Весь урок биологии Машка бездумно записывала под диктовку материал учителя, даже не пытаясь понять смысл написанных слов. Настроение школьницы было на полном нуле. Алиса и Танька ещё перед уроком спрашивали у девушки, о чём был разговор с Ольгой Валерьевной, однако, объяснять что-то подругам Машка не хотела. Девушка трусила, боялась реакции подруг и больше всего ей не хотелось оправдываться.
 
— Онтогенез — индивидуальное развитие организма, совокупность последовательных морфологических, физиологических и биохимических преобразований, претерпеваемых организмом от оплодотворения или от момента отделения от материнской особи до конца жизни, — слова учительницы усыпляли не только Машку, но и добрую половину класса.
 
Слюня — именно такое прозвище дали биологичке, грузно сидела за учительским столом и тянула свою заунывную речь.
 
— Онтогенез делится на два периода, Черных, не вертись! — повысила голос Слюня. — На эмбриональный и постэмбриональный…
 
Машка достала мобильник, который оповестил девушку о приходе сообщения.
" С 917 по 921 под буквой Г решаешь задания к среде.» — Прочитав сообщение, Машка тяжело вздохнула и показала сообщение Алисе.
 
Рыжая вырвала листок в конце тетради и написала:
 
«Давай помогу, юный математик! А вообще, откуда у тебя номер Ольги Валерьевны?»
 
«Занималась с ней дополнительно. Взяла на случай форс-мажора. Давай сегодня ко мне тогда?»
 
«Без проблем, исправим мы твои двойки)))))))» — Алиса улыбнулась подруге.
 
«Спасибо, Лис».
 
Лиса, сложив листок пополам, умудрилась незаметно от учительницы передать его на вторую парту Татьяне. Девушка, прочитав сообщение и написав ответ, передала записку назад подругам.
 
«У меня после уроков репетитор, я никак не могу. (»
 
Прочитав ответ Татьяны, подруги решили, что справятся без неё.
 
За окном впервые за несколько дней показалось солнышко. Тёмные тучки рассеялись, и впервые за три дня прекратился дождь. Машка с интересом смотрела в окно и наблюдала за прохожими. Девушка думала о своей учительнице.
 
— Зачем она начала общаться со мной? — думала про себя Машка. — Зачем я вообще нужна ей? Нужна ли я ей вообще? — вопросы так и крутились в голове у школьницы.
Машка понимала, что испытывает к Ольге сильнейшую привязанность и симпатию. Всё больше и больше общаясь с ней, всё больше проводя с ней времени, девушка в этом лишний раз только убеждалась. Однако Ольга не замечала её, что не могло не огорчать. Школьница хотела, чтобы учительница обратила на неё внимание, чтобы посмотрела как-то иначе, однако, Ольга Валерьевна, по мнению Машки, лишь увеличивала дистанцию.
 
Ольга видела в Машке друга, хорошую знакомую, в конце концов. А Машке так хотелось большего — уюта, внимания, тепла и поддержки. Да и как она могла сравниться с Екатериной? Познакомившись с ней поближе и пообщавшись лично, Машка сделала вывод, что ей далеко до её уровня. Обаяние и харизма Кати произвели даже на Машку впечатление, что уж говорить про Ольгу, которая любила её несколько лет?
 
Понимая, что тягаться с соперницей она не в состоянии, Машка посмотрела на Алису. Подруга перерисовывала с доски рисунок и даже не смотрела на Рыжову.
 
— Может все-таки рассказать ей? — девушка металась в сомнениях. — Да и как сказать это? Как? — вертелось у Машки в голове. — Что ответить на вопрос, когда Лис спросит меня о том, почему я так долго молчала?
 
Рыжова снова посмотрела в окно. Солнышко подсушило асфальт от бесконечных луж. Прохожие всё так же спешили по своим делам. Машка вздохнула. Посмотрела на свою тетрадь — в ней красовались несколько закорючек. Алиса же строчила, не переставая. Столкнувшись взглядом с подругой, та вопросительно посмотрела на девушку.
 
— Ты чего не пишешь? — спросила Лиса шепотом.
 
— Не знаю, — вздохнула Машка. — Потом перепишу у тебя.
 
— Ну, смотри, — девушка пожала плечами.
 
Машка уткнулась в тетрадь и начала снова рисовать на полях различные узоры.
 
— Маш, на тебе лица нет! — не унималась Лиса.
 
— А? — задумалась Машка и, не услышав вопрос, переспросила, — Что ты говорила?
 
— Лица, говорю, на тебе нет, — злилась девушка.
 
— Да все хорошо, Алиса, — тепло отозвалась Машка, улыбнулась подруге и сделала вид, что слушает биологичку.
 
Однако не прошло и пяти минут, как в окно Рыжова увидела полицейскую машину, которая припарковалась около школьного забора. Сердце Машки бешено заколотилось. Из машины так никто не вышел. Машка, не отрываясь, следила за происходящим, боясь пропустить что-то важное. Она не сомневалась, что это приехала Катя.
 
Рыжова уже не слышала ни голоса учителя, ни Алису. Она гипнотизировала машину. Внутри у Машки все оборвалось, ладошки запотели, и в горле все пересохло. Из школы вышла Ольга и направилась прямиком туда. Девушка закрыла глаза от злости. Рыжова до последнего надеялась, что это простое совпадение, и этот автомобиль приехал к кому угодно, для чего угодно, но только не к Ольге. Однако молодая учительница подошла к машине, открыла дверь и села на заднее сидение.
 
Казалось, что время в этот момент для Маши просто остановилось, прошла целая вечность, прежде чем учительница вышла из автомобиля. Уходить в школу она не спешила. Ольга остановилась около капота и с кем-то разговаривала по телефону. Как же жалела Машка, что не слышит, о чем разговор, а главное с кем?! Наблюдая через окно за Ольгой, Машка не обращала внимание ни на что вокруг. Вдруг через пару секунд из машины вышла Катя и подошла к Ольге.
Девушки улыбались, Машке даже показалось, что Ольга смеется.
 
— Что за черт! — Рыжова была вне себя от ярости, она сжала кулаки.
 
Катя, подойдя к Ольге, взяла ее телефон из рук и продолжила разговор с кем-то на другом конце провода. Девушки явно были чем-то увлечены. Еще буквально полминуты, после телефонного разговора они стояли и что-то оживленно обсуждали. Катя просто светилась от счастья, Ольга улыбалась ей в ответ. Машка в очередной раз отметила про себя, что блондинке очень уж идет полицейская форма. Машка теперь точно поняла, что шансов у нее попросту быть не может.
 
 
Маша посмотрела на часы. До конца урока ещё двадцать минут. Девушка уже не могла усидеть на месте. Она тянула руку, несколько раз выходила к доске, отвечала на дополнительные вопросы, лишь бы скоротать время. Обществознание — последний урок в субботу. Именно сегодня школьница хоть немного будет рядом с Ольгой. Практически за неделю они не обмолвились и парой слов. Девушке казалось, что Ольга попросту её игнорирует и вообще не обращает на неё внимание. Однако, в пятницу вечером учительница всё же приятно напомнила о себе.
 
А началось всё с того, что Машка при помощи Алисы ещё в понедельник решала номера самостоятельной. Как просила Ольга, в среду девушка показала ей тетрадь, однако, учительница, никак не прокомментировав решение, положила работу в общую стопку. На самих уроках алгебры и геометрии Ольга Валерьевна даже не смотрела в сторону своей ученицы, и от этого Машка была ещё более подавленной.
 
Учительница объясняла новую тему классу, и ни разу не предложила Рыжовой остаться после уроков на дополнительные занятия. Школьница была в бешенстве. Весь четверг девушка просидела над учебниками по алгебре, пытаясь разобрать новые и не понятные для девушки уравнения, звонила Алисе и Таньке, решала задания наперёд для того, чтобы в пятницу поднять руку и выйти к доске. Просидев над задачником до двух ночи, девушка попросту заснула за столом от усталости и напряжения.
 
Приехавшие из командировки родители никак не ожидали увидеть свою дочь заснувшей за столом. Женщина, выключив лампу и прибрав книги со стола в стопку, наблюдала за тем, как отец на руках нёс Машку до кровати и укладывал спать. Школьница даже не проснулась от шума и голоса родителей. Женщина взяла телефон своей дочери и отключила все будильники. Они решили дать Машке выходной, так как были обеспокоены её рвением к знанию математики.
 
Всю пятницу Машка занималась тем, что без перебоя рассказывала родителям про школу и друзей. Поведала им, что начала заниматься игрой на барабанной установке. Родители конечно не ожидали такого, по их мнению, странного увлечения дочери, однако отнеслись к её новому хобби понимающе.
 
Машка очень обрадовалась, узнав, что следующую командировку родители планируют только после Нового года, и ближайшие два с половиной месяца она будет жить не одна. И вообще для девушки провести целый день с папой и мамой было настоящим праздником. С самого утра отец готовил еду на кухне любимым женщинам. А после обеда, Машка вместе с мамой отправилась в торговый центр обновлять гардероб. Домой девушка вернулась в пятом часу в приподнятом настроении. Еще никогда приезд родителей так не влиял на настроение девушки. Все личные переживания по поводу Ольги отошли на второй план.
 
Включив мобильник, который девушка забыла дома, увидела кучу смс от подруг. Девушки её потеряли. Ещё бы, Машка впопыхах и на эмоциях забыла предупредить подруг о том, что её родители неожиданно приехали. Однако ещё большим сюрпризом стал тот факт, что в одной из смс от телеоператора было сообщение о том, что Ольга сделала школьнице пятнадцать звонков в течение дня. Трясущимися руками Рыжова набрала до боли знакомый номер своей учительницы, и, не ожидав, что Ольга тут же возьмёт трубку, улыбнулась.
 
— Так не отвлекаемся, Иванцова, читай условие задачи, я сейчас, — послышалось на том конце провода. Ольга видимо, вышла в коридор. — Машка! — Голос Ольги был явно взволнован, — что случилось? Ты заболела? — вопросы так и сыпались из уст Ольги. — У меня остался один урок всего, я скоро приеду! Потерпи, малыш!
 
— Ольга Валерьевна, простите меня, пожалуйста, я не заболела. У меня родители приехали, — ответила Машка.
 
— Вот чёрт! Ну кто выключает телефон? Я твоих подруг чуть ли не пытала, пытаясь узнать, что с тобой! Всё нормально?
 
— Да, Ольга Валерьевна, — все очень хорошо. Я всю домашку ещё вчера сделала. А они устроили сюрприз и приехали ночью. Отключили все будильники и телефон, и устроили семейный день. Я забыла про мобильник, — оправдывалась Машка.
 
— Ну, Рыжова, причём тут твоя домашка, чёрт бы с ней! Я себе не находила места! — Протянула Ольга, — Я и не знала, что думать. И сорваться, поехать не могла ведь. Глупая, предупреждай меня в следующий раз. Когда придёшь в школу?
 
— Завтра, — ответила Машка, — конечно, завтра приду.
 
— Смотри мне, не шали так больше, — в голосе учительницы слышалась забота.
 
И вот — суббота. Окрылённая после такого разговора с Ольгой и, не ожидая такого волнения и заботы с её стороны, Машка вся в нетерпении ждала последнего урока, ведь по расписанию, именно сегодня алгебры не было. Машка нервничала, сама не понимая от чего. Однако первая репетиция в актовом зале должна состояться сразу после шестого урока. Рыжова считала минуты и секунды. И как только прозвенел звонок, Рыжова пулей вылетела из класса, в предвкушении встречи с ней.
 
 
— Так, ну что? Все в сборе? — спросила Ольга, как только зашла в актовый зал, где её ждали ребята.
 
— Ну да, — ответила Алиса. — Только мы так ничего и не поняли, — девушка пожала плечами.
 
— Смотрите, — Ольга села напротив ребят и разложила листы перед собой. — У нас есть шесть конкурсанток, программу они уже готовят, и через две недели мы сможем провести совместную репетицию. Вадим, Маш, — обратилась учительница к ведущим: — К этому времени мне нужно, чтобы вы выучили все слова. Понятно?
 
— Хорошо, — сказал парень, не отрываясь от текста, перелистывая страницу за страницей.
 
— А я вам зачем? — спросила Алиса.
 
— Так, — Ольга в нетерпении потерла ладони и встала. — У меня есть идея, и я очень бы хотела, чтобы вы её поддержали, — Ольга сняла пиджак и повесила его на спинку стула.
 
— И что за идея? — Илюхин неоднозначно улыбнулся и косо посмотрел на женский коллектив, с которым, судя по всему, ему предстояло работать. — Женский безголосый хор «Ручеёк» и я на балалайке?
 
— Мне поручили заниматься этой лабудой, и директор настоял на том, чтобы я привлекла как можно больше людей, — Ольга критично посмотрела на учеников.
 
— Я буду играть на рояле собачий вальс? — Алиса выпучила глаза.
 
— Нет, Алиса, к сожалению, рояль я тебе достать не смогу, — улыбнулась Ольга.
 
— И? — спросила Машка. — Ольга Валерьевна, вы думаете, что наши учителя будут в восторге от нашего ансамбля?
 
— Какого ансамбля? — поперхнулся парень. — Я первый парень на селе и пою навеселе? — пропищал Илюхин, изображая великолепное пение. — Петь никто не умеет. Рыжова вообще только на нервах умеет играть! В том году чуть гитару мне не разбила!
 
— Так, котятки, — обратилась Ольга к ребятам, которые непонимающе смотрели на свою учительницу. — Раз вы все тут такие талантливые вокалисты, то петь я сама могу. Сейчас почти вся группа в сборе.
 
— А эта-то что тут делает? Сцену, поди, будет украшать? — парень начал щекотать Машку, на что Рыжова вскочила как ошпаренная и села подальше от парня.
 
— Дебил! Я на барабанах играю! — Машка показала язык.
 
— Так прекратите, все инструменты у меня есть. Барабаны, гитары, клавиши, — сказала Ольга.
 
— Когда это Рыжова научилась стучать? — Алиса аж встала от возмущения.
 
— Алиса, я тебе все потом расскажу, и вообще, не «стучать», а «играть», — ответила Машка, глядя на подругу.
 
— Ольга Валерьевна! Что за народная самодеятельность-то? — спросил Илюхин. — Я не хочу играть детские песни на утреннике.
 
— Да не будет детских песен, — Ольга развела руками. — Не переживайте вы. Вам даётся полная свобода. Играем то, что нравится.
 
— Прямо все, что нравится? — Алиса загадочно улыбнулась.
 
— Без мата и явного секса, — ответила Ольга с улыбкой, многозначительно посмотрев на ребят.
 
— Блин, тогда круто! — сказал Илюхин. — А где мы будем репетировать?
 
— Ну, в школе вообще не вариант. Таскать инструменты мне не очень нравится. Скорее всего, у меня. Есть у кого другие предложения?
 
— Блин, здорово! — сказала Алиса. — Только я не представляю, как мы сыграемся-то все. Времени немного, что играть, не знаем, и вообще, — Алиса встала и подошла к сумке, из которой достала телефон: — у меня сейчас вообще в плей-листе полная хрень, — девушка задумалась.
 
— Вот по этому поводу, у меня к вам предложение. Подумайте до завтра, что вы хотите играть. Буквально пару-тройку песен. Думаю, после конкурса сможем выступить. Разогреем народ перед дискотекой.
 
— А когда будем репетировать? — спросила Машка.
 
— Думаю, что завтра, если у вас нет других планов, — ответила Ольга.
 
— Я согласен, — улыбнулся Вадим. — А я что, среди баб один прораб, да?
 
— Не переживай, — Ольга улыбнулась. — Думаю, мы разбавим этот женский цветник.
 
— Женька? — спросила Машка, улыбнувшись.
 
— А ты кого-то ещё можешь предложить? — Ольга задала вопрос ученице.
 
— А кто это? — Алиса задумалась.
 
— Это мой младший брат, — учительница посмотрела на школьницу с усмешкой.
 
— Огоооооо, — Алиса заметно оживилась. — А он симпатичный?
 
— Лиса! — Машка осуждающе посмотрела на подругу. — Ты вообще дама занятая!
 
— Ну и что? — буркнула школьница.
 
— Так, давайте не будем тратить время, завтра в три всем удобно? — перебила разговор подруг учительница.
 
— Мне удобно, — ответила Лиса. — Маш, Вадим? — спросила девушка у одноклассников.
 
— Всё нормально, — улыбнулся парень.
 
— Так, ну и отлично. Встречаемся завтра в три часа около школы, я за вами заеду.
 
— Круто, — Машка посмотрела на Алису, которая, вставив наушники в уши, включила музыку.
 
— Так, все могут идти, — сказала Ольга, встав с места. — Рыжова, за мной. Будем двойки исправлять, — Ольга посмотрела на школьницу и улыбнулась.
 
— Ну вот, а я думала, что вы меня не будете мучать, — сказала Машка, но так и не смогла скрыть улыбки.
 
 
Для того, чтобы исправить Машкины оценки по алгебре, Ольга целый час объясняла своей ученице тему, решала вместе с ней номера, подробно объясняя и комментируя каждое действие. Разбирала примеры из задачника, а так же типовые номера из ЕГЭ. Убедившись в том, что Машка начала разбираться в уравнениях и переменных множителях, учительница дала школьнице решить самостоятельно несколько номеров. Пока Ольга проверяла тетради и заполняла журнал, Машка целый час сидела напротив учительницы и корпела над логарифмическими неравенствами.
 
В принципе, Ольга была довольна успехами своей ученицы и не переживала, что та могла бы наделать кучу ошибок в уравнениях. Иногда Машка подходила к учительнице и задавала вопросы, но в целом успехи Рыжовой Ольгу устраивали.
Машку одолевало любопытство по поводу отношений Ольги и Кати. Рыжовой было крайне неловко спрашивать учительницу про ее личную жизнь, тем более подходящего момента как-то не было.
 
— Закругляйся, двоечница, — сказала Ольга, улыбаясь, — время почти пять часов уже.
 
— Я все, — Машка подошла к Ольге и положила тетрадь на стол своей учительницы.
 
— Ну и отлично, — Ольга пробежала глазами по решению, закрыв тетрадь, продолжила: — Тебя довезти до дома? Мне, если честно, лень проверять, — в голосе Ольги чувствовалась усталость. Учительница подняла на Машку глаза: — Можно я тебе завтра вечером в Контакте напишу, что там по ошибкам?
 
— Хорошо, — Рыжова начала собирать вещи в сумку. — Если вам не сложно, то можете меня довезти.
 
— Сегодня в ночь обещают первые заморозки, кстати, — Ольга подошла к шкафу и достала пальто и шарф.
 
— Я люблю зиму, — Машка стояла около двери и наблюдала за Ольгой, которая надевала верхнюю одежду.
 
— Я не очень, если честно, — Ольга взяла сумку, и девушки вышли из кабинета. — Я люблю май. Маш, кстати, у меня скоро будет День рождения, и я буду рада, если ты придешь, — Ольга убрала ключи от кабинета в сумку и посмотрела на девушку.
 
— Я? — Машка, никак не ожидая, услышать от Ольги такое предложение растерялась.
 
— Ну, конечно, ты, кто же еще? — Ольга коснулась плеча ученицы и улыбнулась.
 
— Хорошо, Ольга Валерьевна, я приду. А когда?
 
— Через две недели будем отмечать. Я не буду много людей звать, только самые близкие.
 
— Значит, вы «Скорпион»? — Машка задумчиво улыбнулась.
 
— Я не верю в эти знаки, Маш, — Ольга махнула рукой. — Иди в гардероб, а я машину прогрею пока что.
 
— Договорились, — сказала школьница и направилась в сторону лестницы.
 
— Давай, я еще в учительскую забежать успею, — крикнула Ольга Машке вдогонку, однако, школьницы и след простыл.
 
— Ты рада, что родители вернулись? — спросила Ольга, как только Машка села в машину.
 
— Конечно, рада, — ответила девушка, пристегивая ремень безопасности, — надоело одной, с ними веселее. Да и готовка с уборкой теперь не только на мне. А то достало уже.
 
— Понимаю. Теперь, кстати тебе не погулять до ночи. Зато за уроки возьмешься.
 
— Это точно, только жалко вот, что с вами теперь не погулять, — вздохнула Машка.
 
— За твою успешную подготовку домашнего задания, после насыщенных выходных, я б тебя и так с собой не взяла, — съязвила учительница.
 
— Ну, Ольга Валерьевна! — Машка запротестовала. — Я же уже извинилась.
 
— Да ладно тебе, Маш, ну хочешь, поехали до Мака, возьмем кофе и какой-
нибудь жутко вредный бутерброд? Только, чур, посидим в машине. Холодновато гулять.
 
— Хочу, — Машка затопала ногами от предвкушения.
 
— Подкуришь мне? — спросила Ольга.
 
— Угу.
 
Машка не могла поверить своим ушам. Ольга позвала ее на День рождения, при этом уточнив, что придут «только самые близкие». Много вопросов вертелось в голове у школьницы, начиная с того, что подарить имениннице, заканчивая тем, позвала ли Ольга Екатерину.
 
Девушки сидели в машине на парковке около получаса. Рыжовой очень хотелось продлить эти короткие минуты. Ольга с упоением рассказывала про своего брата и его похождения. Машка, раскрасневшись от смеха, хохотала, держась за живот.
 
Мелодия звонка на мобильном телефоне Ольги, прервала все веселье. Машка обратила внимание на тот факт, что Ольга задумчиво кинула на нее взгляд, но трубку тем не менее взяла.
 
— Да, привет, — Ольга улыбнулась собеседнику.
 
— …
 
— Конечно. Жалко блин, но что поделать? Маш, — Ольга обратилась к девушке, — курить будешь?
 
Машка в ответ кивнула головой.
 
— …
 
— Да, я вон с Машкой в машине сижу, — продолжила Ольга разговор.
 
— …
 
— Катяяяя! — Учительница закатила глаза. — Прекрати. С тебя, кстати, магарыч за выгодный подгон.
 
— …
 
— Хорошо, — Ольга начала смеяться. — Я передам ей пламенный привет, — Ольга начала подкуривать сигарету Машке, а потом и себе.
 
— …
 
— Пока, пока.
 
Машка с интересом наблюдала за Ольгой и изо всех сил старалась услышать разговор, однако, все попытки были тщетны.
 
— Ты, кстати, Кате очень понравилась. Интересуется тобой. Держи, — Ольга дала школьнице подкуренную сигарету, — только окно открой.
 
— Что говорит?
 
— Говорит нам не шалить, — усмехнулась Ольга.
 
— Что? — Машка, закашлявшись от сигаретного дыма, уставилась на Ольгу во все глаза.
 
— Да забей, это у нее такие шуточки, — Ольга подмигнула девушке.
 
— А что она хотела-то?
 
— Не поверишь, татуировку свести. Мастера ей своего контакты недавно давала. Вот делилась эмоциями.
 
— А зачем сводить?
 
— Работа такая, негоже полицейским с татушками расхаживать, — Ольга развела руками.
 
— Ну, вообще, — буркнула Машка, — не знала, что так все жестко с этим.
 
— Так вот и я не знала.
 
— А вы давно себе татуировки сделали? — спросила Машка, выкинув бычок в окно.
 
— Первую в семнадцать лет, две другие в двадцать три года, — Ольга завела машину.
 
— Погодите, так у вас их три? — Машка удивилась.
 
— Три, да.
 
— А третья где? Покажете?
 
— Третья на попе! Сейчас показать? — Ольга посмотрела на свою ученицу с вызовом. — Может, дождемся более интимной обстановки?
 
— Ольга Валерьевна! — Машка покраснела.
 
— Рыжова-Рыжова, — Ольга тепло улыбнулась своей ученице и добавила: — Пристегивайся, поехали.
 
— Куда?
 
— Как куда? Татуировку тебе показывать! — захихикала Ольга.
 
— Правда? — Машка задумалась.
 
— Да шучу я, Маш, домой тебя везти надо! — учительница нажала на газ.