LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Маргарет
http://lesboss.ru/articles/80492/1/Iadaadao/Nodaieoa1.html
Арабеска .
Открыта для дружбы 
От Арабеска .
Опубликовано в 21/05/2019
 
Принцесса... она, она... Нет, не злая - сильная! По мотивам датских легенд. Главы:1,2,3,4,5,6,7,8,9,10,11,12,13,14,15,16,17,18,19,20,21,22,23

Стр 1
 
Катрине была обычной  девушкой из Южной Дании. Жила она в Сённерборге, который раньше переходил то немцам, то датчанам, пока окончательно не стал датским. Поэтому, датская кровь Катрине  немного разбавлена немецкой. Может быть поэтому, она не очень походила на датчанку. Скорее напоминала женские саксонские портреты Лукаса Кранаха - девушек с вьющимися волосами, покатыми плечами, маленьким подбородком, высоким лбом и уникальным разрезом глаз. Так называемый " кранаховский типаж", приводящий в трепетный восторг поклонников авангарда всего мира. 
Но это её мало волновало. 
Город  свой любила и не помышляла его покидать. 
Гордилась его историей, любила посещать замок, который находился в центре города. Замок  знаменит тем, что в шестнадцатом веке в нём был заключён, свергнутый с престола король Кристиан Второй. 
Впрочем, все семнадцать лет, что он провёл в заточении,  жил по-королевски. Кристиан даже присоединялся к охоте местных дворян, когда у него возникало такое желание и свободно бродил по окрестностям города, разумеется под присмотром.
Да, не "Железная маска!"
Поэтому посетителям музея рассказывают, что королевского узника заточили  в Синей башне, и они охотно верят этой легенде.
Однако Катрине больше нравился тот исторический факт, что в замке состоялась свадьба  Вальдемара Аттердага и сестры герцога Шлезвига — Хельвиг. 
Ведь это их дочь Маргарет стала королевой Дании, Швеции и Норвегии, объединив Скандинавию.
Когда девочка подросла, реже стала бывать в замке, но накануне своего восемнадцатилетия почувствовала непреодолимое желание вновь побывать там. 
Вначале  гнала мысли о нём,считая это ребячеством, а она уже взрослая девушка,  вот только  желание становилось всё сильнее. 
Тогда Катрине предложила друзьям сходить туда, а потом посидеть в кафе.
- Что мы там не видели? - недовольно спросил долговязый, с соломенными волосами Пер.
- А слабо там провести ночь? - подначил его крепыш Ханс, такой же белобрысый, только в отличие от белокожего красавчика Пера, лицо его осыпали веснушки. Их было так много, что он казался рябым.
Катрине на его эскападу в адрес своего лучшего друга, удивлённо распахнула фиалкового цвета глаза, зато её подружка Тильда - невысокая и полная девушка с очками в толстой оправе на носу, многозначительно хмыкнула. Она-то понимала, что парни задираются из-за Катрине, которая выросла и  из голенастой девчонки превратилась в настоящую красавицу — её изящная фигура, длинные ноги, золотистые волосы, длинные каштанового цвета ресницы и необычные глаза сразили их наповал. Вот только для Катрине они оставались друзьями детства, да и заводить отношения ни с кем пока не собиралась. 
Конечно, она грезила о принце, но он никак не походил на них.       
- Неплохая идея, - одобрила, подумав, как будет необычно провести день рождения в замке.
Толстушка Тильда флегматично пожала плечами, хотя  приключение ей пришлось по нраву, ведь ничего другое в голову не пришло.
Пер для вида  поерепенился, да согласился.
Поэтому план они поменяли. 
Вначале посидели в кафе, а потом отправились в замок. 
Будучи местными, отлично знали, как проникнуть в него незаметно. 
Однако, не подумали, что залы будут закрыты. 
Бродили в поисках. 
Тёмный проход освещали себе фонариками от мобильников.
Причудливые тени возникали на стенах, они напомнили Катрине, как год назад всем классом ездили в Копенгаген, где остановились в центе, недалеко от Ратушной площади в пятиэтажном белом здании — отеле Фокс. 
Поразило тогда граффити. Феи, монстры, загадочные существа, чудовища смотрели на них со стен, полов и потолков. По замыслу владельца сего арт-искусства, они должны воплощать связь мира реального и мира фантазии. 
Сейчас, казалось ей, она вновь увидела таинственных существ из  легенд и сказаний. 
Наконец им повезло. 
В темноте все кошки серы, вот и ребята не поняли куда зашли, что за помещение предстало перед ними.
- Кто мне объяснит, куда мы попали? - первым не выдержал Пер. 
Никто ему не ответил, потому что все находились в недоумении. 
Зная замок, как свои пять пальцев, молодые люди оказались в затруднении. Помещение, в которое они попали, было совершенно пустым, если не считать огромного, метра два в высоту, старинного зеркала в потемневшей от времени дубовой раме. 
- Ха-ха! Вот и зеркало, чтобы погадать на суженного! - воскликнул Пер. 
Ему пришла в голову мысль, что когда Катрине захочет увидать суженного, то он высунет свою физиономию и она увидит его. 
Только  девушка спутала все  планы шутника.
- Давай, Пер, ты первый.
Друзья поддержали её, и тому ничего не оставалось делать, как подчиниться. 
- Явись ко мне, о прекрасная дева! - на распев проговорил Пер, направляя свет фонарика прямо в покрытое пылью зеркало.
Неожиданно, тёмная поверхность зеркала стала светлеть.  
Чуть не заорали от страха,   разглядев  в нём  два силуэта - мужской и женский. 
Девушка в длинном платье и молодой человек в старинном костюме были заняты разговором, стоя у окна с решёткой. 
- Когда меня выпустят, сестра? - спрашивал белокурый и очень бледный  юноша. Голос его казался  полон печали.
- Пока об этом преждевременно говорить, Вальдемар.

Пер уронил на пол свой телефон,   те двое в зеркале обернулись на шум.
Катрине испугалась ещё больше, и всё же успела заметить, как хорош собой незнакомец, а его сестра — длинноволосая светлая шатенка - изумительно красива.
Несколько мгновений они рассматривали друг друга. 
Взгляды брата с сестрой с высокомерным удивлением скользнули по фигурам нарушителей их уединения, и  к ужасу Катрине, остановились на ней.
Девушке показалось, что в глазах этой парочки появилась  заинтересованность.

Раздался оглушительный звон. 
Зеркало  разлетелось на сотни осколков, которые обрушились на Катрине и её друзей. 
Последнее, что запомнила, перед тем как потерять сознание, это вытаращенные глаза Пера, за мгновение до того, как стекло перерезало ему горло.
Очнувшись, Катрине попыталась встать. 
Сильно кружилась голова, а щека кровоточила от  порезов. 
То, что у неё изрезано, и может на всю жизнь изуродовано лицо, об этом моментально забыла, когда увидела своих мёртвых друзей: Пера, лежащего в луже крови, Ханса — в глазнице которого застрял зазубренный осколок, и Тильду, умершую от большой кровопотери при повреждении бедренной артерии. 
Их было уже не спасти.

- Проклятое зеркало! - Катрине шагнула к раме, почувствовав ярость, боль и отчаяние.
Прежде, чем она успела дотронуться,  девушку прямо втянуло во внутрь неё.
Когда в испуге оглянулась, то дорогу назад ей преграждала каменная стена, невесть откуда появившаяся.

Стр 2
 
Обратной дороги нет.
Что же  делать? 
Катрине выбрала путь вперёд. 
Пошла по извилистому коридору, с трудом веря в фантастичность происходящего с нею. 
Если бы не трагическая гибель друзей...  то была бы рада своим приключениям. 
Сейчас же  проклинала тот день и час, когда подхватила идею Ханса провести ночь в замке. 
И чему эта глупая авантюра привела?! 
Она осталась  одна, израненная и без друзей, попала неизвестно куда.
Что ждёт её дальше, как в глаза родителям  погибших товарищей будет смотреть, как объяснит им, что случилось с ними?! Уж лучше тут сгинуть. 
Нет, надо найти выход.
Мысли путались. 
Мешало сосредоточиться головокружение и  пульсирующая боль, сознание, словно проваливалось в пустоту, в ушах стоял несмолкающий шум, а ещё коридор начал двоиться. 
Катрине от слабости еле передвигала ноги.
Один раз её вытошнило прямо на пол.
- Больше не могу, - глухо сказала в пустоту, вытирая рот, а затем медленно осела на каменные плиты, вновь теряя сознание.
Не увидела, как за углом мелькнул свет.
 
Очнулась в постели на накрахмаленных простынях. 
Нет, она на них не лежала, а полусидела, облокотившись на многочисленные подушки. 
При всё бы желании не могла бы вытянуться, ложе  слишком короткое для её роста, более   подходящее по размеру гномам, а не человеку. 
С трудом вспомнила, что в Средневековье полагали, что сон в сидячем положении крайне полезен для здоровья. Кровь не приливает к голове, и смерть от удара (инсульта) не грозит, а ещё из-за суеверия верили, что лежачего человека духи могут принять за мёртвого и забрать его душу раньше срока.

Умственное напряжение вызвало у неё усталость, и Катрине  погрузилась в сон. 
Девушка вновь увидела себя маленькой девочкой, пристроившейся на скамеечке у ног бабушки, которая сидела в кресле и вязала. 
Разноцветными клубками играл в корзинке серый  полосатый котёнок. 
Падая на спину, он уморительно прижимал его к животу и бил по нему всеми лапками, а когда терял его, то снова ловил и продолжал забаву. 
Катрине смотрела на него и слушала тихий голос бабушки:
« Королева родила пятерых детей - чудесных принцев и принцесс, но выжил только старший принц - Кристофер. Остальные умерли в детстве. После смерти принца Вальдемара, которого король Вальдемар особенно  любил, он охладел к жене и отправил её в отдалённый замок. 
Но судьба на то и судьба. 
Случилось так, что когда Вальдемар однажды охотился в лесу около замка Сёборг, где находилась королева Хельвига, он встретил девушку, красота которой поразила его. 
Воспылав к ней желанием, приказал слугам привести красавицу к себе в полночь. 
Однако, едва  слуги объявили королевскую волю, королева Хельвига, узнавшая о их встречи, надела на себя платье той молодой девицы и сама отправилась к своему супругу. 
После той ночи, проведённой с супругом, родила дочь, ставшую впоследствии прославленной королевой Маргарет, объединившей Швецию с Данией и Норвегией.
Прошло несколько лет. Король  собирался сесть в седло, уже поставил ногу в стремя и внезапно замер, погрузившись в раздумья. 
В это время, мимо него провели человека, осуждённого  на смерть. 
Тот упал на колени и взмолился о пощаде. 
И тогда  король произнес: «Если угадаешь, что за мысль посетила меня, и если дашь на нее ответ, то помилую тебя».  
Получив отсрочку от смерти, приговорённый   пришел к Борбиергу — крутому утесу. Там он трижды ударил по земле  посохом, после чего из утеса вышел обитавший в нем гном. 
Увы, но карлик не сумел ответить  и  посоветовал обратиться к своему старому и мудрому прадеду,  живущего в Дагбиерг-Даасе.  
Поблагодарив за совет, приговоренный взял посох и направился в Дагбиерг. 
Дагбиергский карлик тоже не знал, что сказать и  отправил его  к своему пра-прадеду, обитавшему в Родстеене (Красном камне), добавив при этом, что если и тот  не сможет помочь, то больше обратиться уже будет не к кому. 
Приговорённый, понимая, что это его последняя надежда, отправился на  поиски этого гнома. Лишь к ночи добрался к красным камням.  
Когда  подошел в пещере и постучал три раза, то  вышел очень древний старичок. 
 «Хорошо, — сказал карлик, услышав просьбу. —  Я расскажу тебе, о чем думает король. Его думы о том, не объединить ли ему Данию, Норвегию и Швецию. Но это может произойти только при его дочери».
 
Приговоренный с этим ответом вернулся к королю, и в награду  получил свободу.

Случилось так, что когда король ехал по «Медному мосту», он увидел прелестную девчушку в крестьянском платье, стоявшую у ворот замка. 
Ему очень понравился малышка, и он посадил её на свою лошадь. 
«Теперь, — важно сказала она, — отвези меня ко двору». 
«Зачем?» — удивился король. 
«Я хочу попросить у короля Вальдемара прощения для моей матери, королевы Хельвиги», — ответил ребенок. 
Это смягчило гнев короля,  он вернул свою милость королеве. 
Девочкой, как ты догадалась, была Маргарет; когда она выросла, то стала королевой трех северных королевств.
Предсказание карлика сбылось.

Сон Катрине прервали голоса.
- Как самочувствие больной? - спросил женский голос. 
- Моя принцесса, с ней будет всё в порядке. Лоб рассечён, но не сильно. Останется крошечный шрам. Порезы на лице  исчезнут. Кровотечение из носа удалось остановить. Последствия после ушиба головы скоро пройдут.  
Больная нуждается лишь в покое,  - ответил мужской. 
Катрине поняла, что это доктор. 
С трудом открыла глаза и увидела ту молодую даму, которую отразило злополучное зеркало перед гибелью её друзей.

Стр 3
- Значит гном не обманул, - насмешливо произнесла  красавица, - с интересом разглядывая гостью.
«Гном? Тогда я, наверное, Белоснежка, а это Злая королева,- подумала Катрине, но тут же возразила себе, глядя на девушку ненамного старше её: - распущенные светло-каштановые волосы говорили о её незамужнем статусе, - Нет, скорее принцесса. А вот злая или добрая, посмотрим».
- Позвольте узнать, куда я попала и как мне обращаться к вам? - Катрине не собиралась тянуть кота за хвост. 
Ей хотелось поскорее выбираться отсюда, и чем быстрее расставит все точки над I , тем лучше (Выражение это возникло в эпоху Средневековья не ранее девятого века и означало: уточнить, внести полную ясность, довести до конца).
- Я — принцесса Маргарет. Мой отец правитель этой страны - Вальдемар Аттердаг (« И снова день») А вот кто ты?
Катрине была ошеломлена тем, что разговаривает с самой будущей королевой Маргарет, которой удалось, пусть лишь на время то, что не получилось у последующих правителей — объединить Данию, Швецию и Норвегию в одно государство. 
- Я  польщена честью лицезреть Ваше величество. Меня зовут Катрине… -  про себя подивилась, что разговаривает в несвойственной ей манере.
- Ты из другого мира. Я увидела тебя в зеркале. А где твои спутники?
- Они погибли, когда зеркало разбилось, - последовал ответ,  слёзы появились на  глазах, а в горле застрял ком.
- Сожалею. Теперь тебе придётся обойтись без их помощи.
- Я не понимаю.
- Тогда слушай, я доверю тебе королевскую тайну.
- Ой, не надо мне ваших тайн, отправьте меня домой! - взмолилась Катрине, но принцесса лишь упрямо покачала головой.
- Хочешь вернуться -  вникай в суть. И не перебивай меня. 
Наш отец после смерти моей старшей сестры Катарины, охладел к королеве. 
Навела на него любовные чары некая женщине из Рюгена  по имени Товелилле. 
Околдовала  его  совсем, бесстыжая! 
Все ночи  отец проводил с любовницей, позабыв о законной супруге. 
Однажды, когда Товелилле  принимала ванну, её убили. 
Разгневанный король посчитал, что это королева из мести приказала устранить соперницу. Когда он пришёл к Хельдвиге, выяснилось, что она ждёт ребёнка. 
Отец мой обвинил её в измене и заточил в крепости на острове Фюн.
Тебе приходилось бывать в Нюберге?
- Да, несколько раз, - призналась Катрине.
- Как там в твоё время, крепость ещё стоит?
Катрине вздрогнула. Вопрос Маргарет подтвердил, что та знает, что она не из этой эпохи.
«Может я ещё и из другого мира, из другого измерения, из параллельной вселенной», - подумала Катрине. 
Не стала рассказывать, что в крепости сейчас размещён музей.

- Так это по твоей милости я  оказалась здесь?! 
- Ты только догадалась? 
Мудрый карлик Альферус вызвал тебя сюда. 
То, что твои друзья погибли, в этом нет нашей вины.
- Зачем я тебе? 
- Только ты можешь помочь. Видела моего брата, ему нужна помощь. 
Король Вальдемар посчитал, что он плод связи королевы с её конюшенным — Фальконом, поэтому приказал того повесить, а королеву  заставил присутствовать на казни предполагаемого любовника. 
Родившегося мальчика объявили умершим и заточили здесь. 
Но отец ошибался, принц Вальдемар не сын верного Фалькона.
Когда королева узнала о фаворитке мужа, то пообещала отдаться тому, кто убьёт соперницу.
Её клятва была услышана.
Вечером, когда она  сидела у окна,  послышались шум, крики и щёлканье кнута. Выглянув в окно королева заметила, как примчались чёрные, словно смоль, гончие. Вывесив красные языки и, уткнув нос в землю, они забегали по двору.
Вслед  за ними появился призрачный всадник  на белом коне, сопровождаемый свитой. Он спешился, поднял голову и посмотрел на королеву так, что от его взгляда её охватил ужас. 
Почувствовала, что не может крикнуть, встать, убежать.  
К ней в покои зашёл и остался на ночь сам Летучий охотник, которого ещё называют — Маркольфом. Под его властным взглядом, королева погрузилась в сон.
 
Призрак сдержал обещание —  его слуги устранили соперницу королевы. 
После той ночи, к своему отчаянию,  матушка понесла.
В положенный срок родила здорового золотоволосого младенца, которого король вынужденно признал своим, но поспешил объявить его умершим.
Тем более, что у него уже был наследник. 
Мальчика, в честь короля, назвали принцем Вальдемаром. 
Маргарет замолчала.
- Что хотите от меня? - нарушила молчание Катрине.
- Принеси глаз и коготь дракона, - последовал жёсткий ответ.

Стр 4
- Может вам целиком дракона привести?! - возмутилась Катрине, подпрыгнув на своём ложе.
В миг позабыв о слабости, вскочила и встала перед принцессой, которая снисходительно наблюдала за её поведением.

Обычно спокойная и разумная девушка, Катрину сейчас просто распирало от гнева. 
За кого её принимают?
Ради красавчика принца не собирается добывать даже части дракона, подозревая, что просто так их не раздобыть.

- И почему этим должна заниматься девушка, а не отважный рыцарь, готовый услужить прекрасной принцессе! - Катрине недовольно глянула на Маргарет, признавая, что  выглядит та  восхитительно. 
- Дракон ведь не единорог, которого приручить может только девственница, - Катрине взглянула на гобелен с изображением грациозного белого единорога. 
А какие они были на самом деле? 
Римский писатель 2-3 века н.э. Клавдий Элиан описал, опираясь на слухи - единорога, или дикого осла, живущего в Индии. Он белого цвета, исключая голову, которая красноватая, а глаза отражают лазурью. На лбу рог в полтора локтя, на конце красный, чёрный посредине, а у основания белый. В тоже время, в Сибири нашли скелет единорога, который мало напоминал волшебное животное. Это травоядный уральский гигант больше походил на носорога, только рог имел  во лбу. 
 
Ответ на свой вопрос  получить не успела.
- Сестра, оставь в покое это милое дитя, - раздавшийся сзади приятный и мелодичный мужской голос, заставил девушек обернуться на вошедшего. 
Это был тот самый юноша, которого Катрине видела в зеркале.
При непосредственном знакомстве он оказался так же хорош собой, как и через отражение.
Высокий, стройный, немного худощавый, но вместе с тем сильный и ловкий.
Длинные белокурые волосы небрежно откинутые назад, открывали взгляду тонкое, по девичьи красивое и нежное лицо. 
Настоящий принц из сказки. 
Его очаровательный облик немного портили глаза - карие, с красным отблеском пламени, да поразительная бледность кожи, напоминающая алебастр. 
- Вальдемар, -  с ласкающей улыбкой представился Катрине принц, продемонстрировав ряд белых, некрупных зубов.
- Дорогой брат, только эта девушка может получить необходимые снадобья для твоего спасения, - возразила ему Маргарет.
От Катрины не укрылись их понимающие друг друга и многозначительные взгляды.
 
- Может я покажусь занудой, но я хочу получить объяснения на свои вопросы, прежде чем спасать принцев.
- Я не даром рассказала тебе историю, связанную с рождением Вальдемара. 
Его настоящий отец — инкуб.



Примечания.

«Сегодня слово "инкуб" мало кому знакомо, а в Средние века проблема инкубов была весьма актуальна. Инкубы - так в средние века называли призраков, которые приходили к спящим женщинам и вступали с ними в половую связь, после которой у тех рождались дети (esoreiter.ru)».

Стр 5
Не прокатило. 
Катрине, как и любая датская девушка верила в гномов, троллей, и даже драконов. 
Драконов вообще в Дании было много. Нет, не живых, конечно, а в виде картин и скульптур.
В церкви Альстеда вблизи Сорё висит картина, изображающая бой быка с драконом. Сюжетом для картины послужила местная легенда драконе, который поселился прямо на церковном дворе, мешая людям пройти в церковь. Не зная, как избавиться от него, по совету мудреца кормили телёнка чистым молоком, пока тот не вырос в могучего зверя. Увидев дракона бык струсил, и его продолжали кормить ещё год. На второй год бык держался более смело, но в бой не вступил. И лишь на исходе третьего года, бык  почувствовал себя настолько сильным, что вступил в схватку с драконом и пригвоздил его рогами к земле. 

Бык показался столь опасным, что его убили и похоронили вместе с драконом, но весть о их бое достигла отдалённых уголков королевства. 
В Копенгагене  Ратушную площадь украшает фонтан, запечатлевший миг победы быка над драконом.Но это не единственный дракон. 
Три рогатых  дракона ощетинились  на ограде у Ратуши,  ещё парочка, но только без рогов есть и во внутреннем дворе ратуши.
Катрине попала в прошлое, в 14 век, поэтому вполне могут сохраниться ещё драконы, а гномы не столь тщательно прячутся от людей. 
Да и о сукубах ей приходилось слышать. В конце 17 века во Франции, госпожа Мария де Монделон потребовала утверждения в наследных правах своего сына, которого недавно родила. Но, супруг дамы граф де Монделон умер за четыре года до рождения сына, где-то в Америке. Графиня утверждала, что зачала сына от мужа, явившегося ей во сне. 
Конечно, в это сложно поверить, хотя мальчик вырос точной копией графа, словно, действительно, был его сыном. 
И как объяснить те случаи, когда замурованные монашки, через какое-то время оказывались беременными. Ведь не от святого духа они залетали?!  
Катрине мысленно попросила прощение у Бога.
Поэтому вполне поверила в таинственное происхождение принца, но решительно не хотела участвовать в поисках ингредиентов ради его благополучия. 
В голову девушки пришла мысль, что проход могли передвинуть, пока она был без сознания. Значит, ей надо вернуться к стене и отыскать проход в её мир.
Однако, сделать это ей не дали, выставили за порог замка с напутствием найти и принести глаз и коготь дракона. 
Кэтери невольно восхитилась, как быстро просчитала всё принцесса Маргарет, поставив её перед фактом - немедленно отправляться на поиски, иначе она тут и останется. 
Что ж, возвращение в её мир на время откладывается. 
На дорогу ей дали плащ для защиты от дождя, ветра и холода, да котомку с едой.
Абсолютно себе не представляя, куда идти, Катрине двинулась в путь. 
Она не видела, как из окна за ней наблюдают принцесса Маргарет и принц Вальдемар.
- Сестра, ты уверена, что предсказание связано с этой девкой? - высказал сомнение  Вальдемар.
- Ты недооцениваешь её. Она именно та, кто нам нужен.
- Когда вернётся, отдашь её мне? - принц облизал губы,а глаза его заблестели как корунды.
- Посмотрим, - ответила Маргарет, - может, я оставлю её себе.

Стр 6
 
Катрине была шокирована тем, как бесцеремонно её выпроводили.
Хорошо ещё смертью не угрожали, но ясно дали понять, что лучше без глаза и когтя дракона не возвращаться. 

Что делать? «Поди туда — не зная куда». Даже направления не указали.
Ну, предположим, найдёт она дракона, а дальше что?
Скажет ему: «Я пришла, чтобы забрать у тебя коготь и глаз». Возможно, если она будет супер вежливой девочкой, дракон пожертвует коготок. Или старый отыщет.
Но, с глазом явно проблемы возникнут. На месте любого дракона, Катрине не согласилась бы остаться одноглазой, даже ради будущей королевы.
И посоветоваться не с кем!
Люди, что встречались ей не вызывали доверия. Конечно, девушка понимала, что это средневековая мода, но сохранять серьёзность при виде мужчин в колготках, или правильнее в длинных чулках, кричащих расцветок, было невозможно. 
Тем более, их куртки  настолько узкие и короткие, что когда эти модники наклонялись, то были видны их трусы. Или как там  они  называлось? 
Тогда девушка приняла решение переговорить со священником и пошла к церкви, которая хороша была видна издали. 
Когда она хотела зайти туда, то нищий с длинными седыми патлами и такой же седой всклоченной бородой, сидящий на паперти, попросил у неё милостыню. Катрине вместе с плащом, котомкой с едой, получила ещё увесистый мешочек, судя по звону, наполненный монетами. Его она нашла в кармане плаща, когда уже отошла от замка достаточно далеко. 
Вынула первую попавшуюся монетку. Ничего себе — виттен (монета), да ещё серебряная, а не медная!В Германии такие монеты назывались фирлингами и были в обиходе и в Дании, и в Швеции.
Подала нищему, не обратно же её класть.
Обрадованный ободранец скинул с себя лохмотья, парик и фальшивую бороду и помолодел лет на сорок. Парнишка сунул себе монету за пазуху и учтиво поклонился. Невысокий, но складный, одетый в зелёную курточку. Катрине и глазом моргнуть не успела, как на голове у него очутился красный колпак.
- Да ты, гном! - вспомнила она фигурку гномика у себя в комнате.
- К вашим услугам. Чего желает, госпожа.
«Можно ли ему доверять?» - подумала Катрине.
Решив, что не стоит сразу выкладывать незнакомому гному всю правду, - 
спросила: - Я ищу дракона. Не подскажешь, как мне его найти.
Гном уставился на неё с изумлением.
- Влип я с тобой. Ну, раз дала монетку, не пожадничала, отплачу тебе добром за добро, стану твоим провожатым. Сама не найдёшь без меня. 
Ну что стоишь, пошли.
«Правильно ли я поступаю, что связалась с ним?» - размышляла Катрине, следуя за ним. Заметила, что он завёл её в лес.
Гном попался ей неразговорчивый, а впрочем, они все такие. Буркнул, что зовут его Арвидом и больше ни слова. 
Вполне себе датское имя, соединяющее в себе два значения — орёл и дерево.
Они пообедали — лепёшкой с сыром, которую Катрине поделила пополам. 
От угощения гном не отказался, в животе у него давно бурчало. 
- Теперь я обязан тебя не только довести до дракона, а дальше не моя печаль, но и помочь тебе договориться.
- Договориться… А разве драконы разговаривают? - удивилась Катрине, - я думала, что это только в сказках происходит.
- Сама ты из сказки. Есть тупые драконы, но ведь тебе умный нужен!
Идёшь без оружия, значит, хочешь договориться. 
Девушка признала правоту его умозаключений. Парнишка смышлёный попался.
- Сколько тебе лет? 
- Сто.
Она не поняла, правду он говорит, или шутит. На вид ему не больше, чем ей.
В этот момент раздались крики, вопли, щёлканье хлыста и ещё какие-то звуки, непонятные, оттого и страшные. 
- Что это?! - вздрогнула Катрине.
- Мы же в лесу Гурре. Место охоты Маркольфуса — летающего охотника.
Прячемся скорее!
Но было уже поздно. На поляну, где стояли путники, выбежали адские гончие, а следом за ними всадник на белом коне.

стр 7
 
Катрине при виде всадника испытала дикий, ничем не сравнимый ужас.
Ей захотелось стать маленькой, чтобы забиться куда-нибудь в щель.
Сбежать и незаметно скрыться не предоставлялось возможности.
Царственный охотник увидел их. 
Почему царственный?
По преданию - король  Вольмар Маркольфус жил во времена Карла Великого. 
Он страстно любил одну женщину, а когда та умерла, всю свою любовь отдал охоте.
После его смерти, призрак Вольмара продолжает охотиться. 
Безумные скачки по лесу и деревням.  
Нет таких замков и запоров, которые не открылись перед ним, для него не существует препятствий. 
Может скакать даже по крышам домов. 
Иногда снимает собственную голову и держит её под левой рукой.
Катрине ещё повезло, что она не увидела этого зрелища.
- Гном, весьма рослый и девица не из этого мира. Любопытная парочка. 
Подержи собак, - как само собой  разумеющееся, - приказал король и свистнул.  
Псы, носившиеся  по поляне, по сигналу хозяина, тут же прибежали к нему. 
Абсолютно чёрные, с красной пастью и налитыми кровью глазами, они выглядели устрашающе, но поведение их не было агрессивным, или злобным.
Вольмар подал Катрине, невесть откуда взявшиеся на собаках, поводки.
- Нет! - отказалась их брать Катрине.
- Ты отказываешь королю, в чём причина твоей дерзости?!
- У меня нет времени терпеливо держать собак несколько часов, а потом в награду получить золотую монету, которая превратится в пылающий уголёк и прожжёт руку.  Или — уголёк, на деле оказавшийся кусочком золота. 
Награда мне не нужна, насмешка тем более.
Легенда о вас, мой король, дошла сквозь века.
- Я рад, что потомки меня не забыли. 
Однако, ты смелая и умная девушка. 
Так тонко мне давно льстили. 
Зачем ты здесь?
- Я ищу дракона. 
- Его найти не так легко. 
Где находится его логово знает лишь моя служанка. 
Давай я отвезу тебя к ней, коли не боишься. 
- Я одну её не брошу, - нарушил молчание гном.
- Места  за моей спиной всем хватит. Забирайтесь на коня. 
Они подчинились.
Эту сумасшедшую скачку Катрине не забудет никогда. 
На себе почувствовала, что ощущают ковбои во время родео. 
Держалась руками за седло, от падения назад спасали руки Арвида, который, сидя сзади, обхватил девушку за талию.
Но трясло не меньше. 
Деревья проносились, иногда конь Летучего охотника  просто перескакивал через них, оставляя внизу. 
В ушах стоял свист, а голова кружилась. 
Встряска частично вернула прежние болезненные ощущения, а чудесного снадобья лекаря, поставившего её на ноги, не было.
Как выдержала этот кошмар сама не поняла. 
К счастью, впереди показался замок.
Подъехав к нему, Вольмар остановил коня. 
Из ворот вышла женщина, непонятно, молодая или старая. 
У неё острые уши, взлохмаченная грива волос, белёсые брови, угрюмое лицо,  да  синюшная бледность. 
Она неуклюже поклонилась хозяину и недобро зыркнула на его попутчиков.

стр 8
 
На вид Катрине казалась мягкой, безобидной девушкой, которой легко манипулировать.
На попытки её задеть предпочитала не реагировать, сохраняя самоконтроль, выжидая и наблюдая. 
«Каждый получит то, что заслуживает» - это изречение считала справедливым и искренне в него верила, дополняя про себя: «рано или поздно». 
Больше всего ей хотелось убраться из ловушки времени подобру — поздорову.
Возможно то, что она никогда не делила мир на белое и чёрное, а жила в серой зоне, позволило ей выйти из грани добра и зла, хорошего и плохого, правильного и неправильного. 
Поэтому призраков, гномов, русалок и прочую нечисть воспринимала лояльно. 
Страшно ей было? До дрожжи в коленях, а сердце ухнуло в пятки, однако  благополучно оттуда выбралось, когда поняла, что прямой угрозы  нет.
Неплохо разбиралась в ситуации. 
Приспосабливалась и менялась по ходу действия. 
Не являлась обладательницей физической силы, не владела навыками оружия и боевыми приёмами, но все эти потери успешно  компенсировала значительным ресурсом внутренней силы — силой воли, духа, мысли, эмоций.
Добивалась поставленной цели, проявляла способность брать на себя ответственность за свои действия, управляла собственными эмоциями и стремилась получить новую информацию из достоверных источников.  
И в такой источник, прямо кладезь знаний,  её забросила судьба. 
Катрине случайно, или благодаря, как она начинала подозревать, чей-то воли, очутилась в мире, где люди, драконы, гномы, эльфы относительно мирно сосуществовали. 
Во всяком случае никто удивления не высказывал и крестовые походы против нечисти не объявлял.
Любознательность девушки получила пищу для ума. 
Пожалуй, больше призрака короля её заинтересовала тёмная эльфийка. 
Та, хмуро приветствовала хозяина, а когда он перед тем, как уйти отдыхать, поручил гостей остролицей длинноухой служанке, сделала недовольную мину.
Несмотря на падающие во все стороны белые волосы, эльфийка была не старше Катрине. И кажется, стала ревниво сравнивать себя с девушкой.
Сравнение не в её пользу не прибавило  настроения.  
Довольно презрительно фыркнула, когда гном сердито напомнил  приказ хозяина, чтобы она позаботилась о них. 
- Ладно, пойдёмте.
И зачем Маркольфус их притащил? — бормотала служанка себе под нос, пока они шли по коридорам замка. 
Хлопья пыли  свисали с потолка, словно рыбацкие сети. 
Одна из "сетей" свалилась прямо на голову Арвида. 
Возмущению гнома не было предела.
- Тише! - шикнула на него эльфийка,- хозяина разбудишь. - Тогда он проснётся не в духе и может, вместо своей головы, забрать твою.
Гном сразу утих, но не от угроз служанки, а от того, как важно ступая, мимо прошли шесть монахов и исчезли в стене. За ними последовала стайка  смеющихся дам и кавалеров.
- Призраки? - шёпотом спросила Катрине.
- Догадливая. Как зовут? 
- Катрине, а это мой друг - Арвид. 
- Тиа.

Тиа отвела их в комнату, большую и видимо роскошную, если судить по вкусам эпохи Средневековья. 
Самым примечательным в ней был камин, сложенный из грубого камня.
В открытом очаге зимой сжигались огромные поленья. 
Сейчас огонь в камине не горел, потому что лето. 
Довольно скудная меблировка: резное кресло с высокой спинкой, обитое потёртым  бархатом, когда-то фиолетового цвета; скамеечка под ноги сидящего в кресле; две скамьи и одна единственная  кровать. 
Ещё в комнате находились сундуки для хранения ценных вещей, а стены увешены шёлком и выцветшими от времени гобеленами. 
- Переночуете здесь, а завтра хозяин выслушает вас. 
- Постой! Мы ищем дракона. Король сказал, что только ты знаешь, где он.
- Может и знаю. Если хозяин разрешит, то укажу дорогу.
- А сейчас нельзя?
- Ночью, когда упыри хозяйничают в лесу... 
Обустраивайтесь, а я пока принесу вам ужин.

После скудного ужина — нескольких лепёшек и ячменного пива, стали готовиться ко сну. 
Гном с завистью взглянув на кровать, начал моститься на лавке, но Катрине не спешила лечь на королевское ложе. 
Она оглядела его со всех сторон и осталась чем-то недовольна. 
Всего лишь смутные подозрения, однако рисковать не решилась. 
Расположилась в единственном кресле.
- Тогда я займу кровать, - обрадовался гном.
- Как знаешь, но обвяжи  верёвкой ногу и прикрепи другой конец к  кровати, - посоветовала она ему.
- Зачем?
- На всякий случай. Не нравится мне она.
Арвид не очень охотно послушался.
Катрине дремала, сидя в кресле, укрывшись плащом. 
Иногда погружалась в короткий сон,  продолжая чутко слушать посторонние звуки. Окно не закрыли ставнями из-за духоты, понадеявшись на металлические прутья, которые его перекрывали.
Стекол в нём не было — роскошь даже для королей. 
Единственное —  в виде витража стекло узкой полоской нависало сверху.
И чуть было не пропустила вторжение, убаюканная шелестом листы и уханьем филина.
Лёгкий шорох не сразу насторожил её. 
С трудом открыла глаза и вздрогнула — к кровати кралось неизвестное существо. Тусклый лунный свет не позволял разглядеть его более чётко. 
Что-то лохматое и серое, довольно большой комок шерсти. 
Нечто угрожающее  в  облике незваного гостя  не позволяло усомниться в его враждебных намерениях.
Хотя может это какой-то домашний любимец, и Катрине зря драматизирует? 
Хозяйский пёс, наверное. Правда он какой-то странный.
Пока колебалась, этот некто нажал на замаскированный рычаг, и Арвид с криком полетел в дыру, когда основание кровати внезапно раздвинулось.
- Ах ты, паршивец! - крикнула Катрине не в адрес, провалившегося гнома, а «домашнего любимца».

От её крика тот заметался, в панике скачками бросился  к окну.
Катрине, пылая местью успела схватить его за заднюю лапу и дёрнуть на себя. 
Раздался хруст и волосатое тело обвисло между стальными прутьями.

На шум прибежала служанка. В руке она держала зажжённую свечу.
Картина, которая предстала перед ней, заставила её и так взлохмаченные волосы встать дыбом.
Не обращая внимания на верещащего гнома, который висел вниз головой. От падения в яму его удерживала верёвочная петля, перехватившая его ногу за щиколотку.
Подойдя к окну, Тиа осветила, застрявший труп.
- Оборотень! - с ужасом и уважением глядя на Катрине, констатировала она.

стр 9
 
Ведьма… Воображение услужливо нарисовало образ скрюченной старухи, которая где-то в глуши дремучего леса варит колдовское зелье.
- Вытащите меня, - завывая на одной ноте, вопил гном,  раскачиваясь на верёвке вниз головой.
- Замолчи! - одновременно осадили его эльфийка и Катрине.
Девушки помогли выбраться пленнику.
Не теряя времени, Катрине приказала Тие:
- Веди меня к колдунье!
- Только ты ничего не пей и не ешь у неё, - предупредила  эльфийка.
Гном, прихрамывая и потирая на ходу лодыжку, решил составить девушкам компанию, чтобы плюнуть в злодейку, по вине которой чуть не погиб.
 
Без стука Катрине отворила дверь, ведущую в гостевые покои колдуньи, и оказалась в мрачном помещении.
Множество свечей горело, но они давали такой тусклый свет, что хорошенько рассмотреть черты лица женщины, находившуюся там, не представляло возможности. 
Не первой молодости, лет так за сорок, в чёрном платье и с перевёрнутым крестом на шее. 
Да, Катрине и не желала её разглядывать. Ей хватило лишь одного, искоса брошенного взгляда, чтобы ощутить тёмную ауру, шедшую от ведьмы. 
 
Вопреки  ожиданиям их ночной визит не стал для той неожиданностью. 
Только вот поджидала она вовсе не их.
Недовольная гримаса прошлась по её лицу, когда  увидела девушку живой и невредимой. 
Хромавшего гнома одарила беглым взглядом, на служанку даже не взглянула, зато в Катрине прямо впилась глазами, подвергнув её глубокому анализу.
- Действительно, не из нашего мира, - произнесла она  вслух  свои мысли.
Впрочем, реакция у колдуньи отменная, быстро опомнилась.
- Чем обязана посещению в столь поздний час? - спросила  насмешливо-журчащим голосом.
- Оборотень ведь по вашему приказу привёл механизм кровати в действие? - без обиняков задала вопрос  Катрине, и добавила, желая ошеломить противницу: - Не стоит отпираться.
- Так вот он куда пропал! Что с ним?
- Сломал себе шею при попытке к бегству, - ответила Катрине.
- Бедная моя домашняя зверушка. Любопытство сгубило. Хороший пёсик был, но такой  шалун... Всё ему  потрогать надо, даже в гостях.
Тиа оставь нас! - насмешливый тон сменился приказным. 
Дождавшись, когда тёмная  эльфийка выйдет, бросив на девушку предупреждающий взгляд, колдунья зябко пожала плечами и  предложила им выпить  вина.
Арвид протянул было руку к чаше, однако Катрине  ответила отказом за двоих:
- Спасибо,  пить и есть мы не станем.
Арвид протестующе было пискнул (после скудного ужина при виде яств аппетит у него разыгрался).
- Это может быть иллюзия, морок. Всего лишь лягушки, жуки и головастики, - шепнула ему на ухо девушка. 
Гном представив себе, как пытается проглотить квакающую  и упирающуюся в испуге лягуху, сплюнул. 
- Ваше право, - ответила колдунья с показным равнодушием, и сделала изящный  глоток из красивого стеклянного кубка, наполненного густой, рубинового цвета, жидкостью. Она мерцала и переливалась всеми оттенками красного.
 
Катрине с задумчивостью рассматривала свечи, отметив, что они стояли вкривь и вкось.  
Осознала, что так ничего не добьётся, ведь так удобно свалить всё  на покойного.
Другого и не ожидала, хотя её очень интересовало - по чьему приказу действовал не оборотень (это и так ясно), а кто приказал самой ведьме?! 

- Вы, правда, умеете колдовать? - спросила, "не удержав любопытства". 
От такой непосредственности колдунья рассмеялась и расслабилась.
- Давай выйдем, я покажу тебе на что способна. 
Это был вызов.
Не принять — значит расписаться в собственной трусости. 
Катрине вышла за колдуньей. 
Арвид последовал за ними (опять он в роли догоняющего!)
Перед тем как уйти,  бросил голодный взгляд на стол со столь аппетитными на вид кушаньями. 
Сделал было шаг назад, чтобы прихватить что-нибудь вкусное, как на его глазах всё  исчезло, а по столу прыгали лишь жабы, да ползали жуки и змеи. Вместо кубка с вином - потемневший от времени, перевёрнутый  череп, наполненный свежей кровью.
Лицо Арвида позеленело.

Катрине шла за колдуньей и вспоминала всё, что она знала про ведьм.
На них уже, начиная с прошлого века,  велась охота в странах Европы. Предполагаемых ведьм выслеживали и заключали под арест, чтобы провести проверку.
Есть два основных способа для распознания ведьмы: испытание водой и полетом. Во втором случае девушке давали метлу и заставляли прыгать её с обрыва (любопытно, были случаи, когда испытуемая улетала, помахав инквизиторам на прощание ручкой?)
Если молодая женщина падала с обрыва и разбивалась (что обычно и происходило), то ее оправдывали и признавали невиновной (слабое утешение для её родни, а для неё и подавно). 
В испытании водой  привязывали к подозреваемой камень на шею и бросали в воду. Иногда  - к ногам по камню, как с некой любовницей  немецкого герцога. 
Ей, правда, удалось освободить одну ногу и всплыть, взывая о помощи. 
Однако по берегу ходил палач, который шестом погружал её обратно, пока она не утонула.  
Считалось, что вода, как чистая стихия, не заберёт к себе нечистых людей. 
Если женщина тонула, то ее признавали невиновной. 
В случае, если оказывалась непотопляемой, ее признавали ведьмой и сжигали. 
Фаворитку оправдали в колдовстве, хотя убийство задумали из-за опасения её влияния на герцога. 

Тем временем ведьма привела их на конюшню. 
Белый конь хозяина замка покосился в их сторону, но продолжал флегматично  жевать сено, даже тогда, когда колдунья сняла с крюка упряжь. 
Видимо, к фокусам ведьмы давно привык, либо пребывал в убеждении, что на него никто не посмеет  покуситься.
Но упряжь ей была нужна для другой «лошадки». 
Ведьма ловко накинула уздечку на гнома.
Катрине глазам не поверила, когда на месте Арвида оказался гнедой жеребчик. 
Девушка не растерялась и тут же сняла с него уздечку. Фыркая и тряся головой, как лошадь, Арвид вновь оказался в своём настоящем обличье.
На этом превращения не прекратились. 
Катрине накинула снятую уздечку на колдунью, которая не успела помешать ей. 
Красивая лошадка гарцевала перед изумлённым гномом и страшно довольной собой девушкой.
- Сказки надо знать! - пояснила она Арвиду.
И тут ей захотелось проучить ведьму. Положила на её спину седло, хорошо затянула подпругу, чтобы седло не ёрзало. 
Не забыв прихватить хлыст, села на лошадь. 
Гном вздохнул и опасливо уселся за спину Катрине.
Они с ветерком вылетели через распахнутую дверь конюшни.
Бытует общепринятое мнение, что  ведьмы летают на мётлах,в той же Норвегии, или Швеции, а вот в Дании считают, что ведьмы летать не могут (разве что с обрыва камнем вниз).
Зато очень даже любят датские колдуньи скакать на лошадях.
А любят ли ведьмы, когда на них ездят?
Катрине сильно сомневалась в этом, но сама себе не отказала в удовольствие, не забывая охаживать хлыстом по крупу "лошади".
 
Так они доехали до кузни. Ночью в ней никто не работал, но она оказалась не заперта.
- Можешь подковать лошадь? - спросила Катрине у своего спутника.
- Ну, я же гном! Плёвое дело.

На подкованной лошадке они вернулись  в замок.
На конюшне, Катрине сняла упряжь. 
Колдовское заклятие тут же спало — перед ними на четвереньках стояла ведьма, на её ладонях и ступнях прибиты  подковы.

стр 10
 
При виде жалкого положения колдуньи, Катрине испытала сожаление, что так жестоко обошлась с ней. 
Вся спина ведьмы была исполосована кнутом. 
Набухшие кровавые  рубцы, растрёпанные  волосы, измученный вид и подковы на руках и ногах, невольно вызывали сочувствие. 
Но боли они колдунье  не причиняли, словно их приклеили к ней, а не прибили - ни следов крови, даже гвоздей не видно. 
- Колдовство, - глубокомысленно  заметил гном, потирая подбородок, - теперь от подков избавится лишь тогда, когда тот, кто подковал её  - возьмётся расковать. 
- Окажи милость! - взмолилась ведьма, не вставая с колен. 
- Кто приказал тебе убить меня? - спросила Катрине.
Ведьма повесила голову, не пожелав ответить.
- Как знаешь. Оставайся такой, или бегай, пока сама не потеряешь или сотрёшь подковы.
Даже  угроза не заставила ведьму говорить.

Катрине и Арвид пошли в сторону замка. 
Не сразу заметили, что уже рассвело, ведь вокруг царила сонная тишина. 
Предрассветные серые сумерки постепенно стали светлеть, а у горизонта появилась каёмка солнечного круга.

- Пора сказать нам до свидание хозяину, или уйдём по-английски? - спросила Катрине, любуясь восходом солнца.
- Как это «по-английски?» - не понял гном.
- Это тогда, когда гости, следуя обычаям, принятым в Англии, уходят домой не попрощавшись с хозяином.
- Невежливо с их стороны.
- Ты прав, надо проститься, хотя делать это совсем не хочется, но придётся.
Тем более, что эльфийка без его разрешения не скажет, как найти дракона.

В замке встретили Тию, причёсанную, с собранными в конский хвост волосами.
Увидев их живыми и невредимыми, эльфийка обрадовалась, хотя и попыталась скрыть радость.
Услышав, что гости хотят повидать хозяина, проводила их к нему.
Внутри замка царило оживление. 
Призраки — молодые женщины и кавалеры, одетые в одежды той эпохи, то и дело попадались  на пути. 
Никто из призраков не замечал их.
 
Когда зашли в покои короля, то его не было ни с головой в руках, ни с головой на плечах. 
На кровати лежала чёрная собака.
- Доброе утро, Ваше Величество, - обратила Катрине к ней.
- Какая ты сообразительная! - заговорила собака голосом короля.
- Я просто слышала легенду, о том, что вы принимаете облик собаки, когда желаете отдохнуть.
- Да, всё верно. Но поговорим о тебе.
Я знаю, что, напросившаяся ко мне в гости ведьма, пыталась тебя убить  с помощью оборотня. 
Весьма рад, что ведьмин план не сработал и вы хорошо проучили её. 
- Может вы знаете, кто поручил ей совершить злодеяние?
- Нет, но я узнаю это и извещу тебя. 
Теперь выполню обещание. 
Тия покажет вам дорогу. 
Более того - она будет вас сопровождать.

стр 11
 
На такую удачу Катрине даже не надеялась. 
У них будет провожатая, которая приведёт их к дракону. 
К тому же  Тия ей нравилась, несмотря на то, что у эльфийки был стрёмный вид. 

Правда, когда она причесала волосы, да забрала их в хвост, то облик её перестал внушать подозрение и не был уже таким отталкивающим.

- Я исполнил твоё желание, теперь хочу вознаградить твоего товарища, который так развеселил меня, подковав ведьму. Давно я так не смеялся. 
Подойди ко мне, братец, - король  поманил к себе гнома. 
- Не смей брать монету,- не разжимая рта шепнула Катрине.
Арвид подошёл к Вольмару, и тот, не скрывая иронии спросил:
- Уголь или золото?
Король потряс одним кошельком перед его носом. 
Раздался мелодичный звон монет, вызвавший блаженную улыбку у гнома. 
Потом король  открыл другой  кошель — там лежали кусочки самого обыкновенного  угля. 
- Уголь, - хрипло произнёс Арвид, пересиливая себя.
- Ты сделал выбор, - разочарованно произнёс призрак и кинул кошелёк в руки Арвида.
Тот ловко поймал его и с почтением  поклонился королю.
Аудиенция на этом закончилась. 
Эльфийка вывела их из замка(им даже шведский стол не полагался), а когда Катрине обернулась, то вместо замка стояли руины.
Арвид тут же  заглянул в кошель и издал обрадованный крик — угольки превратились в золото. 
- Скажи спасибо Катрине и … её бабушке, - презрительно  бросила эльфийка, глядя на прыгающего от радости гнома. 
- Завидуй молча! - заявил насупившийся Арвид.
Отношения с эльфийкой у него не заладились сразу, они всю дорогу цапались и один раз даже чуть не подрались. 
Разняла драчунов Катрине, их грызня ей порядком надоела. 
- Ты хорошо знакома с драконом? - спросила она у эльфийки.
- Пару раз была в гостях, - лаконично  ответила Тия.
- Как ты думаешь, дракон отдаст мне то, зачем я иду?
- Ты имеешь ввиду глаз дракона и драконий коготь?! 
Хм! Много смельчаков пытались их добыть, но возвращались ни с чем. 
- Возвращались… Ну, хоть живые остались.
- Не все, - похоронила её оптимизм эльфийка.

Солнце стояло уже высоко, когда путешественники присели отдохнуть. 
Из своей заплечной  котомки эльфийка достала ячменные лепёшки и разделила их на троих. 
Гном с удовольствием принялся за угощение. 
Он привык, что основная пища в Средневековье — хлеб. 
Катрине без особого аппетита стала жевать лепёшку(в те времена батоны и ковриги ещё не пекли) — пресную, жёсткую и сухую, потому что выпекалась без дрожжей. Запили холодной водой из ручья. 
Катрине поняла, почему для привала эльфийка выбрала это место. 
- До следующего ручья идти долго, - Тия наполнила флягу водой, бросив в неё аронник - «свиную лилию». 
Несмотря на свою ядовитость, аронник является любимым лакомством кабанов.
Заметив удивление девушки, эльфийка пояснила: - Чтобы вода не протухла. 
После непродолжительного привала тронулись в путь.
Проходили через совсем уже неприветливую местность, с одной стороны непроходимая чаща, с другой стороны — болото. 
Солнце опускалось всё ниже, а путешествие их не кончалось.
Когда солнечный круг  совсем скрылся за деревьями,  над головами путников пронеслась стая воронов, у каждого из них в крыле светилась дыра.
Они появились с криками «Рок! Рок!»,а когда приблизились, то закричали— «Рок оп! Рок оп!» 
Затем резко развернулись и отлетели  с криками «Хей! Хей! Хей!  - привлекая к себе внимание.
- Не смотри на них! - закричали эльфийка и Катрине гному.
Когда  вороны летают над головой, нельзя смотреть вверх — любой, заглянувший в дыру в левом крыле, сам становится таким же проклятым вороном.
Вот только с предупреждением опоздали.

стр 12
- Караул! - издал душераздирающий крик гном, а потом лишь звуки, напоминающие карканье.  
На глазах у девушек он стал превращаться в ворона. 
Эльфийка тут же  бросилась к нему и схватила обращенца в охапку. 
Вороны покружили над их головами и недовольно каркая, улетели прочь. 
Тиа не дала завершить превращение, и гном не стал вороном, чтобы вместе со своими новыми собратьями неприкаянно летать, обращая тех, кто заглянет в дыру на левом крыле. 
Когда испуг прошёл, Катрине с юмором взглянула на сцену спасения.
Не смогла удержать смех при виде того, как гнома  в перьях, обнимает длинноухая эльфийка. 
Притихший было Арвид стал вырываться из её цепких объятий:
- Отпусти! Карр! Кому говорят… Кар-кар-кар!
Его карканье вперемешку с недовольными криками, довело Катрине до слёз от смеха.
Когда эльфийка, убедившаяся, что вороны больше не вернуться, отпустила, покрасневшего от возмущения гнома, Катрине уже чуть не падала. 
- Теперь, ты как порядочный гном, просто обязан жениться на своей спасительнице! - отсмеявшись объявила она. 
Странно, но шутка её не вызвала взрыва возмущения. И гном, и эльфийка покраснели.
Причём гном побурел до цвета свёклы, а бледные щёки эльфийки лишь порозовели.
Пряча  смущение, Арвид стал вытаскивать из себя перья и пух. 
Многие застряли в одежде, однако некоторые проникли под кожу, и друзья все вместе выдёргивали их. 
Одно чёрное перо так и  не удалось вытащить — оно торчало из головы как у индейца. 
Катрине с трудом удерживала смешок, каждый раз, когда смотрела на него.
 
- Мы почти дошли до пещеры дракона, - сказала им Тиа, вновь став сосредоточенной и   замкнутой. 
Известие о том, что скоро конец пути, заставил Катрине задуматься о том, что будет дальше.
Придёт она к дракону, а что делать не знает.
Вспомнилась  английская легенда про одного дракона.
Там графу принесли не то червяка, не то змейку и спросили, что с ним (с ней) делать?
Граф приказал сию мерзость выбросить в колодец (Зачем поганить колодец не совсем понятно), а сын графа тем временем отправился в крестовый поход.
Когда вернулся, то оказалось, что выброшенный в колодец червяк-змея прекрасно обжился там и вымахал в дракона. 
Видимо, отношение людей к себе не забыл, а может по натуре был кровожадным, поэтому стал сей змей жителей терроризировать.
Кого съел, кого по миру пустил… 
Видя такое разорение своего наследства, рыцарь решил вступить в бой со змием.
И до него находились смельчаки, однако дракон был живуч как гидра — отсекут ему часть тела, порубят на куски, а они снова срастаются.
Как такого победить?!
Посоветовался графский сын с мудрецом, и тот подсказал ему, что надо на латы заклепать острые шипы, а змея  заманить к ручью.
Послушался рыцарь совета. 
Когда дракон попытался противника задушить, обвившись вокруг  тела, то острые шипы вонзались  в него, и он ничего поделать не мог.  
Рыцарю удалось заманить змея в ручей и разрубить на куски. 
Они не срослись, не успели, потому что их подхватило течение ручья и унесло.
«Хорошая легенда, - подумала Катрине, - только как она мне поможет...»
У неё оставался шанс отыскать старый  коготь дракона, где-нибудь завалявшийся в пещере,  и с этим трофеем вернуться в королевский дворец. 
Пока принцесса Маргарет и её братец отвлекутся, Катрине побежит к той злополучной стене и найдёт проход в свой мир.  

В этот момент эльфийка резко остановилась.
Не ожидая подвоха, Катрине, шедшая за ней,  чуть не врезалась в неё, зато карлик, замыкавший шествие, боднул девушку в спину.
Вскоре стала понятна причина экстренного торможения. 
На поляну вышла незнакомка. 
При виде её, Катрине поняла, что означает выражение - «сказочно прекрасная».
 Нарядная, разодетая в шелка и бархат — совсем ещё юная барышня.
На её золотистых кудрях возлежал драгоценный венец, украшенный голубой эмалью, крупным жемчугом и золотыми лилиями. 
Заметив путников, незнакомка  вскрикнула от радости.
- Вы пришли меня спасать? - голос девушки не уступал красоте её облика.
- От дракона?! -  эльфийка вздёрнула бровь, всем своим видом выражая сарказм.
- Да, он такой ужасный, что никто не решается придти сюда, освободить меня и забрать сокровища, - бирюзовые глаза красавицы наполнились слезами.
Услышав о сокровищах, гном замер в позе (стойке) сеттера при виде добычи (перепела, фазана или тетерева) — слегка присев, застыл на месте.

стр 13
- Ты принцесса? - спросила Катрине, разглядывая юную красавицу.
- Принцесса София Ульрика, - доброжелательно, но  поистине с королевским достоинством, ответила та.
- А как зовут дракона? - вновь поинтересовалась Катрине, думая о своём.
- Грай (серый), - пожала плечами принцесса.
Потом Катрине представила ей друзей, и девушке показалось, что эльфийка  и принцесса обменялись понимающими взглядами.
- Вы знакомы между собой? - задала вопрос  Катрине, не спуская с них глаз.
- Приходилось встречаться, когда заглядывала к дракону, - ответила Тиа и поддала ногой шишку, которая улетела в кусты. 
Оттуда раздалось оханье  и, ломая ветки, вылез…  лесной тролль.
Как догадалась? 
Как всякая датская девушка,  Катрине знала, что тролли бывают разные, и отличаются друг от друга внешним видом; одни из них гиганты, а другие — крошечные создания. 
Но у них у всех есть общие внешние черты: большой крючковатый нос, по четыре пальца на каждой руке и ноге, и вечно растрёпанные, торчащие во все стороны  волосы. 
У этого карлика на голове рос ещё и мох, издали похожий на кокетливую  зелёную шапочку. 
Он нещадно его теребил, потирая ушибленное место.
Несмотря на то, что тролль был мал и неказист, Катрине отнеслась к нему с подозрением. 
По рассказам бабушки, тролли — коварные обманщики, нападающие на беззащитных людей.
- Зачем пожаловал? - насмешливо поинтересовалась принцесса, и вспомнив о путниках,  добавила: - Сегодня день визитов.
- Король приглашает вас всех к себе в гости, выпалил карлик и неуклюже поклонился. 
Мелкий( он едва доставал гному до плеча),да  и внешне далеко не красавец — вытаращенные глазёнки, широко разинутый рот, распухший нос, которым он  забавно двигал, принюхиваясь к ним.  
Конечно, Катрине было любопытно взглянуть на подземное жилище троллей(когда ещё такая возможность предоставится!), вот только она не затем сюда пришла.
- Извините, мне необходимо поговорить с драконом.
Будучи наблюдательной от природы, Катрине заметила, как эльфийка и тролль тут же перевели взгляд с неё на принцессу, словно ожидая её ответа.
Не успела удивиться, как София Ульрика приняла приглашение, а затем пояснила друзьям, что дракон там обязательно будет. 
В отличие от людей, у дракона с троллями хорошие отношения. 
- Не советую отклонять приглашение, - понизив голос, предупредила принцесса, - не пойти, значит оскорбить  лесного короля.
Пришлось подчиниться, тем более, что эльфийка и гном даже не пытались протестовать.
Посланник достал из куста, в котором ранее сидел,  зеркало.
Направил его на себя и остальных.
Катрине и глазом моргнуть не успела, как они оказались совсем в другом месте. 
Вокруг скрюченные деревья, словно их ломали и сгибали великаны.
Некоторые из них даже согнуты в кольца.
«Лес троллей! - опознала это место Катрине, - но он же находится на севере острова Зиаланда!»
С помощью зеркала они переместились сюда. 
С зеркалами у девушки не складывалось. 
Она вспомнила о погибших друзьях, и ей стало очень грустно.
  
Тем временем тролль привёл их к большому валуну, на самом деле это был вовсе не камень, а свернувшееся в шар дерево, покрытое корявой корой. 
Карлик поколдовал над ним, делая пасы зеркалом, от старания, высунув кончик языка и морща низкий лоб. 
Шар неожиданно поддался и откатился в сторону, освобождая проход в виде глубокой норы.
Друзья с опаской заглянули туда.
Вглубь вели каменные ступеньки, изрядно потёртые временем.

Путники, принцесса и посланник спустились вниз.
Катрине невольно ахнула, когда вместо ожидаемой мрачной пещеры, увидела подземный город с хрустальными дворцами и системой лабиринтов.

стр 14
Это было поразительное зрелище.
Прекрасные дворцы из светлого, дымчатого и фиолетового горного хрусталя стояли на золотых столбах. 
Их гид пояснил путникам, что зеленоватый с шелковистым отливом хрусталь назван кошачьим глазом. Синеватого цвета  – соколиный глаз.  Чёрный,  непрозрачный хрусталь – морион, фиолетовый – аметист, а  золотистый – цитрин.

Неужели они создали подобную красоту собственными руками?
Или это сделали люди, попавшие сюда не по своей воле…
Катрине знала много сказаний, в которых тролли похищали людей – мужчин и женщин, оставляя вместо них  живых кукол, внешне не отличающихся от оригинала. 
Только те вскоре  начинали болеть и умирать, так и не признавшись, кто они на самом деле.
Родственники оплакивали самозванцев, не подозревая, что в подземелье у троллей томятся их настоящие близкие.
Мужчин держали в оковах.
Женщин заставляли готовить  похлёбку из костей,  мха, кореньев и кусков  мяса. 
Нещадно бранили  и  помыкали ими. 
Если всё же тролль желал взять пленницу в жёны, то ей втирали в кожу волшебную мазь, от которой её кожа  темнела, лицо покрывалось  морщинками и оспинами, нос становился похож на туфлю, а голос грубел.
Катрине передёрнуло от отвращения. Лучше смерть.
К легендам о  троллях, девушка относилась серьёзно. 
В Дании  верят в их существование. Считают, что в наше время,  тролли лишь спрятались от цивилизации, но продолжают наблюдать за людьми. 
Недаром пять лет назад государство выделило 428000$ на изучение троллей, планируя выяснить связи между фольклором и реальными обитателями подземного мира.
От мыслей девушку  отвлёк  проводник, который указал на  дворец  из цитрина – редко встречающегося в природе камня, а затем направил их туда. 
Вот только  сам не пошёл с ними. 
Неуклюже поклонившись, на этот раз прощаясь, пригладил ладонью мох на голове и скрылся.
«А кто же нас обратно выведет?» –  подумала Катрине, но на неё подействовал успокаивающий взгляд принцессы, которая словно прочитала  мысли девушки.
Теперь София Ульрика уверенно  вела их через лабиринт.
Очевидно, ей не раз приходилось бывать здесь, и она хорошо разбиралась в запутанных ходах подземного города.
Катрине успокоилась и  с наслаждением отдалась созерцанию великолепных по красоте и изяществу зданий. 
Вначале ей приглянулся дворец, меняющий свой цвет – от пепельно-серого до тёмного серо-коричневого. 
Однако, подойдя к дворцу повелителя, поняла, что краше его нет. 
Ощущение такое, словно в хрустале растворилось солнце.

Путники поднялись по золотым ступенькам.
Перед тем как войти, принцесса предупредила:
- Храни тайну своего имени и не принимай от них угощений.
Иначе навсегда останешься здесь.
- Я знаю, чем это может грозить, – отозвалась девушка, – тролли мастера создавать иллюзию. 
Про себя Катрине отметила, что предупреждение относилось только к ней, словно эльфийку и гнома оно не касалось.
 
В этот момент дверь перед ними  торжественно  распахнули.  
Первой зашла принцесса, за ней все остальные: Катрине, Тиа и Арвид, который замыкал шествие.
Поведение их разнилось: принцесса сохраняла царственную невозмутимость, только уголки губ подрагивали от едва сдерживаемой улыбки;  Катрине переполняло любопытство; эльфийка всё такая же сумрачная и настороженная, а гном немного нервничал, он боялся не за себя (что ему будет, в крайнем случае дадут пенка и отпровят восвояси), а за Катрине.

Когда девушка увидела тех, кто находился внутри, зрачки  её расширились от удивления.
В огромном зале пировали гости, поднимая кубки за здоровье короля – красивого и величественного мужчину. 
Да и сами гости, все как на подбор выделялись красотой и статью.
А где же тролли?

стр 15
 
«Похоже, меня ввели в заблуждение», - подумала Катрине.
Не так  представляла она себе  троллей. 
Гости разодеты в нарядные  платья. Особенно роскошными смотрелись на них пояса. 
У дам их концы ниспадали  почти до земли и были усыпаны голубыми и жёлтыми  топазами. 
Волосы дам тщательно причесаны и заплетены в тяжелые косы, перевитые цветными лентами и золотыми нитями. 
Про себя Катрине отметила, что у многих из них -  шиньоны,  волосы  покрашены, а на щеках румяна. 
Завитые кудри  кавалеров ниспадают до плеч, у некоторых имелись бороды, довольно большие. Преобладают, однако, совсем короткие, хотя встречаются и  бритые лица.  

У некоторых из гостей, особенно у дам, головы украшены золотыми обручами, на которых сияют самоцветы. 
Всюду блеск золота, серебра и драгоценных камней.  Варварская роскошь.
Это помпезное  общество собралось за столами, накрытыми отбелёнными, узорчатыми скатертями. 
Перед каждым стоит прибор, состоящий  из ножа, ложки и золотого или серебряного кубка. 
Зато вилок нет, хотя они стали входить в обиход уже в  конце XIII века. 
Поэтому пищу из блюда гости брали прямо руками, а более жидкую черпали ложками.  
Слуги и оруженосцы сновали между столами, разнося кушанья и наливая в кубки вино. 
Арвид громко сглотнул, увидев: колбасы, начиненные мясом каплуна, рагу из оленьего мяса, бараньи ноги, приправленные шафраном, кабанье мясо с изюмом и сливами, тушёного зайца, жареных кроликов, запечённых гусей и уток, пироги с мясной начинкой, соус из вареной моркови, шпинат...
Тиа толкнуло его локтем в бок, чтобы перестал глотать слюни и водить носом. 
Она настороженно следила за собравшимися здесь, словно держа их всех под прицелом своего лука.

За отдельным столом восседал король. Золотая корона, усыпанная алмазами и сапфирами, венчала его голову. Однако и без короны он казался  величественнее и прекраснее всех остальных рыцарей.
 
Катрине чем-то привлекла его особое внимание. 
Когда они вошли, то король смотрел только на неё, не спуская  дивного взгляда. Девушка почувствовала, что невольно попадает под его чары, но это не насторожило её. 
- Приветствую вас, дорогие гости, - звучным баритоном произнёс король. 
При первых звуках его голоса, в зале воцарилась тишина. 
Гости замолчали,  с любопытством разглядывая вновь прибывших. 
На гнома и эльфийку они глянули мельком, зато с принцессы и Катрине не спускали глаз.
- Освободите место для эльфийки и гнома, а вас милые дамы попрошу к своему столу, - распорядился король.

София Ульрика уселась от него по правую руку, а Катрине по левую. 
Вблизи король оказался ещё красивее — правильные, благородные черты лица и  глаза, не уступающие синевой прекрасным сапфирам в его короне.
Мягкая, шелковистая борода и усы не скрывали красивого, румяного рта.
К тому же король был чрезвычайно любезен и не оставлял вниманием своих соседок, но чаще поворачивал голову к Катрине. 
Взгляд его завораживал.
Девушка, вспомнив о друзьях, посмотрела на них. 
Они сидели за одним из столов, среди гостей, которые пили и веселились, но сами не принимали участие в общем веселье. 

- Как зовут мою прелестную госпожу? - обратился король к Катрине.
- Аннелиз, - вспомнив предупреждение принцессы, отозвалась Катрине.
- Значение этого имени — польза, изящество. Оно изумительно подходит столь чудесной девушке, - сделал комплимент король. 
Катрине заметила, как в его глазах мелькнуло торжество.
- Вы слишком любезны король...
- Король Хаген, - улыбнулся тот в ответ, - да, я  теперь волен назвать  моё имя. Ведь ты отныне не покинешь моё королевство.
- Вот как! — произнесла Катрине, сердце её на мгновение дрогнуло.
Король в это время отпил из кубка, выточенного из цельного рубина. 
- От тебя теперь зависит — в каком качестве. Что умеешь делать — играешь на арфе, поёшь, или что-нибудь другое? - добавил он.
- Что-нибудь другое, король Хаген. Я знаю много интересных историй, - улыбнулась ему в ответ Катрине.
- Так расскажи нам одну из них! - воскликнул её венценосный собеседник.
- Слушаем, слушаем! - подхватили остальные гости, оторвавшись от трапезы.
- Хорошо, - согласилась Катрине, - я расскажу вам свою самую любимую историю.  Она называется «Лесной холм».
Только вначале, я хочу сказать пару слов  одному из ваших гостей, с вашего позволения.
- Гному, или тёмной эльфийке? - усмехнулся в бороду король.
- Нет,  дракону! 
Головы всех повернулись в сторону их стола.
Катрине встала и обратилась к принцессе. 
- Ты — дракон!
- Почти угадала, только я не дракон, а дракониха, умеющая менять облик по своему усмотрению, - не стала отпираться та.
- В смысле… женского рода? - уточнила Катрине, и принцесса-дракон слегка наклонила голову в знак подтверждения.

стр 16
 
Её признание заставило позеленеть Арвида от страха, зато эльфийка лишь усмехнулась одними губами. Она знала, что принцесса и дракон это одно и тоже.
 
Катрине смотрела в глаза Софии — светло-синие, или тёмно-голубые.
- Как ты узнала? - с удивлением спросила принцесса.
- Я и не знала. В ответ на разрешение поговорить с драконом, никто не стал отрицать его присутствия среди гостей. Значит, он находился здесь в облике человека, так как никакого ящера в зале не наблюдалось.
После моих слов все дружно посмотрели в сторону, где  сидели мы втроём — ты, я и король. Так я поняла, кто дракон.

Вежливое покашливание прервало их беседу.
- Теперь настало время рассказать обещанную историю, - напомнил король.
- Я сдержу своё обещание, - подтвердила Катрине.
Не спеша, начала рассказывать сказку Андерсена , которую перечитывала столько раз, что выучила её почти  наизусть:
 
«Юркие ящерицы бегали вверх и вниз по  корявому стволу старого дерева. Они отлично понимали друг друга, потому что все говорили на одном языке — по-ящеричьи.
— Послушайте только, как шумит и гудит наш старый лесной холм, — сказала одна из ящериц. 
— Даю хвост на отсечение, там что-то затевается! - подхватила другая
Не успела она это выговорить, как из  холма выбежала старуха-ключница и вежливо обратилась к ночному ворону.

— Лесной царь приглашает вас сегодня к себе в холм на  праздник, — сказала она. — Приходите, пожалуйста, то есть прилетайте. Но сначала я попросила бы вас оказать нам большую услугу:  передать приглашения остальным гостям. 
 Мы ожидаем очень знатных чужеземцев, норвежских троллей, или, как они называются у себя на родине, трольдов. И наш лесной царь не хочет ударить лицом в грязь.
— Кого же приглашать? — озадаченно спросил ночной ворон.
— Прежде всего надо позвать морского царя с дочками. Правда, они не очень-то любят выходить на сушу, ну, да ничего, мы посадим их на мокрый камень.
Потом надо позвать всех старых троллей, затем водяных, домовых, болотных, и, конечно, нельзя обойти приглашением могильную свинью, мёртвую лошадь и церковного карлика, как-никак они в родстве с нами и очень обидятся, если мы их не позовём.
— Карр!.. — крикнул ночной ворон и полетел приглашать гостей.
Отправив посланца,  ключница отправилась домой, к лесному холму, где уже плясали дочери лесного царя с длинными прозрачными шарфами в руках. Шарфы эти были  сотканы из лунных лучей и вечерней мглы, что считалось очень красиво.
В кухне жарились на вертелах сотни жирных лягушек, готовились шкурки ужей с начинкой из улиток и слизняков и салат из мухоморов, сырых мышиных мордочек и белены.

Для каждого из приглашённых было заранее приготовлено удобное местечко: для ночного ворона — осиновый кол, для могильной свиньи — крышка гроба, водяные гости сидели в больших чанах с водой и чувствовали себя как дома.
Но все ожидали самого важного гостя — норвежского тролля.
И наконец он появился, как и откуда никто не заметил.
После его прихода сразу начался пир. 
Старый тролль умел есть, пить, и одновременно рассказывать чудесные истории о величавых норвежских скалах, о клубящихся водопадах, которые с гулом и рёвом низвергаются с отвесных утёсов; рассказывал о лососях, которые прыгают и бьются в пене вод, поднимаясь по горным рекам против течения; рассказывал о зимних звёздных ночах, когда по накатанным дорогам весело скрипят полозья и звенят бубенчики, а молодые парни с горящими смоляными факелами в руках бегают по гладкому льду, до того прозрачному, что видно, как под ним мечутся испуганные рыбы.
Умел старый тролль рассказывать...»
Тут Катрине прервала свой рассказ и обратилась к королю:
- Интересно, а был ли норвежский тролль мастером иллюзии, как вы,  король Хаген -  король троллей?!
Что тут началось…
Катрине порядком струхнула, когда король  вскочил, скинув личину человека.
Девушка невольно ахнула, увидев вместо красивого и великолепного мужчины — уродливое существо — с длинным отвислым носом,  с голым черепом, на котором выделялись  острые уши, поросшие рыжеватой шерстью. 
Прекрасные дамы и господа исчезли, а вместо них оказались уродливые тролли и прочая нечисть.  У некоторых  было даже по три головы. 
На столах по-прежнему  стояли драгоценные блюда, но вместо аппетитных кушаний, они оказались  наполнены жабами, ужами, да всякими жуками, а вот вино и пиво были настоящими, только со специфическим вкусом.
- Теперь ты видишь нас без прикрас, - вперив холодный, немигающий взгляд в лицо Катрине и  едва раздвигая тонкие бледные губы, процедил повелитель троллей. - Тем лучше. Я решил жениться на тебе, а ты будешь рассказывать мне истории подобно той, что начала.
- Нет! - принцесса-дракон подошла к Катрине и встала рядом с ней.
- Поздно, она назвала имя! - рассмеялся король неприятным, скрипучим смехом.
Тролли вторили ему — гоготали и улюлюкали, аж стены дрожали.
 - Ты ошибаешься. Я предупредила её. И теперь ты не имеешь над ней власти.
В отличие от неё ты сам назвал собственное имя, поэтому обязан выполнить её желание и отпустить с миром,-  слова принцессы  разом прекратили их глумливый смех.
Король заскрежетал зубами и посинел от злости.
Однако, сделав над собой усилие, обуздал собственную ярость.
Никому ведь неприятно оказаться в дураках!
- Правила есть правила, - кивнул он головой и сухо поинтересовался:
- Что желаешь — золота, самоцветов?
Катрине больше всего на свете мечтала вернуться домой, но понимала, что такое волшебство троллю неподвластно.
- Проси то, зачем пришла ко мне, - шёпотом ей подсказала София Ульрика.
Катрине беспомощно уставилась на неё: - Я пришла за глазом и когтем дракона, но не хочу, чтобы ты пострадала.
- Дурочка! Потребуй коготь и глаз у короля, а за меня не волнуйся.
- Долго вы будете шептаться?! - главный тролль нетерпеливо забарабанил длинными,  скрюченными пальцами по подлокотнику кресла на котором восседал. 
- Мне  не нужно золото, я хочу получить коготь и глаз дракона, - трепеща в душе от страха, но твёрдо выдерживая немигающий, рыбий взгляд короля, произнесла Катрине.
- Губа не дура, - проворчал тролль и распорядился принести то, что девушка просила. 
У неё отлегло от сердца, когда служанка принесла серебряную шкатулку и подала её девушке.
Та с опаской взяла её, а вдруг там лягушка, или змея.
Поймав ободряющий взгляд принцессы, осторожно открыла.
В шкатулке на алом бархате лежал овальной формы переливчатый светло-синий камень, а рядом с ним большой серебряный перстень с таким же камнем, только в форме когтя. 
Девушка закрыла шкатулку и поблагодарила владыку троллей.
Тот скривил губы, но воздержался от едких замечаний. 

Друзья без помех вышли из дворца, возле подножия которого их терпеливо дожидался знакомый проводник с мягким зелёным мхом на голове.
Судя по его довольной мордашке, он уже был в курсе того, как натянули нос его повелителю. Малый явно недолюбливал своего короля, который шпынял его по всякому случаю, да и остальные тролли отвешивали пенки и оплеухи  этому  коротышке.
Следуя за ним, они самым коротким путём вышли из лабиринта и поднялись  по лестнице.  Нажав на какие-то рычаги, мелкий  открыл проход, и путники благополучно выбрались на поверхность. Он, использую магию троллей, вернул их в тот лес, где они впервые встретили Софию Ульрику. 
Когда они прощались с ним, Катрине успела заметить, как он бросил взгляд, полный тайного обожания на принцессу и зарделся, когда та поблагодарила его за оказанную услугу своим мелодичным, ласковым голосом.

стр 17
 
Когда, проводив их до границы,  малыш тролль  распрощался с ними, Катрине, не утерпев, откинула крышку шкатулки и полюбовалась её содержимым: - массивным серебряным перстнем со светло-синем минералом,  формой напоминающий большой коготь; и  его собратом — только не совсем синим, а золотисто-голубым, в середине которого виднелась тёмная точка, похожая на зрачок.
Это были лабрадоры.
Брошкой из этого камня бабушка закалывала свою шаль.
Лабрадор – яркий, перламутровый драгоценный камень, разновидность лунного камня.
 Минерал таинственный, мистический, с  радужной, переливчатой игрой света.
 Эти камни при свете казались живыми, особенно — "глаз".

- Какая красота! Даже отдавать не хочется. И зачем принцессе Маргарет они понадобились, - не скрывая  сожаление, произнесла в слух  Катрине, закрывая шкатулку.
- Тебя послала эта ведьма — Маргарет?! -  быстро спросила София Ульрика, сдвигая брови и с неодобрением покачала головой.
Гном и Тиа, видимо тоже были не лучшего мнения о датской принцессе.
Арвид  даже сплюнул при её имени, а на лице эльфийки появилась презрительная гримаса.
Реакция друзей девушку удивила. 
Да, принцесса  датская ей не слишком понравилась, но ведь именно Маргарет  предназначено объединить в единое целое три королевства:  Данию, Швецию и Норвегию. 
- Мы заключили соглашение. Я должна принести коготь и глаз дракона, а она поможет мне  вернуться  в мой мир, -  растерянно пояснила Катрине, а затем поведала им историю  своего попадания сюда, старательно  опуская перипетии  своей предшествующей жизни.
Её спутники переглянулись между собой.
- Принцесса  Маргарет обманула тебя! - ответила за всех эльфийка.  - И Вальдемар не сын Маркольфуса, а инкуба — в этом принцесса не соврала. Летучий охотник — призрак, которого интересует одна  охота, а не представительницы другого пола, - Тиа подавила вздох, а Арвид насупился.
В другое время Катрине предположила бы, что он ревнует эльфийку к Маркольфусу, вот только  сейчас ей было не до этого.
- Солгала не только в этом, а ещё в том, что вернуть тебя обратно, даже при желании, а я очень сомневаюсь, что оно у ней есть, Маргарет не сможет, - с сочувствием сказала София Ульрика.
- Бенгерд! - выругалась  Катрине. 
Сейчас принцесса Маргарет олицетворяла для неё — жестокосердную королеву Беренгарию.
А она ведь поверила этой обманщице.
 
- Не кручинься, мы обязательно найдём способ тебя вернуть, - пообещала принцесса.

Погружённые в собственные мысли, они шли за принцессой Софией, не задавая лишних вопросов. 
Эльфийка замыкала шествие, прислушиваясь к каждому звуку и шорохам, готовая предупредить друзей об опасности и всадить все до единой стрелы во врагов. 
Арвид  с недоверием поглядывая на Софию Ульрику, мечтал поскорее выйти из этого проклятого леса, в котором  вначале, чуть в ворона не превратился, а затем столкнулся с драконом в человеческом обличии. 
«И куда эта  дракониха нас ведёт?» -  попасть в драконье логово ему совсем не хотелось, однако миссия его ещё не выполнена до конца, и он должен следовать за Катрине.
Как и думал, София Ульрика привела их в своё жилище — пещеру, правда со всеми удобствами, но  даже маленькой кучки золота  на отполированном до блеска каменном полу, не наблюдалось. 
Хотя всем известно, что драконы собирают золото, для того чтобы нежиться на нём.

- Располагайтесь, - радушно обратилась к ним нарушительница драконьих традиций.
Тут же их окружили красивые девушки, из-за подола юбок которых, предательски выглядывали коровьи хвосты. Это хюльдры — её служанки.
Они быстро и ловко обслужили гостей  хозяйки, накрыли на стол.
Изысканные яства на этот раз оказались  настоящие, и друзья с удовольствием отведали их.  
Хюльдры, выполнив свои обязанности, убежали в ночь, оставив их одних.
Настроение у друзей значительно улучшилось.  
Катрине даже спела старинную балладу про злую королеву, которую когда-то выучила, выступая на народном фестивале:

«Утром, едва очнувшись от сна,
Подарка потребовала она.
Добром не вспомнят  Бенгерд. 
«Остров Самсё пусть будет мой
И с каждой девушки — золотой
Король ответил юной жене:
«Эта просьба твоя не по мне.
 Многие девушки бедны,
Значит, погибнуть они должны?»
«Король, ты платить заставишь всех,
Кто не платил — не наденет мех».
«Если мех купили они,
Пусть надевают в любые дни».
«Король, не сочти мой совет грехом:
Кто не платил — пусть не ездит верхом».
«Если кто может коня прокормить,
Пусть ездит, сколько позволит прыть».
«Король, с кораблей налог собери,
Гавани цепью железной запри».
 «Столько железа мне не собрать,
Чтоб гавани цепью запирать».
 «В Рибе отправимся мы вдвоем,
Оттуда кузнецов привезем.
Удел крестьянина на земле —
Дверь на веревочной петле.
 Удел крестьянина таков —
Иметь корову и двух быков.
 За сына каждая жена
Мне эре золота должна.
Эре — за сына чтоб отдала,
Эртуг — если дочь родила».
Только король погрузился в сон,
Как мать-королеву увидел он.
«Отправишься резать морскую волну,
Не вздумай оставить дома жену.
 Она оберет, забыв про стыд,
И тех, кто в колыбели спит».
 «Вставай, королева, заря настает,
Со мной ты пойдешь в морской поход».
В походе первая стрела
Прямо в сердце Бенгерд вошла.
 Бенгерд лежит в сырой земле,
А у крестьянина хлеб на столе.
 Бенгерд лежит в земле сырой,
У каждой девушки есть золотой.
Добром не вспомнят Бенгерд».

Баллада очень понравилась слушателем, а пение Катрине вызвало  их одобрение.
Поэтому исполнительница  получила искреннюю похвалу.

Ночью  все вместе улеглись спать на мягкую перину, такую широкую, что на ней разместились бы шесть человек.
Катрине так устала за день, что сразу погрузилась в сон. 
Проснулась на рассвете, когда солнце ещё только собиралось взойти, а первые лучи начали золотить верхушки сосен.

К удивлению девушки, все  друзья были на ногах. 
Они с напряжёнными лицами к чему-то прислушивались.

- Что случилось? -  Катрине быстро встала и присоединилась к ним.
- Тсс! - прижав палец к губам, - таким образом призывая её к молчанию, подала знак Тиа.
И тут только Катрине услышала стоны и  женский плачь, перешедшие затем в   рыдания.
 
София Ульрика, а за ней все остальные вышли из пещеры.
Неприглядное зрелище предстало перед ними.
Они увидели тролля, который гнал перед собой беременную женщину и понукал её идти ещё быстрее, с опаской косясь на поднимающее  солнце.
София Ульрика выступила вперёд.
- Уведите бедняжку в пещеру и позаботьтесь о ней, - дала она указание.

Подхватив пленницу под руки, гном и эльфийка тут же увели её.
Огромный  скальный тролль оторопел от такой наглости. Видимо, он не знал, кто находится перед ним, поэтому  двух девушек не посчитал для себя угрозой.
Что эти слабые создания могут ему сделать?
Он взревел от ярости и вырвал небольшую сосенку. 
Орудая ей, как дубинкой, пошёл на них.

- Тебе лучше сейчас уйти, - предупредила София Ульрика, но Катрине даже в мыслях не держала её бросить.
И тут она увидела, как принцесса превратилась в  крупного  дракона, по сравнению с которым даже гигант тролль показался крошечным. 
Никакой мучительной и болезненной трансформации. 
Только что стояла хрупкая девушка, а вместо неё  появился самый настоящий дракон.
Это было потрясающее зрелище!



Примечание.

Бенгерд — это Беренгария, дочь португальского короля, на которой в 1214 г. женился датский король Вальдемар II (1202–1241) после смерти его первой жены Дагмары, пользовавшейся в противоположность Беренгарии популярностью в народе, судя по балладам о королеве Дагмаре. Беренгария была переименована в Дании в Бернгерд, а в балладах — в Бенгерд, имя, которое употреблялось также как ругательство. 
Все, что рассказывается в балладе, по-видимому, вымысел. Но исторично то, что в позднее средневековье налоги в Дании были очень тяжелы и вызывали недовольство крестьян. В балладе нашло выражение это недовольство. Баллада представлена также в шведской и исландской традиции.
 Утром, едва очнувшись от сна, подарка потребовала она. — Речь идет о подарке, который муж должен был сделать жене наутро после брачной ночи.
Самсё — остров в Каттегате.
 Рибе — город на юго-западе Ютландии.
 Эре — мера веса около 30 грамм, также монета. 
Эртуг — треть эре.

стр 18
Скальный тролль — урод каких поискать!
К тому же - людоед.
Огромного роста, с маленькой головой на глыбообразном  теле.
Малюсенькие чёрные, похожие на гагат, глазки злобно буравили дракона. 
Раздражение от того, что у него отобрали законную добычу, разъярило тролля до предела. 
Он поднял дубину на головой и с диким рёвом бросился на дракона.
Глупое решение, но чего можно ожидать от существа с крошечным мозгом.
Дракон ждал этого. 
Хлестнул шипастым хвостом, однако не по троллю, а по верхушкам сосен. 
Их словно серпом срезало. 
Не сдерживаемые более кроной, солнечные лучи хлынули на землю. 
Под их обстрел попал тролль, дракон и Катрине.
Если девушку и дракона солнце лишь на мгновение ослепило, то троллю не поздоровалось куда больше.
Он превратился в громадный валун, на котором оставались короткое время живыми лишь глаза. 
Они несколько раз моргнули и закрылись навсегда.
Был тролль — и нет тролля.

- Почему ты не раздавила его как букашку? -  спросила Катрине, стряхивая с себя сосновые иголки.
- Ещё чего! Пачкаться об кого-то тролля. 
Скальные тролли каменеют от солнечных лучей. Поэтому он  и гнал бедняжку, чтобы успеть вернуться в своё убежище на утёсе до того, как солнце станет в зените.
 
- Можно до тебя дотронуться? - Катрине уже позабыла о тролле и с восхищением разглядывала крылья дракона, точнее драконихи, похожие на крылья летучей мыши. 
В лучах солнца они казались радужной розовой дымкой с пурпурными прожилками. 
Потом  взгляд девушки плавно перешёл на тонкое тело, покрытое чешуёй и с гребнем из острых шипов; длинную грациозную шею, которую венчала изящная голова, а затем  встретилась с глазами, такими знакомыми.
- Я  тебя  узнала бы по глазам  всё равно…
- Можешь потрогать, не укушу. Только будь осторожна с колючками — они не ядовиты, однако укол их весьма болезненный.

С замирающим от восторга сердцем, Катрине погладила по коже драконихи  - цвета стали. София Ульрика осторожно положила голову на плечо девушки, чтобы та погладила её тоже.
- Пора возвращаться в дом, - с сожалением произнесла София, жмурясь от удовольствия.
Катрине, вспомнив о беременной женщине, перестала обнимать гибкую шею драконихи.
- Скорее поспешим! Как там они без нас...

София-Ульрика вновь стала человеком, и на щеках её появился смущённый румянец. 
Как дракону ей были приятны ласки Катрине, а как девушке, при воспоминаниях о них, стало  неловко.

Когда они вернулись в пещеру, то их ожидал сюрприз: женщина успела разродиться двумя малышами — мальчиком и девочкой.
Эльфийке и гному пришлось принимать роды, и они с этой ролью справились.
Правда Арвид вначале пытался бухнуться в обморок, даже один раз вполне артистически это изобразил. 
Только Тиа не оценила сего таланта и незамедлительно привела артиста в чувства, уколов его кончиком ножа в шею.
Против такого аргумента не поспоришь. 
Гном перестал увиливать от ответственности и начал  помогать, правда бурчал себе под нос, что эльфийка ущемляет его мужское достоинство.
Красноречивый взгляд Тии на стилет, а потом на самого Арвида,  недвусмысленно намекнул, что он может лишиться этого самого достоинства окончательно.
Бурчание прекратилось.

Детишек помыли,  запеленали, их матери дали бодрящий напиток, выпив который она почувствовала прилив сил и выразила желание сегодня же вернуться домой к мужу.
Катрине, София Ульрика, Арвид и Тиа вызвались сопроводить её туда, тем более им всё равно идти в ту сторону.
Дошли благополучно ещё до заката. 
Новоявленная мать светилась от счастья.
В благодарность даже  пообещала назвать детишек именами гнома и эльфийка. 
Те не возражали.
Тиа фыркнула, однако была польщена, а Арвид и вовсе раздулся от гордости.
 
Когда же они зашли в дом, где жила роженица, то застыли на месте, увидев, как похожая на неё как две капли воды женщина лежит на кровати, а рядом с ней стоит мужчина — хозяин дома.  
Это тролль, забрав с собой хозяйку дома, которая вот-вот должна  родить, подсунул вместо неё, искусно сделанную копию. 
Ничего не подозревающий супруг не заметил подлога.
Когда увидел жену с младенцами, то всё понял.
Схватив топор, ударил по обманщице. 
Раздался звук расколотого дерева, это топор застрял в бревне, из которого сделана кукла.



Примечания.

Гагат - разновидность каменного угля, осадочная горная порода.

стр 19
Путники заночевали у своих новых знакомых.
Хозяина дома звали Матиасом, а его жену — Ханной. 
Они оказались гостеприимными и добрыми людьми. 
Угостили гостей, выставив на стол всё самое лучшее.
Еда хоть простая, но от всей души.
 
Деревянную куклу Матиас бросил в очаг, где она вспыхнула ярким пламенем и сгорела.  
Хозяева предлагали свой кров в благодарность за спасение от тролля и помощь при родах. 
Не задавали  вопросов, почему двух девушек( о том, что София Ульрика — дракон,  не догадывались) сопровождают лишь гном и эльфийка. И где остальная свита?

Принцесса поблагодарила за гостеприимство и сочла нужным пояснить, что они путешествуют тайно, чтобы не привлекать к себе излишнего внимания. 
Посетовала на то, что их лошади убежали и поинтересовалась, где можно купить себе новых.
Хозяин вызвался услужить. 
София Ульрика заплатила ему золотом, разрешив сдачу оставить себе. 
Вскоре они стали обладателями четырёх хороших лошадок.

Распростившись с хозяевами, гости тронулись в путь. 
Арвид, сидя на каурой кобылке, поглядывал на увесистый кожаный кошель на поясе принцессы. 
Путь их лежал через горы.
Ближе к вечеру они решили устроить привал. 
Отдыхать сели у горного родника. 
Подкрепились хлебом и сыром, которыми их снабдили Матиас и Ханна, запив прозрачно-чистой и холодной водой.

Катрине решила поразмять ноги. 
С непривычки, от долгой езды  они устали. 
Немного походила, отдаляясь от места привала всё дальше и дальше, любуясь горным пейзажем. 
Не заметила, как потеряла друзей из виду. 
Вспохватившись, что отошла далеко,  решила вернуться, но, как нарочно, ходила  по кругу. 
Всё время возвращалась к одной и той же мшистой горе.

Неожиданно ей навстречу выехала  кавалькада всадников в роскошных старинных одеждах и драгоценных поясах. Рыцари, их оруженосцы и слуги. 
Однако это видение растаяло бесследно, как туман.
Наваждение отпустило.
  
Катрине благополучно вернулась к друзьям, которые уже собирались идти на её поиски, встревоженные долгим отсутствием девушки. 
Пока Катрине гуляла, гном нашёл старую пастушью хижину, в которой они решили остаться на ночь, чтобы на рассвете двинуться дальше  в путь.
Собрав пожитки, направились прямо туда. 
Хижина как хижина. 
Катрине первая перешагнула порог, и тут же дверь с громким стуком захлопнулась за ней. 
Она оказалась в ловушке.
София Ульрика, Арвид и Тиа тщетно пытались открыть дверь,  что-то  мешало им.
- Кто здесь? - спросила София Ульрика, догадываясь о  проделках горных троллей. 
- Это я — Длинный, - ехидно ответил ей голос.
Они обошли хижину с другой стороны, но там тоже кто-то был.
- Это снова я, Длинный, - захохотал тролль.
Друзья поняли, что он вытянулся вокруг дома, взяв его в кольцо.
Тиа сняла лук и наложила стрелу.
- Где ты? - спросила принцесса.
- Я здесь, - троллю было очень смешно.
 
По звуку его голоса, эльфийка определила, где находится  голова тролля. 
Выпустила стрелу в то место, следом за ней ещё две стрелы.
- Давай ещё! - прохрипел  тролль. 
Тиа опустила лук.
- С тебя хватит и этого.
Эльфийка знала, что выпусти она ещё одну стрелу, как та вернётся к ней  и попадёт в неё.
В горах заухоло, застонало, когда умер тролль.
Но им было не до этого.
Поспешили в дом, а там кроме девушки, было полно троллей. 
Весёлые они ребята — свадьбу затеяли, а невестой у них оказалась Катрине .
Уже надели на неё свадебное платье и серебряную корону с алмазами. 
На столе раставили глиняные миски с мхом, пауками, слизняками, да головастиками. 
Своего настоящего обличья не меняли. Отнюдь не красавцы.
Увидев, что эльфийка направила на них лук, испуганно вскочили, заметались.
Друзья и глазом моргнуть не успели, как мимо них в распахнутую дверь покатились мохнатые клубки — один другого больше.
Гном даже наподдал одному ногой, тот с визгом укатился прочь.
Придя в себя, Катрине поведала друзьям, что в хижине её поджидали. 
Какой-то очень старый тролль дунул ей  через трубочку в лицо порошком, и девушку в тот же миг  охватило оцепенение.

стр 20
- Надеюсь, ты  пнул того самого паршивца, который меня обездвижил! - мстительно проговорила Катрине. - И вообще, объяснит мне кто-нибудь, почему, то лесной король, теперь вот горные тролли в женихи ко мне набиваются?
- Они чувствуют твою необычность, - пояснила София Ульрика.
- Необычность?
- Ты же из другого мира.
- Ах вот оно что, а мне уже стало казаться, что я всегда здесь жила, - вздохнула Катрине, - даже возвращаться уже не так сильно хочется.
- Правда?! - обрадовалась принцесса, а гном с эльфийкой переглянулись.
- Не знаю, я уже ни в чём не уверена. Бабушка моя умерла,друзья погибли, а родители вечно заняты своими проблемами и моими младшими братьями и сёстрами.
- Так оставайся здесь с нами, - предложила София.
- Наверное придётся, раз то, зачем я проделала весь этот путь, оказалось напрасным. И зачем вообще идти теперь  во дворец... 
Ладно, надежда умирает последней.

Ночью Катрине спала плохо, ей всё казалось, что за ней придёт тролль.
Воображение тут же нарисовало  — лохматое  чудище с огромным носом, который к тому же весь в бородавках.
Долго не могла заснуть, прислушиваясь к шорохам и посторонним звукам. 
От тревожных мыслей лишь ненадолго отвлекали рулады, которые гном выводил носом.
Вот уж кому было всё нипочём. 
Хотя и принцесса с Тиа сохраняли полное спокойствие.
Перед тем как лечь спать, эльфийка ободряюще сказала Кэтери:
- Не бойся, тролли больше не появятся. Поняли, что с нами лучше не связываться.
- Я и не боюсь, - вспыхнула девушка, раздосадованная тем, что заметили её испуг.
София Ульрика послала Катрине ободряющую улыбку.
Эльфийка пожала плечами и улеглась возле дверей, разместившись так, чтобы никто не мог выйти, или зайти, не перешагнув через неё. 
"Так, на всякий случай", - как пояснила она. 
- А если по нужде захочу? -  с вызовом спросил Арвид.
- Разбудишь, - коротко ответила Тиа и закуталась в плащ с головой.

- Спокойной ночи, - пожелала принцесса всем, а затем  с непередаваемым изяществом улеглась на лавку, словно на королевское ложе.
Вторая лавка  досталась Катрине, но она долго ворочалась на жёстком ложе.
Лишь на рассвете задремала.
Поэтому, когда пришлось встать на заре, жутко не выспалась.
Оказалось, что пока спала, эльфийка успела сходить на охоту и подстрелить оленя, а гном разделал тушу и пожарил мясо. 
От аппетитного запаха Катрине пробудилась окончательно.

- Завидная ты невеста, - уплетая за обе щёки стал нахваливать эльфийку гном.
- Жениться что ли надумал? - спросила та.
- Могу и жениться, только разбогатею, так сразу посватаюсь, моя красавица.
Катрине заметила, как Тиа и София Ульрика  переглянулись между собой после его слов.
То, что гномы мечтают о богатстве слышала не раз. Арвид не исключение, хотя его отговорка свойственна и мужчинам в её мире - вначале достичь финансовой независимости, а потом заводить семью.
Переглядывание подруг заставило девушку насторожиться. 
Складывалось впечатление, что они что-то скрывают.
Только хотела спросить, как принцесса её опередила, обратившись к ней:
- Ты во дворце Лесного короля заявила, что догадалась, кто дракон. 
Почему твой выбор пал на меня, а не на короля Хагена.
- Потому что я точно знала, что тролли могут обращаться в людей,  кошек, собак, крыс...а в драконов — нет. 
Король Хаген — тролль. Это я поняла сразу, когда заметила, как у него на свету уши просвечивают. 
Бабушка мне рассказывала об этой особенности троллей, по которой их можно узнать даже тогда, когда они в человеческом облике.

Подкрепившись, путники отправились в поход.
Их путь теперь лежал к морю. 
Скалистые бухты, заросшие травой дюны, мили чистого белого песка, нерпы, отдыхающие  на прибрежных отмелях то и дело попадались им.  

- Почему мы идём кружным путём? - выразил недовольство гном.
- Надо было сбить со следа наших преследователей, и нам это удалось, - коротко  объяснила принцесса. 

- Нас преследуют, но кто? - встревожилась Катрине.
- Этого я пока сказать не могу.

Вскоре путники  свернули в лес, к зарослям  бука и  сонной речке. 
 Из-за дерева  на них неожиданно  выскочила какая-то  хюльдра (лесная ведьма), незнакомая Катрине, а не одна из тех, что прислуживали им в пещере дракона.
- Ну, наконец-то, а то я вас заждалась. Следуйте за мной!
 

стр 21
 
Лесная ведьма, или хюльдра, как успела рассмотреть Катрине, оказалась высокой, статной, белокожей красавицей. 
По плечам у девушки струились золотистые волосы, а большие голубые глаза смотрели с манящей лаской, что вместе с простодушной улыбкой, убивало наповал.
Вот только среди путников не было мужчин, не считая гнома, на которого чары лесной красавицы не действовали. 
Он - гном, а не человек.
Впрочем, хюльдра соблазнять никого не собиралась, действовала по привычке, ведь обольщение — главное оружие лесных ведьм.
Катрине поразила не сама красавица, а её длинный, коровий хвост, кокетливо выглядывающий из под белого, почти прозрачного одеяния, похожего на ночную сорочку.  

Хозяйка леса, как её ещё называли, не тратя время на разговоры, повела путников за собой, и они не могли её догнать, несмотря на то, что ехали на лошадях, а она шла пешком.
Они поднимались вверх по течению. 
Речка, по которой путники шли, показалась Катрине не совсем обычной. 
Дождь и вода от таяния снега, просачиваясь по трещинам, уходят в землю, где возникают подземные реки и пещеры.
Со временем своды подземной реки разрушаются, и тогда река выходит на поверхность. 
В тех местах, где свод ещё сохраняется, образуется каменный мост. 
Вот как раз под таким природным мостом они прошли.
 
Идя за лесной хозяйкой Катрине вспоминала всё, что читала о хюльдрах, которые находятся в близком родстве с другими подземными жителями — троллями и гномами.
У себя в Дании не приходилось слышать, а вот у соседей норвежцев, кроме хюльдр водится ещё и хюльдрекарл — оборотень, принимающий образ прекрасного юноши, чтобы соблазнять девушек.
В Дании он не прижился, зато в Норвегии потусторонних существ куда больше.
Катрине плавала в Норвегию, совершив трёхдневный круиз на пароме из Копенгагена в Осло и обратно. 
На первый взгляд, там всё такое же, как в Дании: те  же горы, леса, поля и реки. 
Только более красочные: леса зеленее, реки прозрачнее, поля жёлтые. 
Её там всё время тянуло спать, настолько  кристально-чистый воздух.
Хотя здесь, в прошлом, он тоже чистый и пьянящий.
Так и хочется прилечь на зелёной лужайке и заснуть. 
Мечтать не вредно.
Нельзя расслабляться, а то утащат в своё подземное царство тролли.

Что ещё Катрине знала про это загадочное существо... 
Хюльдра обид не прощает и мстит за них по-своему — отхлестать может хвостом так, что на всю жизнь останутся отметины, или вырастут бородавки; напророчит обидчику  неудачу, или накличет скорую смерть. 
При этом, всё что говорит она — всегда сбывается.
Опасное создание.
 
- Где мы сейчас находимся? - спросила Катрине у принцессы.
- В Хюлдремосе, - ответила София Ульрика.
Значит они зашли в «Болото хюльдры», которое знаменито тем, что в нём обнаружили останки женщины, скончавшейся  в третьем веке до н.э.
  
Тем временем, хюльдра привела их в пещеру.
- Зачем мы пришли сюда? - тихо поинтересовалась Катрине у принцессы, оглядываясь по сторонам. 
Пещеры ей категорично перестали нравиться, после того, как испытала на себе гостеприимство короля Хагена — владыки лесных троллей. 
Ответила сама хозяйка пещеры. 
Ну и слух у неё!
- Я удовлетворю твоё любопытство, девушка.
Подойди ко мне ближе, я предскажу тебе твою судьбу.
Голос у хюльдры высокий, но мелодичный. 
Ещё бы, он ведь один из её инструментов обольщения.

Катрине нехотя подчинилась. 
Уже поняла, что поход сюда затеяли для  предсказания хюльдры.
Узнать от таинственного существа, наделённого магией, что ждёт тебя, было страшно и одновременно — интересно.   
«Я и так хожу в этом мире по краю пропасти. Что мне терять! Зато узнаю, какая судьба мне уготовлена», - подумала  Катрине и встала напротив лесной ведьмы. 

Та уставилась ей в лицо немигающим взглядом. 
Голубые глаза хюльдры потемнели, зрачки расширились, кожа обтянула резко выступившие скулы, само лицо застыло в выражении глубокой сосредоточенности.
Катрине почувствовала, как её словно прощупывают невидимым зондом. 
Не было ни одного закоулка внутри неё, куда бы хюльдра не заглянула.
- Королева трёх корон! - выдохнула лесная ведьма. - Три страны признают тебя своей королевой по праву рождения, по праву замужества и по праву силы. Править будешь долго и успешно. Выйдешь замуж за короля и родишь златовласого мальчика.
- Которого нарекут Олафом, но он умрёт молодым… - задумчиво дополнила предсказание лесной ведьмы, Катрине.
- То, что ты сейчас здесь сказала сбудется, только не со мной, а с принцессой Маргарет, которой суждено стать великой королевой и объединить три скандинавских королевства.
Только я — не она, - Катрине с облегчением рассмеялась.

Слова девушки хюльдру не убедили.
- Перед тобой встанет нелёгкий выбор, однако всё произойдёт так, как я предсказала. 
Королеву трёх королевств будут называть - Маргарет, но имя это станет твоим.

стр 22
 
- Куда разбежался?  - вопрос, прозвучащий в пещере хюльдры, заставил Катрине на время забыть о пророчестве.
Она оглянулась, и увидела, как Тиа преградила дорогу гному, который незаметно собрался скрыться. 
- Уж не к принцессе Маргарет лыжи навострил? Сколько серебренников от неё получил?- София Ульрика устроила допрос Арвиду, вид у которого был весьма подозрительный. Он вначале побледнел, потом его щёки окрасились свекольным цветом. 
 Угрюмо насупив брови,гном  глухо сказал:
- Уйди с дороги, Тиа.
Рука Арвида легла на костяную рукоять ножа, висевшего на его поясе.
Эльфийка с молниеносной быстротой направила на гнома стрелу, целясь  прямо ему  в сердце.
Рука тут же соскользнула с рукоятки ножа. Он  знал, что не успеет метнуть нож, как стрела пригвоздит его, словно бабочку.
Хюльдра забрала у него нож, взвесила его на ладони, а потом играючи, пальцами согнула  лезвие. 
Катрине глазам своим не поверила, как она смогла?!  Ведь нож Арвида был из гномьей стали. 
Тот ей сам хвастал, что гномья сталь славится своей надёжностью и остротой.  
Она варится в тиглях вместе с чистейшим графитом в течение  целого дня. Полученный металл имеет темный цвет с золотистым отливом и зелеными линиями, которые сплетаются в сложные узоры. О качестве металла свидетельствуют полосы на нём. Чем более запутан рисунок, тем лучшего качества сталь. 
У ножа  Арвида изогнутое узкое лезвие было всё испещрено бесчисленными извилистыми линиями, говорившими о его изумительной прочности.


Гном лишь взглядом проводил свой согнутый, наподобие подковы,  нож, который являлся  его семейной реликвией, и обречённо вздохнул.

- Выпрямлю, так и быть, если расскажешь всё по порядку, -  пообещала хюльдра.
Катрине, которая находилась под впечатлением необычной силой хюльдры, вдруг поняла, что разговор зашёл о предательстве гнома.
- Арвид, это правда, ты служишь Маргарет?! Выходит, с нами ты по её наущению…
- Да, я предатель! Поверьте, у меня не было другого выхода. Всю мою семью — отца, мать, братьев, дядей по приказу принцессы  заточили в темницу.
Пообещала освободить их и приказала  втереться к тебе в доверие, чтобы следить за тобой и доносить. Не знаю, как вы догадались (гном посмотрел на эльфийку, а потом перевёл взгляд с неё на Софию Ульрику), я был осторжен.
- Слишком легко получалось у преследователей идти по нашему следу, - ответила принцесса.
- Следовательно, им кто-то сообщал наш путь, - сделала вывод Катрине.
- Именно так, - подтвердила слова девушки, София Ульрика, - кроме гнома это сделать больше некому. С Тией мы давно дружим, я ей доверяю как себе. 
Вывод очевиден: Арвид — соглядатай Маргарет. 
Когда я заметила на его пальце свежее чернильное пятно, то поняла, что он отправляет ей письменные сообщения.
 
Арвид  покорно достал из-за пазухи бутылочку чернил, пергамент и гусиное перо. Всё это он положил на грубо сколоченный стол из бука. 
- Прилетала летучая мышь. Я привязывал к её лапке, свёрнутое в трубочку послание, и она улетала к своей хозяйке — принцессе Маргарет. 
- Вот поэтому, посоветовавшись с Тией, я поменяла наш путь, чтобы запутать тех, кто идёт за нами.
Катрине с обидой подумала, что её не сочли нужным поставить в известность.
- Мы в ловушке, - произнёс гном, - Маргарет, потеряв наш след, догадалась, где  мы пропали. Сейчас её воины прочёсывают лес.
Уверен, что так она и поступила.
- Нас?! Молчи, подлый предатель! - лицо эльфийки исказилось от гнева.
- Я не хотел, но жизнь моих родных в руках этой ведьмы, - жалобно ппризнёс гном и опустил голову, искренне раскаиваясь в содеянном.

- Нас слишком мало, чтобы прорваться с боем, а в пещере найдут. Нет, - принцесса покачала головой, догадавшись, что хюльдра предлагает их отвлечь собой. - В другое время - да. Но сейчас,  воины Маргарет слишком боятся её гнева, ты не сможешь их очаровать и увести за собой. Придётся мне вновь стать драконом  и поджарить их.
- А я буду стрелять в них из лука, - мрачно заявила эльфийка.
- Давайте не будем ни с кем сражаться! - заявила Катрине.- Мы с Арвидом  выйдем из леса, а вы переждёте здесь, пока опасность минует.
Ей нужна я. Маргарет послала меня за артефактами, а Арвиду поручила проследить за мной. Мы сделаем вид, что  возвращаемся, выполнив поручение принцессы. Ведь ты больше не предашь меня? - Катрине вопросительно посмотрела на гнома.
- Клянусь, я это делал только из-за страха, но душой и сердцем я с вами.
- Значит решено, - подвела итог девушка.
Она тепло попрощалась и поблагодарила за помощь: Софию Ульрику, эльфийку и лесную ведьму.
 
Когда они с гномом только отъехали от пещеры на несколько ярдов, как на них наткнулись воины Маргарет.
Обрадованные, что выполнили поручение госпожи, тут же окружили девушку и гнома. 

Первой, кого Катрине увидела, едва они выбрались из леса, оказалась принцесса Маргарет, сидящая на красивой белой лошадке в окружении  придворных.
- Ну, здравствуй! Ты ведь добыла то, зачем отправлялась в путь.
- Здравствуйте, принцесса. Конечно, я выполнила выше поручение, камень и перстень у меня.
- Отлично!- принцесса Маргарет сделала знак, и её фрейлина подала ей открытую шкатулку.
- Ну, же! - принцесса поощрительно улыбнулась Катрине, и та, хотя ей вовсе   не хотелось расставаться с артефактами, положила кольцо и камень на бархатное дно шкатулки.

Кортеж принцессы тронулся в путь. 
Красивая и надменная она ехала впереди в окружении рыцарей, придворных дам, пажей.   
Катрине с гномом оказались в самом конце кавалькады, среди простых воинов и слуг.
С неё не спускали глаз, тем самым пресекая любую возможность к бегству. 
Девушка чувствовала себя почётной пленницей. 
Судя по унылому виду, тоже самое ощущал и гном.
 
Вдоль побережья они возвращались в замок.
Надежда на то, что получив артефакты, Маргарет потеряет к ней интерес и оставит  в покое, не оправдалась.

стр 23
 
Впрочем, вскоре принцесса Маргарет всё же соизволила вспомнить о Катрине.

По её распоряжению, паж — миловидный мальчик с глазами прожжённого циника, что-то шепнул одному из ехавших во главе эскорта всаднику, повелительно кивнул другому.

Те, а за ними все остальные придворные расступились, пропуская девушку и гнома вперёд.

Всё это было проделано так слаженно, что Катрине внезапно для себя оказалась рядом с Маргарет. Гном тоже, но из осторожности держался сзади, выглядывая из-за спины Катрине.

- Ах, да! Держи приказ об освобождении родичей, - принцесса небрежно кинула ему, свёрнутый в рулон свиток. - Забирай их, и уезжайте подальше, скройтесь в своих норах! Если снова встречу кого-нибудь из вашей братии, то велю вздёрнуть на первом дереве.

Арвид умчался, погнал лошадку во всю прыть.

Перед тем как уехать выручать родных, бросил виноватый взгляд на Катрине, так и не осмелившись ничего сказать ей на прощание в присутствии грозной и нетерпимой к другим существам — дочери короля.

Маргарет стала расспрашивать девушку о мире, в котором жила Катрине.

Особенно её интересовало — достигнет ли могущества Дания?

Узнав, что ей предстоит стать королевой трёх королевств, самодовольно улыбнулась.

Затем, как бы невзначай, поинтересовалась, каким оружием пользуются в будущем.

Катрине почувствовала её излишнюю заинтересованность, и с большой неохотой стала рассказывать то, что знает. Однако даже столь скупой информации хватило для того, чтобы глаза Маргарет заблестели от удовольствия.

Она явно была довольна ответами и поэтому находилась в приподнятом настроении.

Катрине решила воспользоваться обстоятельством и ненавязчиво поинтересовалась:

- Почему вы преследуете тех, кто не такие, как мы?

- Потому что они другие, - с удивлением ответила принцесса, - или они, или мы.

В твоём мире ведь нет троллей, гномов, эльфов, лесных ведьм и прочей нечисти?

- Нет, - вынуждена была признать Катрине, а сама подумала, что ей бы очень хотелось, чтобы её друзья: София Ульрика, Тиа и Арвид находились там вместе с ней.

Девушка не подозревала, что в замке ждёт сюрприз.

Вместе с блондинистым красавчиком Вальдемаром пришёл, семеня короткими ножками, явно не поспевая за длинноногим принцем, седобородый, лысый гном, которого Маргарет с напускной серьёзностью представила, как мастера Альферуса.

Карлик почтительно поклонился, не спуская с Катрине изучающего взгляда.

Кажется она его видела во время болезни. Возможно, именно его заклинания помогли ей лучше микстур доктора.

Принцесса Маргарет велела принести шкатулку, а затем отослала служанку прочь.

- Глаз и Коготь дракона, - торжественно произнесла она.

Старичок гном заметно оживился. Открыв шкатулку, полюбовался переливами магических камней.

Катрине не понимала, зачем они ему, и что дальше эта компания, состоящая из принцессы, её братца и гнома станут делать.

Может вернут её обратно?

- Именно это, я и собираюсь тебе предложить, - словно прочитав её мысли, подтвердила принцесса, - ты отправишься домой, только не одна, а вместе со мной и Вальдемаром. Нам нужен проводник в твоём мире. Услуга за услугу. Потом мы вернёмся обратно, а ты останешься у себя.

Компания этих двоих девушке была неприятна, но только на таких условиях она могла вернуться домой. Принцесса Маргарет не тот человек, решения которого можно оспорить.

- Я согласна, - объявила им, заметив как , в глазах брата с сестрой появилось торжество. Скрытое ликование заметила девушка и у гнома.

« Он чему так радуется?! Выслуживается, или я для него подходящий объет для экспериментов?» - подумала про себя.

- Альферус, если всё пройдёт гладко, то по возвращению получишь от меня столько золота, сколько сможешь унести, я верна своим обещаниям, - милостиво сообщила принцесса.

Гном стал угодливо рассыпаться в благодарностях перед госпожой.

Катрине решила, что за золото тот сделает всё, что от него потребуют.

Жадность гнома девушку неприятно поразила, она вмиг утратила уважение к его сединам. От мыслей о жадности отвлёк Вальдемар, который нагло и похотливо пялился на Катрине. Вспомнив, что отец его инкуб, девушка не удивилась его сластолюбию, но от этого принц не стал менее неприятным.

Карлик Альферус ушёл к себе, чтобы всё подготовить к ритуалу.

По замку сновали слуги, они накрывали на стол выбеленные льняные скатерти с вышивкой, разливали по кувшинам вино из бочонков, шла подготовка к трапезе.

Катрине одиноко стояла у окна, наблюдая, как по мощёным улочкам идут прохожие. Они странно вышагивали, вытягивая вперёд носок, а затем уж наступая на ступню. Со стороы это выглядело забавно.

Вспомнила, как преподаватель объяснял, что кожаную обувь редко кто имел — носили туфли, сшитые из материи. Чтобы не оступиться и не зашибить ногу, кончиками пальцев прощупывали дорогу.

- Скучаете? - девушка вздрогнула от неожиданности, она не заметила, как к ней подкрался Вальдемар.

- Что вам угодно, принц? - холодно поинтересовалась Катрине, отодвигаясь к стене.

- Чтобы вы мне улыбнулись.

И во время обеда принц осыпал её любезностями. Маргарет и не думала вмешиваться. Напротив, поощряла братца улыбкой, как у Джоконды.

Катрине пробовала кушанье без аппетита, с тоской думая о друзьях, с которыми ей придётся расстаться, а она даже как следует и не простилась с ними.

Совсем расстроилась. Лишь вспомнив о родном доме, взяла себя в руки.

И вот долгожданный миг настал.

Лаборатория гнома оказалась именно такой, как она себе и представляла.

Множество книг, рукописей и свитков. Склянки с зельем, банки с порошками. Пыль и паутина, по которой бегал, как подстреленный, огромный паук.

Катрине едва не задела лицом чучело змеи, висевшее на уровне её головы.

Это гному до него достать, лишь с поднятыми руками, да и то в прыжке.

Голова крокодила на стене ехидно им улыбалась.

Альферус очертил круг и пригласил их туда встать.

Маргарет брезгливо окинув каморку карлика, заняла место в цетре. Вальдемар, помедлив, последовал примеру сестрицы. И у него, и у принцессы висело по тугому кошельку. Судя по позвякиванию, кошели полны монет.

Катрине тоже встала в круг. А куда деваться?

Альферус, надев перстень с лабрадором на палец, сжимая в другой руке «Глаз дракона» стал читать заклинание.

Под его монотонное чтение, Катрине погрузилась в себя.

Странное дело, она не испытывала радости от скорого возвращения домой.

Неожиданно, карлик сунул ей в руку камень, и она машинально сжала «Глаз дракона» в кулаке.

Последнее, что увидела, это искажённое от ярости лицо принцессы, а затем Маргарет и её братец исчезли. Катрине осталась одна стоять в круге.

- Что это всё значит?! - воскликнула она.

Альферус не успел ответить, как дверь отворилась, и в комнату вошли её друзья: София Ульрика, Тиа в одежде менестреля и с лютней в руках. Но уморительнее всех смотрелся Арвид, в шутовском колпачке с бубенчиками и погремушкой в руках.

Они все переглянулись — и весело рассмеялись.

Словно камень скатился с души Катрине.

- Я так рада вас всех видеть!

- И мы тебя тоже любим! - хором ответили друзья.

Из разговора с ними, девушка выяснила, что принцесса Маргарет, зная, что скоро взойдёт на престол, захотела стать самой могущественной королевой и подчинить себе соседние королевства. Для этого, она с помощью магии решила переместиться в будущее и прихватить оттуда современное оружие. Не ящиками, конечно, а лишь образцы, рассчитывая, что её мастера разберутся и наделают оружие в достаточном количестве. Вот только Альферус, к помощи которого она решила прибегнуть, имел на это совсем другой взгляд. Став правительницей, Маргарет и так притесняющая потусторонний народец, совсем перестанет с ними считаться.

Он поделился новостью с Софией Ульрикой, а она в свою очередь с эльфийкой.

И они разработали план избавления от Маргарет.

Именно Альферус поставил зеркало-ловушку, в которое угодила Катрине. Именно ей предназначалось помогать принцессе и Вальдемару в своём мире.

Только принцесса Маргарет не знала, что заговорщики решили всё переигать.

Однако для страховки, принцесса послала смышлёного мальчишку-гнома следить за Катрине.

- Значит я навсегда останусь здесь?!

- Ты можешь вернуться, встав в круг. Я снова проведу обряд. Ты окажешься перед разбитым зеркалом в окружении мёртвых товарищей. Не поправить, не вернуть ничего нельзя. Но, если ты проживёшь в нашем мире определённое время, тогда я, возможно, смогу изменить ход событий, изменив прошлое и будущее.

Выбирай, у тебя два пути: встать в круг и вернуться. Маргарет и её брат навсегда останутся там. Она понадеялась на свою магию, которую собиралась использовать, чтобы вернуться, если я её вдруг подведу. Не учла того, что её магия в вашем мире бессильна.

Кукла - её подобие постепенно зачахнет и умрёт. Так что искать принцессу не станут, а про Вальдемара, что он жив, никто не знает. Для всех принц умер.

И второй путь — заменить Маргарет. Ты примешь её облик и займёшь её место.

Все станут принимать тебя за неё, и только тот, кто тебя любит, будет видеть тебя такой, какая ты есть на самом деле.

Катрине подумала и сказала: - Я остаюсь.

Прошли годы, она стала королевой и прожила долгую и счастливую жизнь в окружении друзей. Тиа оставила службу у призрачного охотника, София-Ульрика бросила пещеру, а Арвид стал помогать Альферусу в его лаборатории.

Сделала всё для процветания Дании, объединила три королевства. И прошла дорогой, предначертанной ей: пережила мужа и сына.

Об обещании гнома забыла. Не видела его месяцами. Но однажды он послал Арвида за ней, эльфийкой и Софией Ульрикой.

Когда они зашли в его лабораторию, то как и прежде с потолка свисало чучело болотной гадюки, крокодил скалил зубы в ехидной усмешке, правда, половины зубов в его пасти не хватало, а потомок того паука бегал по паутине, проверяя её надёжность.

Альферус сильно постарел. На голове не осталось ни одного волоска, а седая борода позеленела от времени. Он был очень стар. Подслеповато щурясь на на королеву, прошамкал беззубым ртом:

- Сегодня я наконец сдержу обещание данное мною много лет назад.

Я сумел решить задачу, которой посвятил все эти годы.

Гном зашёлся от кашля. Дыхание его со свистом и хрипом вылетало из лёгких. Отдышавшись, продолжил:

- Катрине, если ты готова, то я перенесу тебя в любое, выбранное тобою время.

- Тогда я хочу оказаться в кафе во время празднования моего дня рождения.

- Хорошо, - закивал головой Альферус, - вставай в круг. Кукла на время заменит тебя, а потом она умрёт, и все будут оплакивать свою королеву. Больше того, что ты сделала, выполнить нельзя.

- А можно мои друзья, если они захотят, последуют за мной?

- Мы хотим быть рядом с Катрине. Где она, там и мы! - дружно подхватили Тиа, Арвид и София Ульрика.

- Это возможно. Только вы в её мире утратите всю магию, - предупредил Альферус.

- Прожили века с магией, проживём и без неё.

Вначале Альферерус отправил Катрине.

Девушка оказалась в кафе, сидящей за столиками с друзьями детства.

Еле сдержалась, чтобы не броситься их обнимать и выражать радость, что они ожили. Поняла, что Альферус сдержал слово, товарищи детских игр не успели умереть, так как ещё не пошли в замок за ночными приключениями.

И когда такое предложение прозвучало, Катрине решительно возразила.

- Но почему?! Это будет круто, - забубнил Ханс.

Приятель его вяло поддержал, а Тильда сохраняла нейтралитет.

Внезапно лицо Катрине озарилось улыбкой.

- Потому, что я хочу вас познакомить со своими друзьями.

Знакомьтесь — это София Ульрика, Тиа и Арвид.

Ошеломлённым товарищам Катрине обаятельно улыбнулась, одетая по современному — София; кивнула головой, затянутая в кожаный комбинезон эльфийка, уши которой в этом мире уменьшились в размере, хотя черты лица остались по-прежнему резкими, а волосы буйными, что не делало её менее привлекательной. Гном же и так высокий среди своих собратьев, подрос ещё немного и выглядел, как обыкновенный паренёк.

Тильда сразу положила на него глаз, вогнав парня в смущение, а Ханс с Петером уставились с восхищением на Софию Ульрику и бывшую эльфийку.

Знакомство состоялось.

Они не видели, что за соседним столиком сидела весьма примечательная парочка — красавчик - блондин и молодая женщина с длинными каштановыми волосами.

Это были Маргарет и Вальдемар.

В этом мире брат с сестрой не затерялись. Вальдемар стал популярном артистом, а Маргарет его агентом. Они неплохо устроились.

Вальдемар, излечившись от недуга, был вполне доволен жизнью.

Его сестра тоже не могла пожаловаться — кино, телевидение…

Здесь жизнь куда интереснее и насыщеннее, чем в Средневековье.

Но видя портрет молодой дамы, и читая в интернете о заслугах перед Отечеством королевы Маргарет, бывшая принцесса кусала губы.

Слава досталась не ей, а простой девчонке из будущего.

Обманщик Альферус!

Маргарет выключила смартфон и встала. Бросила недовольный взгляд на весёлую компанию и вдруг замерла.

В этот момент Катрине обернулась, словно почувствовав её взгляд.

Глаза девушек встретились.

стр 24

стр 25