LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
downtown
http://lesboss.ru/articles/80416/1/downtown/Nodaieoa1.html
Ева Девятая
От Ева Девятая
Опубликовано в 25/04/2019
 
Притча о печально-красивой офисной любви, такой же ёбле и лесбиянстве.

Глава 1
У "темы" в Офисе есть два пути - на костер гонений и отрицания или в сторону творческой самоотдачи в дебри тайных отношений. Первое грозит бесконечным дрочевом на ничего не подозревающую коллегу, которую из-за стрижки заочно записали в лесбиянки, а второе — откровенным блядством на столах из Икеа. 

Любовь считает, что оба направления провальны, поэтому чередует их на поворотах. 

Но Люба, конечно, может себе позволить. Просто она шикарна — эдакий задорный помет женского пола с группой крови из волшебных степей Калмыкии. Была бы кобылой, цены бы ей не было, но Люба человек, хоть и пашет, как лошадь. Она хорошо делает свою работу, и ей не нужно задерживаться до ночи, дабы позволить себе блядство в стенах Офиса.

На столе у Любы всегда чисто (уборщицу она трахает по средам, обещая ей всё), а утро у Любы не наступает без горячего свежего эспрессо (этой она заливает, что уборщица, пускающая слюни в дни, когда не среда, просто отстала в развитии). Да, как любому топ-менеджеру Любе жизненно необходимо ссать в уши.

Она врет всем и вся, но Любу хвалят, Любу советуют, и жаль, что сейчас ей не до себя. А всё из-за звонка. Любовь выслушала Шефа, положила трубку на место и покачала головой. Её как-то взяли и вызвали на "ковер".

— Сука же ты все-таки, редкая, Игорь Михайлович.

Любе лень идти, ей очень хочется показать ему и средний палец, и жопу, но она, Любовь, всё-таки леди, а Шеф под шафе. И к чему это приведет — одному Богу известно. Кстати, с Шефом у нее никогда. Не почему, а потому что не мокро Любе с мужчинами.

— Доброе утро.

Рядом с шефом сидит женщина. Про таких говорят: "не понравлюсь в постели, пойдем к стене". Органично-дикая с отсылкой на немецкий фашизм из учебника по истории. И взгляд у неё еще такой жесткий. Бодрит. 

— Знакомься, Любочка, это Агнешка. Наш новый, так сказать, управляющий. Ты же знаешь, пока наша фирма снова не встанет на ноги...

Не встанет, это всё бла-бла. А Агнешка блондинка, почти альбинос, волос короткий и жесткий, словно до того как облачиться в "Армани", эта полька с лицом изувера полжизни провела в поле жопкой кверху.

— Мне нужен отчет по вашей работе, — Агнешка. 

— С удовольствием, — "Любочка".

Улыбнулись, пожали друг другу руки, а день испорчен. 

Из кабинета Люба уходила изнасилованная навязчивым удом из парфюма Агнешки и со стойким предчувствием новой череды пиздеца в её жизни. А, казалось бы, и кредит за тачку закрыла, и до Топа доросла, ан-нет. Вот тебе, Любовь, и was ist das.

Но это немецкий, а Агнешка полька. Люба успела трижды отослать факс не туда и раз пять обжечься о воспоминания с их рукопожатием, а дружественная Польша не отступала, не отпускала мысли.

— И? Мне еще долго ждать отчет? Или до ночи здесь посидим? 

Голос нового управляющего из трубки до одури лаконичен. Ну да, время-то почти девять (вечера). Пододвинув к себе лист бумаги, Люба поставила размашистую подпись.

Идти до шефа ровно шесть минут. По стеклу коридора, мимо фотографий в дурацких рамочках (снова привет из шведской Икеи), трижды поднимаясь и столько же раз спускаясь. Люба толкнула дверь кабинета, зная, что Офис почти опустел. В последний раз она оставалась так поздно, когда умерла двоюродная сестра. Кстати, тоже Любовь.

Даже не предложив стул или остаться, Агнешка подарила Любе улыбку лагерного надзирателя и молча протянула руку за отчетом. 

"Идите на хер. С Уважением, Любовь".

Хороший отчет и светловолосая арийская сука тоже хороша. Так и не скажешь, в ярости ли она сейчас аль в печали.

— Пошла вон.

Да как, если дверь закрыта? 

Все-таки в ярости, раз догнала. Люба отчетливо вздрогнула, когда руки Агнешки с силой сжали ее бедра и по-хозяйски полезли под юбку. Это все было настолько неожиданно, что она не успела сориентироваться и как-то настучать ей по её польскому лбу. 

— Мне больно.

— Привыкай.

Полька вошла в Любовь по самые костяшки (если бы можно было, добралась бы и до гланд). Она развлекалась и цыкала, когда смазки у Любы становилось до хлюпанья много. Может, это особенность их Офисного климата, когда родоплеменные менеджеры-особи должны молча пресмыкаться и давать себя долбить тем, кто повыше рангом?

Особи, племена, кобылы — Любе похер уже. Любовь кончила, ей хорошо.