— У тебя очень красивый вид. Когда садится солнце, наверное, невероятное зрелище, — сказала Ольга, усевшись поудобнее на балконе в кресле.
 
— Да, я очень люблю здесь сидеть. Жаль только, что диван поставить негде, — улыбнулась Машка.
 
— На моём балконе даже одно такое кресло не поместится. А у тебя их целых два, к тому же ещё столик, — сказала Ольга и начала укрывать ноги тёплым пледом.
 
— Здесь темно и не видно шкафа. Отец в нём свои принадлежности для рыбалки хранит, — сказала Машка, показывая рукой позади себя.
 
— Рыбак, значит? — улыбнулась Ольга. — Мой отец тоже этим увлекается. А вот Женька как-то не изъявил желания пристраститься к этому занятию.
 
— Пару раз меня отец брал с собой, но мне было там очень скучно. Потом и вовсе забросила я это дело. Не моё, — улыбнулась Машка.
 
— Посмотри, как поднимается ветер: ночью, наверное, будет вообще настоящий ураган, — задумчиво сказала Ольга и взяла со стола кружку с кофе и несколько печенек.
 
— Наверное, поднимется, — Машка наконец перетащила с кухни на столик все печеньки и бутеры и сама уселась в кресло, тоже накрывая свои ноги пледом.
 
— Маш, когда к нам с Женькой ребята приедут, ты меня только на «ты» называй, хорошо? Так вопросов будет меньше и подколов в мою сторону.
 
— Хорошо, — усмехнулась Машка. — А они про вас знают все? — спросила она.
 
— Да, знают они все, конечно, у меня от друзей практически никаких секретов нет. Тем более мы друг друга знаем очень давно, — сказала Ольга.
 
— Это хорошо, когда нет секретов. А я про вас девчонкам ничего не рассказывала вообще, — сказала Машка, подкуривая.
 
— Ты слишком много куришь, — сказала Ольга. — Сокращай это дело.
 
— Знаю, — сказала Машка, выдыхая дым. — Мне просто очень нравится курить. А так да, это ещё та зараза, — улыбнулась девушка.
 
— А почему ты ничего не рассказываешь подругам? — спросила Ольга и сама потянулась за пачкой сигарет.
 
— Не знаю, — задумалась Машка. — Появится слишком много вопросов. И я вам обещала, что ваши секреты не выдам.
 
— Мило, — сказала Ольга. — Но если ты уверена, что твои подруги будут держать язык за зубами, все равно непонятно, почему ты им не расскажешь, что мы с тобой просто дружим?
 
— Ольга Валерьевна, — посмотрела Машка на учительницу, — они начнут задавать вопросы, а правдоподобно врать я не смогу. Поэтому решила им вообще ничего не рассказывать, пока.
 
— С другой стороны, тоже верно, — подметила учительница.
 
— Обещаете не смеяться? — с этими словами Машка уставилась на Ольгу и хитро сузила глаза.
 
— Обещаю, — расплылась Ольга в улыбке.
 
— Мы за вами следили, — Машка уставилась на девушку.
 
— Господи, боже мой, — расхохоталась Ольга. — С кем хоть следила-то? И выследила что?
 
— Нет, всё не так, я в начале года у вас песню на звонке услышала, она из сериала тёмного, ну и рассказала девочкам о своих подозрениях. Ну, а дальше мы с Танькиным парнем за вами поехали, а тут вы Женьку приехали встречать. Все решили, что это ваш либо муж, либо парень, — сказала Машка, чуть ли не оправдываясь.
 
— Да уж, — улыбалась Ольга. — Хорошо, что я поехала тогда Женьку встречать, а не ещё куда-либо. Вот бы вы там охренели.
 
— Поэтому девчонки считают, что вы по парням больше специализируетесь, — сказала Машка, улыбаясь.
 
— Хорошо, что так считают, — улыбнулась Ольга, — спят пусть спокойнее.
 
— А расскажите мне про Катю. — Машка всё же решилась и задала вопрос Ольге.
 
— Маш, если честно, что именно тебе про неё рассказать, я не знаю, — грустно улыбнулась Ольга. — Может, тебе проще будет спрашивать?
 
— Наверное, — подметила Машка. — Тем более, я почему-то уверена, что вы мне далеко не всё расскажете, — добавила девушка.
 
— Конечно, не всё. Вот, например, как ты думаешь, сколько ей лет?
 
— Не знаю, — задумалась девушка. — Может, где-то двадцать семь? — предположила она.
 
— Ты смело можешь прибавить десять лет, — подметила Ольга, делая глоток кофе.
 
— Ничего себе! — воскликнула школьница. — По ней не скажешь!
 
— Да, я с тобой соглашусь. Катя очень скупая на эмоции, её сложно чем-то удивить. Она вообще очень сложный человек.
 
— И сколько вы с ней были вместе? — Машка задала интересующий её вопрос.
 
— Ты нашла что спросить. Сама не могу сказать, — тихонько ответила Ольга. — Отвечу, что наши с ней взаимные чувства длились около трёх лет.
 
— Я что-то не совсем поняла, — задумчиво сказала Машка.
 
— Маш, у нас всё крайне сложно. Изначально между нами вообще не было ничего серьёзного. У меня вообще ни с кем никогда не было ничего серьёзного. Мне нравилась девушка — я была с девушкой. Я жила по этому принципу, да и сейчас то же самое, — Ольга внимательно посмотрела на свою ученицу.
 
— Ольга Валерьевна, я запуталась, — неуверенно сказала Машка.
 
— Я встречалась с ней три-четыре раза в месяц, сама понимаешь для чего, — Ольга подлила воды из чайника к себе в кружку.
 
— Хорошо, это я уже поняла, — сказала Машка, подставляя свою чашку под кипяток.
 
— Потом я начала к ней привязываться. Скучать даже. Но, ты знаешь, я абсолютно не входила в её планы. Плюс её работа. Она работает в следствии. Встречи были очень сложными. Приходилось подстраиваться. Да и живёт она не здесь. В другом городе.
 
— И что потом?
 
— Маш, ты не обижайся, я правда к тебе очень хорошо отношусь, и вообще ты мне действительно в последнее время стала дорога как человек. Но я не смогу тебе всего рассказать. По крайней мере, сейчас, — Ольга немного повысила голос, обращаясь к девушке.
 
— Я понимаю, что очень сложно все. Я не обижаюсь, Ольга Валерьевна, — сказала Машка, подкуривая привычные две сигареты. — Держите.
 
— Спасибо, — Ольга, затянувшись, продолжила: — В общем, скажу так, что морозились мы около года. Меня она действительно зацепила. Потом расстались, и в итоге она сама ко мне приехала. Начали всё сначала, но потом все снова распалось. Она не могла сидеть на месте. Она любила свободу. Для неё я была скорее развлечением, но на постоянной основе. Стоило ей позвонить мне — и я лечу к ней за три сотни километров, как по щелчку. Её это устраивало, да и меня тоже. Мы были вместе и мы были свободны, понимаешь?
 
— То есть вы пара только тогда, когда находитесь вместе? — вопросительно подытожила Машка.
 
— Да, в том-то и дело. Ей не нужно ничего серьёзного. К тому же, она бисексуалка. Знаешь, приезжая к ней домой, было здорово находить пачки от презервативов.
 
— Это отвратительно, — воскликнула Машка. — Но почему вы всё это допускали?
 
— Я была в неё влюблена. Тяжело влюблена. Такое можно назвать чем-то вроде болезни. По прошествии времени я с этим смирилась. Сама могла позволить себе много в отношении других женщин. А потом в ней что-то изменилось, знаешь, — Ольга грустно улыбнулась, глядя на Машку, — в какой-то момент я подумала, что всё у нас сможет наладиться. И на некоторое время действительно наладилось. Я переехала к ней. Все было довольно тихо. Я видела, я знаю, как она ко мне относится. Она меня, наверное, до сих пор любит, правда своей, такой любовью, отчасти мне непонятной. Её работа, ты не представляешь, сколько сил она в неё вкладывает. Ей обещали серьёзное повышение. Начали копать под неё… Маш, там очень много всего, — Ольга закрыла глаза и махнула рукой. — Из-за меня у неё начались проблемы. В итоге, сначала я съехала на съемную квартиру, а потом и вовсе уехала назад. Она обещала, что всё наладится, а я ждала. Месяц, два. Нечастые свидания. Её обещания. И ведь, знаешь, я этому верила. Я видела в её глазах серьезные намерения. Но…
 
— И в итоге она повернула назад? — перебила Машка.
 
— А в итоге она вышла замуж. А я ничего об этом даже не узнала. Я даже не знаю, за кого. Вполне возможно, что это полная липа. Фиктивно, понимаешь? А, может быть, и правда, кого-то встретила. Но, судя по всему, с темой она не завязала: Оксана постоянно видит её в клубе.
 
— Получается, она не может иметь серьезные отношения с девушкой, как бы она вас не любила и как бы к вам не относилась?
 
— Сейчас Катя начальник следственного отдела, майор юстиции в ОВД. И я уверена, что у неё всё будет хорошо, — сказала Ольга, вставая с кресла и подходя к окну. — Я отдала слишком много сил этим отношениям. Но, как я уже и говорила, игра не стоила свеч. Не всё в этой жизни, Машка, зависит от нас. Иногда обстоятельства берут верх над чувствами.
 
— А в клубе вы видели её? Вы же к ней приезжали? — Машка подошла к Ольге и встала рядом.
 
— Да, когда она меня увидела, я прочитала в её глазах много всего. Буквально за секунду. Но она ко мне не подошла. Она была там с девушкой. А я просто смотрела.
 
— Всё будет хорошо, — Машка взяла Ольгу за руку и посмотрела в её глаза. — Мне кажется, нужно время, и тогда всё пройдет. Вы просто поставили многое на карту и, не получив ничего, морально истощились.
 
— Ты верно подметила, Машка, — как-то тихо сказала Ольга. — Поэтому я вернулась домой и решила, что надо в своей жизни что-то поменять, — улыбнулась Ольга. — Теперь вот учу карапузов.
 
— Это каких таких карапузов?! Ольга Валерьевна! — запротестовала Машка.
 
— Маш, ты девочка не глупая, во многом очень даже умная. Но все равно ты пока что ребёнок. Будь аккуратнее, мудрее. И не спеши знакомиться с дамами. Не всегда сердечные переживания идут на пользу юной девочке.
 
— Почему же?
 
— Может, потому что я за тебя переживаю? И не хочу, чтобы ты наделала глупостей?
 
— Я, правда, больше не буду чудить. И в том клубе… я не знаю, что на меня нашло, — сказала Машка.
 
— Маш? У тебя вообще было что-то больше поцелуев? — Ольга, пристально посмотрев на свою ученицу и увидев в глазах интересующий её ответ, продолжила: — Ну, а какого черта, ты совершенно одна поехала в такое место? Там все друг друга знают, понимаешь? Ты сама же чуть не отдалась первой встречной в задрипанном толчке! Это хорошо, что я вообще пошла искать Оксану! Это хорошо, что я вообще была там!
 
— Но я, правда, не знаю, зачем, я просто пьяная была в ноль, — сказала Машка, нервничая и оправдываясь.
 
— Маш, на Новый год в клубе будет серьёзная и очень крутая вечеринка. Я попробую уладить с Оксаной вопрос. Возьму тебя с собой. Меня в клубе все знают, и не думаю, что к тебе кто-то начнет приставать.
 
— Правда? — Машка округлила глаза и, не понимая до конца, как же ей повезло, накинулась на Ольгу с объятиями. — Спасибо!!! Я обещаю, обещаю, что не буду пить!
 
— Смотри мне, будешь себя хорошо вести, познакомлю тебя с барышнями твоего возраста, — сказала Ольга, буквально отдирая от себя свою ученицу. — Но если твои интрижки помешают тебе учиться, — в голосе Ольги послышались нотки серьёзности, — я лавочку прикрою!
 
— Ольга Валерьевна! — Машка начала мотать головой, — Алгебра — мой любимый предмет!
 
— Ой, да иди ты! — отмахнулась учительница. — Последний кофе на сегодня, — с этими словами Ольга села в кресло и закутала ноги в одеяло, — и я поеду домой.
 
Машка же, сев на своё кресло и налив себе немного горячего кофе, спросила:
 
— Ольга Валерьевна?
 
— Что? — учительница не смогла сдержать улыбки, глядя на то, как оживилась Машка.
 
— А сколько у вас было женщин?
 
— Рыжова!!! — Ольга чуть не подавилась кофе и тут же поставила чашку на стол.
 
— Ну всё, всё, молчу, — Машка, улыбаясь, опустила глаза и начала хихикать.
 
— Закончишь школу — расскажу! — Ольга начала кашлять. — А тебе, я смотрю, палец в рот не клади!