— Вот чёрт! — на всю квартиру выругалась Машка, глядя на часы. Стрелки показывали половину восьмого. Школьница, буквально на ходу впихивая в себя бутерброды, скидывала в сумку учебники. — Надо же было так проспать, — негодовала Машка, ворча себе под нос. Натянув на себя джинсы и свитер, Рыжова разозлилась — Машка не могла найти носки. Понимая весь абсурд ситуации, школьница материлась про себя, пока доставала их из-под кровати. Учебники! И ведь нет, чтобы собрать сумку с вечера, у Машки всё как всегда, всё в самый последний момент. А это, между прочим, за двадцать минут до контрольной работы по химии!
 
Буквально выбежав из подъезда, школьница попутно застёгивала пуговицы пальто. Сумка, вечно спадающая с плеча, как назло, мешала. Увидев свою причёску в отражении витрины, Машка ужаснулась. Махнула рукой на запутавшийся и абы как сделанный хвост, Машка ускорила шаг и перешла на легкий бег. Шнурки развязались прямо в самый подходящий момент. Проклиная всё на свете, Машка перепрыгивала через огромные лужи, думая только о том, как не опоздать на контрольный срез отсутствующих знаний.
 
Уже подбегая к школьным воротам, она увидела Таньку, которая неслась по улице с такой же скоростью с другой стороны улицы.
 
— И кто придумал контрольные работы первым уроком? — сказала Машка подруге запыхавшимся голосом, как только девушки поравнялись друг с другом.
 
— Это вместо привет? — шутила Татьяна.
 
— Выучила? — вопрос чуть ли не набегу по ступенькам школы.
 
— Какой кабинет? — Машка резко затормозила у расписания, как только девушки оказались внутри.
 
— Рыжова, не тормози! — Танька схватила за руку подругу, и они побежали в сторону лестницы.
 
— Пипец! Контрольный срез, химичка будет в бешенстве из-за опоздания! — Машка волновалась.
 
— Меня мама убьёт! — Танька выпучила глаза, представляя, как её мама будет отчитывать за этот косяк.
 
— Фух, — выдохнули подруги и улыбнулись друг другу, как только забежали в класс — химичка ещё не пришла.
 
Быстро сев на свое место и разложив вещи на парте, Машка с улыбкой посмотрела на Алису, которая с интересом наблюдала за подругами.
 
— А я думала, вы уже не придёте, — Алиса пробурчала подругам, с которых пот лился ручьём.
 
— Знаешь, я сама была бы не прочь пропустить это, но перспектива писать контрольную позже меня не очень прельщает, не спишешь же потом, — сказала Машка.
 
— Вот хитрюга! — Алиса шутила.
 
Благодаря таким насыщенным выходным в компании Ольги, домой Машка попала только под вечер воскресенья. Естественно, ни о каких уроках речи идти не могло. Девушка, искупавшись и поужинав, легла и тут же провалилась в сон.
 
Умудрившись списать практически всю контрольную работу по химии, на географии Машка сумела подготовиться к литературе и английскому, так как дома подготовить домашнее задание просто не было возможности. Машка была уверена в том, что Ольга Валерьевна не будет спрашивать её на алгебре, поэтому сорок пять минут географии были потрачены на гуманитарные предметы. Лиса, с интересом наблюдая, как Рыжова пишет сочинение по литературе, несколько раз спрашивала свою подругу, чем же вызвана такая спешка и несделанная домашка, однако, получив замечания от учительницы, девушка больше Машку вопросами не донимала.
 
На большой перемене в столовой, увидев Ольгу Валерьевну, Машка сочувственно ей улыбнулась. Ольга сидела за столиком в полном одиночестве и пила кофе. Увидев жалостливый взгляд своей ученицы, Ольга вздохнула, и вымученно улыбнувшись, отсалютовала чашкой кофе. Машка с подносом в руках решила подсесть к Ольге Валерьевне. Отметив про себя, что Ольга никаким образом не отреагировала на это, Машка поняла, что кому-то выходные дались ещё тяжелее.
 
— Вон как ты, огурцом бегаешь! — кивнула Ольга ученице вместо приветствия.
 
— Вообще чуть не проспала, — ответила Машка, вешая на стул сумку.
 
— Где твои подруги? — поинтересовалась Ольга, размешивая сахар.
 
— На диете, — усмехнулась Машка, глядя на котлетки и макароны, при этом потирая ладони.
 
— Бывает! — задумчиво произнесла Ольга. — А я на еду вообще смотреть не могу. И как пережить этот день?
 
— У меня еще три урока, — Рыжова закатила глаза, понимая, что прошла только половина дня.
 
— А у меня только два урока осталось, — в голосе Ольге послышалось облегчение. — Только два урока и я свободна, — медленно протянула учительница.
 
— Вы какая-то помятая что ли, — сочувственно проговорила Машка, глядя на Ольгу, которая сегодня тоже была явно не при параде. Волосы Ольги были небрежно забраны. Чёрная рубашка застегнута на все пуговицы, а вместо классических брюк и туфель — тёмные джинсы и полуспортивные ботинки.
 
— Так мы с Женькой вчера ещё сидели вечером. И зачем вот, а?
 
— Ну и вопросы вы задаёте, — улыбнулась Машка.
 
— Илюхин, — позвала Ольга Валерьевна Машкиного одноклассника: — Иди сюда! — Ольга махнула рукой.
 
— Точно! Нам же нужно ему сообщить новость! Я совсем забыла! — Машка уставилась на Ольгу. — Как ему говорить-то?
 
Однако Машка не успела дождаться ответа Ольги, так как парень уже сел к девушкам за столик.
 
— Да, Ольга Валерьевна, что случилось? — парень сел рядом с Машкой. Ребята переглянулись.
 
— Дети мои! — вальяжно произнесла Ольга, не скрывая в голосе шутки. — Мы собрались здесь, для того чтобы сочетать вас священными узами….
 
— Ольга Валерьевна, — вскрикнул Илюхин, как только учительница потянулась к рукам своих учеников, — вы чего?
 
— Да ладно, — подмигнула Ольга. — Никто вас не поженит, не переживай. Однако — подожди немного, — Ольга повернулась к сумке и начала в ней искать заветные листы, — Во! Нашла! — учительница протянула парню папку. — Это твой текст. Ты и Машка — ведущие Осеннего бала. К субботе чтобы оба прочли, и после уроков жду вас на репетиции.
 
— Ольга Валерьевна, вы чего? Я не могу в субботу! — воскликнул парень.
 
— Что? — усмехнулась Ольга. — Не боись, хоть основная масса влюблённых женятся по субботам, я обещаю, что у вас будет только школьная репетиция! — Ольга улыбалась.
 
— У меня гитара по субботам! И вообще нет времени этой ерундой заниматься! — парень нахмурился, принявшись читать текст. — И вообще, что это за лажа? Кто писал?
 
— Как кто? — удивилась Ольга. — Я!
 
Машка засмеялась в голос, но стоило Ольге серьёзно посмотреть на ученицу, улыбка с лица школьницы быстро сошла на нет.
 
— Так, погоди, — Ольга придвинулась к парню ближе, — ты, значит, на гитаре играешь?
 
— Ну да, — ответил парень.
 
— Бас? Соло? — Ольга оживилась и придвинулась к парню ближе.
 
— Ну немного того и на акустике бренчу ещё, — задумчиво говорит парень, — а что такое?
 
— Так, — Ольга щелкнула пальцами. — У меня созрел план. Ребята, кто-нибудь в вашем классе играет на клавишах?
 
— Нууу, — задумалась Машка. — Я знаю, что Алиса ходила в музыкалку, но что там на самом деле, сказать не могу, — Рыжова развела руками.
 
— А я вообще не в курсе, — отозвался парень, и воспользовавшись моментом, пока Машка отвлеклась, взял вилку и придвинул тарелку к себе.
 
— Илюхин! — Машка негодовала, и дала парню лёгкий подзатыльник.
 
— Эй, ты чего дерёшься? — Илюхин выпучил глаза.
 
— Так, — сказала Ольга и встала из-за стола. — Вы тут не деритесь! А с Алисой я сейчас перед уроком поговорю сама, пойду в кабинет. А вас жду в субботу после занятий, у меня есть идея в сто раз круче! И да, — добавила Ольга, обращаясь к ребятам — не задерживайтесь, у нас сейчас будет небольшая самостоятельная!
 
 
 
— Так, прекращайте разговоры, — говорила Ольга, обращаясь к классу. — У нас сегодня времени не так много, — учительница, заполнив журнал, убрала его в сторону и подошла к доске. — На той неделе мы прошли с вами логарифмические неравенства, а также переход к новому основанию. На выходных я просила вас повторить весь изученный материал и со всей ответственностью подойти к решению домашней работы, — Ольга прошла между рядами и села за последнюю парту второго ряда. — Открываем тетради для домашних работ и пишем: Самостоятельная работа. Тетради сдадите мне после и в итоге получите две оценки как за домашнюю, так и за классную работу.
 
По классу прокатилась волна негодования и недовольства.
 
— Ольга Валерьевна, — Семёнов, чуть не вскочил со своего места: — А я все выходные болел и не сделал домашнее задание! — в голосе ученика слышалась обреченность. Парень с жалостью посмотрел на Ольгу и состроил глазки, часто заморгав.
 
— Ага, в соседнем дворе мяч пинал, — вечная выскочка Андросова, претендентка на золотую медаль, вставила-таки свои две копейки.
 
«Ненавижу стукачей», — подумала про себя Ольга, а вслух сказала: — В таком случае иди к доске и бери мел. Задания дам индивидуально.
 
Семёнов медленно встал и, ссутулившись, поплелся к доске под смешки своих одноклассников.
 
— Андросова, Рыжова, Бочаров, — обратилась она к ученикам: — Тоже подходите к доске и берите мел, — Ольга открыла задачник и начала листать его в поисках нужных заданий. — Вместе с Семёновым будете писать самостоятельную работу на доске.
 
Семёнов после слов учительницы заметно оживился в отличие от тех, кого вызвали к доске вместе с ним.
 
— Четверка у доски, — обратилась она к ученикам: — Берете номера 816, 817, 834. Рыжова, решаешь букву «а», Бочаров — букву «б», Андросова — «в», — Семёнов «г».
 
— А Семёнов — Г, — крикнул кто-то из учеников, и в классе раздался дикий гогот.
 
— А у Власова оценка на балл ниже, — сказала Ольга с милой улыбкой крикуну.
 
После этих слов класс заметно успокоился и напряжённо ждал задания.
 
— Так, все остальные, — продолжила Ольга: — Четыре варианта — каждый свой вариант знает, так что записывайте: 819, 820, 833. Всем понятно под какими буквами решать каждому варианту?
 
Ученики кивнули.
 
— У вас двадцать пять минут, три номера, и для некоторых — шанс исправить оценки.
 
Факт того, что Машке нужно было остаться дома, лишний раз подтвердился. Рыжова мысленно проклинала этот день и эту школу. Однако такие мысли решению заданий не помогали, поэтому школьница принялась читать условие первого номера. Машке досталась задняя часть доски, поэтому решение заданий никто не видел, и соответственно никто ничем помочь ей не мог.
 
— Составьте уравнение касательной к графику функции F(x) в точке с абсциссой X= a, при условии F(x) = X5- LN X, А=1, — прочитав задание про себя, Машка тяжело вздохнула, ибо девушка не имела представления о том, как это вообще решать. В памяти она начала перебирать все задания, которые она разбирала на том уроке. — Вот ведь чёрт, — подумала про себя девушка: — Ольга ведь так подробно рассказывала решение подобного номера. Может, — думала она, — нужно приравнять это значение и преобразовать неравенство по формуле через касательную? — сама себе Машка задала вопрос. — Ну, блин и ведь в домашке были похожие номера. А я и их не сделала, — корила себя девушка.
 
Машка принялась переписывать задание на доску, в надежде, что решение придет по ходу. Понимая, что в голову лезут совсем не те мысли, девушка готова была вот-вот расплакаться, но Рыжова собрала свою волю в кулак и решительно принялась писать. Со вторым номером было гораздо проще, ибо типовые номера девушка встречала часто. Однако и тут ответ вовсе не совпадал с данными в конце учебника. Наверное, какая-то неведомая сила помогла девушке подогнать ответ под правильный. Машка вздохнула с облегчением. Но стоило ей прочитать третье задание, как закончилось время самостоятельной работы.
 
Машка села на место в полном расстройстве и разочаровании. Меньше всего девушке хотелось краснеть из-за предмета, который ведёт Ольга. Та же, собрав все тетради у класса и положив их на стол, подошла к доске.
 
— Наташа, — обратилась Ольга к отличнице Андросовой: — В принципе, — учительница вглядывалась в цифры, — я могу поставить тебе пятёрку, если закрою глаза на недочёты со знаком. Будь увереннее в своём решении. Минус семь и семь — два разных значения. Видела я твои метания, зачем исправила это значение в последнюю секунду? — Ольга улыбнулась ученице. — Первый и последний раз, поняла?
 
— Да, Ольга Валерьевна, я вас поняла, — радостно сказала девушка.
 
— Учти, что при умножении обеих частей неравенства на одно и то же отрицательное число смысл неравенства меняется на противоположный. Ты чуть не совершила грубую ошибку. Но в целом, как я уже и говорила, твоей работой я довольна.
 
Ольга подошла к другой части доски, где мелом были выведены каракули Семёнова.
 
— Семёнов! — измученно изрекла из себя Ольга фамилию ученика, будто это какое-то ругательство. — Там списал, сям списал. Ну, хоть писал бы чтоб разобрать можно было, — Ольга, вглядываясь в записи своего ученика, подчёркивала значения, которые были решены неверно.
 
— Ну, Ольга Валерьевна! Я вообще ничего не понял! — запротестовал парень.
 
— Нет, — повернулась Ольга к парню лицом. — Ты-то как раз не глупый. Ты просто снова ничего не делал. Тебе же ещё экзамен писать, ну? Посмотри сколько ошибок. Твоя тройка еле натянута. Понимаешь хоть?
 
— Понимаю, — вздохнул парень.
 
Пока Ольга объясняла решения заданий классу, Машка молила всех богов, чтобы этот кошмар поскорее кончился, и она вышла бы из этого кабинета. Как только её часть доски, где были решения заданий, перевернули на всеобщее обозрение, Машка от своего стыда просто закрыла глаза.
 
Ольга что-то резко черкала, подчеркивала, при полной тишине. В классе лишь было слышно, как кусок мела скользит о поверхность доски. Становилось жутко. Ольга, дойдя до середины первого номера, перечеркнула последующее решение, показав тем самым, что там даже близко не за что зацепиться в решении, а потом взяла тряпку и первый номер был нещадно стёрт.
 
— Рыжова! — обратилась Ольга к Машке, которая и так сидела ни жива, ни мертва. — Ты чем занималась на выходных? Ты где летала? Это что? — сыпались из уст вопросы учительницы.
 
— Да бухала она все выходные, — кто-то выкрикнул из учеников.
 
Волна смеха и гула на несколько секунд разразилась в кабинете алгебры.
 
— Чёрнов, с вещами на выход! — грозно прокричала Ольга выскочке.
 
Проводив парня взглядом до двери, Ольга обратилась к классу:
 
— Кто может решить этот номер, и оформить всё нормально?
 
Однако в ответ класс замолчал. Все уткнулись в тетради и начали что-то писать или читать, ну или делать вид.
 
— Алиса, выходи к доске, — сказала учительница более мягким голосом, обращаясь к ученице, а сама в свою очередь села за учительский стол. Как только Ольга Валерьевна заняла своё место, она столкнулась с Машкиным взглядом и обратилась к ней.
 
— Ты вообще была на моем уроке? Мне кажется, тебя месяц не было! — негодовала Ольга.
 
Она начала перебирать тетради в поисках Машкиной, чтобы посмотреть её домашнюю работу.
 
— Алиса, ты можешь комментировать своё решение? — обратилась она к рыжей.
 
— Ну, сначала мы обозначаем абсциссу с точкой Х в поле касательной, — начала говорить девушка, аккуратно выводя символы на доске.
 
— Так, — вздохнула Ольга, и повернулась в сторону доски: — Дальше что ты делаешь?
 
— Нахожу F (X), — пролепетала Алиса, глядя на учительницу.
 
— Нет, — улыбнулась Ольга: — Я понимаю, что ты находишь F (X), и я уверена, что и ты это понимаешь! А ты можешь прямо разжевать для своей подруги и твоих одноклассников все свои действия! — Ольга снова повысила свой голос.
 
— Сначала я должна подставить найденные числа в уравнение, — Алиса повернулась к доске и снова начала писать: — Потом вывожу общее значение. Вот так, — показала она на доску.
 
— Отлично, Алиса, дальше что?
 
— А дальше я подставляю найденные числа х0, f(х0), f '(х0) в общее уравнение касательной, — закончила Алиса и тут же прозвенел звонок с урока.
 
Класс облегченно выдохнул.
 
— Молодец. Я оценю твою работу. Задержись на минуту, — обратилась Ольга к ученице.
 
— Класс, — Ольга повысила голос: — Все могут идти, домашнее задание спросите у Алисы, я ей передам. И да, Рыжова, останься тоже, — Ольга посмотрела на школьницу.
 
Ольга подошла к парте, за которой сидели Машка и Алиса, взяла дневник Лисы и поставила оценку «отлично», а так же домашнее задание, при этом укоризненно сверкнула на Машку глазами и вздохнула.
 
— Алиса, я слышала, ты играешь на пианино?
 
— Ну так, немного, — девушка пожала плечами, подошла к столу и начала собирать свои вещи в сумку.
 
— Так отлично, — улыбнулась учительница. — Жду тебя в субботу после уроков в актовом зале.
 
— Зачем это? — удивилась Алиса.
 
— Ооо, — улыбнулась Ольга: — Обещаю, тебе очень понравится. Ты кстати поёшь?
 
— Нет, вы что? Мне медведь все уши оттоптал. Я немного завываю в ванне, но не больше.
 
— Да уж, — задумалась Ольга. — С этим, конечно, проблема, но ладно, придумаем что-нибудь. Хорошо, Алиса, спасибо, — улыбнулась учительница. — Можешь идти и, кстати, свою подругу можешь не ждать.
 
— Понял, не дурак, — понимающе вздохнула Алиса и тут же ретировалась.
 
Ольга же в свою очередь встала из-за стола и подошла к выходу. Закрыв дверь на замок, она облокотилась на стену, глядя при этом на Машку, которая так и сидела за партой и молчала.
 
— И чем это ты занималась таким важным все выходные? — поинтересовалась Ольга.
 
— А то вы не знаете, где я была, — буркнула Машка.
 
— Ты о чём думаешь? — Ольга медленно направилась в сторону парты, где сидела Машка. — Если мы с тобой общаемся за пределами школы, то к тебе будут поблажки и какие-то привилегии в плане учебы?
 
Школьница, опустив глаза, теребила волосы.
 
— За выходные я проверила тетради, подкорректировала индивидуальные планы, посмотрела сценарии открытых уроков в девятых классах. И я вообще молчу про ваш Осенний бал! В оставшееся время я занималась своими личными делами, которые не имели отношения к школе. А ты?
 
— Ольга Валерьевна, я знаю, что виновата, но…
 
— Какое, нахрен, «Но», Маша?! — не выдержала учительница и подошла к девушке вплотную. — Ты моя ученица, и я имею полное право вызвать тебя к доске в любое время, несмотря ни на что. Или ты думала, я просто так тебе оценки ставить буду?
 
— Нет, — кротко ответила девушка.
 
— Я тебя в субботу про уроки не один раз спрашивала! Верно?
 
— Верно.
 
— А почему я тогда открываю тетрадь и не вижу домашнее задание? Маша, в чём дело, я не пойму?
 
— Я не смогла, потом не разобралась, а потом и вовсе забыла.
 
— Ты меня очень разочаровала, Маша! Я думала, что на тебя можно положиться, думала, что ты ответственная. А ты даже домашку решить не способна! — Ольга села рядом с ученицей. — Скажи мне, что я должна тебе поставить? Три с минусом за самостоятельную и двойку за домашнюю работу?
 
— Получается так, — сказала Машка расстроенным голосом. — Но я исправлю, честно.
 
— Маша! Ты вообще меня не понимаешь! Дело не в оценке, — твердила Ольга. Дело в твоей безответственности! Нужно выполнять свои обязанности. Ты думаешь, мне сегодня зашибись? Нет, Маша, — Ольга ударила кулаком по столу. — Мне нихрена не хорошо, я хочу спать и меня тошнит. Но я в жизни не подам вида, так как это мои проблемы! Я действительно очень расстроена, — Ольга понизила голос и посмотрела Машке в глаза. — Я теперь сто раз подумаю прежде, чем тебя куда позвать с собой.
 
— Простите меня, — прошептала Машка: — Мне правда стыдно.
 
— Иди, — вздохнула Ольга и устало откинулась на спинку стула. — Смской от меня сегодня получишь задания к среде индивидуально. И да, — добавила она, когда Машка была около выхода: — Если ты думаешь, что сегодняшние оценки не увидишь в журнале, ты ошибаешься.
 
— Ольга Валерьевна, — Машка посмотрела на учительницу: — Дверь заперта.
 
— Ключ поверни в замке, — сухо отозвалась учительница.
 
— Ольга Валерьевна, — Машка, открыв дверь, замерла на выходе, с надеждой глядя на женщину.
 
— Иди, Рыжова! Не беси!