— Солнышко, солнышко, — Ольга присела на корточки перед Машкой, пытаясь убрать руки с её лица, — все хорошо, я тут, — взяв Машу за плечи, Ольга наклонила её чуть на себя, чтобы обнять.
 
— Он ушёл, да? — посмотрела девушка на Ольгу заплаканными глазами.
 
— Конечно ушёл, милая, — улыбнулась Ольга, крепче прижимая к себе свою ученицу. — Не брошу я тебя никогда. Всё будет хорошо, — прошептала Ольга. — Он тебя сильно ударил? — С этими словами Ольга взяла в свои руки лицо девушки, глядя ей в глаза.
 
— Нет, всё нормально, — Машка попыталась встать, но схватилась за голову, — наверное, только головой немного ударилась, больше ничего не болит.
 
— Иди, я тебе помогу, — Ольга, нащупав небольшую шишку на голове, которая была не такой уж и серьёзной травмой, снова обняла Машку. — У меня всё внутри так трясется.
 
Услышав в ответ только приглушённые Машкины рыдания на своей груди, Ольга ещё пару минут молча стояла и прижимала девушку к себе. Шептала что-то успокаивающее, и когда её ученица немного пришла в себя, убедившись, что та может идти, повела её к себе домой.
 
Домой шли молча. Голова практически не болела, Машка больше испугалась, чем пострадала, однако, что одну, что вторую, трясло от шока. Ольга же старалась не подавать вида и волнения. Всячески подбадривала девушку, стараясь её тем самым отвлечь и успокоить.
 
Через пять минут девушки уже зашли в квартиру, и первым делом, Ольга достала лёд из морозильной камеры и приложила к Машкиной голове.
 
— Это чай с ромашкой, тебя должно отпустить, — с этими словами, Ольга поставила чашку с ароматным напитком на стол и села рядом.
 
— Спасибо, — сказала Машка еле слышно и дрожащими руками взяла в руки чашку и начала пить.
 
— Не сильно горячий? — Ольга поставила на стол тарелку с печеньями и отошла к окну в поисках зажигалки. Выругавшись, что никак не может её найти, подкурила от газовой плиты и села на подоконник.
 
— Нет, он не горячий. Спасибо вам, Ольга Валерьевна, — как-то грустно улыбнулась девушка.
 
— Я пиздец как испугалась, а когда увидела, что там ты, меня так штормить начало, — вздыхая, говорила Ольга Валерьевна.
 
Машка медленно со спины подошла к своей учительнице. Молча достала из пачки ещё одну сигарету. Сделав глоток крепкого кофе, который стоял на подоконнике, Машка взяла зажигалку, которую так безуспешно искала Ольга, и, улыбнувшись этому, закурила.
 
— Тушь размазалась, — тихонько сказала Ольга, глядя в глаза Машке. С этими словами девушка провела пальчиком под её глазами, стирая слезы, и заодно поправляя макияж.
 
— Это такая ерунда, — шумно выдохнув, сказала Машка.
 
— Знаю, — немного развернувшись, Ольга придвинула Машку к себе и обняла.
 
— Так страшно было. Я даже пошевелиться не могла. Только слышала, как моё сердце билось, — тихонько сказала она и снова заплакала.
 
— Ну что ты? — обратилась Ольга к своей ученице, взяв её рукой за подбородок и вытирая с лица слезинки, — не надо больше плакать, — девушка грустно улыбнулась, — со мной и похуже бывало, и драки, и мордобои отменные были. Нужно уметь за себя постоять. Уродов очень много ходит.
 
— Знаю, — сказала Машка, делая очередную затяжку. — Вам на актёрский надо было поступать.
 
— Да ну, — Ольга Валерьевна начала отнекиваться. — Эта история стара, как мир. Главное работает. Рисковать никто не будет, тем более венеричку на глаз не обнаружишь, — Ольга Валерьевна, затушив бычок, взяла в руки кружку с кофе и сделала пару глотков.
 
— И как теперь по улицам ходить? — вздохнула Машка.
 
— А нечего одной по гаражам ходить, — Ольга Валерьевна повысила голос на девушку, — и вообще, что ты там делала?
 
— Я… — замялась Машка, — к вам шла, — девушка отвела взгляд в сторону.
 
— Позволь узнать, зачем? — удивилась Ольга.
 
— Вы мне обещали, что на барабанах научите играть, а трубку не брали, — тихо ответила Машка.
 
— Так я телефон не слышала, — соврала Ольга, — у меня после работы образовалось срочное дело, мне надо было срочно съездить кое-куда с Женькой. У него были некоторые неотложные проблемы. Мы только вот недавно приехали.
 
— Аааа, — протянула девушка, — понятно. А Женька где?
 
— Да он, видимо, в ванне всё сидит, я как вышла из дома, он собирался туда, — Ольга Валерьевна встала с подоконника и села за стол на кухне.
 
— Понятно, — сказала Машка и тоже села за стол, снова прикладывая к голове лёд.
 
— Сильно болит? — заботливо спросила Ольга, двигаясь со стулом вместе к своей ученице. — Распусти волосы, дай я повнимательнее посмотрю.
 
Машка повернулась спиной к девушке и, развязав резинку на волосах, стала делать пробор.
 
— Дай я сама гляну, — с этими словами, Ольга начала распутывать длинные Машкины волосы. — Всегда мечтала о таких волосах, классных, — улыбнулась Ольга, — однако, меня в детстве постоянно стригли. Тут у тебя немного крови, — Ольга поменяла тему разговора. -Видимо ушиб, но не сильно серьёзный. Посиди так, я зелёнку достану, — Ольга встала и, достав из ящика аптечку, быстро нашла нужное средство. — Может чуть пощипать, но, думаю, жива останешься, — шутила учительница.
 
— Надеюсь, Ольга Валерьевна, — с шуткой в голосе отозвалась Машка.
 
— Олька, ты что Маринку назад привела? Вы голые уже, поди? — Послышался голос Женьки в глубине квартиры.
 
— Закрой свой рот, — грозно отозвалась Ольга, и, поймав на себе непонимающий взгляд ученицы, отвела глаза.
 
Машка поняла всё за секунду. Она встала и повернулась лицом к Ольге.
 
— О! Машка-алкашка, — на кухню зашел Женька, обернутый вокруг пояса в полотенце, — приветик, Машка. Не ожидал у нас тебя снова встретить.
 
Завидев в руке у сестры зелёнку и Машкины зареванные глаза, Женька испугался. Ольга вкратце рассказала ему, что приключилось с ними десять минут назад, и Женька, никак не ожидав услышать такое, сел в ступоре.
 
— Ну и дела тут, — задумчиво сказал Женька, делая несколько глотков кофе из кружки сестры. — Сильно испугалась? — Обратился он к пострадавшей Машке.
 
— Сильно. Я, правда, уже отошла, — сказала школьница, грустно улыбнувшись, — и вообще, я пойду домой, — с горечью в голосе продолжила она, — не надо было мне вообще приходить сюда, — обратилась девушка взглядом к Ольге Валерьевне. — Вообще зря всё, — тихо добавила она, вставая со стула и направляясь к выходу.
 
— Стой, — в один шаг Ольга догнала свою ученицу. — Ты же хотела поиграть на барабанах, — улыбнулась она девушке.
 
— Но я понимаю, что вам мешаю, — Машка опустила взгляд, намекая Ольге на то, что в курсе того, что Ольга была занята далеко не проблемами брата.
 
— Маш, — Ольга потянула девушку на себя, тем самым заводя её назад на кухню, — мы сейчас все допьем чай и пойдем в комнату. Я всегда выполняю свои обещания. Барабаны так барабаны.
 
 
— Оль, и как нам её учить-то? — Женька задумчиво почесал репу, глядя на то, как Машка, сев за установку, начала отчаянно бить по барабанам.
 
— Жень, я предлагаю тебе пройтись по подъезду, а сама пойду, книг что ли возьму, звук надо глушить хотя бы подручными средствами, — сказала Ольга, вставая с кресла.
 
Принеся в комнату несколько книг по алгебре, Ольга положила их на барабаны.
 
— Смотри, — с этими словами Ольга ударила несколько раз по барабану, — так можно относительно заглушить звук, и не бей так сильно, — Ольга улыбнулась Машке.
 
— А вы мне покажете, как надо правильно играть? — спросила Машка, протягивая своей учительнице палочки.
 
— Покажу, — с этими словами Ольга взяла второй табурет и села позади девушки, — только обещай мне не лупить по ним, как сумасшедшая.
 
— Угу, — отозвалась Машка, слегка повернув голову в сторону Ольги.
 
— Маш, подвинься ко мне спиной как можно плотнее, — попросила она девушку. — Видишь, я сижу чуть выше тебя, и если ты опустишь локти, то я тебе сейчас всё покажу.
 
Машка, полностью придвинувшись к своей учительнице спиной, смогла даже немного облокотиться об Ольгу, чтобы вообще не мешать ей своим телом, давая тем самым доступ к барабанной установке на все сто процентов.
 
— Маш, смотри, это бочка, — с этими словами Ольга поставила правую ногу на педаль и сделала несколько ударов по ней. — Правая нога всегда должна лежать здесь. Поняла?
 
— Да, поняла, Ольга Валерьевна. А можно я поставлю свою ногу? — спросила девушка, поднимая на учительницу свой взгляд.
 
Понимая, что находится к учительнице слишком близко, Машка тут же засмущалась от этого и опустила голову. Ольга же сделала вид, что не заметила смущения девушки, и, разрешив ей поставить правую ногу на педаль, начала объяснять дальше.
 
— Это, — ударила она рукой по тарелочкам и тут же умело и очень быстро заглушила звук ножной педалью, — хай-хэт. Здесь две тарелочки, видишь?
 
Получив быстрое «угу» от своей ученицы, Ольга рассмеялась про себя. Почувствовав, что в голосе Ольги послышались нотки юмора, Машка вопросительно посмотрела на учительницу.
 
— Маш, почему синусоиды не вызывают в тебе такого интереса? — спросила Ольга Валерьевна.
 
— Ну что вы опять про них заладили? — Машка надула губки. — Мы же не в школе?
 
— Ой, какая хитрая, — улыбнулась Ольга, поправляя волосы и закалывая чёлку, чтобы та не лезла в глаза.
 
— Ольга Валерьевна, давайте про хэт, — Машка снова подняла глаза на учительницу и, увидев, что та улыбается, улыбнулась ей в ответ.
 
— Смотри, здесь тоже есть педаль, ставь на неё свою ногу, — обратилась она к ученице, и та сразу же её послушалась. — Ногу отсюда не убирай, держи тарелки в закрытом состоянии.
 
— Хорошо, — сказала Машка и начала ёрзать на стуле. — Как-то не очень удобно так сидеть.
 
— Это с непривычки. Здесь работают и ноги, и руки, и всегда ты должна находиться в напряжении. Поняла? — сказала Ольга, наклоняя при этом свой корпус вместе с корпусом Машки, чтобы суметь дотянуться до её ног и поставить их правильно.
 
— Поняла, — сказала Машка.
 
— Эй-эй, — повысила голос Ольга, — ты куда спину наклонила? — с этими словами Ольга взялась за Машкины плечи и облокотила тем самым девушку на себя, — так нельзя сидеть, я не зря позади тебя села.
 
— Хорошо, — сказала Машка. — Буду стараться держать спину.
 
— Смотри дальше, для начала покажу тебе только один барабан. Это, — ударила она пальцами по поверхности, — рабочий. Он основной. Остальные нужны для переходов, всевозможных фишек и для выделения звука. С ними мы разберёмся чуть позже.
 
— О, вы уже теорию изучаете? — в комнату вошел Женька и уселся в кресло напротив девчонок.
 
— Типа того, — сказала Ольга. — С соседями всё норм?
 
— Да, у нас есть всего лишь час, дальше уже поздно, — сказал парень.
 
— Ну, тогда поехали, — сказала Ольга, взяв в руки палочки. — Жень, тащи метроном что ли, — обратилась она к брату.
 
Ольга достаточно хорошо играла на барабанной установке. Сколько точно по времени она стучала, уже не помнила. Может, лет семь, если сказать навскидку.
 
Ольга ходила в музыкальную школу с шести лет на пение, потом серьёзно начала заниматься гитарой. Играла на школьных показательных выступлениях, пела в хоре, и преподаватели в музыкальной школе её всегда выделяли среди сверстников.
 
 В лет тринадцать друзья по музыкальной школе объединились в небольшую группу и в течение полутора лет представляли среднюю школу искусств на различных конкурсах и фестивалях. Постепенно ребята менялись между собой, и к концу девятого класса школьный ансамбль переквалифицировался в местную рок-группу. Ольга в основном играла на гитаре и отвечала за женский вокал, но иногда ребята между собой менялись инструментами, поэтому Ольга умела играть и на барабанах, и на басу, и на клавишах.
 
 Когда уровень группы подрос, ребята начали ездить на различные конкурсы и рок-фестивали за пределы области, а то и вообще в отдаленные регионы. А когда подрос Женька, парень хвостиком бегал за сестрой, и вскоре сам стал неплохо разбираться в музыкальных инструментах. Лет в шестнадцать голос парня окончательно созрел, и он начал очень и очень неплохо петь.
 
Время с Машкой пролетело незаметно. Ребята смогли объяснить девушке основной принцип игры, обучили самым простым ритмам. Машка даже освоила самые простецкие переходы, чему несказанно была рада. Отстукивая под метроном, девушка практически не сбивалась, отчего Женька даже немного увеличил скорость.
 
Машке удалось уболтать Женьку и Ольгу на несколько последующих занятий, на что ребята согласились. Женька позвал девушку на следующей неделе к ним домой, так как должны были приехать из другого города их друзья на шумную вечеринку, где они смогли бы неплохо поиграть на инструментах. Машка светилась от счастья и смогла наконец успокоиться и привести свои нервы в порядок.
 
Ольга решила довезти свою ученицу до дома во избежание всяких неприятных историй и приключений. Машка же всю дорогу трещала без умолку. Расспрашивала учительницу про инструменты, про занятия и смогла притихнуть только тогда, когда машина Ольги уже подъезжала к Машкиному дому.
 
У Ольги тоже поднялось настроение под вечер, и отпускать Машку она не хотела. Она понимала, что Машка смышлёная и не по годам развитая девушка, к которой она испытывала некоторую симпатию. Однако никаких действий в сторону своей ученицы она не собиралась предпринимать. Тем более Ольга видела, как Машка смотрит на неё, видела, что школьнице приятно её общество. Поэтому, когда машина подъехала к подъезду, повисла некоторая неловкая пауза.
 
— Я провожу тебя до двери, — сказала Ольга, выходя из машины.
 
— Спасибо, — тихонько ответила Машка.
 
 Девчонки побежали под козырёк подъезда.
 
— Ненавижу осень, — сказала Машка, наблюдая, как дождь начал усиливаться, и за несколько секунд образовалась на асфальте большая лужа.
 
— А мне нравится такая погода, — сказала Ольга и присела на корточки, облокотившись о железную дверь. — Тепло сегодня.
 
— Сама этому радуюсь, — сказала Машка и села рядом. — Только радоваться осталось совсем недолго, — в голосе девушки было сожаление.
 
— Да, я смотрела погоду, — Ольга подкурила себе и Машке сигарету, — на следующей неделе сильно похолодает. Держи.
 
— Спасибо, — сказала Машка, закуривая. — И вообще, — добавила она, — спасибо вам за всё, что вы сделали.
 
— Дурёха, — Ольга по-свойски обняла девушку за плечо, притягивая к себе, — не ходи больше по тёмным улицам, а тем более к гаражам одна. Договорились? — обратилась она к девушке.
 
— Договорились, — сказала Машка и тут же, решившись, спросила: — Ольга Валерьевна, а можно я вам нескромный вопрос задам.
 
— Ну, давай, — усмехнулась Ольга, выдыхая дым их легких.
 
— А кто такая Марина? Это её я видела? — как-то тише обычного спросила Машка и заглянула Ольге Валерьевне в глаза.
 
— Маш, та девушка, которую ты видела в школе, её зовут Катя, и не думаю, что мне удастся возобновить с ней отношения, как бы я этого не хотела, — уверенно сказала Ольга, отводя глаза и наблюдая, как капли дождя стекают по козырьку.
 
Подул сильный ветер, Ольга почувствовала, что Машка съёжилась, и сильнее прижала её к себе.
 
— А Марина — это, — замялась Ольга, бегая глазами, — Марина иногда появляется в моей жизни, когда я стою на распутье. Хорошая подруга, с которой иногда можно позволить себе немного больше.
 
— Это как? — удивлённо спросила Машка.
 
— Маша, я не знаю, что тебе на такое можно и нужно отвечать, — рассмеялась Ольга.
 
— Ну, Ольга Валерьевна! — Машка надула губки и обиженно посмотрела на свою учительницу.
 
— Маш, ты хочешь поговорить? — спросила Ольга, обращаясь к девушке.
 
— Ну… да, — сказала Машка и вопросительно посмотрела на свою учительницу.
 
— Я надеюсь, ты сделала все уроки? Время почти одиннадцать часов.
 
— Ольга Валерьевна! Вы нам ничего не задали, по русскому был диктант, а историю, общество и биологию я прочла, — начала быстренько перечислять Машка.
 
— С тебя вкусный кофе на балконе и соблюдение хоть какой-то субординации, договорились? — с этими словами Ольга встала и подняла Машку, которая начала замерзать.
 
— Конечно! — сказала Машка, открывая домофонную дверь.