  Даже Сергей, с которым мы почти уже женаты, тоже работу ставит на первое место. Это, а также стабильность и устойчивость наших отношений – именно то, что меня привлекло, за что я его люблю. Все в моей жизни складывается наилучшим для меня образом. Но чего-то не хватает, я не счастлива, хотя должна. И это гнетущее чувство внутри не дает мне покоя и заставляет меня совершать глупости.

Наверно, поэтому я на днях утратила контроль, позволив эмоциям взять вверх, и в первую же неделю работы допустила грандиозную ошибку, привлекла к презентации специалиста, который нисколько не соображал в своем деле.  Если же я теперь не исправлю все, то есть не успею до завтра сделать новую презентацию, то номер выйдет в печать, и будет иметь самые низкие показатели продаж, и полетят головы, и прежде всего – моя. Поэтому сейчас я сижу в офисе и мне нужно успеть до завтрашнего утра закончить презентацию, работа над которой обычно длится неделю, а никак не ограничена несколькими часами. А я еще и трачу это время на ненужные размышления.

- Надо взять себя в руки и снова приниматься за работу, – приказала я себе и снова уселась за свое рабочее место. От щелка мышки, на экране высветилось несколько графиков и недооформленных статей. Я начала просматривать очередную статью, пытаясь придать ей окончательный вариант. Но меня отвлек раздавшийся стук в дверь. Странно, я была уверенна, что в редакции осталась одна.

В появившемся проеме двери показался знакомый профиль.

 -  Добрый вечер,– поздоровалась Левина Александра официальным тоном, пройдя пару шагов вперед.

- Здравствуйте. Что Вы здесь делаете?

- Хочу помочь Вам.

- В чем?

- Например, в том, над чем Вы сейчас так усердно трудитесь. Неважно откуда, но я узнала, что до утра Вам нужно сделать невозможное.  Я права?
- Это не настолько невозможно, - возразила я.

- Я тоже так считаю. Поэтому сейчас я схожу за своими черновыми набросками в свой кабинет и присоединюсь к Вам.

 - Мне не нужна Ваша помощь.

- Да, у меня есть все основания, чтобы этого не делать. Но Вы без меня не справитесь, - ответила она.

- Вы слишком многое о себе думаете, – парировала  я. Господи, как можно было спокойно терпеть ее манеру общения.  Она будто специально пытается меня вывести из себя. Говорила, не раздумывая, и была совершенно непредсказуема.

- Что ж. Тогда я пошла, – ответила она, будто в доказательство моему заключению о ней,  и, повернулась к двери.

Как бы мне ни хотелось выйти победителем из этой ситуации, и как бы она мне ни нравилась, но факты говорили о том, что придется ей уступить, если я надеялась на ее помощь сегодня.

- Хорошо. Стойте.  Мне нужна Ваша помощь.

Александра развернулась и расстегнула куртку. – Замечательно. Тогда, может, Вы и прощения попросите?

- За что? За то, что отстранила Вас? Как Ваш начальник, я могу сказать, что у меня были для этого причины, и я считаю, что на тот момент поступала верно.

 - Поэтому сейчас мы с Вами в редакции, когда все остальные преспокойненько наслаждаются своим выходным днем, – с иронией промолвила Александра.

- Я могу допустить, что ошиблась в назначении Сатвеева. Только в этом.

- Ну что ж, сойдемся на этом. Итак, обрисовывайте ситуацию, – подытожила Левина.

 
***
Как бы то ни было, но надо отдать ей должное. Она, на самом деле, хорошо умела делать свою работу. Пока я собирала нужные бумаги и перекачивала файлы на флэш-память, Александра успела разложить несколько графиков и вывести несколько презентационных материалов на проектор, работая над одним из них, когда я зашла в зал, где мы договорились встретиться, чтобы иметь доступ ко всей необходимой  в техническом плане аппаратуре, в частности, к этому самому проектору.

- Вы зря времени не теряли, - промолвила я.

Оторвавшись от своего занятия, она подняла взгляд на меня и улыбнулась. Не той наглой улыбкой, заявлявшей о якобы превосходстве ее хозяйки над всеми, которая не сходила до сих пор с ее лица, а искренней и доброжелательной. И эта улыбка оказала на меня обезоруживающее действие.
- Что ж начнем с того места, где я остановилась, пока Вы не подошли и будем двигаться в том же направлении, - предложила я, располагаясь на стуле рядом с ней и доставая свой ноутбук из сумки.

- Нет.

- Э… Нет? – опешила я, чуть не выронив ноутбук из рук, взглянув на ее улыбающееся лицо, которое совсем не соответствовало произнесенному слову и потому еще более удивляло. В моей голове мелькнула догадка. – Вы что решили снова идти наперекор, пытаясь вывести меня из себя, лишь бы только назло?

- Я ничего не пытаюсь,- усмехнулась она, и, взяв мой ноутбук из рук, положила его на стол. При этом когда она коснулась меня, что-то непонятное мелькнуло в глубине ее глаз. Или мне показалось.

- Я знаю свой труд не просто вдоль и поперек, а в клеточку и в линеечку. Я наслышана, что Вы тоже профессионал в нашем деле, но чтобы у нас вышло все вернуть к зародышевому гениальному состоянию, которое было пару дней назад, придется мне довериться и передать на время власть Советам,  ну то есть мне.

 Второй раз за этот вечер мне пришлось наступить на свою гордость. Я согласно кивнула, и, щелкнув кнопкой, включила ноутбук.
 
 
***
Прошло уже несколько часов и работа не совсем быстро, но двигалась. Больше половины было закончено. Оставался последний рывок. Подавив в себе зевок, я продолжила слушать высказывания моего собрата по несчастью. Александра объясняла, как переделать последние страницы очередной статьи. Было уже 5 часов утра и все, что могло болеть -  уже болело от напряженной работы и нахождения в неудобном сидячем положении. Что бы ни говорили, но когда тебе стукнет за 30 лет, то каждый последующий год только все больше уверяет тебя и твое тело, что ты потихоньку стареешь. Это уже не беспечные 20 лет. Хотя у меня их вряд ли можно было назвать беспечными, ведь они были потрачены на упорную работу, чтобы добиться этих успехов в карьере, которые я имею сейчас. И стимул у меня для этого был большой, после преследовавших меня неудач в личной жизни.

- Мне тоже уже надоел этот стул,- сказала Александра, отреагировав на мое затянувшееся молчанье. – У меня предложение,  можно перейти на диван в углу. У нас осталось не так много работы и нам нужен будет только ноутбук.

Диван был маленький, и чтобы разместится на нем вдвоем, нам пришлось потесниться. Таким образом, я оказалась зажата между спинкой дивана и сидящей рядом девушкой. Ноутбук у нас смог разместиться только один, поэтому одну свою руку я положила ей на колено, чтобы было удобно водить пальцем по мышке. Александра заерзала, пытаясь чуть отодвинуться, но выглядело все так, будто она не хотела быть так близко ко мне.

- Я занимаю слишком много места?  - пошутила я.

Она остановилась. – Не привыкла быть так близко к начальству, - ответила редактор и видимо смирившись, вздохнула, и подняла крышку ноутбука.

 
***
Так хорошо и спокойно мне не было давно. Кто-то меня крепко обнимал, и я растворилась в этих объятиях. Я вспомнила свое детство, когда меня также обнимала мама, пытаясь защитить от всех напастей нашего жестокого мира.  Возможно, ей это бы отчасти удалось, если бы ее не забрала у меня смерть, когда я была еще слишком маленькой, чтобы понимать, что с ее смертью, в моей жизни будет так мало счастья. Никто меня больше так не обнимал, не дарил мне свою любовь, а пытался только использовать, подстроить под себя. Сначала бабушка, к которой я попала, после потери матери, потом отец. Они оба заставляла меня быть такой, какой я была им нужна, не перечить, трудиться по дому, быть всегда лучшей в учебе, потом на работе. И не дай Бог, если я ошибалась или приносила домой двойку, все это заканчивалось в лучшем случае ссорой, в худшем, дело доходило до рукоприкладства. Конечно, когда я стала совершеннолетней, контроль чуть ослаб, и отец, который остался у меня один после смерти бабушки, а значит без постоянных упреков с ее стороны, что внучка растет непутевой и никудышной, стал чуть мягче. Он больше меня не бил, но упорно следил за всеми решениями, в моей жизни, которые я принимала. И особенно это касалось выбора профессии и, конечно, парней. Каждый мой молодой человек проходил доскональный осмотр на предмет подходящих качеств характера, достатка, семейных связей. Никто не справился, кроме моего сегодняшнего спутника по жизни. Хотя я встречалась все равно и наперекор отцу, но все это причинило мне боль, и тогда я сдалась. Видимо отцу, действительно, было лучше знать, кто мне нужен.

Я нахмурилась, и, тряхнув головой, попыталась избавиться от плохих воспоминаний, которые принесли мне мои размышления. Я снова перевела свое внимание на объятия и теснее прижалась, уткнув свой нос в чью-то шею. В чью-то…. И тут до меня дошло. Я не знала, с кем я сейчас так мирно спала, в объятиях кого? Я резко открыла глаза. И наткнулась на ответный удивленный взгляд. Саша.

- Кажется, я заснула и забыла, где нахожусь. Простите, что причинила Вам неудобства, - смогла взять я себя в руки и, отшатнувшись, поднялась с дивана, поправляя теперь стоя одежду на себе, которая, конечно же, изрядно помялась.

Саша продолжала смотреть удивленно и почему-то тяжело дышала. Поняв, что я смотрю на нее, она сделала глубокий вдох и ответила. – Я сама заснула, так что все нормально.  - Работу мы закончили, так что я больше не нужна. Его я оставлю здесь, чтоб можно было все перекинуть, заберу потом, – промолвила она, кинув взгляд на ноутбук, который лежал рядом на полу. И неожиданно, быстро поднявшись, кинулась к двери, прихватив с собой куртку, которая висела на спинке стула.

Не успев опомниться, я лишь услышала, как она кинула «до завтра» на прощанье и скрылась за дверью. Я не понимала причину столь быстрого ухода. Настолько непредсказуемого человека я еще не встречала.

 
***
Номер должен был быть отдан в печать на следующий день. Через пару-тройку дней станет известно, после проведенных исследований продаж и рейтинга, оправдался ли наш марш-бросок сегодняшней ночью или нет. Именно это должно было занимать мои мысли, но вместо этого я никак не могла выкинуть из головы, как прикасалась к ее телу, как она прижималась ко мне все сильнее. Конечно, я тогда не понимала, что это она. Я спала и как обычно по привычке обнимала нежное женское тело рядом со мной на кровати, как бывало уже сотню раз. Но в это раз почему-то я чувствовала все иначе. Я чувствовала, что во мне нуждаются, что девушке рядом со мной нужна моя защита, нужно, чтобы кто-то укрыл ее от несправедливости и боли, что наполняла ее,  и поэтому она так отчаянно прижималась ко мне. Я хотела поцеловать ее, и, потянувшись, открыла глаза. А это была Кира. Я хотела поцеловать своего начальника, которого еще вчера  ненавидела. Ты совсем спятила, детка, – заключила я, - отчаянно защищалась от обвинений Мии, что у тебя есть мысли соблазнить ее, а сама именно так и поступаешь. Через постель я себе карьеры не добивалась и впредь уж точно не буду. Хотя, чего это я. Она наверняка представляла симпатичную мордашку какого-нибудь парня, сама так же не сознавая, с кем находилась. Надеюсь, что только она не поняла, почему я так быстро сбежала оттуда. Я была настолько возбуждена от близости рядом находящегося женского тела, что совсем потеряла контроль над собой. Ну, так или иначе. Она всего лишь еще одна девушка, и впредь я не позволю себе потерять контроль и выйти за границы, - закончила я свой мысленный монолог. И как раз вовремя, так как в проеме двери моего кабинета появился объект моих размышлений. В руках Кира несла два стакана с кофе. Она прошла к моему столу и протянула мне один из стаканов.

- Я не успела Вас отблагодарить. Так что хотя бы угощу Вас кофе, – промолвила она и, поставив свой стакан рядом с моим, села на стул.  – Он очень вкусный, поверьте мне, – заметила она, видя, что я так и не притрагиваюсь к кофе. А я не могла пошевелиться. Весь мой монолог, весь мой надуманный контроль исчез. Я видела ее и теперь отчетливо понимала, что меня до сих пор тянуло к ней, что я продолжала чувствовать тепло ее тела в своих объятиях, и это, безусловно, сбивало с толка и не давало нормально соображать, пока она находилась в полуметре от меня.

- Спасибо, –  лишь смогла выдавить я.

-  Как я уже сказала, это я Вас должна благодарить. Я успела уже пересмотреть наши ночные труды и думаю все сработает. Я поручила Мие отправить номер на печать. Так что, если номер выйдет удачным, то мы это обязательно отпразднуем.

Мия. Надеюсь,  она больше не натворит глупостей.

-  Но если будете продолжать смотреть таким отсутствующим взглядом и молчать, то я начну сомневаться, не подменили ли мне работника. С Вами все хорошо? - забеспокоилась Кира. Видимо, мое молчание точно затянулось.

- Да, - прохрипела я, и, откашлявшись, продолжила.- Видимо, устала просто. Номер будет успешным, я гарантирую.
- Снова намекаете на Ваши величайшие способности и таланты?

- Отчасти, - я задержала взгляд на ее лице несколько дольше положенного, - Но за вашей прекрасной внешностью скрывается тоже намного больше, чем я представляла себе,– задумчиво закончила я.

- Я Вас не совсем поняла, - удивилась она.

- Да не важно. Забудьте.

- Так или иначе, я рада, что смогла узнать Вас лучше и еще раз спасибо, что помогли мне. Но это, разумеется, не значит, что впредь, я буду делать Вам поблажки. Надеюсь, Вы понимаете это?

Мой взгляд переместился с ее ожидающего от меня ответа и понимания лица, вниз, к ее фигуре. На ней было обтягивающее платье, с небольшим жакетом. Волосы были чуть зачесаны назад и уложены таким образом, чтобы ни одна прядь не выбивалась из неположенного ей места. Очки, которые вчера отсутствовали на ней, снова были на положенном им месте. Она выглядела привлекательно, даже слишком. Так пристально следили за своей внешностью, по моему опыту, люди, которым было, что скрывать и которые пытались защититься своей внешностью как щитом.  Каким же контрастом предстал мысленно перед моим взором другой ее облик, когда рубашка на ней была слегка помята, а волосы растрепаны. Еще несколько часов назад она выглядела такой слабой, уязвимой и намного более привлекательной.

- Хорошо. Что ж, мне не нужны какие-то лавры. Но я попрошу для себя  взамен кое-что.

- Хотите шантажировать ваше начальство? – стальным голосом спросила Кира Дмитриевна.

- Не надо так сразу скидывать меня со скалы, я не нападаю на Вас. Моя просьба проста. Я хочу, чтобы Вы меня называли Алекс, хотя бы, когда мы одни.

- И это все? Вы шутите?

- Это все.

- Тогда я буду называть Вас Сашей.

- Сашей меня только мама в детстве называла, - запротестовала я.

Кира поднялась, давая понять, что разговор закончен,  и ответила тихим голосом перед тем, как уйти.

- Значит, я буду еще одним человеком, которому Вы нравитесь, – и добавила уже громко, - Через час планерка, постарайтесь в этот раз не опоздать.

Я заулыбалась, радуясь тому, что она стояла уже спиной и не видела моего глупого выражения лица. Я ей нравлюсь, - повторила я себе, - все-таки, моя правота, она хотела быть колючим ежиком, такой неприступной королевой, но на самом деле внутри оставалась красивой хрупкой девушкой.

 
***
- Прости меня. Я была не права.

- Ты выбрала не самое лучшее место, тебе не кажется, – ответила я, стоя в женском туалете у раковины и намыливая руки.

- Зато никто нас не побеспокоит. Я закрыла дверь и не открою, пока ты меня не простишь, – промолвила Мия, подойдя ко мне и обхватив меня руками, прижалась к моей спине. – Дорогая, ты же знаешь, я не могу терпеть, когда мы с тобой ссоримся.

- Я тоже. Отпусти меня, а то мне неудобно.

- Вредина,  – Мия сделала шаг назад. -   Но ты сама этого хотела, хотя и не признаешь это ни мне, ни себе. Ты хотела, чтобы Резина получила за то, как она отнеслась к тебе. Эта старая дура здесь совсем не к месту. Я не понимаю, почему ты ей помогла.

- Я помогла ей, чтобы исправить то, что ты натворила. Как ты могла додуматься привлечь инвесторов? Ты же знаешь, что это могло плохо отразиться не только на ней, но и на всех нас. Тебе плевать было на все это.

- Так значит, ты беспокоилась больше не о ней, а обо всех нас. Я тебе не верю.

- Верь, во что хочешь. А теперь открой дверь. Я не хочу опоздать.

- Торопишься к ней. У тебя как я вижу новый способ обольщения девушек. Раньше ведь ты сама всегда приносила кофе после бурной ночи. Я видела, что она прошла первым же делом к тебе в кабинет лишь только заявилась в офис.

- К чему ты мне это говоришь?

- Вы всю ночь занимались только работой, да?! Не ври мне, что не трахалась с ней в ее же кабинете!

- Что ты несешь! – возмутилась я.

- А разве не ты сама говорила, что она тебя привлекает.

- Она человек, а не объект для удовлетворения похоти, - резким голосом ответила я.

- С каких это пор ты так думаешь? Не ты ли каждую ночь проводишь с очередной новой шлюшкой, нисколько не заботясь ни о чьих чувствах, даже о моих.

- Я никогда не хотела тебе делать больно. Ты же знаешь, что ты другое дело, что ты дорога для меня.

- Знаю, но ты мне все равно делаешь больно, - крикнула Мия, и на ее глаза навернулись слезы. - То ты говоришь, что она та еще  сука, что терпеть ее не можешь, то готова ее защищать и боготворить. Чем она заслужила, что ты злишься на меня из-за пустяка, а ее сразу же прощаешь?

Я молчала. Я сама не могла разобраться в том, что испытываю к Кире. Но обсуждать это с Мией, которая и без того меня ревнует постоянно – я не хотела. Вот в чем была постоянная проблема дружбы с тем, с кем спишь.

- Ты в нее влюбилась?

Я хотела ответить, что нет, но слова застряли в моем горле и я замешкалась.

Мия поняла больше, чем следовало. Ее лицо, еще мгновение назад в слезах, теперь говорило о том, что его хозяйка была полна гнева.  Кинув в меня мылом, которое попалось ей, она воскликнула:
- Уходи. Дверь открыта, я соврала.

- Милая… - я протянула к ней руки, чтобы успокоить.

- Не смей так меня называть! – оттолкнула она меня с силой к стене,  - Я сказала тебе уйти!

Потерев ушибленную руку, я поняла, что сейчас не смогу хоть как-то ей объяснить все. И больше не говоря ни слова, вышла за дверь.


 
***
Продажи превзошли любые ожидания. Номер имел такой успех, что было принято решение издать дополнительный тираж. Об этом я узнала, пока ехала в офис. Прошло всего три дня после того, как номер поступил в магазины, а результат был ошеломляющим.

Но мое мнение разделяли не все, и уж точно относился к этим фактам совсем иначе наш главный редактор. Не успев проснуться, я была застигнута неожиданным звонком от нее. Вся суть утреннего разговора свелась только к вопросу, появлюсь ли я сегодня в офисе и к просьбе зайти сразу же в ее кабинет. И все это было произнесено таким ледяным голосом, будто меня собирались уволить. Может, таким образом, она хочет проявить нестандартный подход к поощрению своих работников за заслуги?  Да, очень нестандартный и безумный способ даже для нее….

Прибыв в офис раньше назначенного времени, я, не заходя к себе, прошла сразу же к кабинету в конце коридора, где горел свет. Она уже была на месте. Пригласив меня войти, Кира закрыла за мной дверь и, не взглянув на меня, подошла к окну, уставившись куда-то вдаль.

Я разместилась на ближайшем стуле, и ждала, когда уже начнется этот серьезный разговор, для которого меня разбудили так рано.

Но Кира не торопилась нарушать безмолвное спокойствие царившей атмосферы. И меня это напрягало.

- Думаю, Вы уже слышали, что нас можно поздравить?- решила я напомнить о своем присутствии.

- Вы про номер?- переспросила она. – Да, конечно. Но сейчас не об этом речь.

Еще бы. Это было бы слишком хорошо, куда уж мне о таком мечтать, – подумала я.  – О чем же?

Кира прошла в дальний угол комнаты и из стоявшего там сейфа вытащила маленький сверток. Я пригляделась, но понять, что в нем, я не могла. Я хотела было спросить у Киры, что в нем, но она меня остановила жестом. Продолжая стоять на том же месте, чуть прислонившись к стене, она начала задумчиво говорить спокойным голосом:
- Моим воспитанием с детства занимались отец и бабушка. Поэтому моя жизнь была ограничена в проявлениях свободы. Мне запрещалось многое из того, что для моих сверстников казалось привычным и незначительным. Когда я стала взрослым человеком, то я поняла, что мне повезло больше, чем тем детям, которым я так завидовала. Мне был предоставлен замечательный дар – мне привили понятия морали и ответственности за свои поступки.

То, что во мне было заложено, было осознано не сразу, я допустила много ошибок на своем пути. Я была замужем лет десять назад. Мой муж, как позже выяснилось, имел далеко не самые благородные мотивы или уж тем более чувства, когда делал мне предложение. Он хотел жениться на дочке известного и успешного адвоката, успеть сделать себе карьеру. Это было несправедливо по отношению ко мне и моим близким, которые его искренне любили, Вы не находите?

- Это было подло, - согласилась я, не понимая все равно, почему она решила рассказать мне все это.- Правильно, что Вы с ним развелись.

Кира положила сверток передо мной и налила себе воды из стоявшего на столе графина. Сделав пару глотков, она продолжила свой рассказ, усевшись напротив меня.

- Развелась. Да. Но последствия моего выбора были более тяжелыми. У меня был ребенок – девочка. Ее звали Алиса, но ей не суждено было услышать свое имя. Я потеряла ее из-за волнений и постоянных ссор в семье, где все было с самого начала основано на фальши.

- Мне очень жаль. Я не знала, - искренне посочувствовала я.

- Конечно, никто не знает, – согласилась она, -  Это знает ограниченный круг людей.

Я совсем запуталась. Замотав головой, чтобы попытаться все же понять, я спросила:
- Но не могу понять, почему тогда Вы мне все это сейчас рассказываете? Я обещаю, что никому не расскажу этого, разумеется. Но Вы меня знаете всего несколько дней… Почему Вы откровенничаете сейчас со мной?

- Потому что я научилась разбираться в людях, и знаю, что хотела бы помочь хорошему человеку, пока он не сделал ошибку, как я в свое время, которое перечеркнет все прошлое и может разрушить его самого как личность, – она кивнула на сверток, - откройте его.

Взяв предмет в руки, я оторвала заклеенный угол и на стол вывалилась коробка с диском и несколько фотографий. На последних была изображена я и несколько знакомых мне лиц. Это были мои бывшие девушки – те, с кем я работала в прошлой редакции.

- На диске запись месячной давности. Там действие происходит в вашем кабинете, видно только Ваше лицо, но как я понимаю второй человек - это одна из наших сотрудниц, – прокомментировала Кира.

Конечно, я уже знала, кто был на видео. Тот же человек, который решил мне отомстить таким образом. Как всегда самые близкие люди знают лучше других наши уязвимые места.

- Думаю, Вы сами догадываетесь, кто мог мне прислать все это, – сказала она, будто прочитав все в моих мыслях. – Важнее другое. Я современный человек, и не осуждаю таких отношений, хотя и считаю все это больше глупостью и порывами молодых людей. Но эти «отношения» не стоят того, чтобы из-за них портить себе карьеру. Не обманывайте ни себя, ни этих девушек, особенно если когда-нибудь дойдет до того, что Вы дадите обещания или клятвы, которые не сможете сдержать.

- Если Вы думаете, что я их использовала, то это не так. Я не строю свою карьеру через постель, манипулируя другими людьми. – ответила я в свою защиту. И это было правдой. Я ничего не обещала своим бывшим, все отношения заканчивались на следующий день, и в последнее время я не смешивала работу и личную жизнь. Была только исключением Мия, о чем  я теперь точно сожалею. Но хотя бы не успела наломать дров в увлеченности к моему собеседнику. Что точно было глупо, это опять дать волю похотливому желанию, а не голосу разума.

- Что ж, тогда мы все выяснили. И все это, – она кивнула на предметы на столе, - не пойдет дальше этого кабинета.

- Спасибо, - ответила я, собирая вещи обратно в пакет.

- Возьмите их себе и можете идти. На следующей неделе будет праздничное мероприятие по случаю успешного выпуска, когда и где потом будет известно.

Я кивнула в знак согласия и поднялась.

- Кстати, поздравляю Вас с этим успехом.

- Как и я Вас, - ответила я коротко, и все еще сгорая от неловкого чувства из-за произошедшего разговора, поспешила скорее уйти.

 
 

ГЛАВА 4

 
Не желая пока ехать к себе, где меня могло ждать только одинокое и скучное завершение вечера, но устав от шумной музыки, я незаметно, как мне тогда казалось, переместила свое тело в помещение, которое скрывалось за ближайшей ко мне дверью. Вглядевшись, я узнала зал для совещаний. Жалюзи на окнах были открыты, и поэтому свет от фонарей и от луны позволил пренебречь включением лампочки, все было отчетливо видно и так. Перед уходом я взяла со стола свое недопитое пиво, и решила, что насладиться напитком и состоянием задумчивости будет лучше всего перед окном. Сделав пару шагов, я оказалась на месте. На улице было немноголюдно, хотя машины через каждые пару минут нет-нет, да и проезжали мимо, засвечивая  меня своим световым радаром.

Запланированная вечеринка, которая состоялась только спустя несколько недель - отдых коллектива творцов, художников и просто непризнанных гениев, празднующих свою замеченную по итогам продаж победу, подходила к своему логичному или не очень завершению. Часть народа уже отчалила по домам, повинуясь рациональной позиции не напиваться до состояния ловли зеленых человечков и беседы с белым товарищем; а более разгулявшиеся уже активно группировались, чтобы отправиться продолжать банкет в более интересные места – клубы и бары.

Меня не прельщали оба варианта. Уходить мне совсем не хотелось. Здесь было так спокойно и мне нравилось, что я находилась там, где впервые встретила ЕЕ. Так легко было вспомнить нашу первую встречу. Каждый момент, любую деталь. Я улыбнулась тому, что вспоминала тот день как один из счастливых, как приятное воспоминание, хотя тогда я точно воспринимала ее с раздражением и даже негодованием. Как же она меня тогда бесила, иначе и не скажешь. Да и сейчас, узнав ее как профессионала и хорошего человека, я легко могла выйти из себя, сталкиваясь с ее безмерным упрямством и, зачастую, пренебрежением чувств окружающих ее людей.

Сегодня я наблюдала за ней. Она выглядела как всегда сексуально, ради корпоратива одела черное с золотыми линиями мини-платьице, выгодно подчеркивающее ее миниатюрную фигуру. Весь вечер она смеялась, и, кажется, флиртовала с каждым сотрудником мужского пола. Наша королева решила проявить свою благосклонность. Конечно, все мужчины были без ума от нее. И наверно, многие даже хотели от нее большего, чем просто флирта, но Кира все же умела держать любое общение в рамках и не позволяла своим поведением как- то себя скомпрометировать.

Странно, я стою тут одна, а мысли только о ней. Наверно алкоголь сыграл свою роль, всегда меня в таком состоянии прямо тянет к представительницам прекрасного пола. А моя начальница точно была одной из ярких представительниц. И самой недоступной из всех. После нашего последнего разговора, я окончательно запретила себе смешивать личные и рабочие отношения. И даже если у меня и был какой-то шанс с Кирой, то теперь и он исчез. Все было против меня - она была полной гетеро, да еще и вышестоящим по должности.

Но, несмотря на доводы моего здравого рассудка, мне было грустно от этой мысли. Чем-то она интересовала меня сильнее, чем все остальные, кто меня окружал.

Я нервно сделала глоток из бутылки, пытаясь успокоить свои мысли. Разумеется, не будь я такой пьяной, то не была бы так чувствительна сейчас. Почувствовав, что в комнате стало душно, я сняла пиджак и, решив повесить его, повернулась к столу.

- Саша, ты здесь одна? – донесся голос из темной части комнаты.

- Да, - ответила я, узнав ее сразу же. Мне давно уже не требовалось видеть ее лицо, чтобы знать, когда она находилась рядом со мной. Я легко научилась улавливать еле заметный запах ее духов, стук ее каблуков, тихое дыхание. И голос ее я точно не смогла бы спутать ни с каким другим, только от этого тембра у меня по спине пробегали мурашки каждый раз. Но в данный момент точно было плохой идеей находиться в ее обществе, да еще и наедине в полутьме.

Она сделала пару шагов вперед и оказалась рядом со мной. Ее взгляд скользнул по мне, заставив мое сердце сжаться в тисках. 

- Надоел шум? Знаешь, все уже собираются уходить. Хочешь пойти с нами в клуб, или ты сразу домой? – сказала Кира.

Меня невыносимо тянуло к ней, и так сильно захотелось ее поцеловать. И мое тело даже подалось вперед, но частицы оставшегося самоконтроля остановили меня. Она была так близко ко мне и вместе с тем, я понимала, что между нами намного больше разъединяющего расстояния, не физического, а душевного. Она не могла представить, что сейчас творилось в моей голове.

Выразив благодарность, но отказавшись от приглашения, я  решила ретироваться,  пока еще это было в моих силах. Я выкинула пустую бутылку в мусорное ведро, схватила пиджак и направилась прямиком к выходу, обронив сухое «пока» на ходу. Дверная ручка застряла в моей руке и никак не поворачивалась.

 Что-то холодное коснулось моей руки. Это оказалась ладонь Киры. Она стояла рядом со мной и, держа меня за руку, смотрела куда-то в сторону. Я поняла, как сильно она мне стала дорога за прошедшее время.

Кира не поднимала головы и лишь продолжала держать меня за руку. Я попыталась освободиться, но она лишь сильнее сжала мою руку и приблизилась еще ближе.

 - Может, ты хочешь остаться здесь, только со мной? – прошептала она, взглянув на меня с вызовом. По ее неустойчивой походке я поняла, что не только я в этот вечер слишком налегала на выпивку.

- Мне лучше уйти.

Рывком она отпустила мою руку и спросила в ответ:
- Мне пришла в голову одна мысль и весь вечер я смотрела на тебя, и она не давала мне покоя, почему в итоге девушки? Сегодня было много хороших замечательных парней, ты бы легко могла найти кого-то себе.

- Мне это не нужно. Я счастлива быть той, кто я есть, - и добавила,  - Вы-то точно не упустили бы такого случая, раз весь вечер это доказывали всем, готовая флиртовать с кем угодно, – пробормотала я, поздно спохватившись, что сказала это вслух.  Я снова дернула ручку, чтобы, наконец, открыть злополучную дверь и избежать ответной реакции, и это мне удалось, как Кира воскликнула:
- Стой. Я не разрешала еще уходить, - заставив меня рефлекторно замереть на месте. - Александра Валерьевна, ВЫ что ревновали меня?  Но я не понимаю…

- У меня плохая привычка заниматься глупостями, влюбляться в кого не следует, - резко  развернувшись и смело взглянув на нее, ответила  я, наплевав на последствия этого признания. Но то, что последовало следом за этим, я никак не могла предсказать. Кира сделала шаг вперед и прикоснулась ко мне, и ее глаза…они были так не похожи на ее обычный взгляд. В них читалось столько нежности и доброты. И я поцеловала ее, она сначала ответила, но потом прервала поцелуй и отвернула голову.

- Нет, это неправильно. Это не я, - услышала я. Я поняла, что все испортила. Ведь я понимала, что совсем ее не интересую так, как она меня. И все же допустила очевидную ошибку. Я почувствовала, как к горлу подступает комок боли и выскочила из комнаты.

 
***
- Что происходит между нами? Почему не хочу это признать? – снова и снова обращалась я к своему подсознанию.

Но оно не облегчало мне мою участь. Я полностью была в ее власти, я любила ее. И это была катастрофа. Я знала, что не смогу делать вид, что ничего нет. Я не могу приходить на работу,  разговаривать с ней, смотреть на ее красивое лицо и при этом не замечать того, какие чувства она пробуждает во мне. Каждое ее движение, ее взгляд, ее улыбка…Боже, да даже ее руки, все имело власть надо мной. Такое притяжение к человеку я не испытывала никогда. Оказывается такие чувства не только иллюзии.

И тот поцелуй все испортил. Без сомнений, она не сможет относиться ко мне так же, как раньше. Что еще хуже, ей будет противно. И в лучшем случае, нам придется притворяться, что ничего не было. А я никогда не умела врать ни себе, ни другим.

Уже было далеко за полночь. Но я не могла заснуть. За окном была ночь романтиков, полуночников или оборотней. Было полнолуние, и луна занимала без преувеличения полнеба. Такую луну я видела лишь однажды. Когда лет в десять отдыхала летом на юге. Тогда я тоже не спала всю ночь. Одна мысль сменяла другую, и различные вопросы не давали мне покоя. Хотя одно чувство было незабываемым. Я верила. В себя и в то, что меня ждет хорошее в жизни. Что я смогу достичь своих мечт, и, главное, что я не изменю себе, не подогнусь под мир и не стану заложницей своих страхов. Пока мне удавалось это делать, особенно когда осмелилась года три назад открыться миру, заявить всем знакомым и незнакомым мне людям, что я не собираюсь идти на поводу у чужого мнения. В итоге, я выбрала творчество, стала выглядеть согласно своей внутренней составляющей и главное начала любить тех, кого хотела. Это давалось с трудом, но все же давалось.

Каждое поворотное решение в моей жизни имело свои последствия.

 Я увольняюсь.

Эти два слова, будто красным сигналом, мигали в сообщении, которое я собиралась отправить по электронной почте Кире.

К сожалению, я больше не могу работать в редакции. В ближайшие дни начнется работа над новым выпуском. Поэтому я буду занимать свою должность, пока не появиться другой кандидат на это место. Понимая, что мой уход создаст определенные сложности, некоторое время я могу потратить на обучение своей замены. Но я хотела бы не позднее чем через месяц осуществить свой уход. Мне искренне жаль, что приходится принимать это тяжелое решение, но, считаю, что оно правильное, так как дальнейшие наши рабочие отношения для меня будут затруднительны. Я прошу прощения за свое поведение прошлым вечером и за неудобства.

Александра.

Я закончила печатать сообщение, которое собиралась отправить по электронной почте Кире. Каждое слово болью отдавалось во мне. Каждое решение имеет последствия. И последствие этого было для меня самым тяжелым из всех, что мне доводилось принимать до сих пор.

 
***
Уже битый час Кира ходила по своему кабинету. Она не верила происходящему. Еще не прошло и пяти минут, как она разговаривала с Сашей. И этот разговор не только не помог ей все уладить и переубедить редактора, но и наоборот, кажется, еще больше все испортил. Она уходила от нее, уходила из ее жизни. А ведь уже несколько недель, как ни один человек для нее не был важнее, чем эта сумасшедшая девчонка. И ведь кто бы мог подумать, сначала она действительно ей не нравилась. Этакая выскочка. Но она оказалась хорошим человеком, и хорошим другом… и в ее присутствии Кире становилось так легко на душе, как было намного раньше. В свои молодые годы она была полна энтузиазма и вдохновляющих ее мечтаний. Куда все это делось? Наверно, осталось позади, когда разочарования и неудачи стали преобладать над всем остальным в ее жизни. В свои 35 лет она ощущала себя почти старухой. И возраст требовал соответствовать ожиданиям окружающих, поэтому она и согласилась выйти замуж за своего жениха. Она его любила, но, сколько себя помнила, он, прежде всего, был ей другом. Неплохой вариант для создания семьи, теплые дружеские взаимоотношения тоже много стоят. Но ей хотелось большего, чтобы не только разум, но и сердце подсказало ей, что ее выбор правильный.


На столе мигал телефон. Пропущенный звонок. Снова от него.

 «Что бы ты могла изменить, зная наперед последствия своих действий? – обратился к ней ее внутренний голос. -  Стала бы ты снова делать шаг в пропасть? Что бы ты смогла поставить на весы? Свою размеренную жизнь или моменты безумного, но недолговечного счастья? Для многих это сложный вопрос, для большинства выбор не стоит – люди редко рискуют, спокойствие дороже. Но ты не такая. Нет, ты ненормальная. Хотя для тебя это хорошая новость, ведь ты так яростно сопротивляешься любому допущению, что ты такая же, как и все остальные миллиарды «homo sapiens».  Ты ненормальная, потому что ты упиваешься своей болью, своими страхами и сомнениями. Тебя влекут сложности и проблемы. И ты их всячески либо создаешь, либо притягиваешь. Вот и сейчас. Разве мало, что ты нашла человека, который любит тебя, разделяет твои взгляды и интересы, понимает тебя в чем-то больше чем ты сама, готовый многое прощать и быть вместе с тобой. Разве правильно врать и себе и ему, что твое сердце не принадлежит не ему, ни кому бы то ни было еще. Тем более девушке. Нет, Саша смогла показать тебе, что есть что-то большее внутри, с ней ты смогла вспомнить то, кем была раньше, так как она сильно напоминала тебя в молодости, когда ты была такой же наивной, романтичной и свободной. Но, конечно, тебе не стоило путать дружеские чувства к ней с чем-то большим. Ведь, разумеется, только дружеская привязанность стала причиной, что ты дала ложные надежды человеку, зная при этом про ее ориентацию».

Взяв телефон в руку, она набрала номер, который запомнила досконально. Пошли гудки, но голоса не было слышно. Конечно, она не хочет брать трубку! Она же четко сказала, что больше не появится тут.

Нажав на телефонном аппарате кнопку, она обратилась к своему секретарю.

- Мне нужен художественный редактор, найдите мне его, пожалуйста.

- Александра Валерьевна подала заявление об увольнении. Я уже обзваниваю новых кандидатов, – уточнила Мия.

 
- Нет, ни в коем случае, - повысила голос Кира. - Надо приложить максимум усилий, чтобы вернуть на свое место Александру. Вы меня поняли? Пытайтесь ей дозвониться и соедините меня с ней потом.

Повесив трубку, она взялась руками за голову, пытаясь остановить ход своих мыслей и хоть что-то решить. Кира понимала, что вряд ли Саша захочет с ней говорить. Оставался один выход. Зайдя обратно в кабинет, она взяла ключи и сумку и вышла на улицу.


 
 
ГЛАВА 5
 
А что было еще делать. Скрывать свои чувства я никогда особо не умела, так что оставался только один выход – начать забывать. И ожидать, что боль в итоге уйдет и будет возможным не вспоминать о ней хотя бы день. Как и раньше мне помогало в этом  творчество – фотография, живопись. Оно было частью меня и хорошим другом, собеседником даже можно сказать. Со своей музой я разговаривала, делилась своими грустями и радостями, мечтаниями и разочарованиями. Вот так выговоришься, помолчишь с ней и, правда, легче как-то сразу.  И бывало зачастую, что я и не знала, что я делала, а в итоге, только осознавала это, когда работа была уже закончена. Вот рисуешь – рисуешь, а потом выходит, что нарисовал совсем другое, чем планировал на старте, но получившийся результат являлся наиболее верным выражением того, с чем хотелось поделиться или от чего избавиться.

Я любила творить в тишине, чтобы ничего меня не отвлекало. Расположившись на полу  в своей просторной квартире – студии,  я наносила слой краски за слоем. Выходило мрачно и слишком хаотично, но мне всегда приносил удовлетворение сам процесс, чем его результат.

На мне были одеты старые джинсы и майка, которые уже давно были заляпаны краской, но сегодня к старым пятнам добавилось много новых, больше чем обычно. Все мысли крутились только о Кире, и чем больше я думала, тем злее становилась и тем яростнее наносила краску. Кисточки уже давно были заброшены, и я рисовала пальцами и ладонями, нисколько не заботясь о том, что масляную краску было очень сложно отмыть.

Время ужина было уже давно позади, и желудок мило заявил свои права, нарушив тишину пустой комнаты. «Придется, поесть» – подумала я и пошла отмывать руки. Вода еле текла из крана и  краска не хотела смываться. Раздался звонок в дверь. За ним сразу еще два. Кто это такой наглый?

Пришлось обмотать руку полотенцем и идти открывать. Замерев от неожиданности, я замерла в проеме двери. Знакомые зеленые глаза уставились на меня, прожигая все изнутри. Машинально моя рука попыталась закрыть дверь, но Кира остановила меня,  подставив ногу.

- Я хочу поговорить.

- Не  о чем. Все уже решено, - я попыталась снова закрыть дверь, - Убери ногу.

Я снова злилась на нее. Хотя нет, я не прекращала, а сейчас еще больше была раздражена тем, что она пришла ко мне. Мне и так было сложно отпустить ее, принять решение уйти, а встреча с ней могла заставить меня начать сомневаться, чего я допустить никак не могла.

– Я не могу сейчас с тобой говорить. Да и разговоры ничего не решат. Тебе лучше уйти.

Она ответила мне тем же пристальным взглядом.

- Сначала мы поговорим. Пожалуйста, через пару часов я улетаю по работе в Москву, и меня не будет какое-то время. Так что твое желание меня не видеть исполнится в полной мере.

Я сдалась и сделала приглашающий жест в ее сторону.

Пройдя в комнату, Кира осмотрела то, что можно было назвать творческим беспорядком. Кругом валялась краска и холсты, какие-то уже испорченные, другие еще не законченные. В центре разместился холст, на котором я трудилась последнюю пару часов. Мысленно я поблагодарила Бога, что не успела его закончить, так как в итоге должен был выйти ее портрет. Сейчас же это были только незаконченные наброски, по которым невозможно было что- то разобрать.

 
***
- Как я и сказала, сейчас не самое лучшее время. Итак, что ты хотела мне сказать? – спросила Саша.

Я прислонилась к стене, встав напротив ее. – Что тебе незачем увольняться. Между нами ничего нет.

- Разве? Как там говорится,  сексуальное домогательство к своему начальнику на работе….

- Ты преувеличиваешь. Мы обе были пьяные, - констатировала я.

- Выходит, я оказалась права. Ты действительно считаешь, что девушка не может интересоваться тоже девушкой?

- Я не думала об этом.

- Меня привлекают женщины. Меня привлекаешь ты. И так как ты не можешь ответить взаимностью, то есть только один способ, и я им воспользовалась. Так проще. И честно говоря, я даже сделала тебе одолжение, спасая тебя от себя и от лишних проблем.

- Меня не нужно спасать.

- Зато меня да. Мне понятно, что у тебя есть все и я не могу предложить хоть что-то стоящее.  В общем,  сожалею о том поцелуе. Мне нечего больше добавить, - закончила она и будто в доказательство последним словам,  ушла из комнаты.

Я не собиралась сдаваться так быстро. Поэтому продолжала стоять на том же месте и ждала, что мое присутствие не позволит ей так быстро избавиться от меня.

И я оказалась права. Поняв, что я не собираюсь уходить, Саша появилась спустя десять минут. Она успела отмыть краску с рук и лица и переоделась.

- Саша, ты мне нравишься. Я бы хотела видеть тебя в качестве своего друга, но ты права,  я не могу дать тебе что-то больше. Но это не меняет того, что отчасти я виновата, что ты могла как-то иначе воспринимать мое отношение или поведение. И поэтому в этом нет твоей вины. Не надо портить себе карьеру только из-за этого инцидента. Мы можем продолжать работать вместе, забыв все, что было.

Выслушав меня, она продолжила молчать. Она подошла к разбросанным краскам, кисточкам и стала все собирать. При этом непроизвольно я заметила, какая она все-таки была спортивная, у нее были сильные руки, и был заметен весьма выступающий пресс, который не скрывала свободная без рукавов белая майка. Мне нравилось любоваться ее красивым телом, и на миг я представила, как эти руки обхватывают мое тело, как они дотрагиваются до моей спины, касаются моей груди. Через секунду это непонятное видение развеялось, заставив меня засомневаться, насколько было правдой, что она не привлекала меня. Но разве кто-то может так быстро сменить ориентацию? Мне нравились и нравятся парни,  в мои годы уже не поздновато для игр и экспериментов.

- Согласна,  - наконец ответила Саша. – Я вернусь, но  наше общение будет иметь только официальный характер, и мне не нужна никакая дружба, друзей у меня достаточно. Только так.

Я согласно кивнула. Теперь моя совесть была спокойна, но почему-то эта моя победа оставила внутри грустный осадок.
 


 
ГЛАВА 6
 
 Каждая минута приближала меня все ближе к назначенной встрече. Я не могла спокойно усидеть на месте и то и дело норовила нет-нет, да и взглянуть лишний раз на висевшие на стене моего кабинета часы. Хотя по моему виду нельзя было сказать, что на самом деле я сильно волновалась. Немного напрягало, что снова мне приходилось зависеть от чужого решения. Можно сказать, что моя жизнь каким-то чудесным образом стала зависимой от других людей, что совсем мне не нравилось.

Наконец он появился. Еще в коридоре был слышен его веселый громкий голос. Игорь любил появляться эффектно и с размахом. И весь офис уже стоял на ушах, когда бывший начальник решил всех почтить своим присутствием. Не дожидаясь, когда он, наконец, дойдет и до меня, я пошла его встречать.

- Алекс, а вот и ты! Прекрасна как всегда, и также неуловима и недосягаема, – приветствовал он меня, когда я появилась в поле его видимости.

- Как же может быть иначе. Привет, Игорь! Рада тебя здесь видеть, и надеюсь, что ты меня обрадуешь еще больше. Пойдем ко мне в кабинет, и ты мне расскажешь, что было решено в итоге.

Игорь похлопал меня по плечу и кивнул в сторону двери в дальнем конце. - Прежде, мне надо переговорить с вашим редактором, Кирой Дмитриевной. Нужно отдать ей важные документы.

- Ладно, тогда я у себя подожду.

- Да постой ты. Пошли со мной. Я ненадолго и наш с ней разговор отчасти будет касаться и тебя, -  возразил мой друг.

Мне не хотелось лишний раз видеть ее. До сих пор в ее присутствии мне было не по себе.

- Может ты сам как-нибудь?

- Что боишься своего начальника?- пошутил он, хлопнув меня по плечу.

- Конечно, нет, -  соврала я. Конечно, да. Уже тысячу раз я пожалела, что дала обещание остаться работать здесь. Хотя мы теперь почти не сталкивались даже на работе, так как я прикладывала все усилия, чтобы решать рабочие вопросы либо через почту, либо через кого-то, например ее секретаря, я все равно не могла вытеснить из головы ее образ.
 Зато с Мией мы помирились, это было несложно, когда она поняла, что мне ничего не светит с Кирой. Но я ограничила наше общение только дружбой. В конце концов, пора перестать наступать на одни и те же грабли с моими интрижками.

- Ну, тогда идем, - ответил Игорь, улыбнувшись и пропуская меня вперед.

 
***
 Кира как обычно напряглась, когда я появилась в дверях. Но появившийся следом за мной Игорь заставил ее расслабиться и принять более дружелюбный вид.

- Здравствуйте, Игорь! Приятная неожиданность.  Что Вас привело  к нам?

- Неужели я уже не могу появиться в своем офисе? Свое начальство уже не жалуете? – усмехнулся он.

Кира слегка смутилась, но не показала вида.

- Конечно, нет. Я не ошибусь, сказав за всех наших сотрудников, что мы всегда рады Вас видеть. Ведь так, Александра Валерьевна?

- Разумеется,- кратко ответила я.

Игорь сел на ближайший стул и знаком предложил нам тоже присесть. – Конечно, наш талантливый худредактор рад меня видеть. В конце концов, я здесь отчасти  из-за вас двоих, - заговорщически промолвил Игорь. - Итак, Кира Дмитриевна, до меня дошли определенные слухи о напряженных отношениях между Вами и Александрой Валерьевной. Это верно? – спросил Игорь, - Нет, постойте, - добавил он, сделав останавливающий знак рукой. – Прежде я хочу выслушать Алекс.

У меня все сжалось внутри. Неужели он знает о той ситуации, что сложилось между мной и Кирой? Если это опять Мия, то я точно ее убью на это раз! Бросив взгляд на Киру, я сразу же поняла, что наши мысли сейчас совпадали.  Я решила, что лучшим решением будет все опровергать, хотя врать своему другу мне было тяжело.

- У нас нормальные рабочие отношения, основанные на профессионализме и субординации. Никакого напряжения.

- Вы также думаете? – уточнил он, обратившись теперь снова к Кире.

- Да, - с полной уверенностью  в голосе ответила она.

Он вздохнул. – По моему опыту, я знаю, что хороший климат внутри сплоченного коллектива очень важен. У вас этого нет, что хуже всего, ваши ссоры и склоки выходят за пределы этих стен. Я знаю про то, что пару месяцев назад  было отстранение Алекс от работы над номером, так что лгать мне уже не нужно.

- Это инцидент был полностью исчерпан, уверяю Вас, - прокомментировала Кира.

- Что ж тогда я рад,  что мне больше не придется краснеть перед инвесторами.

- Обещаю Вам, - заверила его Кира, и я согласно кивнула. Он с недоверием посмотрел на нас обеих, но понял, что большего от нас не добьется.

- Тогда приступим к основной сути моего прихода. Вы в курсе, что я устраиваю выставку работ Алекс?

- Нет, - удивилась Кира.

- Теперь знаете. Так вот, я хочу, чтобы этой выставке была посвящена статья в нашем журнале в следующем месяце.

- Не согласна, - выпалила я.

- Это поможет тебе создать имя. Ты заслужила это, так как стояла у истоков зарождения нашей компании и это меньшее, чем я могу тебя отблагодарить, - возразил он на это.

Нехотя, я кивнула, так как вынуждена была согласиться с ним. Мне и правда, нужно было завоевать себе место среди других талантливых художников.

- И Кира Дмитриевна, я приглашаю Вас на эту выставку, - улыбнулся Игорь.

- Нет, - возразила снова я.

- Прости? -  опешил он.

- В этом нет необходимости. Она может послать любого сотрудника, чтобы он смог собрать материалы для статьи.

- Хотите видеть любого другого человека кроме меня? – спросила редактор, явно провоцируя.

- Думаю, сами знаете ответ. У Вас найдется намного более важные и интересные дела в свой выходной день.

Она хотела что-то ответить, но ее прервал зазвонивший телефон на столе. Кира нажала кнопку, и раздался голос на другом конце.

- Алекс…Александру Валерьевну вызывают в 201 кабинет, там наши партнеры, которым была назначена встреча, прибыли.

Кира кивнула в мою сторону, разрешив мне удалиться, чем я незамедлительно была рада воспользоваться.

 
***
Когда Саша скрылась, Игорь тоже поднялся и протянул руку Кире на прощание.

- Думаю, она захочет вас там увидеть. Меня даже удивило, что он так отреагировала на мои слова. Это совсем на нее не похоже. Знаете, она ведь всегда такая позитивная, энергичная, искренняя как лучик солнца средь хмурой обыденности. И она безумный романтик, но просто разучилась доверять людям. Наверно, дело отчасти в том, что ее слишком часто предавали те, кого она сильнее всех любила.

Сказав это, Игорь снова улыбнулся и добавил.

 – Может это лишнее я сказал, но просто не судите ее строго, хорошо не узнав.

Он ушел, а Кира так и осталась сидеть на своем месте, обдумывая последние произнесенные им слова.

 
***
Галерея «Виктория». Именно там должна была состояться выставка Саши. Я сомневалась, стоит ли мне туда ехать вплоть до последнего момента, когда подъехав туда, сидела в машине и набиралась духа войти внутрь. Мне хотелось увидеть ее сегодняшним вечером, но при этом я не могла предсказать, будет ли рада видеть она меня. И что важнее, мне придется нарушить обещание, которое дала, что наше общение будет ограниченно только чисто деловыми вопросами. Но на самом деле, я не думала, что это уже будет иметь какое-то значение. Потому что идея эта так и так не увенчалась успехом. Наше общение вообще стало ограниченно, мы старались избегать лишних и случайных встреч на работе, общались опосредованно и после того разговора у нее дома больше ни разу не оставались вдвоем.

Зачем я здесь? Я не хотела отвечать на этот вопрос. Что-то побудило меня наплевать на все и, не обдумав все хорошенько, добраться досюда. В мыслях все перемешалось. Слова Игоря  и образ Саши в моей голове. Чем дольше я ехала, тем больше всплывали воспоминания. Вот я вижу ее в первый раз, когда она буквально сбила меня с ног, наши ссоры, ее шутки и вечное самодовольное выражение лица. Я так сильно скучала по всему этому. Мне не хватало живой, искренней, смеющейся Саши, которая флиртовала со мной, мне не хватало ее особенного взгляда, который буквально видел меня насквозь.

Я горько усмехнулась. Кто ж был виноват, что теперь все иначе. Игорь был прав, теперь Алекс была не похожа сама на себя. Замкнутая, серьезная и задумчивая.

Выключив зажигание и натянув шапку, я вылезла из машины под холодный моросящий дождь. Зима уже сдавала свои позиции. Весна выдалась в это году ранняя, хотя  синоптики уверяли, что следующие две недели снова будет снег. Раздевшись в гардеробе, я вошла в просторный светлый зал. Было достаточно многочисленно. Никак не думала, что работы Саши имеют такое признание. Тем более, что ее работы были весьма специфичны.

Эта выставка была посвящена истинной сути настоящей женщины. Пройдя немного вперед и осмотревшись, я подошла к заинтересовавшей меня фотографии. На ней была запечатлена красивая молодая девушка, с открытой грудью, которая смотрела на свое отражение в зеркале. Она любовалась собой, полностью осознавая, какую может иметь власть благодаря своей внешности. На другой работе было сразу несколько моделей. Они были раздеты полностью, но стояли в таких позах и настолько близко друг к другу, что их нагота была практически прикрыта, и зритель обращал внимание, прежде всего на женственность, на изящество и грациозность героинь сюжета, чем на их тела. На всех остальных картинах тоже были только девушки. И каждое творение выражало автора, то с какой любовью и поклонением он представлял природу женщин. Я завороженно ходила от одного изображения к другому. Впервые я смогла увидеть мир глазами Саши. И этот мир был прекрасен. И дело было далеко не во внешней женской красоте моделей. Дело было в том, как Саша сумела разглядеть в таких столь привычных и порой будничных мгновениях жизни, настоящее совершенство, скрытый смысл.

Покраснев, я подумала, что наверно что-то такое же она смогла разглядеть и во мне. И будто в подтверждение моих выводов, я увидела ее. Она находилась в центре все галереи. Картина, которую нарисовала Саша. Та самая картина, на которой она работала, когда я приходила к ней домой. Она хотела запечатлеть мой образ не только в памяти, но и на холсте. И ей это не удалось. Ей не удалось изобразить меня, так как она смогла выразить намного больше, чем просто контуры, черты моего лица. Ей удалось передать все то, что никто не видел во мне никогда и о чем даже я сама забыла. Ту мою частичку души, которую я сберегала для самих близких людей, которых так и не приобрела за свою жизнь.

 И тут я поняла, что находилась в галерее уже больше часа, но нигде не видела самого творца. Неужели она не пришла на свой собственный праздник? Вряд ли, ведь художник всегда сам представляет свое творение. В дальнем конце виднелась дверь, на которой не висело никакой таблички. Можно было поискать ее там для начала.

Но за дверью оказался всего лишь балкон. В лицо ударил неприятный порывистый ветер, оставив капельки дождя на моем лице. Уже собираясь вернуться обратно в тепло, я приметила краем глаза, что кто-то сидит, прислонившись к стене чуть поодаль. Приглядевшись, я узнала знакомый до боли силуэт. Не заметив моего появления, она о чем-то размышляла, уставившись куда-то вдаль открывшейся панорамы и не замечала, как безжалостно ее поливал дождь. Капли стекали по ее лицу, шее и волосам. Но она их даже не смахивала. Одежда была насквозь промокшей и кое-где уже липла к телу.

- Саш, что с тобой? – спросила я, не на шутку испугавшись, застав ее в таком виде. – Ты вся насквозь мокрая, тебе надо поскорее зайти внутрь, пока ты еще не совсем промерзла и не заболела.

С этими словами я подошла к ней и слегка присев на корточки рядом с ней, заглянула ей  лицо, положив свои руки на ее колени.

От этого движения, она очнулась и теперь смогла заметить, что больше уже не одна. – Что ты здесь делаешь?

- Пришла на твою выставку. Забыла, ты меня же пригласила.

- Приглашала не я, а Игорь.

- Не думаю, что ты сама этого не хотела…

- Думай, что хочешь, - со злостью ответила она и, отодвинувшись, скинула мои руки с колен. Я поднялась и, обхватив ее сзади, попыталась поднять.
- Тебе нужно уйти отсюда, пока ты не превратилась совсем в ледышку, - ответила я, начав энергично растирать ее руки и спину.

Она вздрогнула и хрипло прошептала:
 - Прошу, не делай так.

Я убрала руки.

- Уйди, пожалуйста, - взмолилась она.

-  Я хочу всего лишь помочь.

Она поднялась и, подойдя к перилам, вцепилась в них ладонями, чуть свесившись через них и наклонив голову, глянула вниз. Я подумала, что в таком состоянии она может еще и сделать непоправимое.

- Не глупи, - промолвила я. Она обернулась, удивившись, что я еще не ушла.

- Думаешь, что я только глупости умею совершать? – воскликнула она. – Ты, как и раньше, ничего обо мне не знаешь.

Она замолчала, но через минуту добавила:
- Ты не знаешь, что ничего не выходит. Что ты засела вот тут и разрываешь меня изнутри, – добавила она, схватившись за голову, будто пытаясь своим руками вытеснить все из нее.

Ее боль отдалась во мне. И я почувствовала, что мое сердце тоже вот-вот думало разорваться на миллион маленьких осколков. Подойдя к ней со спины, я крепко обняла ее, притянув к себе как можно сильнее.

Она прошептала: - Почему я не могу быть с теми людьми, кто мне нужен, кто мне дорог? Что со мной не так? Почему я не могу хотя бы раз перестать чувствовать себя такой одинокой.

 Она повернулась ко мне лицом, и я поцеловала ее в лоб, потом в обе щеки.

- Ты не одинока, я здесь, с тобой.

Прикоснувшись своими  пальцами ее холодных посиневших губ, я приникла к ним своим губами. Капли дождя стекали по нашим лицам, но я их тоже перестала замечать. Почувствовав ее сильные руки на своей спине, и полностью доверившись ей, я расслабилась и пыталась не думать ни о чем, лишь ощущая как невероятно легко было у меня где-то внутри.

 
***
Прошло две недели. Она снова избегала меня. Это уже становилось даже скучно. Кира находила всевозможные способы, чтобы так и не дать мне возможность остаться с ней наедине и поговорить. Неужели она снова хотела делать вид, что ничего между нами не происходит? Каждый день приносил мне все больше сомнений, а не привиделся ли мне тот поцелуй на балконе, и все больше злости и сожалений от бессилия сделать хоть что-то. Порой мне буквально хотелось проломить стенку, чтобы хоть как-то унять боль внутри. Последние дни я провела в загуле по разным ночным клубам, пока с утра меня не разбудил будильник. Кинув его со злостью куда-то под диван, я все-таки заставила себя подняться и, дойдя до ванной, нервно улыбнулась своему отражению в зеркале, которое висело напротив меня, высвечивая всю правду о последних проведенных мною днях. Волосы были давно не мытые и конечно в кромешном беспорядке, лицо осунулось,  и под глазами появились синие круги, одежда – старая и грязная рубашка и вылинявшие штаны дополняли мой неутешительный вид. Что ж презентабельный видэто не про меня, – подумала я, с громким звуком выдохнув воздух. В пустующей квартире, где стояла полнейшая тишина, этот звук даже показался устрашающим. Раньше ни одна девушка не могла меня сломить. Да меня предавали те, кого я любила, но ни одна не смогла причинить мне столько боли, как это сделала Кира. Я права, что никогда не считала любовь каким-то благом и уж тем более судьбой. Хотя, возможно, это судьба - влюбится в того, кто несвободен, кому я не нужна. Жизнь любит шутить. Шутка точно удалась, меня использовали так, как я использовала порой других девушек, не принимая  в расчет их чувства ко мне.
 
***
Сидя у себя в кабинете, я услышала, что в коридоре стало как-то слишком уж оживленно. Собралась большая часть коллектива, все делали вид, что заняты работой, но на самом деле все с интересом пытались расслышать, о чем спорила Резина Кира в кабинете со своим женихом. Они разговаривали, запершись, уже больше часа. Разговор шел на повышенных тонах, но разобрать отдельные слова было трудно. Как это и бывает в офисной среде, у всех было желание узнать все в мельчайших подробностях, чтобы потом еще долго сплетничать и перемывать косточки.

Поэтому я не привлекла никакого внимания, когда тоже присоединилась к группе столпившихся у кабинета Киры. Мое присутствие не осталось незамеченным только для Мии.

- Твоя пассия ссорится со своим мальчиком. Видимо из-за тебя, - на очередной донесшийся возглас парировала саркастически она.

 
***
- Ты все время на работе, иногда мне кажется, что ты совсем не хочешь меня видеть, забывая, что как-никак я твой жених и имею право быть с тобой вместе чуть больше, чем только несколько часов в неделю. Ты даже не хочешь ко мне переехать, - продолжал свои нападки Сергей.

Я понимала, что виновата, но не могла вести себя иначе. Мне было все труднее быть с ним, и проще было сводить наше общение к минимуму.

- Ты расстроен. Но сейчас моя работа мне очень важна, ты должен это понимать, как никто другой. Я тебя поддерживаю все время в твоей карьере.

- Не ври мне насчет твоей работы. Вчера ты не пошла со мной на день рождения моего друга, где я хотел быть вместе со своей будущей женой, а не одиноким гостем. И где же ты была? Я звонил сюда. Твоя секретарша ответила, что ты была на какой-то выставке твоей сотрудницы лесбиянки. Что ты там забыла?

Кажется у моего секретаря проблемы с сохранением конфиденциальности информации. Интересно, что еще она успела рассказать ему о Саше.

- Меня туда пригласили. И я решила, что было бы неплохо разузнать больше  о творческих способностях моего художественного редактора.

Сергей сделал задумчивое лицо, пытаясь что-то вспомнить.

– Подожди, так это не та девушка, которая помогла тебе с завальным номером, когда ты еще не ночевала дома? Она ведь спала рядом с тобой! Я боюсь представить, что было у нее на уме.

Да уж, скорее у меня к ней. Черт. Зря я уточнила это. Но сказать ему всю правду я не смогу. Не сейчас, когда я сама не знаю, что во мне происходит, почему что-то чувствую к Саше. Обрывать все концы, не обдумав, не в моих правилах.

- Ты обижен, но не надо меня обвинять в глупых вещах, - начала я, но меня прервал раздавшийся стук, и спустя мгновение в комнату влетела Саша.

- Извиняюсь, но мне нужно срочно решить вопрос по эскизам с Кирой Дмитриевной. Звонили и требуют, чтобы их срочно отправили, - промолвила Саша, хотя  я точно знала, что ворваться в кабинет ее побудила отнюдь не эта причина. Она со злостью буравила своим взглядом Сергея, и весь ее вид выражал напряженность и готовность совершить глупость. Еще мне тут разборок двух ревнивцев не хватало.

- Это она? – вставил мой жених, видимо догадавшись.

- Нет, это мой секретарь. Пожалуйста, подождите за дверью, мы почти закончили, - ответила я голосом, не требующим возражений.

- Почему ты позволяешь своим сотрудникам так врываться в офис своего  начальства? Если твои сотрудники все такие недисциплинированные и, как я думаю, поэтому не компетентные, то это показатель твоего некачественного руководства, – саркастически заметил он.

 Саша подошла к нему вплотную, крепко стиснув кулаки. Он был почти в два раза выше и крупнее ее, но, видимо, ее это нисколько не останавливало.

- Не смей так говорить о ней, - приказала она.

Ситуация явно  начала выходить за рамки нормальной. Быстро спохватившись, я решила, что придется включить свой режим стервы, чтобы Саша не успела и дальше все осложнить.

 - Могу я сама разобраться? Я сказала уже, Вам выйти. У нас личный разговор,- мои слова прозвучали намного холоднее, чем я хотела. Но другого выхода я не видела, чтобы оставить возможность потом поговорить с каждым из них наедине, а не устраивая грандиозный скандал в офисе.

- Ну, раз личный, то не буду Вам мешать, - выпалила Саша и вышла, хлопнув за собой дверью.

Подойдя к Сергею, я прикоснулась к нему своей ладонью и сказала:
- Давай поговорим дома. Мы можем все обсудить в другое время. А сейчас, мне нужно работать.

Мое движение подействовало на него успокаивающим образом, и он согласился, взяв с меня обещание, что я появлюсь сегодня дома вовремя.

 
***
- Да что на тебя нашло? Почему ты ведешь себя как мачо? Врываешься будто тебе все можно,- спросила Кира, когда я вернулась в ее кабинет.

- Решила полюбоваться на твоего красавца-принца. Хотя твой принц оказывается та еще сволочь. 

- Не смей его так называть!

- Защищаешь его? Зачем надо было возвращать меня, если ты так счастлива быть со своим ухажёром?

- Мои отношения с ним тебя не касаются.

- Как понимаю, а наши недоотношения не касаются его. С каких это пор я снизошла до простого секретаря?

- До него дошли слухи о тебе, правда он не знает, как ты выглядишь, вот и пришлось соврать. Я не хочу, чтобы дошло до высших кругов, что у нас с тобой нерабочие отношения.

- Боишься, что скажут люди? Наверно и я теперь лишняя. Вероятно, зайди я чуть позже, то могла бы застать Вас за страстной сценой, а то секс в офисе очень хорош,  – я подошла к ее столу и, скинув на пол лежавшие там бумаги, стукнула по нему. – Да, вот этот стол очень подошел бы, чтоб он прям тут тобой воспользовался.

Кира резким ударом влепила мне пощечину.

 – Убирайся отсюда. Живо!

Я одним движением рук притянула ее к себе. Кира сделала попытку сопротивляться, но я приложила все силы, удерживая ее своей хваткой и  уперев ее в злополучный  стол.  Она отвернула свое лицо, я нежно прикоснулась губами к ее  шее, оставив влажный след.  Медленно я стала покрывать поцелуями каждый сантиметр ее кожи, постепенно продвигаясь к ее губам.

 Я хотела обладать ею, хотела чувствовать ее в себе, и знать, что она принадлежит мне. Ослабив объятия, я смогла освободить одну руку и, приложив свою ладонь к ее щеке, развернула ее лицо к себе, и поцеловала. Мой язык проник внутрь, и поцелуй становился все более страстным и требовательным. Моя рука переместилась к ее груди, и я стала ласкать ее через блузку. Не прекращая поцелуя, я прижала Киру к стене, и другой рукой провела по ее бедру, задирая юбку и проникая внутрь через нижнее белье.

-  Нет. Хватит! – воскликнула она и отталкивающим движением заставила меня остановиться.

- Ты начинаешь повторяться,  – прошептала я и снова потянулась к ней.

Но она успела вывернуться и оттолкнула меня. – Уходи или я позову охрану. Больше ты здесь не работаешь. И вообще не попадайся мне больше никогда на глаза. Все кончено.

Я поправила одежду на себе, пригладила привычным движением свои непослушные волосы и сказала.  – Разумеется, шеф. 

 
Эпилог
 
Кира стояла возле фуршетного столика среди многочисленной толпы в зале. Ей хотелось найти Игоря, который ее пригласил на это званый бизнес-ужин,  и познакомиться, наконец, с его женой. Спутник же Киры стоял в дальнем конце и оживленно беседовал с незнакомыми ей людьми. Разумеется, Сергей умел расположить к себе нужных людей, что и делал при любой возможности.  Проведя час, общаясь со всеми, с кем вынуждена была поддерживать беседу в качестве будущей жены известного адвоката, она решила слегка передохнуть, выпить шампанского и съесть хоть что-то, так как за весь день ничего так и не успела перекусить.  С ее позиции открывался вид на все помещение. Рассматривая всех, она натянула на лицо ту самую улыбку, которая могла скрыть боль, ненависть или скуку.  Улыбку, которая была на лицах всех светских жителей как визитная карточка в той среде, где никто не интересуется, что ты за человек и есть ли  у тебя хоть какие-то чувства. Имеют значение только, сколько у тебя денег, власти и красоты.

Но вдруг ее улыбка стала искренней, и она приветливо махнула замеченному вдалеке Игорю, который кивнул ей в ответ. Он был один, и это удивило Киру. Возможно, он тоже где-то оставил свою жену – подумала она и решила подойти поздороваться. Поэтому она протянула руку назад, чтобы поставить бокал с допитым шампанским на стол позади.

- Осторожнее, стол чуть подальше, - раздался голос, и Кира вздрогнула от неожиданности и от осознания того, что голос показался ей слишком знакомым. Она повернулась.

- Я не знала, что ты здесь будешь. Меня пригласил как свою спутницу Игорь, но почему-то не предупредил о тебе, - вместо приветствия воскликнула Саша.

- Здравствуй,  вероятно, он не подумал, что в этом была необходимость. Хотя я думала, он придет со своей женой.

- Она приболела.

- Что ж, в любом случае,  не думаю что это проблема, места хватит нам обеим, -  ответила Резина, собираясь отойти.

- Постой. Мы можем поговорить?

- Серьезно? Нет. Все уже было сказано и сделано, как ты помнишь.

- Я виновата, конечно. Но ты тоже повела себя не самым лучшим образом,  - констатировала Саша и напряглась, случайно заметив краем глаза Сергея неподалеку. – А что он тут делает?

- Он мой жених, почему ему не быть здесь, - парировала редактор.

- Предсказуемо, - бросила Алекс.

- Как и твое поведение. Но, правда, это уже не твое дело.

-  А разве оно вообще было моим? – удивилась она.

- Было, к сожалению, - вздохнула Кира, - но ты ушла.

- Ты меня прогнала. И, кстати, сейчас я здесь.

- По случайности, это ничего не меняет. Знаешь, я  могу тебе сказать, что выходит, на самом деле. Ты предпочла видеть меня как еще одну свою очередную шлюху, которую можно поиметь, где и как захочется. Я думала, что ты другая, поэтому доверилась тебе и открыла свое сердце, хотя для меня это и было тяжело признать, что мне понравилась девушка. Несмотря на твои прошлые поступки, на твой образ жизни, я почему-то увидела нечто большее в тебе, что-то хорошее, подлинное, искреннее.  Но сколько бы ты ни говорила, что испытываешь ко мне, все это бесполезно. Это только твои слова, не подкрепленные ничем. И мой выбор – быть с человеком, который уверен в своих чувствах и не играет ни в какие игры.

- В игры? А что ты можешь сказать про себя? Я допустила ошибку, но я всего лишь хотела хоть как-то унять всю ту боль, что ты мне причинила, когда то отталкивала меня, то снова притягивала, давая ложные надежды. Признайся, что это ты скорее хотела со мной поэкспериментировать, а в итоге остаться со своим женихом.

- Как я и сказала, ему я верю больше, чем тебе!

 Приняв решение закончить этот разговор, Кира взяла шампанское с подноса проходившего мимо официанта, и, заметив, что на другом конце только что появился ее жених, махнула ему рукой.

 – Лучше если ты не будешь этим вечером появляться поблизости от меня, не хочу, чтобы он видел меня с тобой, потому что иначе я позволю ему позвать охрану и тебя выпроводить отсюда, - угрожающе промолвила она.

- Не нужно, сама уйду, - ответила Саша, и вся трясясь от переполнявшей ее злости, стала расталкивать с силой, стоявших на ее пути к выходу людей.

Проведя на празднике еще немного, и чуть успокоившись, Кира сославшись на головную боль и усталость как причину раннего ухода, попросила Сергея заказать такси и пошла к гардеробу. Эмоции отпустили, и появились всевозможные мысли, которые вертелись в голове, становясь импульсом для появляющихся сомнений относительно сделанного ею выбора.  Все ее логика и здравый смысл, которые были мерилом всех действий и решений твердили в один голос, что она должна радоваться тому, как все сложилось. Хотя что-то внутри все равно не позволяло окончательно с этим согласиться.
Быстро одевшись и решив подождать на улице своего спутника, она вышла за дверь. Повернув за угол, к месту, куда должно было подъехать такси, ее ждало еще одно событие за этот вечер.

- Что ты здесь делаешь? – удивленно спросила она, никак не ожидая увидеть здесь Сашу.

- Жду тебя, - прошептала она чуть охрипшим голосом и откашлялась. Конечно, стоять на морозе была не самая ее лучшая идея, как и многие другие, правда. Но как только она отошла от Киры, гнев сам собой утих, когда она вспомнила, сколько в последнее время провела бессонных ночей с мыслями о том, что навсегда потеряла свою любимую. И теперь, когда была возможность постараться ее вернуть, она не нашла ничего лучшего, как снова с ней поссориться. Нет, так оставить все это и сдаться она не могла.

- Не нужно. Сейчас за мной подъедут и тебе тоже лучше зайти внутрь и вызвать такси, - возразила Кира.

- Ты просила меня не попадаться тебе на глаза на людях. И я выполнила эту просьбу, поэтому даже не стала заходить в гардероб. Но мы не закончили наш разговор. Все пошло не так, и я не успела тебе сказать то, что должна была давно.

- Мы уже все выяснили сегодня.

- Еще нет.  Да, я часто ошибаюсь. Но не станет очередной ошибкой или ложью одна простая истина.  Я отвечаю отказом на то, чтобы забрать свои слова и отпустить тебя. Я отказываюсь не любить тебя. Ты в это не хочешь верить, но ты меня настолько сводишь с ума, что порой я творю глупости. Ну и что! Это не доказывает, что я не хочу быть с тобой. Именно наши ссоры,  твоя выносящая мне мозг рациональность и холодность, твои колкие замечания и серьезный подход к тем вещам и принципам, которые я до тебя не только не ценила, но и не понимала и мои сумасбродность,  иногда безответственность и нарушение всяких правил и ограничений  - именно это делает наши чувства настоящими. Да, я не смогу дать тебе стабильность и определенность, и даже если я неправильный выбор и возможно самый глупый и безрассудный из всех, что ты когда- то принимала, я умоляю тебя, дай мне шанс, будь со мной.

На улице все права о себе заявил падающий хлопьями и с сильным ветром снег, готовый вот-вот перейти в метель. Как и обещали синоптики, зима не хотела так легко уступать весне. На Сашиных волосах уже образовался даже небольшой сугробик. И  вся она, такая снежная, замерзшая, с красным носом и щеками и с милыми синими глазами, в которых невозможно было не влюбиться – было самым настоящим и самым дорогим для Киры. Она сдалась ей, притянула ее к себе и обняла.

- У меня нет никакого другого выбора. Я не хочу быть без тебя. Давай попробуем, девочка моя, - прошептала «горгона» и поцеловала эту сумасшедшую девчонку.

 А снег все также падал сверху. Были слышны голоса выходивших людей, шум проезжающих мимо машин, но они застыли в этом миге, этой ночью, на этой улице  - только их любовь и больше ничто  не имело ни значения, ни силы над ними.
 
Август 2014 – май 2015 гг.