Машка в буквальном смысле залетела в ванну и, закрывшись изнутри, включила воду. Посмотрев на своё отражение в зеркале, девушка резко опустилась на корточки и закрыла лицо руками. Поток мыслей, бушевавший в голове школьницы, казалось, окончательно свёл её с ума. В ушах звенело. Машка плакала. Понимая, что она находится в квартире не одна, старалась всхлипывать как можно тише, чтобы не привлекать лишнего внимания. Обхватив руками колени, девушка сидела на полу и не могла сдержать слёз. Машка плакала от своей глупости, бессилия и непонимания того, что только что произошло.


В этот момент Рыжова ненавидела себя. Сжав от злости кулаки, Машка встала и посмотрела на своё отражение. Карандаш и тушь размазались по лицу, оставив на щеках и скулах незамысловатые чёрные узоры. Дрожащими руками Машка взяла гель для умывания и начала втирать его в кожу. Глаза защипало ещё сильнее. Пытаясь смыть мыльную пену с лица, Рыжова не заметила, как струйки воды начали стекать по локтям на пол. С трудом удержав равновесие, Машка выругалась про себя, выключила воду и подошла к двери. Её рука коснулась ручки, однако школьница застыла в нерешительности. Облокотившись лбом об дверь, девушка начала считать до десяти. В каком-то фильме она видела этот приём, который помог главной героине успокоиться.


Тяжело вздохнув и собравшись с духом, девушка открыла дверь. Машка слышала голоса, доносившиеся из комнаты, слышала смех Алисы и приглушённый звук метронома, который Женька специально для неё выцыганил у своего друга. Зайти в комнату Машка не решилась. Она подошла к вешалке и, взяв из куртки пачку сигарет, прошла на балкон.


Открыв настежь все ставни, девушка медленно и глубоко вдохнула холодный вечерний воздух. Немного поёжившись от холода, школьница дрожащими руками подкурила сигарету. Глаза по-прежнему сильно щипало. Девушка облокотилась о подоконник.


Смеркалось. Нечастые прохожие куда-то спешили. Начал накрапывать холодный дождь. Затяжка горьковатого дыма. И что за умник сказал когда-то, что никотин успокаивает и приводит нервы в порядок? Машка усмехнулась, подумав об этом. Погрузившись в свои мысли и пребывая в прострации, девушка не услышала, как дверь на балкон открылась, и Ольга подошла вплотную к своей ученице, положив ладони ей на плечи.


— Маш, — еле слышно произнесла Ольга, — повернись ко мне, пожалуйста.


На подгибающихся и дрожащих ногах Машка развернулась лицом к своей учительнице, но посмотреть ей в глаза девушка так и не решилась.


— Я так же, как и ты, в твоём возрасте строила воздушные замки, — сказала Ольга, подкурив сигарету. — Я тоже воспринимала всё всерьёз.


— Ольга Валерьевна, — всхлипнула Машка, перебив женщину, — я не знаю, что на меня нашло, — школьница подняла на учительницу заплаканные глаза.


— Маша. — Ольга, слегка улыбнувшись, подошла к открытому окну и, стряхнув пепел, продолжила: — Не надо извиняться. Я сама в этом виновата. Я сама позволила нам так общаться. Но я и подумать не могла, что всё так закончится.


— Ольга Валерьевна, я…


— Маш, — женщина не дала договорить школьнице, — в моей жизни сейчас много всего происходит. И знаешь, — Ольга сделала шаг навстречу к своей ученице и убрала прядку волос с её лица, забрав её за ухо, — я благодарна судьбе за то, что она свела меня с тобой. Ты очень хороший друг, очень милая девочка, которая переживает за меня, но…


— Я понимаю, — школьница, усмехнувшись, сделала затяжку и посмотрела в окно.


— Нет… Ты мне нравишься, правда, — Ольга сказала эти слова шёпотом так тихо, что Машка еле услышала их, — но я не могу тебе ничего обещать, понимаешь? На это очень много причин. Я не могу разорвать своё сердце на части, — голос женщины срывался, и было заметно, как тяжело Ольге даются эти слова.


— Прошло слишком мало времени, как…


— Ольга Валерьевна, — голос школьницы дрожал. — Вы для меня очень много значите, и я совсем запуталась, — на глазах девушки показались слёзы.


— Эй! — выкинув сигарету, Ольга крепко прижала к себе школьницу. — Не плачь из-за меня, я недостойна этого, — шептала женщина.


— Я не хочу вас терять. Я не хочу, чтобы вы перестали со мной общаться, — девочка уткнулась в грудь учительницы и тихонько всхлипывала.


— Да куда я от тебя денусь, маленькая моя? — с нежностью в голосе говорила Ольга, гладя свою ученицу по волосам. — Давай дождёмся окончания школы. Я уверена, что время всё расставит по своим местам. Сейчас ты — моя ученица, пусть даже самая любимая, и, так и быть, — Ольга начала смеяться, — ты самая лучшая моя ученица, но…


— Ну, какая же я лучшая-то?! — Машка подняла глаза на учительницу и улыбнулась.


— Такая, — съязвила Ольга и показала школьнице язык.


— Ольга Валерьевна, давайте сделаем вид, что ничего не было, а? — в глазах девушки светилась надежда.


— Машка, между нами и так ничего не было, — пошутила Ольга и, увидев, как школьница улыбнулась, продолжила: — И я не хочу видеть слёзы на глазах моей самой лучшей ученицы. Договорились?


— Договорились, — ответила Машка, вытирая глаза.


— Давай беги к ребятам, через полчаса нам надо закругляться.


— А вы?


— Что я? Из-за одной дамы я так и не покурила, — сказала Ольга и взяла сигарету из пачки.


Когда Машка вернулась в комнату, где сидели Алиса и Женька, она окончательно успокоилась и, приведя свои мысли в относительный порядок, продолжила играть на барабанах. Ольга сидела на диване и следила за тем, как школьница держит ритм, изредка поправляя её. Под конец репетиции ребятам удалось-таки сыграться и исполнить свои партии без грубых ошибок.


— Ну что, если с соседями согласуем субботу, то тогда сможем сыграться уже с Вадимом, и даже Оля начнёт петь, — подытожил Женька, сматывая провода от гитар.


— Было б неплохо. Три недели осталось всего, как-никак, — сказала Алиса, плюхнувшись на диван.


— Жень, развезёшь девчонок по домам? — спросила Ольга у брата. — А то поздно уже и темно. А мне ещё надо кое-что по работе сделать.


— А то, — улыбнулся парень, — сейчас тут приберём всё, и отвезу.


Весь вечер Машка не находила себе места, прокручивая в голове слова своей учительницы. Больше всего на свете Машке хотелось вернуть время на несколько часов назад и исправить то, что она натворила. Ей было стыдно. Перед тем как заснуть, она вспомнила, как Ольга упомянула то, что после окончания школы, возможно, всё изменится. Машка улыбнулась от этой мысли. Она была уверена, что у них всё ещё будет.


Звук смс-сообщения нарушил тишину.


«Спокойной ночи, малыш», — прочитала школьница на экране.


Машка улыбнулась. Быстро набрав и отправив ответ, зажмурилась и сунула телефон под подушку.


«И тебе спокойной ночи».


Она специально написала «тебе», чтобы посмотреть на реакцию учительницы.


«А тебе палец в рот не клади. Откусишь))))».


«Откушу))))», — написала Машка и уставилась в потолок, блаженно улыбаясь.


Машка посмотрела в окно и устало зевнула. Шесть уроков тянулись так долго, что на последнем она была готова заснуть от скуки.


«Лучше бы прогуляла последний урок», — подумала про себя девушка и принялась переписывать условие задачи с доски.


— Какая скукотища, — прошептала Алиса.


Рыжова в ответ лишь нахмурила брови и потянулась.


— Устала уже сидеть, — Алиса начала зевать вслед за подругой. — Через сколько звонок?


— Пятнадцать минут ещё. Ты решила задачу?


— Да, Маш, держи, — Алиса подвинула тетрадь.


— О, смотри! — Машка кивнула головой в сторону окна. — Ольга Валерьевна с Женькой стоят. Интересно, о чём они разговаривают?


— Женька за ключами приехал от машины. Мы в кино идём, — улыбнулась Алиса и опустила глаза.


— Чего? — Машка повысила голос от удивления. — И ты молчала? — Рыжова забыла, что собралась переписывать решение задачи, и уставилась на подругу во все глаза.


— Да он сегодня утром мне позвонил. Потом некогда было рассказывать, — оправдывалась Алиса.


Звук смс Машкиного телефона разнёсся эхом по всему классу, после чего учитель сделал очередное замечание подругам, сидевшим за первой партой.


— Рыжова и Сидоренко, если вы не забыли, то у нас урок! — физик повысил голос и грозно посмотрел на подруг.


— Извините, — сказала Алиса и нахмурила брови.


«В кино хочешь?» — прочитала Машка на экране мобильника смс от Ольги.


«А что за фильм?» — быстро написала в ответ Машка.


«Не знаю, лично я берегу честь твоей подруги, поэтому и еду))».


«Женька не против этого?»


«Его идея. Ждём вас в машине!»


Целую неделю Машка ломала голову над подарком для Ольги на день её рождения. Рыжова перебирала различные варианты, но так и не смогла найти ничего стоящего. Накануне Машка ходила в местный торговый центр, надеясь, что найдёт подходящий подарок. Обойдя все магазины, потратив не один час на поиски, школьница вернулась домой расстроенная. Машке хотелось подарить что-то значимое, важное; словом, мечтала о том, чтобы её подарок надолго запомнился Ольге. В голову ничего не приходило.


Озадаченная этими мыслями, девушка хотела посоветоваться с Женькой, однако он с Алисой сел в другом конце кинозала. Ольга взяла последние билеты, так как перед премьерой фильма их раскупали довольно быстро. Девушкам достался предпоследний ряд, самый крайний диванчик.


— Ребят почти не видно, — сказала Ольга, усаживаясь на место.


— Да ладно вам, тут народу много, не думаю, что нужно переживать, — ответила Машка и выключила мобильник.


— Да это понятно, просто он бабник ещё тот, и наверняка они с Алисой потом к нам домой поедут.


— О как?! — удивилась Машка. — Интересно…


— А мне-то как интересно! Видимо, я и неформальное общение со своими ученицами — одно целое, — усмехнулась Ольга.


— Будете колу? — Машка протянула Ольге напиток. — И вообще, не переживайте вы так по поводу Алисы. Она девочка неглупая.


— Очень на это надеюсь, — усмехнулась Ольга, сделав несколько глотков газировки. — Да и мы с тобой давно никуда не ходили вместе, вот я и решила убить сразу двух зайцев.


— Хорошая у вас идея, — улыбнулась Машка, ёрзая на месте.


— Только фильм сопливый, какая-то мелодрама.


— Сойдёт, — школьница махнула рукой.


— Смотри, — усмехнулась учительница, показывая в сторону, где сидели ребята, — уже целуются, а?


— Чего вы к ним привязались? Сами-то давно, поди, в кино целоваться бегали?


— Я в кино не только целоваться бегала, — сказала Ольга и, осознав, что произнесла это вслух, закрыла лицо руками от смеха и стыда.


— Та-а-ак! — воскликнула Машка. — Подробнее, пожалуйста, — Машка уставилась на Ольгу.


— Рыжова, — протянула Ольга. — Кто же такой любопытный?


— Дамы, — обратился кто-то, — можно тише!


— Извините, — тихо сказала Ольга и зыркнула на Машку.


Девушки полтора часа сидели и обсуждали фильм, действия героев, день рождения Ольги в конце недели, школьную дискотеку и предстоящее выступление. Стараясь не привлекать лишнего внимания, Ольга приобняла Машку, чтобы было удобнее болтать о всякой всячине. Машка же, пользуясь моментом, придвинулась ближе к учительнице. Последние полчаса фильма, который они смотрели, не отрываясь от экрана, девушки сидели чуть ли не в обнимку. Чувствуя рядом её присутствие, школьница положила голову на плечо Ольги и блаженно улыбнулась. Учительница же, оглядевшись по сторонам и убедившись, что поблизости нет знакомых, запустила руку в волосы своей ученицы, перебирая пальцами её прядки.


— Мне нравятся твои волосы, — сказала Ольга, не отрываясь от экрана. — Они очень вкусно пахнут.


— Мне кажется или вы ко мне нахально пристаёте? — Машка ехидно ухмылялась.


— Рыжова, — прошептала Ольга на ухо ученице и, запустив свою руку в корни волос девушки, немного оттянула их, — не паясничай. Или мне отодвинуться?


— Мм, нет, — сказала Машка, позволяя Ольге продолжить.


— И как вам фильм? — спросила Ольга, как только все сели в машину.


— Очень интересный, — сказал Женька, устроившись на заднем сиденье вместе с Алисой и обняв её за талию.


— Да, — подтвердила рыжая, — мне тоже очень понравилось. Смеялись от души!


— Так главный герой умер! — воскликнула Машка, поворачиваясь к ребятам. Однако из-за пристёгнутого ремня сделать этого не удалось.


— Ну осторожнее, задушишься так, — сказала Ольга Машке. — Так что там с фильмом-то? — учительница посмотрела на брата.


— Оля, блин, прекрати! — воскликнул Женька. — Поехали уже!


Домой Маша вернулась в девятом часу в приподнятом настроении. Она на все расспросы мамы о том, где была и что делала, отвечала довольно уклончиво. Быстренько поев и искупавшись, школьница села за уроки, попутно переписываясь с подругами в соцсетях. Зайдя на местный новостной портал, Рыжова увидела, что в соседний город в середине декабря приезжает известная рок-группа, про которую несколько раз рассказывала Ольга. Решение пришло быстро. Заказав на официальном сайте два билета, Рыжова наконец выдохнула. Она не сомневалась в том, что Ольге на все сто процентов понравится такой подарок.


Проснувшись ночью от жуткого холода, пробиравшего до костей, Машка сначала даже не поняла, где она находится. Осознав, что она лежит в своей кровати, свернувшись калачиком, и трясётся так, что зуб на зуб не попадает, девушка расстроилась ещё больше. Собрав последние силы, она встала с кровати и подошла к столу, чтобы узнать — который час. Ноги, видимо, от очень высокой температуры отказывались слушаться. Голова, тяжёлая как чугунная сковородка, болела так сильно, что повернуть её для Машки было смерти подобно. На экране мобильника появились какие-то цифры. С трудом сфокусировав на них взгляд, Машка поняла, что уже глубоко за полночь. Буквально на автомате Рыжова набрала номер мамы, потом папин, но оба номера были недоступны.


Надо же было им именно сегодня уехать за город и отключить мобильники! А ведь сначала Машка радовалась, словно ребёнок, их отъезду. Ведь выходные, на которых Ольга собиралась праздновать свой день рождения, совпадали с поездкой Машкиных родителей и их друзей на природу. Укутавшись в одеяло, школьница пошла на кухню. Босые ноги немели от ледяной кафельной плитки в коридоре, но сил искать носки и тапочки просто не было. Дрожащими руками Машка вытащила из шкафчика аптечку, и чтобы не мёрзнуть на холоде в кухне в поисках нужных препаратов, взяла с собой в комнату весь пакет с лекарствами. Две шипучие таблетки в стакан, парацетамол и ещё что-то, чем недавно лечился отец, — школьница выпила лекарства. Каждый глоток воды давался с большим трудом. Градусник показал 38,7. Машка достала ещё одно одеяло и надела домашнюю тёплую кофту. Как только легла в кровать, она тут же провалилась в беспокойный сон.


Будильник на 7:00 был выключен практически сразу, ибо голова болела так сильно, что, чувствуя за несколько минут нужное время, Машка положила руку на мобильник. Смс Таньке и Алисе о том, что ей очень плохо, отправлено тоже очень быстро, чтобы поскорее убрать телефон.


«Ну как можно было заболеть именно сегодня?! Именно в субботу!» — подумала Машка и от обиды и горечи расплакалась, словно маленький ребёнок.

От нахлынувших слёз стало ещё хуже. Волосы разметались по подушке, но сил, чтоб хотя бы собрать их в пучок, не осталось. С огромным трудом повернувшись на другой бок, девушка снова уснула.


Звонок в дверь прозвучал откуда-то издалека. Машка даже подумала, что этот звонок ей почудился. Потом ещё звонок, более длинный и настойчивый. Школьница открыла глаза. Встать с кровати оказалось проблематично, ноги не слушались. К звукам дверного звонка присоединились сигналы мобильного телефона, и всё это теперь трезвонило со всех сторон и без остановки. От этого шума в голове была полная каша, и, добираясь к двери, Машка проигнорировала телефон.


— Ты что тут делаешь? — просипела Машка, сама удивляясь отсутствию голоса.


— О-о-о, это хуже, чем я мог себе представить! — Женька, не дождавшись приглашения, быстро вошёл в квартиру и повесил куртку на вешалку.

Машке ничего не оставалось, как молча наблюдать за его действиями, так как сил что-то говорить не было.


— Пошли, горе моё. Алиса мне звонила. Попросила проведать, — парень обнял девушку за плечи и повёл в сторону комнаты.


— А она что? Не придёт? — прошептала Машка, укладываясь в кровать, пока парень что-то доставал из рюкзака.


— Дурная башка! — воскликнул Женька, завязывая себе хвост из волос на голове. — Ты хочешь, чтоб она мелкую потом заразила? Конечно, не придёт.


— А-а-а, точно, я что-то совсем забыла, — Машка попыталась принять полусидячее положение на кровати, облокотившись о подушку.


— Ну-ка лежи, — приказным тоном сказал парень. — Я мёд и малину тебе принёс. И у тебя, кстати, есть что пожрать?


— Всё в холодильнике, — прохрипела Машка. — Там суп и плов. Если хочешь, ещё немного курицы есть, но ты её посоли тогда. Мама снова на диете, — девушка держалась за голову.


— Ха, — рассмеялся Женька, — я вообще-то тебя собирался кормить, ты вообще как глиста.


— Ой, Жень, делай что хочешь, — простонала девушка, медленно поворачиваясь на бок.


— Родаки где? — спросил парень, ковыряясь у Машки в шкафу. — О, нашёл! — Женька взял шерстяные носки и, сев на край кровати, скомандовал: — Давай сюда ноги!


— На шашлыках, — ответила Машка, высунув ступни из-под одеяла и положив их парню на колени. — только завтра приедут. И телефоны отрубили походу.


— Ничё себе! — пробурчал Женька, натягивая носки на девичьи ноги. — И как ты тут одна тусить будешь? — парень придвинулся к девушке и положил руку на лоб. — У тебя, вообще-то, температура!


— Да нормально всё, сейчас таблетками закинусь и спать лягу, — Машка махнула рукой и тут же схватилась за голову.


— Давай осторожнее. Полежи пока немного. Пойду гляну, что там у тебя на кухне, — Женька улыбнулся девушке и накрыл её вторым одеялом.


Машка многократно благодарила Женьку. И ведь было за что: за таблетки, которые хоть и ненадолго, но сбили температуру; за принесённую в комнату еду; за целый термос чая в качестве народного целительного средства на целый день… Благодаря стараниям парня девушка снова смогла почувствовать себя человеком. Наказав девушке обязательно выпить весь чай из термоса и пообещав вечером снова проведать свою подопечную, удалился. Женьке необходимо было подготовиться ко дню рождения сестры.


Ближе к вечеру, когда уже начало смеркаться, Машке позвонила мама, которая была обеспокоена таким количеством пропущенных звонков от дочери. Женщина пообещала, что они с отцом приедут завтра с утра с первой же электричкой, и посоветовала дочери соблюдать постельный режим.


Настроение девушки было на нуле. Больше всего Машку напрягал тот факт, что, закончив вести уроки более часа назад и наверняка зная о Машкиной болезни, Ольга так и не позвонила. Не позвонила она и через два часа, и через три. Машка легла на живот, обнимая мягкую игрушку и горестно вздыхая, взяла в руки телефон и сама написала смс с поздравлениями и извинениями, что не сможет прийти сегодня вечером. Стоило девушке положить телефон под подушку и улечься, как в дверь позвонили.


— И кто тут вздумал болеть?


Увидев Ольгу Валерьевну на пороге своей квартиры, Рыжова улыбнулась и, жестом пригласив учительницу войти, облокотилась о стену.


— Ты как себя чувствуешь? — Ольга подошла вплотную к девушке и коснулась рукой её лба.


— Нормально уже, — прошептала Машка.


— Но у тебя же температура и вообще ты как варёная, — в голосе Ольги слышалось волнение. — Пойдём в комнату.


— Угу, — всё, что смогла сказать Машка, и поплелась за учительницей.


— Рыжова, тридцать восемь и семь! — вздохнула Ольга и села около Машки.


— Я знаю, и мне таблетки пить пора уже, — Машка приподнялась и протянула руку к тумбочке, где лежали лекарства.


— Когда родители приедут? Мне Женька сказал, что завтра. Да?


— Угу, — пробубнила школьница, запивая таблетки.


— Ой, Машка, Машка, — Ольга взяла девушку за руку и посмотрела ей в глаза.


— Я лечусь, и вообще, думаю, что уже к понедельнику температура спадёт. А к среде я смогу прийти на репетицию.


— Маш, нам не надо осложнений, и лучше смотри по своему состоянию. Не думаю, что это хорошая идея.


— Ольга Валерьевна, — Маша внимательно посмотрела на учительницу, — а почему вы приехали? Ведь вы сегодня должны быть в другом месте. У вас же праздник, и зачем вам со мной нянчиться?


— Машка, — Ольга подошла к столу и, взяв расчёску, принялась расчёсывать волосы школьницы, — во-первых, основная часть гостей была вчера, во-вторых, — Ольга, заплетя косу, потянулась за резинкой, — мои планы немного поменялись, и я решила приехать к тебе.


— Ясно, — сказала Машка немного расстроенно.


— Что такое? — спросила Ольга.


— Вы не хотели, чтобы меня видели ваши друзья?


— Нет конечно, — Ольга тепло улыбнулась, — так получилось, что многие из моих друзей могли прийти только в пятницу, плюс коллеги тоже в пятницу меня поздравляли. Вот я их и объединила. Я хотела сегодня собраться более тесным кругом, но так вышло, что несколько человек не смогли, в том числе и ты.


— А кто ещё не смог? — Машка легла на подушку и накрылась одеялом. — Ольга Валерьевна, там ещё одно одеяло лежит, можно его?


— Холодно? — обеспокоенно спросила Ольга, укрывая школьницу чуть ли не с головой.


— Немного знобит.


— Держи, — Ольга налила в кружку чай из термоса и протянула девушке. — Осторожнее! — добавила она, видя, как Машкина рука дрожит.


Ольга, обеспокоенная состоянием здоровья Машки, поила её горячим чаем и рассказывала последние школьные новости. Потом сходила в аптеку за «Амиксином» и в магазин за фруктами. Заставив Рыжову через силу съесть целый лимон и пообещав посмотреть с ней какой-нибудь фильм, дождалась понижения температуры у девушки.


— И куда ты поскакала, коза? — Ольга не смогла сдержать улыбки, глядя на то, как Машка, преодолев преграду в виде подушек и одеял, спрыгнула с кровати и побежала к двери.


— Я в туалет, — улыбнулась Машка, — кто меня чаем перепоил?


— Давай, — усмехнулась Ольга, — и пока температура спала, тебя ещё подкормить надо.


— Я только за, — послышалось уже из коридора, — есть очень хочется.


— Маш, — обратилась учительница к девушке, когда та села за обеденный стол, — не прыгала бы ты так резко! Это же всего лишь действие таблеток, — ворчала Ольга, не отрывая взгляда от плиты, на которой разогревалась еда.


— Да всё нормально, — школьница отмахнулась и взяла со стола печеньку. — Сколько сейчас времени?


— Почти восемь, Маш, — Ольга достала тарелку и начала наливать суп. — Сейчас ты поешь и ляжешь в кровать. Постарайся как можно быстрее заснуть. В полночь я тебе позвоню, чтоб ты не пропустила приём лекарств, договорились?


— А вы не останетесь со мной? — в голосе девушке прозвучали нотки разочарования.


— Я не могу сегодня остаться. У меня ещё пара дел есть вечером, скоро поеду уже, — Ольга села за стол и протянула школьнице ложку.


— Очень жаль, — загрустила девушка. — А вы что, не едите ничего?


— Мне не хочется. Я только чаю попью. Не переживай, скоро ты поправишься, и я обещаю взять тебя с собой.


— Куда?


— К девчонкам, помнишь, мы ездили? Они сегодня будут баню топить, и я к ним.


— К Женьке с Верой?


— Да, к ним, — улыбнулась Ольга.


— Что за хрень! Ну почему я заболела именно сейчас?! — взвыла Машка, вскинув свой взгляд к потолку.


— Ну прекрати, солнышко, — Ольга тепло улыбнулась ученице и налила воды из чайника в кружки, — все иногда болеют! Ничего фатального в этом нет.


— Ну да, — буркнула школьница и насупилась.


— Ешь скорее. Тебе нельзя надолго вставать с кровати, — поторопила Ольга, видя, как девушка еле ковыряется в тарелке.


— Ем я, ем, — вздохнула Машка.


Машка действительно надеялась на то, что Ольга останется у неё на ночь или, по крайней мере, задержится ещё на пару часов. Но, увы, этого не произошло. Вымыв посуду и насильно уложив школьницу в кровать, Ольга начала собираться. Заметив Машкино расстройство, Ольга лишь вздохнула и посмотрела на девушку с улыбкой.


— Ольга Валерьевна, — девушка окликнула выходящую из комнаты учительницу.


— Да, что такое? — Ольга прислонилась к дверному косяку, глядя на школьницу.


— Там на столе конверт лежит, — чувствуя, что начинает смущаться и краснеть, Рыжова повернулась на другой бок, — возьмите его.


— Сейчас, — тепло сказала учительница и подошла к столу. — Что в нём?


— Это вам, подарок! — девушка улыбнулась и легла на живот, подперев лицо руками.


— Ничего себе! — улыбнулась Ольга и взяла конверт в руки.


— Стойте! — крикнула Машка и чуть ли не подскочила на месте.


— Что такое? — улыбнулась Ольга и села к девушке на край кровати, с конвертом в руке.


— Откройте его потом, — попросила Машка и посмотрела на Ольгу.


— Почему? — удивилась Ольга. — Там что-то неприличное?


— Нет конечно, — улыбнулась Машка.


— А жа-а-ль, — протянула Ольга и вздохнула.


— Ну, бли-и-ин! — не удержалась Машка. — Прекратите паясничать, просто откроете, когда уйдёте, хорошо?


— Ну, хорошо, интриганка, — улыбнулась Ольга и направилась к двери. — Позвоню тебе! Засыпай скорее.


— Хорошо, — сказала Машка, — дверь захлопнете?


— Конечно.


— Я на твоём месте лучше бы готовилась к контрольной по физике, она же завтра, — в комнату к Машке зашла мама и уселась в кресло, наблюдая за дочерью, которая целый час вертелась около зеркала.


— С физикой проблем нет. А вот в чём пойти на завтрашний концерт — серьёзный вопрос, тёть Свет, — Танька сделала музыку на компьютере немного погромче и начала крутиться на стуле, подпевая очередному хиту.


— Да не парься, мам, — Машка, состроив глазки, жалобно посмотрела на женщину.


— И в чём ты пойдёшь? — Светлана Владимировна критично посмотрела на дочь и вздохнула.


— Ну… думаю, так, — Машка покрутилась вокруг себя.


— Маш, ты как на похороны собралась. Может, что-то более яркое или воздушное?


Танька и Машка, переглянувшись между собой, начали смеяться. Веселье подруг прервал звонок в дверь.


— А вот и Алиса пришла, — проворчала Светлана Владимировна и пошла открывать дверь.


— Ярче? — не унималась Танька, прикрывая лицо от смеха.


— Ага, как клоун, — поддержала Машка подругу, намалёвывая глаза чёрными тенями.


— Машка, ты как панда, — в комнату зашла Алиса, держа в руках два больших пакета.


— А ты что? Тебя из дома, что ли, выгнали? — спросила Танька, глядя на рыжую.


— Не дождётесь! — Лиса принялась доставать вещи из пакета. — Надо же решить, что надевать!


— Основательно, — сказала Машка, наблюдая за приготовлениями подруги.


— Я думаю, может, это — изумрудное? — Алиса приложила к себе платье вместе с вешалкой и мило улыбнулась подругам, которые с удивлением уставились на девушку.


— Алиса, как тебе идёт этот цвет! — ахнула Светлана Владимировна. — А для Машеньки у тебя есть что-нибудь? Будете прямо как принцессы! Серёжа! — ещё громче крикнула женщина своему мужу. — Серёжа, иди полюбуйся на эту красоту!


Когда в комнату зашёл отец, Машка и Танька сложились пополам от хохота и не смогли сдержаться от нахлынувших эмоций.


— А вы уверены, что это платье подходит для концерта? — отец почесал лысину и нахмурил брови. — Алис, ты бы кроссы лучше надела и штаны какие-нибудь. Ты прям как павлин.


— Ну, дядь Серёж! — Алиса не могла скрыть своего недовольства. — Ну, бли-и-и-ин!


— Да вы ж по сцене, как козы, будете скакать! Весь хвост тебе оторвут! — дядя Серёжа развёл руками и, почесав для солидности ещё раз лысину, удалился в ванную комнату, ставить новый смеситель.


— Ой, ну вас, — Светлана Владимировна, поджав губы, вышла из комнаты, оставив подруг.


— Лиса, мы же не на бал, — хохотала Машка, держась за живот.


— Ладно, — Алиса закатила глаза и сложила платье назад в пакет, — я уже поняла. Давайте тогда думать.


Весь вечер девушки решали, кто во что будет одет, и спорили о том, как лучше накраситься. Машка накрутила волосы. Потом выпрямила. Заколола и распустила. Сделала начёс и в итоге помыла голову, так и не определившись с тем, что завтра сделает с волосами. Позвонив Ольге Валерьевне и услышав смех в трубке, Машка расстроилась. Учительница посоветовала подругам не заморачиваться и не париться из-за всякой ерунды.


— Маш, правда, — сказала Алиса, наблюдая за терзаниями девушки, — ты вечно всё преувеличиваешь. Тоже мне, три песни сыграть — событие мирового масштаба!


— Тебе-то хорошо, — ворчала Машка у зеркала, расчёсывая мокрые волосы, — взяла плойку, выпрямила волосы — и уже другой человек.


— А ты сама попробуй мою рыжую солому выпрямить! — возмутилась подруга, даже телефон отложив в сторону, где она вела переписку с Женькой. — Мне три часа их утюжком жечь! А если потом ещё и дождь, то всё напрасно.


— Маш, давай, угомонись. — Танька, накрасив ногти более или менее ровно, закрутила лак.


— Да, давайте наконец разберёмся, что завтра у нас, — Алиса, сделав на голове абы какой хвост, плюхнулась на кровать и, взяв с тумбочки мягкую игрушку, положила её под голову.


— Наши, как всегда, собираются в толчке на третьем этаже. Нас зовут, между прочим! — Танька подошла к двери и закрыла её, дабы не тревожить Машкиных родителей, которые случайно могли услышать разговор.


— Да ну, блин, — запротестовала Алиса, — мне не в кайф бухать дешёвый портвейн и заблевать потом полшколы.


— И мне тоже. Плюс их всегда палят. Лично мне не нужны проблемы, — добавила Машка, переодеваясь в домашнюю одежду.


— Девки, у нас есть ещё одна проблема, — сказала Алиса.


— Ну? — Танька вздохнула и вопросительно посмотрела на подругу.


— Женька? — догадалась Машка и, взяв учебник физики, легла к девчонкам на кровать.


— Ага, Женька. Точнее — наша алгебраичка. Маш, а физика-то тебе зачем? — усмехнулась Алиса и принялась лениво переворачивать страницы.


— Сейчас маман нас будет палить. А это мы типа учим, — улыбнулась Машка и, подложив под голову подушку, продолжила: — Ольга Валерьевна нам ничего не сделает. Не переживайте. Попроси Женьку умолчать на всякий случай. А так, даже если она нас спалит, то ничего не сделает.


— Мне бы твою уверенность. Моя мама будет завтра дежурить, а с ней ещё с десяток учителей. Нам нужно будет придумать место, где нас никто не найдёт, — сказала Таня задумчивым голосом, — и при этом подальше от мужского тубзика на третьем.


— Так, Тань, ты в курсе, физрук с больничного вышел? — Машка оживилась, и у неё на лице появилась загадочная улыбка.


— Да почём я знаю? — ответила девушка.


— Тань, блять, у кого мама училка? У меня?! — не выдержала Алиса и закатила глаза.


— Вроде бы как не вышел, — буркнула девушка.


— Так, отлично. Тогда у меня созрел план! — Машка потёрла руки от нетерпения.


— Девочки, — в комнату резко зашла Светлана Владимировна, — давайте я вам чаю сделаю?


— Тёть Свет, — сказала Алиса, — мы тут, видите, к контрольной готовимся? Нам некогда, — девушка подняла учебник выше и сделала очень серьёзное лицо.


— О-о, ну тогда я вам мешать не буду, — женщина вышла из комнаты и тихо закрыла за собой дверь.


— Да уж, — расхохоталась Танька.


— Бывает, — махнула рукой Алиса, — Рыжова, что за план?


— Смотрите, — продолжила Машка, — после выступления все инструменты будут стоять в спортзале. А именно в подсобке. Она запирается на ключ. Ольга их не потащит, у неё дел много будет. Потащит Женька. Мы все напросимся ему помогать. Там мы и останемся. Алис, спроси у него ключ, и всё. Мы запрёмся. Времени будет немного. Максимум минут тридцать. После чего пойдём на дискотеку.


— А если Ольга у Женьки ключ потребует? — с опаской спросила Танька.


— Женька скажет, что мы там переодеваемся, потом ещё что-нибудь наплетём. Придумаем, в общем, — отмахнулась Машка. — Ключ всего один. Мы запрёмся, и никто нас не спалит. Потом только все бутылки надо будет убрать.


— Ну что? В принципе, если не будет физрука… — задумалась Алиса.


— Да не должно его быть. Болеет он, — Танька перебила подругу.


— Женька, если что, Ольгу отвлечёт. А вообще, даже если она и спалит нас, никому ничего не скажет, — рассуждала Машка.


— Ну, это по-любому лучше, чем с пацанами в туалете, — усмехнулась Алиса.


— Это уж точно, — улыбнулась Машка. — Ну что, скидываемся? У кого сколько денег?


— Купили? Времени не так много, нас с третьего урока уже снимут, — говорила Машка только что зашедшей в класс Алисе.


— Да, всё нормально, мы с Женькой купили вино, немного пива ему и закусь, — Алиса села за парту.


— Что там Женька? — Танька придвинулась ближе к подругам, чтобы лучше их слышать.


— Ольге он не скажет. Ключи от подсобки уже у него. Пропуск в школу он получил. Сейчас будет инструменты перетаскивать, — Алиса доставала из сумки учебные принадлежности и раскладывала их на парте.


— Физрука точно не будет. Я узнавала. Думаю, всё будет хорошо, — улыбнулась Танька и вернулась на своё место.


Как только девушки приготовились к химии, появилась Ольга Валерьевна и подошла к первой парте, предварительно поздоровавшись со всем классом.


— Девочки, доброе утро! — сказала учительница.


— Хотите нас с урока снять? — обрадовалась Алиса.


— Ну, мне бы сейчас Илюхина с Машкой, — обратилась учительница к девушке, — а на следующий урок и тебя бы, Женька как раз инструменты все притащит, и мы сможем порепетировать.


— Здорово, — обрадовалась Машка. — Официально прогулять физику с химией — моя мечта. Ольга Валерьевна, я вас обожаю, — Машка начала спешно собираться.


— Не благодари, — Ольга махнула рукой. — Вадим, — обратилась она к парню, — с вещами на выход!


— А чё? Всё, да? Крутяк! — воскликнул парень, сгребая в кучу учебники и засовывая их в рюкзак.


— Так, идите в актовый зал, — Ольга обратилась к ребятам. — Я хоть у директора вас и отпросила, но у Виктории Леонидовны — нет, поэтому я сейчас с ней поговорю и приду.


— Хорошо, — улыбнулся парень, — идём.


— И не разгромите там ничего, — повысила голос Ольга.


Репетиция прошла довольно быстро. Ребята несколько раз прогнали текст, конкурсантки оттарабанили свои слова без запинок. Машка с Вадимом приветствовали пока ещё невидимую публику показными улыбками и выученными шутками. Восьмиклассницы несколько раз повторили свой осенний танец и разошлись по урокам, в ожидании начала представления. Пока шла репетиция, Женька успел подключить и проверить все инструменты, и, когда финальный прогон концерта был закончен, музыканты остались для повторения своих песен.


— Кофе будешь? — спросила Ольга у Машки во время пятнадцатиминутного перерыва.


— Ага, — ответила Машка и улыбнулась Ольге, которая наблюдала за тем, как Женька, настраивая гитару, одновременно любезничает с Алисой.


— Ребята, мы пошли пить кофе, скоро будем. — Ольга подошла к Женьке и вполголоса попросила брата: — Не выходите отсюда, я за инструменты переживаю.


— Базара ноль, Ольчик, — парень щёлкнул по носу сестру и направился к стойкам с микрофонами.


— Курить хочется, — сказала Машка, когда девушки сели в кабинете Ольги за парту.


— Ну, я тебе с этим не помогу, — улыбнулась Ольга, наливая кипяток в чашки. — И вообще, кстати, бросала бы ты это. Дело твоё, конечно, но ведь вредно, а ты ещё совсем юная.


— Всё это понятно, — Машка принялась размешивать сахар, — мне просто нравится сам процесс.


— Да знаю я, — усмехнулась Ольга. — Я почти неделю не курю уже, жутко хочется.


— Почему? — девушка уставилась на учительницу.


— Тут звук в зале и так полная лажа, не хватало, чтоб у меня ещё и голос сел, — Ольга сделала пару глотков кофе и откинулась на спинку стула. — Не хочу горло напрягать, тем более недавно простывала.


— Устали?


— Да, есть немного. Набегалась просто. Кстати, ты в этом будешь выступать? — Ольга посмотрела на Машкину школьную юбку в складочку и усмехнулась.


— Да нет, конечно. Переоденусь, — Машка, улыбнувшись, начала перебирать складки своей юбки.


— А я-то подумала, что в ней, — хихикнула Ольга.


— Да не, перед выступлением переоденусь. А вы в чём будете?


— Ну, только джинсы надену и переобуюсь. На каблуках и с гитарой наперевес не очень-то удобно, — Ольга, достав из сумки зеркало, посмотрела на своё отражение. — Краситься ярче не буду, коллеги не поймут, — хмыкнула Ольга.


— А я вообще не представляю их реакцию, — Машка взяла из рук Ольги зеркало.


— Что не представляешь? — Ольга подняла одну бровь. — Не выдержат рёва гитар с грохотом барабанов и слиняют в коридор, в принципе, всегда так.


— Да?! — удивилась Машка. — А они вообще в курсе, что именно мы готовим?


— Да так… не особо-то они знают, с чем мы будем выступать, им довольно любопытно, но сомневаюсь, что поймут.


— Блин, Ольга Валерьевна, ну как вы так стрелки рисуете? — буркнула Машка, глядя на своё отражение в зеркале. — Малевала я вчера полдня что-то похожее, так и не получается!


— Ну ты даёшь! — засмеялась Ольга, — стрелки как стрелки, дело практики.


— Вообще не получается. Всё отпечатывается и смазывается, — в голосе Машки сквозило отчаяние.


— Ох ты, горе моё! — с этими словами Ольга встала и, отодвинув стул, подошла практически вплотную к девушке. — Закрой глаза, — сказала она, взяв карандаш в руки.


— Угу, — Машка послушно выполнила указание.


— Если ты не будешь шевелиться, то получится ровно, — проговорила Ольга, старательно выводя линию, аккуратно касаясь рукой подбородка девушки.


Машка, ощущая дыхание Ольги на своём лице, никак не могла успокоиться. Она чувствовала себя ужасно неловко и была рада тому, что сидит с закрытыми глазами. Однако голова немного кружилась, и Машка со всей силы вцепилась в стул руками, чтобы усидеть ровно. Ольга снова была рядом и в то же время — далеко, и снова от Машки ничего не зависело, и она, злясь, закусила губу.


— Ты чего вся сжалась? — от голоса Ольги, звучавшего прямо рядом с ухом, у девушки побежали мурашки.


— Волнуюсь просто, — сказала Машка и, дождавшись, пока Ольга уберёт руки от её лица, открыла глаза. — Нервничаю, — школьница взяла в руки зеркало и улыбнулась своему отражению. — Мне очень нравится! Как вы это сделали?


— Тоже мне, повод для гордости, — Ольга не стала садиться. Облокотившись о стол и взяв в руки чашку кофе, продолжила: — Говорю же, годы тренировок и практики макияжа даже в нулевом состоянии.


— Научите меня их так же рисовать?


— Думаю, что, в принципе, этому можно научить, но, мне кажется, что ты и без них довольно мила, — тёплый взгляд учительницы вогнал ученицу в краску смущения.


— Милая? Да ну, — хмыкнула девушка. — Не очень-то верится, не преувеличивайте! Без макияжа я серая и унылая.


— Не сочиняй. Ты в этой рубашке будешь выступать? — Ольга перевела тему.


— Нет, я белую тут же замусолю, взяла с собой чёрную. Недавно специально купила, — с гордостью заявила школьница.


— Ты как на похороны собралась! — рассмеялась Ольга.


— Вы прямо точь-в-точь как моя мама говорите! Да и, вообще, чёрный — мой любимый цвет!


— Ну смотри, если что, у меня в машине пара футболок есть. Они чистые. Да и жарко будет, — Ольга, сделав последний глоток кофе, начала собираться.


— Нет, но за заботу спасибо. Ольга Валерьевна, нам идти надо, Женька, поди, всё подготовил уже.


Машка не волновалась. Не волновалась, когда увидела, что весь актовый зал под завязку забит народом. Не волновалась, когда они с Вадимом вышли на сцену и приветствовали зрителей, жюри, конкурсанток, а также специальных гостей, которые сидели в первом ряду с кислыми минами. Не волновалась, когда ей приходилось по сценарию вставлять тупые детские шутки и глупо улыбаться при этом. Не волновалась, когда зрители вставали со своих мест, выходили и снова возвращались назад, так как учителя никого не выпускали. Машка знала, что этот чёртов конкурс не нужен никому из присутствующих, однако всем было очень интересно посмотреть на выступление новой математички и её учеников из одиннадцатого класса, а также прибухнуть перед дискотекой, которая на удивление всем заканчивалась в 22:00 вместо стандартных 20:00. Даже когда они объявили победительницу — девушку из десятого «А», Машка была спокойна, как удав. Однако, когда последние слова Машки и Вадима были произнесены и ребята зашли за кулисы, Рыжову вдруг начало не по-детски колбасить.


Перед их выступлением было всего десять минут, не больше, пока свои речи толкали завуч, директор. Потом ещё кто-то из специальных гостей взял микрофон и начал что-то говорить. Машка, быстро переодевшись, теперь стояла вместе с Женькой и Алиской за кулисами и жутко нервничала, теребя подол рубашки. Увидев Вадима, который шёл вместе с Ольгой и о чём-то говорил, Машка разволновалась ещё больше. Ольга что-то говорила своему ученику и смеялась, словно девятиклассница на перемене, с которой заигрывает старшеклассник.


— Ты что вся белая, как мелом намазана? — Ольга подошла к Машке и взяла девушку за плечи.


— Волнуюсь, — кротко отозвалась девушка и отвела взгляд в сторону.


— Машка, ты чего такое надумала? — Ольга, обняв свою ученицу, обратилась к ребятам, которые стояли рядом. — Вы чего все трясётесь-то? Вадим аж заикался сейчас.


— Конечно, вы-то уже выступали с Женькой. А я сейчас в обморок, наверное, упаду, — пролепетала Алиса.


— О-о, Жень, — подмигнула она брату, — успокой свою ненаглядную. Знала б, что вы такие ссыкуны, — Ольга посмотрела на Вадима, который переминался где-то в углу с одной ноги на другую, — всерьёз задумалась бы над тем, чтоб налить вам по сто грамм для храбрости.


— Точно, — рассмеялся Женя и, обняв свою рыжую подругу, посмотрел на неё с нежностью. — Не переживайте вы так.


Машка никак не ожидала, что Ольга будет так спокойна и уверена в себе. Здесь, за кулисами, в полной тишине и без посторонних глаз девушка смотрела на свою учительницу и не могла поверить, что та — грозная математичка, которая изводит её логарифмами и дифференциалами, смеётся и нисколько не волнуется. Она была другой. Не домашней соней в пижаме, со смешным хвостом на боку, которую порой видела Машка, не коварной соблазнительницей — Машке удавалось увидеть в Ольге и это. Ольга была собой и общалась со всеми на равных. Она позволяла Вадиму подкалывать себя неприличными шуточками, при этом достойно отвечала парню в его же стиле. Она прикалывалась с Женькой и щекотала брата, который в ответ шлёпнул её по попе и убежал. На Ольге были надеты тёмно-синие джинсы свободного кроя, белые кроссы и светло-голубая рубашка, верхние пуговицы которой были расстёгнуты. Рыжова, наверное, в первый раз видела Ольгу такой свободной. Машка в ней видела девушку-ровесницу, подругу, и была этому несказанно рада. Волнение ушло. Ольга была рядом, и, обняв перед выходом на сцену свою любимую учительницу, Машка не сомневалась в том, что она не запорет всё выступление.


Старшеклассники повставали с кресел, подошли вплотную к сцене и подпевали Ольге, отрываясь на всю катушку. Машка наслаждалась наконец возможностью не сдерживать себя и не боялась получить укоризненный взгляд в свою сторону за слишком громкую игру на ударных. Даже обычно внешне спокойная Алиса двигалась в такт музыке, как только послышались первые аккорды. Женька с Вадимом стояли спина к спине и играли свои партии. Машка смотрела на Ольгу и не отводила от неё глаз. Она была настолько смелой, окрылённой в тот момент, что Рыжова не могла сдержать улыбки. Ольга пела, и пусть всех музыкантов уже тошнило от выбранных для концерта песен, выученных вдоль и поперёк, сегодня для Машки её голос был другим, ей даже казалось, что и песня была какой-то другой и звучание было каким-то особенным…


Особенным, точно! Ольга пела для неё. Рыжова знала это, по крайней мере, так думала. В те редкие моменты, когда Ольга не смотрела на зрителей, её взгляд был устремлён туда, где хрупкая девушка вдохновенно играла на барабанах и влекла к себе восхищённые взгляды парней-старшеклассников.

Последний аккорд. Сердце бьётся в бешеном темпе, спина взмокла от напряжения и волнения. Публика никак не хотела отпускать новоявленных артистов со сцены. Под свист толпы и топот учеников, крики «Ещё-о-о-о!!!», «Ольга Валерьевна, спойте ещё что-нибудь!» — музыканты не спешили уходить со сцены.


— Что ж, — улыбнулась Ольга, подходя к микрофону и переключая при этом ногой усилок, — раз вы просите, то… — Ольга не успела договорить, как зал оживился и начал одобрительно свистеть. — Спасибо, — смущаясь, сказала учительница. — Давайте сыграем что-то поспокойнее. Маш, — обратилась Ольга к девушке, оборачиваясь и смотря на неё, — подыграй мне немного, хорошо?


Машка кивнула головой. Ольга, глядя на брата, сказала:


— Кавалеры, приглашайте своих дам на танец.


Под первые аккорды парочки лениво начали собираться в центре зала и топтаться рядом друг с другом. Женька пригласил Алису на танец, его примеру последовали и другие ребята, притягивая одноклассниц поближе. Даже информатик пригласил англичанку в центр зала к молодёжи. Ольга улыбнулась про себя.


Я просыпаюсь в холодном поту,

Я просыпаюсь в кошмарном бреду,

Как будто дом наш залило водой,

И что в живых остались только мы с тобой.

И что над нами — километры воды,

И что над нами бьют хвостами киты,

И кислорода не хватит на двоих,

Я лежу в темноте.


Машка наблюдала за тем, как Ольга играет и изредка поглядывает в её сторону. Однако учительница немного развернула корпус и смотрела на девушку, не отрывая глаз и продолжая петь.


Слушая наше дыхание,

Я слушаю наше дыхание,

Я раньше и не думал, что у нас,

На двоих с тобой одно лишь дыхание,

Дыхание.

Я пытаюсь разучиться дышать,

Чтоб тебе хоть на минуту отдать,

Того газа, что не умели ценить,

Но ты спишь и не знаешь.

Что над нами — километры воды,

Что над нами бьют хвостами киты,

И кислорода не хватит на двоих,

Я лежу в темноте.


Машка видела, как Ольга перебирает струны гитары, и, не разбирая слов, только улавливала ритм этой медленной композиции, чтобы иногда выделять некоторые моменты звуком тарелочек.


Но слушая наше дыхание,

Я слушаю наше дыхание,

Я раньше и не думал, что у нас,

На двоих с тобой одно лишь дыхание.


Машка чувствовала себя неуверенно под взглядом учительницы. Словно ощущая это напряжение, Ольга отвела свой взгляд от девушки и посмотрела в зал. Танцующих парочек стало гораздо больше.


Но слушая наше дыхание,

Я слушаю наше дыхание,

Я раньше и не думал, что у нас,

На двоих с тобой одно лишь дыхание.

Дыхание.