Катрине была обычной  девушкой из Южной Дании. Жила она в Сённерборге, который раньше переходил то немцам, то датчанам, пока окончательно не стал датским. Поэтому, датская кровь Катрине  немного разбавлена немецкой. Может быть поэтому, она не очень походила на датчанку. Скорее напоминала женские саксонские портреты Лукаса Кранаха - девушек с вьющимися волосами, покатыми плечами, маленьким подбородком, высоким лбом и уникальным разрезом глаз. Так называемый " кранаховский типаж", приводящий в трепетный восторг поклонников авангарда всего мира. 
Но это её мало волновало. 
Город  свой любила и не помышляла его покидать. 
Гордилась его историей, любила посещать замок, который находился в центре города. Замок  знаменит тем, что в шестнадцатом веке в нём был заключён, свергнутый с престола король Кристиан Второй. 
Впрочем, все семнадцать лет, что он провёл в заточении,  жил по-королевски. Кристиан даже присоединялся к охоте местных дворян, когда у него возникало такое желание и свободно бродил по окрестностям города, разумеется под присмотром.
Да, не "Железная маска!"
Поэтому посетителям музея рассказывают, что королевского узника заточили  в Синей башне, и они охотно верят этой легенде.
Однако Катрине больше нравился тот исторический факт, что в замке состоялась свадьба  Вальдемара Аттердага и сестры герцога Шлезвига — Хельвиг. 
Ведь это их дочь Маргарет стала королевой Дании, Швеции и Норвегии, объединив Скандинавию.
Когда девочка подросла, реже стала бывать в замке, но накануне своего восемнадцатилетия почувствовала непреодолимое желание вновь побывать там. 
Вначале  гнала мысли о нём,считая это ребячеством, а она уже взрослая девушка,  вот только  желание становилось всё сильнее. 
Тогда Катрине предложила друзьям сходить туда, а потом посидеть в кафе.
- Что мы там не видели? - недовольно спросил долговязый, с соломенными волосами Пер.
- А слабо там провести ночь? - подначил его крепыш Ханс, такой же белобрысый, только в отличие от белокожего красавчика Пера, лицо его осыпали веснушки. Их было так много, что он казался рябым.
Катрине на его эскападу в адрес своего лучшего друга, удивлённо распахнула фиалкового цвета глаза, зато её подружка Тильда - невысокая и полная девушка с очками в толстой оправе на носу, многозначительно хмыкнула. Она-то понимала, что парни задираются из-за Катрине, которая выросла и  из голенастой девчонки превратилась в настоящую красавицу — её изящная фигура, длинные ноги, золотистые волосы, длинные каштанового цвета ресницы и необычные глаза сразили их наповал. Вот только для Катрине они оставались друзьями детства, да и заводить отношения ни с кем пока не собиралась. 
Конечно, она грезила о принце, но он никак не походил на них.       
- Неплохая идея, - одобрила, подумав, как будет необычно провести день рождения в замке.
Толстушка Тильда флегматично пожала плечами, хотя  приключение ей пришлось по нраву, ведь ничего другое в голову не пришло.
Пер для вида  поерепенился, да согласился.
Поэтому план они поменяли. 
Вначале посидели в кафе, а потом отправились в замок. 
Будучи местными, отлично знали, как проникнуть в него незаметно. 
Однако, не подумали, что залы будут закрыты. 
Бродили в поисках. 
Тёмный проход освещали себе фонариками от мобильников.
Причудливые тени возникали на стенах, они напомнили Катрине, как год назад всем классом ездили в Копенгаген, где остановились в центе, недалеко от Ратушной площади в пятиэтажном белом здании — отеле Фокс. 
Поразило тогда граффити. Феи, монстры, загадочные существа, чудовища смотрели на них со стен, полов и потолков. По замыслу владельца сего арт-искусства, они должны воплощать связь мира реального и мира фантазии. 
Сейчас, казалось ей, она вновь увидела таинственных существ из  легенд и сказаний. 
Наконец им повезло. 
В темноте все кошки серы, вот и ребята не поняли куда зашли, что за помещение предстало перед ними.
- Кто мне объяснит, куда мы попали? - первым не выдержал Пер. 
Никто ему не ответил, потому что все находились в недоумении. 
Зная замок, как свои пять пальцев, молодые люди оказались в затруднении. Помещение, в которое они попали, было совершенно пустым, если не считать огромного, метра два в высоту, старинного зеркала в потемневшей от времени дубовой раме. 
- Ха-ха! Вот и зеркало, чтобы погадать на суженного! - воскликнул Пер. 
Ему пришла в голову мысль, что когда Катрине захочет увидать суженного, то он высунет свою физиономию и она увидит его. 
Только  девушка спутала все  планы шутника.
- Давай, Пер, ты первый.
Друзья поддержали её, и тому ничего не оставалось делать, как подчиниться. 
- Явись ко мне, о прекрасная дева! - на распев проговорил Пер, направляя свет фонарика прямо в покрытое пылью зеркало.
Неожиданно, тёмная поверхность зеркала стала светлеть.  
Чуть не заорали от страха,   разглядев  в нём  два силуэта - мужской и женский. 
Девушка в длинном платье и молодой человек в старинном костюме были заняты разговором, стоя у окна с решёткой. 
- Когда меня выпустят, сестра? - спрашивал белокурый и очень бледный  юноша. Голос его казался  полон печали.
- Пока об этом преждевременно говорить, Вальдемар.

Пер уронил на пол свой телефон,   те двое в зеркале обернулись на шум.
Катрине испугалась ещё больше, и всё же успела заметить, как хорош собой незнакомец, а его сестра — длинноволосая светлая шатенка - изумительно красива.
Несколько мгновений они рассматривали друг друга. 
Взгляды брата с сестрой с высокомерным удивлением скользнули по фигурам нарушителей их уединения, и  к ужасу Катрине, остановились на ней.
Девушке показалось, что в глазах этой парочки появилась  заинтересованность.

Раздался оглушительный звон. 
Зеркало  разлетелось на сотни осколков, которые обрушились на Катрине и её друзей. 
Последнее, что запомнила, перед тем как потерять сознание, это вытаращенные глаза Пера, за мгновение до того, как стекло перерезало ему горло.
Очнувшись, Катрине попыталась встать. 
Сильно кружилась голова, а щека кровоточила от  порезов. 
То, что у неё изрезано, и может на всю жизнь изуродовано лицо, об этом моментально забыла, когда увидела своих мёртвых друзей: Пера, лежащего в луже крови, Ханса — в глазнице которого застрял зазубренный осколок, и Тильду, умершую от большой кровопотери при повреждении бедренной артерии. 
Их было уже не спасти.

- Проклятое зеркало! - Катрине шагнула к раме, почувствовав ярость, боль и отчаяние.
Прежде, чем она успела дотронуться,  девушку прямо втянуло во внутрь неё.
Когда в испуге оглянулась, то дорогу назад ей преграждала каменная стена, невесть откуда появившаяся.