Уроки тянулись нарочито медленно. К концу третьего половина класса, в котором училась Маша, откровенно засыпала. Кто-то играл в морской бой, кто-то переписывался по аське с друзьями. Сама школьница же делала все возможное, чтобы не заснуть. Она смотрела в окно. Там, по ту сторону оконной рамы, длилась, по её мнению, настоящая жизнь. Кто-то спешил на работу. Кто-то стоял на остановке и ждал нужный автобус. Девушка тяжело вздохнула.
 
 
— Алиса, Алиса! — трепала Маша за рукав соседку по парте, — Я больше не могу слушать эту ахинею, — еще тише прошептала девушка, — И телефон зарядить с утра забыла, — добавила она расстроенным голосом.
 
— У тебя есть варианты? Лично у меня никаких! А по поводу телефона твоего долбаного, разобью скоро, — резко добавила она, — Увидела б вживую твою Сашечку, лично б задушила! Ты что такая наивная? Думать брось о ней! Она же о тебе не думала, — девушка продолжила записывать с доски определения.
 
— Да, Лис, — сказала Машка, обращаясь к Алисе по прозвищу, к которому она подходила на все сто процентов. Рыжие волнистые волосы, зеленые и такие же хитрые глаза, лицо все в веснушках, — Отстань от меня с этой Сашкой, самой тошно уже даже вспоминать об этой.
 
— То-то же, смотри мне, — вздохнула девушка и продолжила делать вид, будто в её глазах читалось понимание темы, которую так усердно объясняла биологичка, — Я проверю, — тише сказала она.
 
— Рыжова! Сидоренко! — раздался грозный голос биологички, — Я вас сейчас за болтовню выволоку из класса к директору! Сидят на первой парте перед учителем! Как не стыдно! — женщина, уже явно в годах, кричала на девчонок с таким надрывом, что начала плеваться на метр вперед. Класс загоготал.
 
— Не зря мы ее Слюней называем, ох не зря, — еле слышно прошептала Танька со второй парты девчонкам, она как раз сидела позади них.
 
— Скоро будет большая перемена, пойдем покурим? — прошептала Машка соседке, озираясь на Слюню.
 
— У меня сигарет нет, — ответила Алиса, — Хотя… погоди. Сейчас решим проблему.
С этими словами девушка написала записку и отправила по классу. Результат не заставил себя ждать, и уже через двадцать минут девчонки были за гаражами. Семенов поделился с одноклассницами Винстоном.
 
— Учебный год только начался, а я уже никого не хочу видеть, — сказала Таня подружкам, — Мне маман целую тираду прочитала про особую важность этой «золотой медали».
 
— И не говори, — отозвалась Алиса, — Слюня меня вообще изрядно уморила. — Подумав немного, она добавила, — Сейчас у нас алгебра будет. Говорят, там девушка какая-то пришла вместо нашей училки, — смачный плевок на землю.
 
 
— Фу, Лис, — с отвращением сказала Татьяна подруге, — ты вообще некультурная.
 
— Да ну вас, — Алиса продолжила, — Пацаны наши только о ней и судачат. Говорят, что сразу после института пришла. Совсем молодая. Хотят закадрить девчонку.
 
— Если бы она была так молода и неопытна, стал бы директор ее в выпускной класс ставить? — сказала Машка, подкуривая вторую сигарету.
 
— Мне мама сказала, что от нашего гуманитарного класса чудес не ждут. Вон как 11 «А» по физике дрючат, задачи, задачи, а у нас одна теория. А на химии нам сказки рассказывают, прямо как на истории. Тем более, ей дали шестой, восьмой, и, по-моему, еще девятый класс, — сказала Танька, мама которой работала учителем географии в среднем звене.
 
— Если честно, мне все равно, какая там краля будет учить нас считать, мне лишь бы на ЕГЭ не меньше семидесяти пяти баллов набрать и свалить отсюда быстрее, — сказала Машка, — Тем более я не удивлюсь, если она по предмету своему ни черта не знает. Мне по-любому репетитора придется искать. — она выкинула бычок в мусорку. — Так что, пойдемте, дамы.
 
 
Первый ряд, первая парта у окна. Машка и Алиса сидели за ней уже третий год. В конце девятого класса Рыжова подошла к своей однокласснице и предложила заключить с ней сделку. Сидоренко соображала по физике, могла решать сложные задачи, понимала темы по химии и алгебре. Неплохо доказывала теоремы по геометрии. Так вот и сидели девчонки вместе. Рыжова помогала рыжей с сочинениями и проверяла ее диктанты перед сдачей тетради учителям. Сидоренко же дорешивала задания на контрольных по точным предметам. Так девчонки и подружились. Старались ходить всегда вместе — Машка, Алиса и Танька, которая вечно сидела с Илюхиным позади девчонок, на второй парте.
 
 
Друг другу каждая могла доверить свои тайны и секреты. Машка и Танька дружили еще с пелёнок. Вместе лепили куличики в песочнице, вместе бегали с дворовыми ребятами в «казаки-разбойники», вместе пошли покупать себе в шестом классе лифчики, вместе первый раз пробовали курить, вместе получали записи в дневник и грозные сообщения родителям о вызове их в школу, вместе оказывались в нелепых и смешных ситуациях.
 
 
Алиса пришла к ним в середине восьмого класса. Она была из неблагополучной семьи — именно так принято называть семьи, когда мать безостановочно заливает свое горе водкой. Поэтому отец взял девочку под свое крыло, увёз из города к себе и лишил мать-кукушку родительских прав. В классе отношения с учениками у Лисы не складывались, однако через год девочка освоилась и успокоилась, взялась как следует за учебу и была одной из лучших учениц 11 «Б».
 
 
— Ну вот, не хватало еще и на алгебру опоздать, а все из-за тебя, — шипела Танька на Алису, пока девчонки бежали по этажам.
 
— Звонок только что был, за минуту нам ничего не будет, — Машка догоняла своих подруг и пыталась успокоить тех.
 
— Ага, конечно, не будет, хрен знаешь, что ожидать от этой новой мадамы, — проворчала Сидоренко, — И вообще, мама в школе, мама в школе, пошли за гаражи, — спародировала Таньку, когда они стояли уже около кабинета. — Мама в школе, вот и стучи теперь в эту дверь сама, — подтолкнула подругу к двери.
 
— Почему опаздываете, девушки? — Обратилась новая учительница к трем подругам, когда те оказались в кабинете с виноватыми лицами.
 
— Я… ну, мы…. — лепетали девочки.
 
— Идите по своим местам, — учительница избавила девчонок от подробностей, — надеюсь, что на мои уроки будете ходить без опозданий, — довольно строго добавила она и начала листать журнал, не поднимая больше глаз на опоздавших.
 
 
Те же, в свою очередь, быстренько заняли свои места и достали учебники и тетради.
 
 
— Меня зовут Ольга Валерьевна, — обратилась к классу учительница, — Я знаю, что этот год у вас очень важный. Выпускные экзамены и поступление в вуз — ответственное дело. Поэтому, надеюсь, что мы с вами сработаемся и проблем никаких не возникнет, — продолжала она, — Думаю, что очень скоро запомню вас всех по именам и фамилиям, поэтому, если я где-то ошиблась в ударении, можете меня поправить. У кого есть вопросы? — вопросительно посмотрела на класс.
 
 
— Ольга Валерьевна, а сколько вам лет? — раздался чей-то голос из ребят. Весь класс загудел, а кто-то даже подсвистывал.
 
Однако Ольга Валерьевна, казалось, была готова к таким вопросам, поэтому, сделав лицо еще более серьезным, ответила:
— Я думаю, что у девушек неприлично спрашивать их возраст. А молодым людям еще неприличнее задавать такие вопросы. Поэтому, — слегла замялась новоиспеченная учительница, — Как вас зовут, молодой человек? — Обратилась она к парню, из уст которого прозвучал вопрос.
 
— Николай, — гордо ответил парень и встал со стула с ехидной ухмылкой.
 
— Так вот, Николай, если вы хотите произвести на девушку хорошее впечатление, показаться воспитанным и галантным кавалером, то никогда в будущем не задавайте дамам такие вопросы. — В словах учительницы послышались нотки юмора.
 
— А какие вопросы можно задавать, Ольга Валерьевна? — Не унимался парень.
 
— Я очень удивлена, что нынешним ученикам на уроке алгебры, накануне важных экзаменов, интересна информация не по теме урока. Что ж, — вздохнула она, — Обещаю, что на выпускном, в июне, отвечу на все ваши вопросы. А сейчас, давайте начнем с повторения, Николай, — улыбнулась учительница, — Коли мы с вами так мило пообщались и вы — единственный, кого в этом классе я уже запомнила по имени, позвольте попросить вас к доске, — ликовала Ольга Валерьевна.
 
После слов учительницы Николай прошел по рядам к доске под смешки своих одноклассников.
 
— Ну как она тебе? — спросила Алиса у Машки.
 
— Как, как? Пиши давай, сейчас все пропустим, — ответила Машка, безостановочно записывая что-то в тетрадь.
 
Надо сказать, что Машка внимательно успела рассмотреть свою новую учительницу по математике. И, в целом, Ольга Валерьевна произвела на девушку хорошее впечатление. Как показалось на первый взгляд Маше, учительница знала себе цену и была достаточно серьезной.
 
 
 Ольга Валерьевна год назад успешно закончила педагогический институт и решила, что пару-тройку лет она должна поработать по специальности. К моменту прихода в школу молодой учительнице в скором времени должно было исполниться двадцать шесть лет.
 
На свои года она не выглядела, однако гардероб перед выходом на работу пришлось обновить капитально. В обычной жизни она предпочитала свободный стиль. Бесформенные майки и джинсовки могла скупать во всех понравившихся ей магазинах. Яркий макияж и пирсинг. Черный лак для ногтей и стильные прически. В школе и в университете она была настоящей пацанкой, своей в доску для ребят. Однако, понимая, что она идет работать в среднюю общеобразовательную, ей радикально пришлось поработать над своим имиджем.
 
 
С пирсингом губы и брови она разобралась еще дома. Сережку из языка в экстренном порядке девушка вынимала уже в школьном туалете, пока никто не видел. Необходимость распрощаться с черным лаком для ногтей и фенечками Ольге Валерьевне пришлось принять как данность. Поэтому в начале сентября новоиспеченная учительница средней школы выглядела довольно-таки прилично.
 
 
Тонкие черные брюки с низкой посадкой облегали ее стройные ноги. Белая рубашка с коротким рукавом выгодно подчеркивала ее талию и грудь и, самое главное, успешно скрывала несколько ее татуировок на спине и плече. Короткие черные волосы собраны в высокий хвост, засос на шее плотно замазан тональным кремом — и вот, учительница Ольга Валерьевна Витько, с серьёзным видом, стоя у доски, объясняла своим ученикам из 11 «Б» новую тему урока.
 
 
— Вот непруха, — сказала Алиса, выходя из стен школы, своим подругам, — первый учебный день, а загрузили так, что до ночи теперь придется сидеть и зубрить.
 
— С тобой не поспоришь, — сказала Машка, — пойдем до магазина, мне надо сигарет купить, и по домам расходиться будем.
 
— А тебе что, продадут? — усмехнулась Танька, — Может, лучше в наш проверенный сходим?
 
— А то, — с этими словами Машка достала из портфеля паспорт и показала девчонкам. — Летом была у бабушки вместе со своей двоюродной сестрой. Ей как раз восемнадцать лет. Ну, а что, — с улыбкой произнесла она, — Пошли с ней в паспортный стол, Натаха написала заявление об утере, я возместила ущерб моральный и материальный, — девушка открыла нужную страницу, — И теперь не подкопаешься. Мы же с ней, как две капли воды.
 
— Охренеть, — в голос сказали девчонки, — Как ты до этого додумалась?
 
— Не знаю, — улыбнулась девушка, — Решение как-то само пришло. Мне по её паспорту пару раз продали пиво в местном магазине. Дальше я включила мозг и свое обаяние. И дело в шляпе, — сказала довольная Машка, улыбаясь во все тридцать два.
 
— Обалдеть, — Танька начала прыгать у входа в магазин, — Теперь нам можно без проблем покупать все, что захочется!!!
 
— Вообще-то, в соседнем городе через месяц будет проходить Темная вечеринка, — сказала девушка, прищурив глаза, — О ней еще летом было известно. А паспорт, — с этими словами девушка вырвала из рук Алисы заветный документ, — предназначен у меня именно для этого. Там строго 18+, между прочим, девочки. А я с некоторых пор идеально подхожу по всем параметрам! А самое главное, что предки уезжают в Москву через две недели. И их не будет полтора месяца! — Торжественно сообщила Машка своим подругам.
 
— Ты что?! Не пущу!!! — Танька сделала глаза по пять рублей, — Там тебя в толчке приставят развратные бучихи. Ты же для них живая мишень. Не вздумай даже! –загородила путь Машке. — Я за тобой и в огонь, и в воду, ты же знаешь, и всегда тебя поддержу, но это перебор! Это тебе не я говорю, это тебе мой разум говорит! Его хоть послушай, любительница, блять, приключений.
 
— Татьян, успокойся, я туда поеду не одна, я с девчонками по Интернету познакомилась, ВКонтакте с ними уже всё обговорено. А возраст? Возраст у меня по паспорту, и проверять точность данных явно там никто не будет. На самом же паспорте нет никаких надписей типа «недействительно» да и документ ведь не поддельный! — уверяла подругу Машка.
 
— Слушай, я реально боюсь, может, моего Артёма с собой возьмёшь, он же все знает, понимает и, если что, обязательно тебя прикроет, — как вариант предложила Танька.
 
— Танюша, как же я тебя люблю! Лучшая подруга отдает мне на вечер своего горячо любимого парня, — рассмеялась Машка, обнимая подругу.
 
— Эй, дамы! — Лиса-Алиса наконец смогла вклиниться в разговор, — Вы чего тут раскудахтались, как курицы, ей богу! Артёма твоего в гей-клубе скорее приставят смазливые мальчики и разберут по сувенирам на память, одумайся, Татьяна!
 
— Тань, я не маленькая девочка же, правда, ну что там со мной может случиться? Я еду веселиться и танцевать! — Развела руками Мария, — а с Артёмом, нет, Алиска хоть и порёт ерунду порой, но это явно не тот случай. Она права на все сто!
 
— Ах потанцевать? Потанцевать захотела? Нашего местного клуба тебе мало? Там ни паспортов подделывать не надо, ни ехать за 120 километров хер знает куда!
 
— Тань! В нашем клубе нас знают, как облупленных. Мы туда с тринадцати лет ходим. Сама прекрасно знаешь, что там кроме «Пепси» ничего газированного нет, а про алкоголь я вообще молчу. Девчонки, ну с кем я здесь, в этой дыре, познакомлюсь? Там же настоящая жизнь, там же так здорово!!! — взмолилась девушка.
 
— Хочешь ехать — езжай, я тебе дам свой электрошокер, положишь его в свою сумочку. Но при одном условии! — заявила Танька.
 
— Каком же? — с интересом спросила Рыжова, в глазах которой играли чертики.
 
— Всё. — прищурила глаза Татьяна, — Во всех. — Подошла к Машке вплотную, — Подробностях, — посмотрела ровно в глаза и засмеялась, показав язык.
 
— Ладно, уговорили, — растянула Машка, — пошли в магазин, а я вам, между прочим, — гордо сообщила она, — Сигарет за это куплю, по пачке каждой!