На протяжении получаса Машка сидела на диванчике около Ольги и только слушала разговоры девчонок. В бильярд девушка играть не умела, поэтому лишь наблюдала со стороны, как её новые знакомые с азартом проводят между собой небольшие турниры.
 
Школьницу также представили другим девушкам — Кате, чьё имя и так она прекрасно знала до этой встречи, Соне — Катиной спутнице и Юле — единственной, кто в тот вечер пришла одна.
 
Все девушки были старше Маши, но как выяснилось, не критично. Старшей была Катя, которой недавно исполнилось тридцать семь лет. Соне было около тридцати. Жене и Вере по двадцать шесть и семь соответственно. Самой младшей в этой компании, не считая Машки, была Юля, ей было двадцать один год. Машка же, прибавив себе два года, не переживала, она знала, что всегда выглядела гораздо взрослее своих сверстниц. В целом школьнице было довольно комфортно в компании незнакомых девушек. Они постоянно шутили, смеялись, и Машка полностью расслабилась и не нервничала так, как в начале вечера.
 
Машка украдкой наблюдала за Катей, которая практически не отходила от стола и иногда подсказывала подругам по какому шару лучше всего бить. Рыжова Катю видела лишь единожды и то в школе и в полицейской форме. Поэтому сейчас девушке представилась возможность посмотреть на неё повнимательнее, что не удалось скрыть от глаз Катерины.
 
Она не выглядела на свои года, максимум ей можно было дать тридцать лет. Машке сразу бросилась в глаза отличная фигура женщины. Она была гораздо выше школьницы, и навскидку девушка подумала, что в ней около ста восьмидесяти сантиметров. Катя была одета в узкие тёмно-синие джинсы и светлую рубашку. Светлые волосы забраны в высокий хвост. В какой-то момент Машка поняла, что откровенно пялится на Катю, и резко отвела глаза в сторону. Однако Рыжова всё равно искоса наблюдала за ней. Машка старалась ловить каждое её движение и каждое её слово. Школьница никак не могла понять, что такого необычного в этой Кате нашла Ольга.
 
А теперь, когда девушка увидела её поближе, она наконец поняла. Катерина была уверена в себе на все сто процентов, если не больше. Она вела себя довольно дерзко и в меру нагло. От неё исходила бешеная энергетика, она заряжала драйвом всех участниц игры в бильярд. Её эмоциональность и чувство юмора, эти шутки, которыми она веселила всю компанию, и смех делали её очень запоминающейся и необычной. Машка совершенно не слушала, о чем рассказывает Ольга Вере, она смотрела, как Юля, Катя и Соня играют в бильярд. Машка была под сильным впечатлением даже от того, как Катя медленно подошла к девчонкам и, налив себе виски, добавила в бокал несколько кубиков льда. Машке казалось, что каждое движение Кати идеально. Более того, каждое её слово, сказанное низким, осипшим голосом, было очень сексуальным.
 
Тем временем девушки решили наконец выпить, и все сели на диванчик. Машка пила крайне мало, она не хотела чувствовать себя на следующее утро отвратительно. Однако Катя, сев слева от Машки, заметила, что та практически не пьёт и, спросив немое разрешение у девушки, наполнила её бокал виски. Понимая, что Ольга в этот момент вместе с Юлей сидят у компьютера и выбирают музыку, Катя придвинулась к Рыжовой ближе.
 
— Скажи, красавица, — Катя стрельнула глазами в сторону Ольги, — у вас всё серьезно? — в глазах женщины был интерес.
 
— Ну… — замялась Маша: — Нам довольно хорошо друг с другом, мы не строим пока что планы на далёкое будущее.
 
Машка, оставшись довольной своим ответом, даже улыбнулась, хоть и чувствовала себя рядом с Катей очень неуверенно и скованно.
 
— Ты такая напряжённая, — сказала Катерина, видя, как девушка взяла со стола сигарету и подкурила.
 
— Будешь курить? — спросила Машка.
 
— Не курю, — улыбнулась Катя и вопреки своим словам взяла из рук Машки пачку сигарет и, достав одну, щёлкнула зажигалкой. Видя в глазах Машки немой вопрос, продолжила: — Иногда, правда, очень хочется сильно затянуться, и тогда я себя балую.
 
— Где ты так хорошо научилась играть в бильярд? — чувствуя паузу и некое напряжение, Машка решила сама повести диалог дальше.
 
— Меня научил играть папа, ещё в детстве. С тех пор не прочь поиграть, пока есть возможность, — сказала Катя и тепло улыбнулась девушке.
 
— Круто, — кивнула головой Машка. — Вы с ним были очень близки?
 
— Нет, — рассмеялась Катя и, подавившись никотином, начала кашлять. — Он бухал много и постоянно брал меня с собой к своим дружкам.
 
— Аааа, — замялась Машка, не зная, что сказать по этому поводу.
 
— Слушай, Красивая, — обратилась Катя к девушке: — Пока твоя дама сердца занята, давай я тебя научу немного играть, — в голосе Кати была такая уверенность, что Машка даже не поняла вопрос.
 
— Меня? — растерянно посмотрела Рыжова по сторонам.
 
— Ну, а кого ещё? — с этими словами Катя потушила бычок, взяла Машку за руку и потянула с дивана.
 
Видя, что девушка ищет глазами Ольгу, Катя махнула рукой:
 
— Да ладно тебе, что в этом такого, пошли. Я не кусаюсь, — Катя подмигнула одним глазом Машке и улыбнулась.
 
Машка стояла как истукан. Она практически не понимала¸ что ей объясняла Катерина, что ей говорила девушка в целом, и вообще школьница поняла правила игры очень поверхностно. Машка больше смотрела на то, как Катя ходит, как легко и непринуждённо ведет диалог, смотрела даже на то, как молодая женщина держит осанку. Думая обо всём этом, Рыжова даже немного выпрямила вечно сутулую спину и от мысли, что она явно и сильно проигрывает на фоне Кати, то расстроилась. Машка думала о том, что ей никогда не научиться так легко и непринужденно себя вести в компании малознакомых людей, что у неё совсем нет харизмы и сильного характера. Машка считала себя неприметной и довольно скучной. Когда же девушка, взяв кий, не смогла даже попасть по шару, расстроилась ещё больше. Никогда в своей жизни, как сегодня вечером, Рыжова не чувствовала себя такой неопытной и неуклюжей.
 
Катя же, объяснив Машке, что с первого раза никогда не получается, не отставала от неё. Она показывала девушке, как лучше держать кий, с какого угла бить и вообще, больше всего говорила о том, как правильно оценивать ситуацию в игре. Машка из потока информации усвоила, наверное, не больше тридцати процентов, тем более ноги школьницы заплетались от выпитого за вечер алкоголя, и Машка всё больше думала о том, чтобы не запутаться в собственных ногах. Однако Маше всё же удалось забить шар в лузу. Рыжова была собой хоть немного, но довольна.
 
— Катя, ты порой бываешь слишком назойлива, тебе не кажется? — в этот момент к девушкам подошла Ольга и остановилась около Машки: — Всё нормально? — обратилась она уже лично к Машке.
 
— Да, — Машка кивнула и улыбнулась.
 
— Я это, что пришла то, — в этот момент, Ольга увидела у Машки за спиной бокал с виски и, взяв его у девушки, сделала пару глотков: — там такси за тобой приехало. Юля вызывала на три часа.
 
— Ого, уже три часа? — удивилась Катя, приподняв одну бровь.
 
— Вот-вот, — сказала Ольга, показывая всем своим видом, что разговор с ней на этом закончен и ей неприятно общение.
 
В этот момент к Кате подошла Юля, одетая в верхнюю одежду, и начала прощаться с девочками. Девушки обменялись любезностями, и Юля направилась к выходу.
 
— Оль, можно тебя на разговор, — обратилась Катя и показала глазами в сторону выхода.
 
Машка вопросительно посмотрела на Ольгу.
 
— Всё нормально, — сказала Ольга Машке. — Я на пару минут.
 
— Давай, — сказала Машка, направляясь в сторону диванчиков.
 
Машке было очень любопытно, о чем собирается говорить Катя с Ольгой, но сделать она ничего не могла. Рыжова даже подумала о том, чтобы как-то извернуться и суметь-таки подслушать. Девушка изо всех сил напрягала слух, но, увы, все её попытки оказались тщетны. Ольга с Катей вышли из комнаты.
 
Оказавшись в коридоре, Ольга облокотилась о стену спиной, скрестив при этом руки на груди, и смотрела на то, как Катя надевает пальто. Ольгу начал даже раздражать тот факт, что Катерина не смотрит в её сторону, и вообще ей показалось — та забыла, что позвала её.
 
— Так какой повод для разговора? — нарушила тишину Ольга, стараясь скрыть волнение в голосе.
 
— Оль, ты знаешь меня не первый год, — начала Катя, не смотря в сторону Ольги: — и обмануть меня крайне сложно. И…
 
— К чему ты ведешь? — перебила Ольга бывшую подругу.
 
— Оль, сколько лет твоей новой пассии? — Катя бросила тщётные попытки завязать вокруг шеи платок и подошла вплотную к девушке.
 
— Какое это имеет отношение? — огрызнулась она.
 
— Дурочка ты, дурочка, — вздохнула Катя, грустно улыбаясь девушке. Катерина взяла Ольгу за талию и притянула к себе в объятия. Чувствуя, что Ольга так и не расцепила рук и стоит в зажатой позе, всё равно погладила девушку по голове, прижимая ближе. — Ты же знаешь, где и кем я работаю, у меня же профессиональная память на лица, — шептала она Ольге на ухо. — Скрыть от меня что-то никогда не удавалось тебе, ну?
 
— Кать, — Ольга подняла на свою подругу глаза: — Зачем ты ко мне лезешь?
 
— Так я волнуюсь, или ты думала мне всё равно? Я же видела эту Машу тогда в школе. Ты думала, я забыла про это или не узнаю её? — Катя говорила очень тихо, словно переживая, что этот разговор кто-то может услышать.
 
— Мы просто дружим, — сказала Ольга так же тихо, при этом словно оправдываясь перед своей бывшей подругой.
 
— Ты про эту дружбу даже думать забудь! — голос у Кати был очень серьёзен. — Я видела, как она на тебя смотрит.
 
— Кать, ты к чему ведёшь? — не вытерпела Ольга.
 
— Я это веду к тому, что ты пудришь голову ребёнку!
 
— Да никому я ничего не пудрю! — повысила Ольга голос.
 
— Ольга, блять! Ты знаешь, сколько лет я на службе? Чего я только за это время не увидела! И уж поверь мне, — в этот момент, Катя сделала шаг назад, убирая руки с талии Ольги: — Увольнение по статье — это лучший исход событий.
 
— Да что ты несёшь? Я никого не совращаю вообще! Я её и пальцем не трогала! — вскипела Ольга.
 
— Да тише ты! — Катя посмотрела по сторонам. — Я просто за тебя переживаю. Что ты? — девушка смягчила голос и снова подошла к Ольге ближе. — Да и вообще, ты девочке голову задурила, — увидев, что Ольга недовольно закатила глаза, Катя улыбнулась и продолжила: — Обещай мне быть осторожнее, хорошо?
 
— Хорошо, — недовольно буркнула Ольга.
 
— Оль, — игриво улыбнулась Катя и хитро сузила глаза, — ты что? На ревность меня решила вывести?
 
— Да ну тебя, — Ольга махнула рукой и резко решила высвободиться из объятий своей бывшей подруги.
 
Сделав буквально один шаг, Катя рывком схватила Ольгу за руку и прижала к себе.
 
— Олечка, — прошептала Катя девушке на ухо, — ты же знаешь всё. Ты навсегда в моем сердце.
 
— Кать! — резкий голос Юлии, который послышался около входной двери, прервал этот момент. — Ты скоро уже?
 
— Да иду я! — крикнула Катя и, подмигнув Ольге на прощание, направилась к выходу.
 
Домой приехали в начале седьмого утра. Изрядно выпившие за вечер, девушки успели как следует протрезветь и ещё раз напиться виски. После того, как Катя уехала, Ольга заметно повеселела и расслабилась. Однако Машке поведение Ольги показалось на редкость странным. Но Машка всё никак не могла найти нужных слов и повода, чтобы спросить об их с Катей разговоре. Несколько раз девушка пыталась завести тему, однако Ольга умело пресекала все попытки школьницы.
 
 — Тсссссс, — Ольга поднесла палец к губам, давая тем самым понять Машке, что вести себя надо тихо. — Женька со своей дамой спит уже, — прошептала она, закрывая входную дверь.
 
— Ага, — Машка начала разуваться.
 
— Машка, прикинь, время шесть утра, — сказала Ольга, посмотрев на часы в прихожей. — Совсем из ума выжили.
 
— Да ладно вам, — прошептала Машка. — Зато было очень весело.
 
— Да уж, — сыронизировала Ольга. — Сомнительное веселье. Ты вообще спать хочешь?
 
— Если честно, нет, — сказала Машка, окончательно сняв с себя верхнюю одежду. — А вы?
 
— Я, Рыжова, сейчас быка бы съела, — усмехнулась Ольга. — Ты голодная?
 
— Угу, — Машка кивнула головой.
 
— Так пошли скорей, у меня такой вкусный плов! — сказала Ольга и потащила шатающуюся Машку на кухню.
 
— Я даже не знаю как позиционировать этот приём пищи, — задумалась Машка, накладывая себе в тарелку плов из кастрюли.
 
— В смысле? — Ольга нарезала хлеб.
 
— В смысле — это ранний завтрак или поздний ужин такой? — Маша села за стол.
 
— Вот уж точно! — Ольга выключила чайник и заварила крепкий чай.
 
— Я представляю, как завтра мне будет хреново, — сказала Машка.
 
— Мне еще тетради проверять, — Ольга закатила глаза. — Какой кошмар. А тебе ещё уроки учить, блин.
 
— Я помню, помню, — недовольно протянула Машка.
 
— Я, бывает забываю, что ты в школе ещё, — улыбнулась Ольга.
 
— Ольга Валерьевна, — Машка развела руками, — так вы ведь тоже в школе. Только я ЕЩЁ в ней учусь, а вы УЖЕ в ней работаете! — Рыжова показала язык.
 
— И то верно, даже возразить нечего, — воскликнула учительница, — и ещё тетради эти…
 
— Там что-то сложное? — поинтересовалась Машка.
 
— Нет, там очень нужное. Я у шестых классов взяла тетрадки с домашним заданием.
 
— Фу, — Машка скривила лицо. — Представляю ваше веселье.
 
— Иди умывайся, веселье, — Ольга встала из-за стола и положила грязную посуду в раковину.
 
— Да иду, иду.
 
Машка зашла в ванную комнату. Достав с полки пижаму, которую ей посоветовала надеть Ольга, девушка включила воду и решила принять душ. В голове вертелись тысячи планов, как узнать содержание их беседы и почему Ольга в таком приподнятом настроении после их разговора с Катей.
 
Выйдя из душа, девушка почувствовала себя гораздо лучше. Посмотрев на себя в зеркало и махнув рукой на отражение, типа «и так сойдёт», Машка зашла в спальню, где сидела Ольга и пила чай.
 
— Я и тебе налила, — сказала Ольга, показывая Машке на чашку.
 
— Спасибо, — с этими словами девушка взяла кружку и села на кровать, облокотившись спиной о стену.
 
— Маш, — как-то нерешительно произнесла Ольга: — Я бы хотела узнать, о чем вы разговаривали с Катей.
 
— Да ни о чём практически, — Машка развела руками. — Она больше рассказывала мне про бильярд.
 
— А про нас она что-то спрашивала? — Ольга подошла к шкафу и кинула на кровать две подушки.
 
— Да нет, спросила лишь, как давно мы вместе и насколько у нас всё серьёзно, — улыбнулась школьница, увидев у Ольги улыбку на лице от ее слов.
 
— И что ты сказала?
 
— Сказала, что наши отношения с вами, Ольга Валерьевна, вот только начались, и мы ещё не строили планов, — шутливым тоном произнесла Машка.
 
— Ну, ты даешь, Рыжова, вообще молодец, — засмеялась Ольга в ответ на Машкины слова.
 
— А что смешного-то? — непонимающе спросила Машка, и допив чай, поставила кружку на стол.
 
— Да, то, что ты моя ученица, она знала, если не через минуту после вашей встречи сегодня, так через две. И весь этот цирк её лишь посмешил, — Ольга хохотала.
 
— Ну и что вы смеётесь тогда? — Машка никак не понимала поведение Ольги.
 
— Маша, ну ей богу, что же мне теперь, постоянно плакать? — Ольга вытаращила свои глаза на ученицу. — Я просто как подумаю, что Катя всё сразу поняла и еще подыгрывала, так смеюсь.
 
— Не знаю, Ольга Валерьевна, — Машка легла на подушку поверх одеяла и начала ковыряться в волосах, — мне Катерина ваша показалась очень интересной и интеллигентной дамой.
 
— Ну, так в том-то и дело, что Катя любит быть в центре внимания. Да она ещё и удовольствие получает, когда ей восхищаются, говорят комплименты, — Ольга легла рядом и положила руки за голову, смотря в потолок.
 
— Так ведь всем нравится, когда о них хорошо думают и говорят, — рассуждала Машка.
 
— Ты немного путаешь Машка, — обратилась Ольга к девушке, повернув голову в ее сторону. — Понимаешь, Катя очень наглая и уверенная в себе. Других она не видит, не замечает. Все для неё пустое место. Она прямо прётся от своего «Я».
 
— Ничего себе, — Машка легла на бок, с интересом слушая, что говорит Ольга.
 
— Ей нравится соблазнять, ухаживать, ей нравится нравиться абсолютно всем. Её бесит, когда на неё не смотрят или не замечают. Она никогда не думает о других людях, понимаешь. Быть с таким человеком очень тяжело рядом.
 
— А вы это только сейчас в ней заметили?
 
— Да нет, — усмехнулась Ольга: — Что ты, я просто думала, что ради меня она изменится. Ради наших отношений она перестанет размениваться по пустякам. Да и я знаю, что тоже вызывала в ней чувства. Но видишь, ей проще быть одной и не связывать себя обязательствами, чем быть к кому-то привязанной. Ей интереснее соблазнять, играть, интересен процесс, но не результат. Для неё очень важно, что люди о ней подумают и как на неё посмотрят. Она слабая и в то же время очень сильная. Понимаешь?
 
— А кто принял решение о расставании? — Машка решилась на вопрос.
 
— Да никто ничего не принимал. Я не хотела мириться с её гулянками. Она не хотела мириться с моими нравоучениями. Первой, наверное, она не выдержала. Сказала, что не хочет, чтобы я страдала. Потом уже я психанула.
 
— А потом?
 
— А потом пустота, Маш, которая тянулась полгода. Спать надо, — подытожила Ольга.
 
— Светает. Но вы так ничего мне и не рассказали конкретного, — удивилась Машка.
 
— А ты думала, что я расскажу? — Ольга улыбнулась.
 
— Тоже мне тайны мадридского двора, — буркнула Машка и надула губки.
 
— Спи, Рыжова, — усмехнулась Ольга.
 
— Сплю я, сплю.