Красное вино. Красное полусладкое вино. Это именно то, что так нужно было Ольге. Хоть она и понимала, что алкоголь не панацея и проблем он не решает, однако расслабиться благодаря ему девушка сможет точно. Ольга была очень благодарна Машке за то, что та не бросила её одну, помогла отвлечься и не думать о Кате хотя бы несколько часов. Да, её звали Катя. Екатерина. Подумав о том, что Машке про свою бывшую девушку не рассказала даже слова, Ольга улыбнулась. Машка действительно не спросила у неё ничего. Ольга была этому несказанно рада. Если бы Ольга начала хоть что-то говорить, она бы не выдержала и опять разрыдалась.
 
 А что ещё делать, когда отношения, которые по кирпичику строились в течении долгих лет, рассыпались чуть ли не за месяц? Включив ночник, Ольга подошла к письменному столу и бросила взгляд на конверт, который перед уходом Катя положила на стол. Девушка взяла его в руки, но открыть так и не решалась. Прошло немного времени, но Ольгу будто какая-то неведомая сила удерживала от этого. Девушке казалось, что она совершит ошибку, если откроет его и прочитает. Она убрала письмо в стол. Допила бокал. Подумав о том, что ей только к третьему уроку, Ольга налила себе еще немного.
 
 Включив компьютер, девушка решила в очередной раз посмотреть этот фильм. Именно его они смотрели тогда, когда Ольга впервые привела Катю к себе домой. Именно его она пересматривала снова и снова, когда на душе было тоскливо и хотелось выть. Забравшись с ногами на кровать, увидев титры и услышав знакомую песню, играющую на протяжении всех полутора часов, Ольга блаженно закрыла глаза и улыбнулась сама себе.
 
В дверь несмело постучалась Машка. Ольга сначала испугалась, забыв о том, что в квартире она не одна.
 
— Входи, — сказала она Машке, и дойдя до стола взяла бутылку вина, поставив её на прикроватную тумбочку, — ты чего не спишь? — Обратилась она к девушке.
 
— Я не знаю, — замялась Машка, так и не решаясь войти в комнату, девушка встала в дверях, — просто не могу заснуть на новом месте. Потом услышала шорох и решила прийти к вам. Не возражаете?
 
— Проходи, садись ко мне, — Ольга Валерьевна подвинулась, уступая Машке место рядом с собой. — У меня есть ещё такая подушка, — с этими словами Ольга взяла с пола большую диванную подушку и протянула её Машке, — можешь положить под спину. Будет удобнее.
 
Машка несмело села рядом, поджав под себя ноги. Повисла пауза. Машка смотрела на экран монитора.
 
— А что это за фильм? — Машка нарушила тишину.
 
— Совсем забыла, Маш, — улыбнулась Ольга, — я, наверное, сейчас включу что-нибудь другое, — с этими словами Ольга собиралась уже вставать с кровати, как Машка, взяв учительницу за руку, попыталась её удержать.
 
— Почему это? — запротестовала девушка, — может именно этот фильм мне понравится больше всего на свете.
 
— Маш, — Ольга Валерьевна повернулась к девушке и посмотрела ей в глаза, — это тёмный фильм, — засмущалась учительница.
 
— И что? — Непонимающе ответила Машка. — Я посмотрела много фильмов и сериалов на лесбийскую тематику, ничего нового я там не увижу.
 
— Маш, — то ли от такой глупой ситуации, то ли от выпитого вина, Ольга засмеялась в голос, — тебе не кажется, что это уже просто перебор?
 
— Не понимаю, — искренне ответила девушка, — что в этом такого?
 
— Ну вот смотри, — Ольга развернулась к девушке и уставилась на неё, сделав глоток вина из бокала, — ты моя ученица, при этом знаешь о моей ориентации. При этом сейчас находишься у меня дома, в моей комнате, на моей кровати. В квартире мы одни. Более того, твоя учительница сейчас допьет третий бокал вина, и ей снесет крышу. Ты негодуешь по поводу того, что мы не будем смотреть с тобой лесбийский фильм? Ты ничего не путаешь? — С этими словами Ольга Валерьевна буквально нависла над Машкиным лицом и чувствовала её дыхание.
 
— А знаете, что, Ольга, — Машка тут же вскочила с кровати и подошла к прикроватной тумбочке, где взяла еще один бокал для себя, — Валерьевна, конечно, — съязвила девушка, по поводу того, что якобы случайно не назвала свою учительницу по отчеству, — я ничего не путаю. — Машка вместе с бокалом вернулась на свое прежнее место и уселась поудобнее. — Я прекрасно понимаю, что нахожусь сейчас у вас дома, на вашей кровати. И также прекрасно понимаю, что дома мы одни. Но, если вы и дальше будете со мной общаться как со школьницей, я сейчас же развернусь и уйду. — Машка выхватила бутылку вина из рук Ольги и налила себе в бокал. — Но я никуда не уйду, потому что знаю, что между нами ничего не будет.
 
— И с чего же, Мария, у вас такая уверенность? — ехидно спросила учительница, наклоняясь к своей ученице, подминая её тем самым под себя.
 
— А с того, — девушка тут же отстранилась от Ольги и заняла удобное положение, — что между нами ничего не будет не потому, что я ваша ученица, которая собирается смотреть с вами лесбийский фильм под винцо, а потому, что вы, Ольга, — Машка снова сделала акцент на том, что назвала свою учительницу по имени без отчества, — не в моём, знаете ли, вкусе.
 
— Вот как? — Расхохоталась Ольга, усаживаясь рядом с девушкой, укладывая, как и она подушку к стене.
 
— Да, — довольная собой Машка не могла сдержать улыбки, — именно поэтому, а что вы там себе напридумывали, это всё зря.
 
— Очень интересно, Маша, ты говоришь, — улыбалась Ольга. — И тебя совершенно не смутит, тот факт, что действие всего фильма происходит в номере отеля, где две дамы безостановочно занимаются сексом?
 
— Так вы собираетесь смотреть «Комнату в Риме»? — Машка подняла одну бровь.
 
— А так что? Смотрела его уже? — Заинтересованно спросила учительница.
 
— Нет, кстати, только недавно его скачала, а вот посмотреть, времени никак не было.
 
— Тогда, — Ольга Валерьевна подняла бокал вина, и после того, как девушки сделали пару глотков напитка, продолжила, — смотри фильм очень внимательно. Здесь очень глубокий смысл. Я смотрела его много раз, и постоянно узнаю для себя кое-что новое, совсем другое.
 
Весь фильм Ольга внимательно наблюдала за Машкой и подавляла приступы смеха. Ещё никогда ей не приходилось бывать в подобных комичных ситуациях. Сначала Машка вся в стеснении и смущении отводила глаза, потом на самых пикантных сценах делала заинтересованное лицо и утыкалась в мобильник, потом и вовсе не знала, куда же ей прятать взгляд. Через полчаса, Ольга заметила в глазах Машки неподдельный интерес к происходящему.
 
— Ты мне снова напоминаешь ученицу, — прошептала на ухо девушке Ольга.
 
Машка, вздрогнула от её шепота, и это не удалось скрыть от глаз Ольги.
 
— Почему же? — спросила Машка.
 
— А потому, что, если бы рядом с тобой лежали ручка и листочек, ты бы начала конспектировать изученный материал, — Ольга улыбалась, — ты такая чудная.
После слов учительницы Машка перестала смущаться, тем более, что на экране, героини наконец начали разговаривать между собой. Её действительно увлек сюжет. Машка сидела с открытым ртом, ведь фильм на удивление ей понравился.
 
— После него у меня столько вопросов, — как-то грустно произнесла Машка, когда девушки сидели на балконе и курили, — и мне кажется, что ответы для каждого, кто это смотрел, будут свои.
 
— Понимаю, — сказала Ольга шумно выдыхая дым, — у меня после него всегда какой-то осадок остается.
 
— И у меня тоже остался, — призналась Машка.
 
— Теперь ты понимаешь, почему я люблю его пересматривать?
 
— Да. Я его обязательно пересмотрю. — Сказала Машка, выкидывая бычок.
 
— Почти три утра. Надо ложиться спать. — Сказала Ольга, заходя в комнату, Машке, которая осталась на лоджии и любовалась видами из окна.
 
— Мне к третьему уроку, Ольга Валерьевна. У меня первые два физкультура, и имеется освобождение.
 
— Хоть это радует, Рыжова. Мне тоже к третьему. Мы можем встать в десять, — Ольга начала убирать бокалы и бутылку со стола.
 
— Да. — Сказала Машка, помогая учительнице наводить порядок.
 
— Спасибо тебе Маш, — Ольга села на краешек кровати и смотрела на свою ученицу. Ты мне действительно очень помогла.
 
— Да ничего, — Машка села рядом и взяла Ольгу за руку, — я рада, что мне удалось вам помочь. Если хотите, я могу остаться с вами.
 
— Ничего себе, — усмехнулась Ольга, — какая смелая девчонка.
 
— Вообще-то, я хотела, как вам лучше. — В голосе девушки читалась обида. Машка уже встала с кровати и направилась уже к выходу, как Ольга её взяла за руку и остановила.
 
— Да ладно тебе, не обижайся, — тепло улыбнулась она, — я правда очень бы хотела, чтобы ты со мной осталась. Но как попросить об этом тебя, я не знала. Боялась, что ты меня не так поймешь. Тем более кровать большая, — понимая, что девушка все же решила остаться, Ольга забралась на кровать и уселась на ней, — не бойся, — жестом она позвала Машку к себе, — ты мне правда, стала очень дорога, прямо как сестрёнка, — Ольга улыбалась.
 
— Как сестрёнка? — Машка легла рядом и подложила под подушку руку, глядя на Ольгу.
 
— Конечно, как сестрёнка, Маш, — усмехнулась учительница, — я же, как ты сказала, не в твоём вкусе.
 
— Ольга Валерьевна? Вы спите? — шепотом спросила Машка минут через десять.
 
— Нет ещё, — ответила ей Ольга.
 
— Обещайте мне сыграть эту песню на гитаре? — мечтательно спросила Машка.
 
— «Полюбить незнакомку»? — Спросила Ольга, зевая.
 
— Да, — сказала Машка еще тише, — «Полюбить незнакомку».
 
— Обещаю, — с этими словами Ольга провалилась в сон.