LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
kidless
http://lesboss.ru/articles/80394/1/kidless/Nodaieoa1.html
Ева Девятая
От Ева Девятая
Опубликовано в 19/04/2019
 
С Диной мы познакомились в Севастополе, между нами никогда не было романтики, но мне понравились ее напор и ее активная жизненная позиция. Мы начали встречаться, и, со временем, переехали в город побольше. Через два года поженились в Дании, потом успешная инсеминация в хорошей клинике, и моя беременность. Всё было — любовь, семья, горе-радости. Потом ее измены, агрессия и желание разрушить всё. Ну и, как итог, сейчас мы с Диной "делим" нашего "общего" ребенка.

Зарисовка/Закончено
— Софья, душа моя, ты же меня знаешь. Давай без глупостей. Это наш с тобой ребенок, я просто хочу его увидеть. Где вы? В "Спартаке"? Я рядом, давай встретимся. 

Я смотрю на своего серьезно-несерьезного сына, как он идет рядом со мной, пинает асфальт и всем своим видом выражает своё недовольство. Они с Диной чем-то похожи: тот же взгляд на жизнь, та же серьезность, они даже улыбаются одинаково. 

— Дин, ты знаешь, нет, я думаю, что с нас хватит таких встреч. Не надо приезжать, увидимся как-нибудь позже. 

В трубке звенящая тишина. Я беру своего сына за руку, и мы идем по дорожке к крытому бассейну (там Костя занимается плаванием). Над нами свинцовое небо и куча проблем. 

С Диной мы познакомились в Севастополе, между нами никогда не было романтики, но мне понравились ее напор и ее активная жизненная позиция. Мы начали встречаться, и, со временем, переехали в город побольше. Через два года поженились в Дании, потом успешная инсеминация в хорошей клинике, и моя беременность. Всё было — любовь, семья, горе-радости. Потом ее измены, агрессия и желание разрушить всё. Ну и, как итог, сейчас мы с Диной "делим" нашего "общего" ребенка.

— Малыш, послушай, у нас немного поменялись планы. 

— А как же бассейн?

Ему семь, он всё понимает, но я не знаю, как ему, моему маленькому человеку, объяснить, что нам грозит опасность. И что нам надо валить отсюда, как можно скорее. 

— Бассейн не сегодня. В другой раз сходим, не переживай. Ничего страшного, если мы пропустим одно занятие. 

Мы проходим мимо административного здания и спускаемся на крытую парковку. 

— Мам, а где наша машина?

Черт, Дина...

— Так. Не волнуйся. Значит, пойдем пешком.

— Мам, сейчас дождик будет.

— Ничего страшного. 

Поднимается ветер, пока мой телефон звонит без умолку. У Дины в голосе смесь паники и раздражения. 

— Сонь, не дури, ты пугаешь нашего сына. Где вы?!

— Ты серьезно? Я пугаю? В последний раз, когда я "не дурила", все закончилось в отделении.

— Ты вывела меня. 

— А ты подняла на меня руку и попыталась увезти Костю. Дальше что?

— Софья, радость моя, где вы? Я на месте, жду вас, у меня подарки для нашего сына.

Я крепче сжимаю маленькую ручку и думаю о том, почему мне так не везет. Бассейн находится под эгидой отеля. Здесь небольшая охраняемая территория, и не так много мест, где нам с сыном можно переждать буйство стихии моей бывшей жены. 

— Где вы? Ты понимаешь, что у меня терпение на исходе? Не беси меня, Сонь. Прошу тебя.

— Уезжай. Хватит. Никаких прав на него у тебя нет. Ты не имеешь права даже видеть моего сына. 

— Нашего сына, Сонь. 

— Оставь нас в покое. 

— Извини, жена моя, не могу. 

— Я прошу тебя. Костя тебя боится. Я тебя боюсь. У тебя же всё хорошо, всё есть. Мы — твоя обуза. Зачем мы тебе?

— Странный вопрос.

Дина смеется, начинается дождь. 

— Сонь, вы же моя семья. 

— Нет никакой семьи. Ты всё разрушила. 

— Ну, это твое мнение. А я так не считаю. 

— А я считаю. Всё, пожалуйста, давай не будем спорить. Нам с Костей нужно...

— Пожалуйста? Вот как мы заговорили, значит. Сонь, ну ты же не глупая. 

Я бросила трубку. Разговаривать с Диной — это как переть против локомотива. В жопу. Мы зашли в здание, пошли по бесконечным коридорам, натыкались на людей, иногда натыкались на нас. Костя не капризничал, но я видела, что он, как и я, на грани. 

— Мам, я есть хочу. Это Дина тебе всегда звонит?

Я киваю. Она так и не стала ему второй мамой. Сначала мы переживали за восприятие ребенка и за то, как это воспримет общество, а потом всё вдруг стало неактуально. 

— Потерпи, малыш. Я прошу тебя. 

Мы зашли в какую-то каморку. Здесь был балкон и кушетка. Наверное, это комната отдыха для персонала. Я посадила сына на кушетку, бросила туда же его спортивную сумку с вещами для плавания, достала ему яблоко из пакета и стала звонить в полицию. Это бесполезно, я знаю, но мне важно фиксировать каждый случай агрессии со стороны Дины. 

— Мам, а когда мы поедем домой?

— Скоро, малыш. Сейчас мама разберется кое с чем. 

— Мам, я не хочу туда. Не хочу в квартиру. Когда мы поедем к нам домой?

— Котенок, то, что ты называешь нашим домом — это не наш дом. Это дом Дины. Мы там жили, пока... пока мы с Диной дружили. 

— А сейчас вы не дружите?

— Сейчас не дружим.

Мягко сказано. 

Я сбрасываю Динины звонки, их как-то бесконечно много, они сажают мне телефон и выбивают почву из-под ног. 

— Мам, а где наша машина?

— Ее Дина забрала. 

— А зачем? Разве так можно?

— Ей все можно. По крайней мере, она так думает. 

— А меня она тоже заберет, да, мам?

— Конечно, нет. Малыш, не бойся. Никто, никогда тебя не заберет. Я тебе обещаю. 

Мы не можем сидеть здесь вечно, это глупо, я понимаю. Я вызываю такси, диктую адрес, откуда нас забрать, потом смотрю на своего маленького сына, подмигиваю ему и говорю: «Прорвемся».