Всё чаще Машка нарывалась на вопросы любопытных подруг, которые, не понимая, что происходит в жизни девушки, задавали их все больше и больше. Сама же Рыжова, что говорить не знала и постоянно избегала тем, которые каким-либо образом могли указать на довольно тесное общение её и Ольги Валерьевны. Свое бесконечное отсутствие в жизни подруг, девушка сваливала на постоянные дополнительные занятия. Девчонки, в конце концов, перестали задавать вопросы, тем более что Машка начала делать действительно хорошие успехи в учёбе по точным наукам. Рыжова даже умудрилась выйти к доске по алгебре и не допустить серьёзных ошибок в тригонометрическом уравнении, и смогла получить действительно заслуженную четвёрку по когда-то столь ненавистному предмету.
 
На дополнительных занятиях Машка заваливала Ольгу вопросами касаемо изученного материала. Частенько звонила вечерами своей учительнице во время подготовки домашнего задания и уточняла интересующие моменты. Однажды вечером Машке удалось своей непонятливостью вывести Ольгу из себя, и та через 20 минут приехала к ней объяснять несчастные логарифмы.
 
Учебная неделя тянулась очень медленно. И сегодня, вечером субботы, девушка, сидя на балконе с чашкой чая, испытывала хоть какое-то, но облегчение. Однако все Машкины мысли занимал другой факт. Она уже два дня ходила с непонятной для неё мыслью, ведь она заметила в поведении Ольги явные изменения. Во время дополнительного занятия в четверг, Ольга постоянно отвлекалась на телефон и после очень быстро собралась, и чуть ли не пулей вылетела из класса, набирая на телефоне чей-то номер, что не могло остаться незамеченным. Девушка на следующий день побоялась спросить у учительницы, куда это она так торопилась, да и так Машка понимала, что Ольга на такие вопросы не ответит.
 
На уроках Ольга Валерьевна вела себя так же сдержанно и сухо, старалась даже не смотреть на Машку. Рыжову этот факт действительно расстраивал, ведь девушка сильно к ней привязалась. Меньше всего Машке хотелось терять то общение, которое между ними было. А сегодня, когда школьница прибежала после уроков к Ольге играть на барабанах, выяснилось, что её не будет, и она попросила своего брата с ней позаниматься. Женька, конечно, о выходных похождениях своей сестры не знал ровным счётом ничего и под конец репетиции, когда ему от Ольги пришла смс о том, что та сегодня ночевать дома не собирается, Машка расстроилась окончательно. Да и вообще, чего больше боялась девушка, ещё не понимала. Весь вечер изводила себя странными мыслями и даже удивилась тому, что начала ревновать свою учительницу. Только к кому? И вот, сидя в полном одиночестве на балконе, в очередной раз прокручивая в своей голове непонятные для неё мысли, девушка курила и нервничала.
 
 Усмехнувшись своим мыслям и думкам, девушка решила отвлечься и зашла в ВК. В один момент ей очень сильно захотелось с кем-то поговорить, поделиться своими переживаниями. Однако в сети из близких друзей не было никого. Да и с кем бы она могла поговорить? Кому она могла рассказать то, что происходит в её жизни? Таньке? Татьяна, проводив Артёма в армию, была всецело поглощена своими мыслями. Алиска же наоборот, часами без умолку трещала про своего нового парня из параллельного класса, и воспринимать что-то другое была просто не способна, так как находилась в полной эйфории от новых эмоций и ощущений. И вот, листая список друзей, Машка так никого и не нашла с кем могла бы просто развеяться и поболтать на отвлеченные темы. Даже разговор с родителями — их сообщение о том, что они задержатся ещё на неопределённое время — не возымел того безграничного счастья, как раньше.
 
Только девушка вернулась к себе в комнату и улеглась на кровать, как телефон завибрировал. Увидев на экране имя той, о ком были последние размышления, Машка ответила на звонок.
 
— Я вообще-то звоню убедиться, что ты спишь, — послышалось на том конце провода.
 
— Ольга Валерьевна, кто спит в субботу в 9 часов вечера? — задумчиво произнесла школьница, усаживаясь в кровати поудобнее.
 
— Ой, ты прямо так говоришь, будто из дома собираешься выходить гудеть на всю ночь, — смеялась в трубку Ольга.
 
— Зря смеётесь, Ольга Валерьевна, я, между прочим, наполняю свой сосуд знаниями, грызу гранит науки, так сказать, — сказала Машка крайне серьёзно.
 
— ОООО, я очень тебя понимаю, только я вот свой сосуд наполнила сегодня чем угодно, но не знаниями, — съязвила Ольга. — Так, ладно, я звоню по делу.
 
— Ого! И по какому же делу вы звоните мне и отвлекаете меня в столь позднее время, — Машка наигранно начала возмущаться.
 
— Ага, небывалая наглость, Рыжова, с моей стороны. Но! Первое: быстренько иди на кухню, бери самую большую кружку и делай очень крепкий чай. Второе.
 
— Зачем это чай, — перебила Машка свою учительницу.
 
— Рыжова, ты согласишься со мной, что учительницам под вечер к своим ученицам в не очень трезвом виде ходить неприлично?
 
— Ой, Ольга Валерьевна, у вас нормальный голос, вы зря на себя наговариваете.
 
— Да знаю я, однако, с собой у меня кое-что припасено, и для этого я должна прийти полностью в себя, чтоб на утро быть самым настоящим огурцом.
 
— Да иду, иду, — Машка, подорвавшись с кровати даже не с первого раза, попав ногами в тапочки, пулей побежала на кухню от переполняющих её эмоций и радости.
 
— Так Рыжова, я тут на перекрёстке около магазина, у тебя сигареты есть или мне купить?
 
— Две пачки есть, Ольга Валерьевна, можете не покупать, — сказала Машка, а сама высунула голову в окно, надеясь на то, что уже сможет увидеть Ольгу, приближающуюся к подъездной двери. — А вы скоро?
 
— Да иду я, Рыжова, иду, — сказала Ольга недовольным голосом. — Дверь открывай.
 
— Ольга Валерьевна, и что вы там напридумывали? — заинтересованно спросила Машка, глядя на то, как Ольга размешивает сахар в чае.
 
— Да, что я могла придумать, Машка? — Ольга развела руками. — Понимаешь, у нас, как ни странно, осень! И во всех школах проходят осенние балы. Только мы, как самые лысые!
 
— Что? — рассмеялась Машка. — Вы у нас будете заниматься подготовкой дискача? — Машка начала с интересом потирать руки.
 
— Маша, у нас не просто дискач, как ты выражаешься! У нас видите ли «Мисс Осень». А так как я не только самая молодая, но и ещё не веду классное руководство, эту ху… — осеклась Ольга, — бесплатную нагрузку в смысле, водрузили на меня и на Семёна!
 
— Семён? Физрук что ли? — спросила Машка.
 
— Ага, — кивнула головой Ольга, — помимо того, что мы будем караулить, чтобы толпы озабоченных подростков на каждом углу школы не нажрались в кол, нам необходимо еще придумать культурное мероприятие.
 
— Ууу, — неодобрительно загудела Машка. — Вот вам, то ещё развлечение. Есть идеи?
— Знаешь, именно за идеями я поехала к Семёну! Именно за идеями, — сказала Ольга, и, взяв пачку сигарет со стола, направилась на балкон. — Однако кто ж знал, что жена его, Ира, ради такого случая детей к свекрови отвезла и достала домашнего вина!
 
— И что? — спросила Машка, усаживаясь в кресло на балконе поудобнее.
 
— Что, что? — спросила Ольга, уставившись на свою ученицу. — Отличное вино делает отец твоего физрука!
 
— А придумать что-то смогли? — спросила Машка.
 
— В общем так, Рыжова! — Ольга с этими словами повернулась к своей ученице и, внимательно глядя на неё, продолжила: — Ты даже не думай сопротивляться и вообще, учитывая наше общение, ты не имеешь права отказываться.
 
— Ольга Валерьевна, мне прямо страшно, — улыбнулась Машка. И вообще, что это такое? — Рыжова изобразила на лице возмущение: — На ночь глядя ко мне заваливается пьяная училка математики.
 
— Да, да, — довольная своей идеей, Ольга очаровательно улыбалась.
 
— При этом ставит мне непонятные условия и ничего толком не объясняет!
 
— Так, Рыжова! Ты не учла три пункта, — Ольга, выкинув недокуренную сигарету в окно, начала демонстративно загибать пальцы: — Мне, как твоему учителю, не нравится то, как ты обо мне отзываешься. — На что Машка ещё и притворно цокнула и выдохнула дым носом. — Во-вторых, я принесла с собой немного вина, и оно довольно слабое кстати. Именно для того, чтобы принятие твоего решения прошло быстрее и без сомнений.
 
— Ах, вино! И где же оно, — Машка начала смотреть по сторонам.
 
— Вино после того, как мы всё решим, Рыжова! А сейчас пошли в комнату, мне надо тебе много чего рассказать.
 
 
— В общем, Рыжова, садись, — сказала Ольга, расхаживая по комнате, и дождавшись пока Машка усядется на диван, продолжила. — Я хочу тебя поздравить!
 
— С чем? — на лице у школьницы читалось подозрение.
 
— Как с чем! Машенька, — Ольга посмотрела на школьницу с улыбкой: — Тебе выпала огромная честь быть ведущей осеннего бала! — Слишком уж пафосно произнесла Ольга, словно не замечая, как Машка нахмурила брови.
 
— Ольга Валерьевна, — жалобно протянула девушка: — ну это же просто отвратительно! Придется репетировать, оставаться вечерами, плюсом ещё учить текст! — Машка протестовала.
 
— Маш, — Ольга села рядом со своей ученицей и направила свой взгляд на девушку, — текст мы уже сегодня вечером написали. Особых трудностей с этим, ну, просто быть не может, — Ольга развела руками. — Да и вообще, на педсовете нам дали чёткое указание о том, что большая часть старшеклассников должна быть задействована, поэтому тебя всё равно припашут, — разулыбалась Ольга, понимая, что этот аргумент сработает наверняка.
 
— Ольга Валерьевна, — в голосе Машки ожидаемого энтузиазма не прибавилось, — ну, может, ещё кого попробуете?
 
— Ну ты даёшь! Это потрясающая возможность окунуться в замечательный процесс творчества, — еле сдерживая смех, говорила Ольга. — И эта столь удивительная возможность досталась тебе, — с большой долей сарказма произнесла Ольга и тут же добавила: — Ещё мне в понедельник с Илюхиным разговаривать, он, между прочим, будет твоим соведущим, и разговаривать мы с ним будем вместе. Поэтому тебе до понедельника нужно свыкнуться с этой мыслью и вжиться в роль суперведущей столь фееричного представления.
 
— Ну, Ольга Валерьевна, — чуть ли не захныкала Машка: — ну почему именно я?
 
— Как почему? — в голосе учительницы были слышны нотки удивления. — А кого мне ещё просить? Между прочим, мне поручили найти ведущих! А мне просить особо некого!
 
— Блин! Ольга Валерьевна, — скептически настроенная Машка вздохнула: — ну, только ради вас, блин.
 
— Вот! Я в тебе никогда не сомневалась, Рыжова, — торжественно произнесла Ольга и обняла девушку за плечи. — Родина тебя не забудет.
 
— Текст хоть весь готов? — уже с мягкой улыбкой спросила Машка, понимая, что деваться ей некуда и особо выбора у неё нет.
 
— Вот как раз ждала этот вопрос от тебя, — с этими словами Ольга встала с дивана и, взяв из сумки заветные листы, передала их будущей ведущей осеннего бала.
 
— Какое счастье, — пробубнила себе под нос школьница, пробегая глазами по тексту.
 
— Я знала, что тебе понравится, — добавила Ольга, присаживаясь рядом.
 
— И сколько времени на подготовку? — спросила Машка, листая страницы текста.
 
— Бал ваш через месяц. За неделю нужно собрать весь коллектив и в субботу начинать репетиции.
 
— Да ё-моё! Ольга Валерьевна, а как же барабаны? — Машка уставилась на Ольгу с вопросом.
 
— Да не денутся барабаны никуда, я обещаю, мы придумаем что-нибудь, — тепло улыбнулась Ольга.
 
— Ясно, — сказала Машка, встав с дивана. Девушка подошла к столу и положила сценарий на него. — Успею повнимательнее завтра прочитать. Сейчас не хочу этим заниматься.
 
— И правильно, — сказала Ольга. — Ну что, — с этими словами она встала и взяла свою сумку: — надо идти домой мне. Женька, поди, заскучал без меня. Устрою ему сюрприз, — улыбнулась Ольга. — Я ему написала, что не приду сегодня.
 
— Ну вот! — расстроилась Машка. — Я думала, что вас ужином накормлю, а я, между прочим, старалась. Пошли на кухню, — Машка выхватила сумку у Ольги из рук и положила на диван.
 
— Маша¸ — протянула Ольга с улыбкой: — у меня дома мужик некормленый, а я тут…
Однако Рыжова не дала договорить своей учительнице, она взяла Ольгу за руку, потянула её в сторону кухни и чуть ли не силой посадила за стол.
 
— Мужик ваш некормленый так обрадовался, что вас дома не будет. Трещал про какую-то Ксюшу, и всерьёз мне думается, что она у него сейчас, — говорила Машка¸ доставая при этом кастрюлю из холодильника. — И что-то мне подсказывает, что в вашем случае вы будете там третьей лишней.
 
— Это кстати вполне может быть, — сказала Ольга. — Давай помогу тебе, Рыжова, раз уж на ужин напросилась, — с этими словами Ольга встала и начала доставать посуду.
 
Машка была действительно рада тому, что Ольга осталась у неё на ужин. Ведь ей так не хватало простого человеческого тепла и внимания. Последнее время она чувствовала себя одинокой и подавленной. Пытаясь отвлечься на учёбу и какие-то другие дела, девушка нагружала себя по полной программе. Рыжова радовалась тому, что придя домой, валилась с ног от усталости и быстро засыпала. Машка меньше всего хотела приходить домой в пустую большую квартиру, где её никто не ждал. За эти полтора месяца с начала учебы, Рыжова успела как никогда в жизни соскучиться по родителям. А от понимания того, что приедут они не раньше чем через месяц, становилось ещё печальнее.
 
Девушки сидели за столом и долго разговаривали. Машка рассказывала про то, как училась готовить. Про своё детство, и про то, как родители ей не разрешали завести собаку. И про то, как этим летом обгорела на солнце. Ей казалось, что с Ольгой можно говорить обо всём на свете. Тем более, что Ольга слушала ее рассказы и смеялась, добавляя также и свои истории из детства. Казалось, это был разговор двух давно знакомых подруг, которые давненько не виделись, и Машке так не хотелось, чтобы это время заканчивалось. Взглянув украдкой на часы, и понимая, что сейчас Ольга будет собираться, Машка расстроилась. Стрелки замерли на одиннадцати. Меньше всего ей хотелось, чтобы Ольга сейчас уходила. Меньше всего ей хотелось опять оставаться одной.
 
Пока Ольга звонила своему брату, Машка думала о том, что, когда учительница уйдет, девушка засядет в ванне с книжкой и попробует осилить за ночь добрую половину «Ракового корпуса» Солженицына. Однако понимая по разговору, что Женька всячески уговаривает сестру не появляться сегодня дома и предоставить квартиру в полное распоряжение ему и Ксюше, Машка воспряла духом и поставила чайник.
 
Хоть Ольга и отнекивалась поначалу. И предлагала много разных вариантов, Машка настояла на том, чтобы Ольга осталась у неё. Однако не дождавшись, пока чайник наконец закипит, Машка выключила конфорку и вспомнила про вино, о котором твердила Ольга в начале вечера. Хоть Ольга Валерьевна говорила о том, что шутила и вообще не хочет больше пить, на Машку это никакого эффекта не возымело. Все распланировав и решив за двоих, Машка доставала бокалы для вина из буфета, пока Ольга, бесконечно ворча на свою ученицу, что в очередной раз спаивает несовершеннолетних, выбирала фильм на вечер.