На вид Катрине казалась мягкой, безобидной девушкой, которой легко манипулировать.
На попытки её задеть предпочитала не реагировать, сохраняя самоконтроль, выжидая и наблюдая. 
«Каждый получит то, что заслуживает» - это изречение считала справедливым и искренне в него верила, дополняя про себя: «рано или поздно». 
Больше всего ей хотелось убраться из ловушки времени подобру — поздорову.
Возможно то, что она никогда не делила мир на белое и чёрное, а жила в серой зоне, позволило ей выйти из грани добра и зла, хорошего и плохого, правильного и неправильного. 
Поэтому призраков, гномов, русалок и прочую нечисть воспринимала лояльно. 
Страшно ей было? До дрожжи в коленях, а сердце ухнуло в пятки, однако  благополучно оттуда выбралось, когда поняла, что прямой угрозы  нет.
Неплохо разбиралась в ситуации. 
Приспосабливалась и менялась по ходу действия. 
Не являлась обладательницей физической силы, не владела навыками оружия и боевыми приёмами, но все эти потери успешно  компенсировала значительным ресурсом внутренней силы — силой воли, духа, мысли, эмоций.
Добивалась поставленной цели, проявляла способность брать на себя ответственность за свои действия, управляла собственными эмоциями и стремилась получить новую информацию из достоверных источников.  
И в такой источник, прямо кладезь знаний,  её забросила судьба. 
Катрине случайно, или благодаря, как она начинала подозревать, чей-то воли, очутилась в мире, где люди, драконы, гномы, эльфы относительно мирно сосуществовали. 
Во всяком случае никто удивления не высказывал и крестовые походы против нечисти не объявлял.
Любознательность девушки получила пищу для ума. 
Пожалуй, больше призрака короля её заинтересовала тёмная эльфийка. 
Та, хмуро приветствовала хозяина, а когда он перед тем, как уйти отдыхать, поручил гостей остролицей длинноухой служанке, сделала недовольную мину.
Несмотря на падающие во все стороны белые волосы, эльфийка была не старше Катрине. И кажется, стала ревниво сравнивать себя с девушкой.
Сравнение не в её пользу не прибавило  настроения.  
Довольно презрительно фыркнула, когда гном сердито напомнил  приказ хозяина, чтобы она позаботилась о них. 
- Ладно, пойдёмте.
И зачем Маркольфус их притащил? — бормотала служанка себе под нос, пока они шли по коридорам замка. 
Хлопья пыли  свисали с потолка, словно рыбацкие сети. 
Одна из "сетей" свалилась прямо на голову Арвида. 
Возмущению гнома не было предела.
- Тише! - шикнула на него эльфийка,- хозяина разбудишь. - Тогда он проснётся не в духе и может, вместо своей головы, забрать твою.
Гном сразу утих, но не от угроз служанки, а от того, как важно ступая, мимо прошли шесть монахов и исчезли в стене. За ними последовала стайка  смеющихся дам и кавалеров.
- Призраки? - шёпотом спросила Катрине.
- Догадливая. Как зовут? 
- Катрине, а это мой друг - Арвид. 
- Тиа.

Тиа отвела их в комнату, большую и видимо роскошную, если судить по вкусам эпохи Средневековья. 
Самым примечательным в ней был камин, сложенный из грубого камня.
В открытом очаге зимой сжигались огромные поленья. 
Сейчас огонь в камине не горел, потому что лето. 
Довольно скудная меблировка: резное кресло с высокой спинкой, обитое потёртым  бархатом, когда-то фиолетового цвета; скамеечка под ноги сидящего в кресле; две скамьи и одна единственная  кровать. 
Ещё в комнате находились сундуки для хранения ценных вещей, а стены увешены шёлком и выцветшими от времени гобеленами. 
- Переночуете здесь, а завтра хозяин выслушает вас. 
- Постой! Мы ищем дракона. Король сказал, что только ты знаешь, где он.
- Может и знаю. Если хозяин разрешит, то укажу дорогу.
- А сейчас нельзя?
- Ночью, когда упыри хозяйничают в лесу... 
Обустраивайтесь, а я пока принесу вам ужин.

После скудного ужина — нескольких лепёшек и ячменного пива, стали готовиться ко сну. 
Гном с завистью взглянув на кровать, начал моститься на лавке, но Катрине не спешила лечь на королевское ложе. 
Она оглядела его со всех сторон и осталась чем-то недовольна. 
Всего лишь смутные подозрения, однако рисковать не решилась. 
Расположилась в единственном кресле.
- Тогда я займу кровать, - обрадовался гном.
- Как знаешь, но обвяжи  верёвкой ногу и прикрепи другой конец к  кровати, - посоветовала она ему.
- Зачем?
- На всякий случай. Не нравится мне она.
Арвид не очень охотно послушался.
Катрине дремала, сидя в кресле, укрывшись плащом. 
Иногда погружалась в короткий сон,  продолжая чутко слушать посторонние звуки. Окно не закрыли ставнями из-за духоты, понадеявшись на металлические прутья, которые его перекрывали.
Стекол в нём не было — роскошь даже для королей. 
Единственное —  в виде витража стекло узкой полоской нависало сверху.
И чуть было не пропустила вторжение, убаюканная шелестом листы и уханьем филина.
Лёгкий шорох не сразу насторожил её. 
С трудом открыла глаза и вздрогнула — к кровати кралось неизвестное существо. Тусклый лунный свет не позволял разглядеть его более чётко. 
Что-то лохматое и серое, довольно большой комок шерсти. 
Нечто угрожающее  в  облике незваного гостя  не позволяло усомниться в его враждебных намерениях.
Хотя может это какой-то домашний любимец, и Катрине зря драматизирует? 
Хозяйский пёс, наверное. Правда он какой-то странный.
Пока колебалась, этот некто нажал на замаскированный рычаг, и Арвид с криком полетел в дыру, когда основание кровати внезапно раздвинулось.
- Ах ты, паршивец! - крикнула Катрине не в адрес, провалившегося гнома, а «домашнего любимца».

От её крика тот заметался, в панике скачками бросился  к окну.
Катрине, пылая местью успела схватить его за заднюю лапу и дёрнуть на себя. 
Раздался хруст и волосатое тело обвисло между стальными прутьями.

На шум прибежала служанка. В руке она держала зажжённую свечу.
Картина, которая предстала перед ней, заставила её и так взлохмаченные волосы встать дыбом.
Не обращая внимания на верещащего гнома, который висел вниз головой. От падения в яму его удерживала верёвочная петля, перехватившая его ногу за щиколотку.
Подойдя к окну, Тиа осветила, застрявший труп.
- Оборотень! - с ужасом и уважением глядя на Катрине, констатировала она.