а первую учебную неделю домашним заданием завалили настолько, что Машка валилась с ног от дикой усталости. Однако под конец недели ей удалось найти очень важную книгу по истории в местной библиотеке. Всю ночь девушка впитывала знания, конспектируя изучаемый материал себе в тетрадь. Отец девочки, пользуясь последними теплыми деньками, в три утра начал собираться на рыбалку и, увидев свет лампы из ее комнаты, был крайне удивлён тому, что дочь не спит. Получив немного порции негодования и недовольства от отца, она отложила книги в сторону.
 
 
Родители у девочки были воспитанными и интеллигентными людьми. Они познакомились еще в вузе и вскоре сыграли свадьбу. Машка для них была желанным и горячо любимым ребёнком. Мама девочки, Светлана Владимировна, в прошлом была учительницей русского языка и литературы. Отец Марии — Сергей Викторович — занимался строительством. Вскоре после рождения дочери они открыли свой небольшой бизнес по перевозкам, и поэтому их часто не было дома.
 
 
Бабушке приходилось бросать свои дела и сидеть с внучкой, пока та не подросла. У Маши было всё, чего бы она только не пожелала. Дорогие интересные игрушки в девяностые года не были редкостью в их доме. Родители баловали свою единственную дочь, пытаясь таким образом заменить свое долгое отсутствие. Сначала Машка тосковала по родителям, но потом смирилась. Ей с детства пришлось привыкнуть к аккуратности и самостоятельности. Девочке было искренне жаль бабушку, которая по первому звонку бросала большущее хозяйство и ехала сидеть с ней из другого города. Поэтому, с двенадцати лет она самостоятельно готовила себе еду, стирала, убирала.
 
 
Родители сперва с опаской оставляли дочь одну то на неделю, то на две. Сначала за ней присматривала соседка, но потом необходимость в няньке отпала сама собой. Частенько Маша оставалась на несколько дней у Таньки, мамы подруг дружили со школьной скамьи, поэтому ее в этом доме всегда ждали и любили. Девочке нравилась такая жизнь, хоть она и злилась порой на родителей за их отъезды, но к четырнадцати годам уже с нетерпением ждала, когда же за ними в очередной раз приедет машина.
 
 
Этот отъезд родителей девушка ждала с особым нетерпением. Машка редко могла позволить себе какие-то вольности в их отсутствие. Всего лишь один звонок классного руководителя на мамин мобильник мог кардинально поменять ситуацию в ее привычном ритме жизни. Тем более мама Татьяны так же работала в школе, и поэтому о похождениях подружек-одноклассниц Светлана Владимировна порой узнавала быстрее, чем её дочь затемно возвращалась домой. Машка любила приключения, однако голову свою терять она не собиралась. Поэтому продумала всё до мелочей.
 
 
— Вставай, соня, уже двенадцатый час! — Мама зашла в комнату для того, чтобы разбудить девушку.
 
— Мам, я проснулась уже, — с этими словами девушка села на кровать и потянулась.
 
— Мне отец сказал, что ты легла чуть ли не в четыре утра. Маша, меня, конечно, волнует твоя успеваемость, но не до такой степени! — Светлана Владимировна подошла к столу и взяла дневник дочери. — У тебя все нормально с оценками, — произнесла она, глядя на табель, — Тем более что год только начался.
 
— Да, я знаю, — девушка встала с кровати и направилась к шкафу, чтобы достать одежду, — Просто забыла посмотреть на часы. Не переживай, — улыбнулась она.
 
— Мне Ирина сказала, что у вас новая математичка? — Спросила Светлана Владимировна, глядя на несколько четверок в дневнике по алгебре.
 
— Да, у них с теть Ирой теперь кабинеты по соседству, — Машка достала расчёску и начала причесывать волосы.
 
— И как она тебе? Сильно молодая, говорят.
 
— У нас пацаны как коты мартовские вокруг неё ходят, — улыбнулась Машка.
 
— Девки ваши, наверное, недолюбливают её теперь, — со смехом сказала женщина.
 
— Мааааааам!!! Ты думаешь, моих одноклассниц интересуют сопливые школьники? У нас уже пол класса девок на машинах к школе подвозят, — заметила девушка, — причём подвозят далеко не родители, — добавила она.
 
— Я надеюсь, ты не из того списка своих одноклассниц? — Хитро спросила девушку.
 
— Ой, мне иногда кажется, что ты бы об этом узнала первая, — вовремя подметила Машка.
 
— Конечно, первая. Я вообще все должна первая узнавать! Причем от тебя! — Светлана Владимировна, прищурив глаза добавила, — а тебя уже…. Ну… подвозили?
 
— Мааааама!!! — недовольно протянула девушка, — надеюсь под «подвозили» ты имеешь в виду машину? Пошли завтракать!
 
— Машка, ну ей богу, хоть бы веник сраный от ухажёра домой притащила, — к месту добавила Светлана Владимировна.
 
— Мама, твоя дочь хочет жрать! — властно отрезала дочь.
 
Рыжова не очень любила такие темы. Ей было неуютно отвечать на каверзные вопросы мамы, касаемые её личной жизни. Машке попросту нечего было рассказывать. В восьмом классе она встречалась с мальчишкой из соседнего двора. Поцеловалась с ним пару раз, и ребята разбежались. Машка не обращала внимания на своих ухажёров, её интересовали совершенно другие темы. Гулянки с подружками, учёба в конце концов.
 
 
А потом к её увлечениям добавился Интернет. Там она и познакомилась с огромным количеством нужной и не нужной в тот момент информацией. На главном форуме одного известного сериала девушка с упоением читала фанфики о неразделённой любви главных героев, мечтательно надеясь о том, что когда-нибудь это великое чувство и случится с ней.
Уливаясь слезами над прочтением очередной части, Машка ждала принца на белом коне, который принесет в её скучную и неприметную жизнь новые приключения. День за днём, неделя за неделей проходили её вечера перед монитором компьютера, и каким-то случайным образом ей удалось раздобыть доступ в закрытые темы форума, где она смогла познакомиться с интересными авторами, которые писали свои шедевры под высоким рейтингом.
Началось все с банальных рассказов тематического жанра, закончилось просмотром лесби фильмов и сериалов, где она с таким интересом и сексуальным возбуждением смотрела на эротические сцены между героинями. Казалось, её мир перевернулся с ног на голову, привычные стереотипы были разрушены, и она окончательно перестала обращать внимание на мальчиков. Машка начала подражать главным героиням своих сериалов, начала обращать внимание на своих подруг и одноклассниц, и ей казалось это абсолютно нормальным и естественным.
 
 
Своим секретом она поделилась с подругами, которые к этой ситуации отнеслись неоднозначно. Нет, девушку они, конечно, поддержали, однако не восприняли увлечение Маши всерьёз. Тем более эта тема для нее казалась слишком личной даже для обсуждения со своими близкими подругами. Постепенно она все больше времени проводила в разных тематических группах «Вконтакте», потом начала знакомиться с новыми людьми. И наконец познакомилась с Александрой, отношения с которой через несколько месяцев сошли на нет. А вот осадок от происходящего, конечно, остался. Виделись они всего однажды, через три месяца своего знакомства. Они очень мило общались, и Машке показалось, что её избранница идеально ей подходит. Девочка сама нашла время для того, чтобы приехать к своей знакомой в другой город. Был апрель — достаточно тепло для того, чтобы девушки несколько часов ходили по набережной и разговаривали. Тогда и случился её первый настоящий поцелуй, который надолго отпечатался в сознании юной девочки. Еще долго ночи напролёт она вспоминала этот сладостный миг, где чувствовала себя по-настоящему нужной кому-то и счастливой.
 
 
Но разве об этом могла Маша сказать своей маме? Разве она могла так бездумно поступить? Конечно, нет. Она ждала того самого светлого взаимного чувства, которое, по её мнению, должно вот-вот произойти. Она искренне надеялась на понимание родителей, когда сможет закончить школу и признаться им в своей тайне. Она хотела верить, что мама и папа поймут её выбор и примут его, как данность. Поэтому сейчас девушка размешивала ложечкой сахар в чае, слушая вполуха о том, что говорит её мать.
 
— Мам, скоро будет родительское собрание, ты на него не попадаешь, поэтому класснуха вызывает тебя в школу. Сходи на этой неделе, хорошо? — сказала Машка, задумчиво выглядывая в окно.- Да, конечно, я думаю, что смогу уделить немного времени перед отъездом, — ответила Светлана Владимировна.
 
 
 
— Ну ненавижу я вашу математику, ненавижу! — Хватаясь за голову, ходила взад-вперёд Машка, пока Алиса и Танька от усталости закатывали глаза.
 
— Рыжова!!! Ну как можно быть такой тупой! У нас через десять минут контрольная, а ты даже таблицу умножения путаешь. — Сказала Танька, разводя руками в стороны.
 
— Теть Ир, угомоните свою дочь, а, — жалобно простонала Машка Танькиной маме, в кабинете которой и закрылись три подружки для того, чтобы хоть немного подготовиться к предстоящему кошмару, — А ещё лучше, поговорите с директором, может меня хоть на второй год оставят, я больше не могуууу, — взмолилась девушка, хватаясь за голову руками.
Танькина мама еле заметно улыбнулась и продолжила заполнять журнал, не замечая присутствия девчонок в классе.
 
— Так, — отрезала Алиса, решившая, что-то, чем занимаются девчонки сейчас, полный бред. 
— Перед смертью не надышишься. Первые три номера контрольной будут такие же, как и у меня, — затараторила рыжая, — меняешь мои цифры на свои и будет тебе счастье. И ради всего святого, давай как в седьмом классе, решай все сначала на черновике. Далее в четвертом задании раскрываешь уравнение по формулам, и ничего больше не трогай, я сама разберусь, успеть бы все сделать, — пояснила девушка и тут же начала собирать учебники.
 
— Алисааааа, если я напишу хотя бы три, я буду героем, я ни черта не понимаю и так. Нет задач, нет условий, одни многочлены и переменные, одни формулы.
 
— Тань, в общем подстрахуй меня как обычно, если успевать не буду. Сама понимаешь, тут нет вариантов. Училка новая, поведется с непривычки, — обратилась Алиса к подруге.
 
— Алиса! У Таньки скоро крови из-за ваших штучек в организме не останется, — строго сказала теть Ирина, — а у Ольги Валерьевны приступ паники начнется!
 
— Не начнется, мам, — улыбнулась Танька, — видела б ты глаза Слюни на контрохе по биологии, — после Танькиных слов девчонки засмеялись, — так Слюня ж выжила.
 
— Не знаю, каким богам говорить спасибо, что я была на больничном, а то б мне кажется я б там вместе с вашей биологичкой рядом легла, — с юмором ответила теть Ирина.
 
Надо сказать, что у Татьяны было сосудистое заболевание с непонятным никому названием, которым девушка иногда пользовалась в корыстных целях, чтобы отвлечь учителей. Схема в экстренных случаях работала на ура. За пять минут до конца звонка Танькин сосед по парте, Илюхин, аккуратненько заезжал ей по носу то локтем, то книгой. И уже через секунду кровь фонтаном лилась из Танькиного носа, пугая всех учителей до ужаса. Девчонки, естественно, бросались на помощь своей подруге, которая через охи, ахи, а иногда даже мнимую потерю сознания вселяла ужас в глаза учителей. А потом, после уроков, смело подходили и дописывали задания, которые были вовремя переписаны на отдельный листочек и дорешаны в туалете кем-то из девчонок.
 
— Рыжова, — обратилась Ольга Валерьевна к Маше, — раздай тетради для контрольных работ, у нас всего лишь 45 минут, — так что всем советую настроиться на рабочее настроение.
 
— Что-то она сегодня не в духе, — прошептала Алиска Таньке, складывая учебники со стола в портфель.
 
— А то, — отозвалась она, — мне кажется, мы ей порядком надоели со своим балаганом.
 
— Татьяна! — Пригрозила Ольга Валерьевна своей ученице, — разговорчики оставьте для перемены. У тебя хоть и нормальная успеваемость, но до конца полугодия еще очень далеко.
Машка живенько разбросала тетради по партам учеников и принялась решать задания, которые были распечатаны персонально для каждого. — И да, чтобы я не гадала на картах, не забудьте, пожалуйста, указать свой вариант, — сказала учительница, не отрываясь от журнала.
 
 
Минуты таяли на глазах. Машка написала от силы два номера и в них была абсолютно не уверена. За окном светило яркое солнышко, а она вынуждена была сидеть и думать о синусоидах, которые никак ей не хотели поддаваться. Лиса строчила, черкала, злилась, решала, перерешивала задания и вот, за 20 минут практически вся контрольная была сделана. Танька тоже не отставала, и иногда ей даже удавалось достать формулы, выписанные на листочек, и остаться незамеченной. У Машки такой возможности не было. И, признаться честно, даже если бы ей удалось достать заветные формулы, она всё равно не смогла бы их применить по назначению. Она сидела строго перед учительским столом и с очень умным видом выводила каракули, изображая бурную деятельность.
 
 
— Покажи, — тихий шепот Лисы и Машка чуть придвинула свою тетрадь ближе к подруге, — я так и знала, что накосячишь. Блин, с первого номера придется решать, — бубнила она себе под нос, в ужасе хватаясь за голову.
 
За пять минут до звонка в Машкиной тетради красовалось три с половиной номера, в которых не было сомнений.
 
 
— У тебя четвертый номер сложнее, чем у меня, — еле слышно Лиса прошептала она Рыжовой.
 
— Я и этому рада, Лиса, может хоть на четыре с минусом написала? Ты меня и так выручила. Может так оставить? — спросила она у рыжей.
 
— Не знаю, вдруг я накосячила опять. Ладно, я уже его переписала, посижу подумаю над твоим номером позже, — с этими словами Лиса роняет ручку, что говорит о начале их задумки.
 
— Илюхин, — процедила Танька однокласснику, наблюдая как Алиса сделала условный знак, — если у меня как в тот раз будет синяк, ты у меня получишь, — а сейчас, давай, действуй, и без глупостей!
 
— Я достану твою ручку! — резко на весь класс проорал мальчишка так, что напугал пол класса, и полез под стол в поисках заветной шариковой ручки.
 
 
Далее все как в дешевом фильме ужасов. В «случайно» оказавшийся рядом нос Татьяны попадает огромный локоть Илюхина. Вся вторая парта залита кровью, кроме конечно тетрадей для контрольных работ, которые лежали отдельно, Вадим в ужасе и оцепенении кричит, что он ничего не делал и доказывает это всему классу и завучу, которая проходила мимо в этот момент. Машка орёт как ненормальная на своего неосторожного одноклассника, Танька кричит и ахает на весь класс, закатывая глаза и шатаясь. Лиса подбегает к Татьяне и сажает её прямо на залитый кровью стол и запрокидывает голову. Ольга Валерьевна дает команду одному из учеников бежать за медсестрой, другому за мамой потерпевшей. Сама же, подлетев, к жертве нелепой случайности, протягивает влажные салфетки и что-то лепечет.
Сказать, что Ольга Валерьевна не на шутку испугалась, не сказать ровным счетом ничего. Контрольная была сорвана, Танька была отправлена в медпункт под пристальным наблюдением подруг, Илюхин в очередной раз объяснял, что он ни в чём не виноват, сначала математичке, которую после такого дивного урока в учительской отпаивали пустырником и валерианой, потом завучу, потом классному руководителю, потом директору. Девчонкам в очередной раз влетело от тёти Ирины. Ольга Валерьевна, конечно же, разрешила девочкам дописать свои работы и дала им немного времени после уроков.
 
 
Танька стояла в проходе между парт и ждала подруг, так как она всё успела написать. Лиса проверяла свою работу, что-то при этом спрашивая учительницу. Машка же переписывала выученные наизусть формулы и уравнения в тетрадь. Как вдруг зазвонил телефон Ольги Валерьевны, мелодия которой заставила девушку встрепенуться. Esthero — I Drive Alone — Машка знала эту песню наизусть. Так же Машка знала ОТКУДА именно эта песня.
 
 
— Не отвлекайтесь, вам ещё три минуты, — с этими словами учительница, взяв телефон, вышла из класса.
 
— Ахереть! — Сказала Машка вслух. — Девки, в моей жопе не удержится столько воды так долго. Лиса заканчивай и пошли отсюда.
 
 
 
Через минуту работы девчонок лежали на столе у учительницы, а сами они направлялись в курилку, за гаражи.
 
 
— Нет, ну вы видели глаза математички, когда все случилось, — смеялась Лиса.
 
— Лично мне было вообще не до этого, — сказала Танька, придерживая салфеткой еще немного подступающую кровь из носа.
 
— Да, блин, что-то в этот раз сильно Илюхин тебя задел. Мы вон тоже все в крови. — Сказала Машка, осматривая свою футболку, — Мне стыдно, что ты опять из-за меня пострадала, — Машка виновато посмотрела на свою подругу, которая, достав пачку очередных салфеток, заткнула ими ноздри.
 
— Мари, — улыбнулась Танька, — ничего страшного, мне уже не больно, забудь, — с этими словами девушка повесила свою сумку на штырь у гаража.
 
— Дай сигу, Маш, — обратилась Лиса к подруге.
 
— Держи, — Машка протянула девчонкам сигареты и они, наслаждаясь последними тёплыми лучами солнышка, сидели и ещё долго дурачились.
 
— Да, кстати, Маш, ты чего нам рассказать-то хотела, а то мы мой нос уже десять минут мусолим, — спросила Танька, глядя на подругу.
 
— В общем, — замялась девушка, — я конечно не уверена, — протянула она, — но у меня есть серьёзные подозрения, что наша алгебраичка лесби.
 
— Да ладно???? Ты чего молчала столько? Ты её с бабой какой видела, да? — заинтересовалась Лиса и подлетела к подруге.
 
— Да в том-то и дело, что если бы я увидела её с кем-то, то сомнений у меня бы не было, а тут…
 
— Рыжова, не тяни, ты же знаешь, мы из тебя всю душу вытрясем!!! — настояла Татьяна, открывая пачку чипсов.
 
— Помните, я вам про лесби-сериал рассказывала этой весной? — начала Машка, вопросительно взглянув на своих подруг.
 
— Какой именно? — спросила Лиса, — Ты всю голову ими нам забила, — добавила девушка улыбаясь.
 
— «Секс в другом городе». Ну тот еще, с кошмарным переводом, — не унималась Мария.
 
— И?.. — Не выдержала Танька.
 
— Что «и»? Помните, я вам ещё приносила его нарезки, и там сцена была, где две девушки у бассейна. Тебе ещё одна из них понравилась, Алис.
 
— А, поняла, — Лиса утвердительно закивала головой. — Это там пацанка такая с членом накладным классно жарит дамочку под сорок, — рассмеялись рыжая.
 
— Да ну вас, блин. Так вот, песня там в этой нарезке была. Вставка в самом сериале. Я тебе ещё, Тань, скидывала её отдельно, помнишь? — спросила она у другой своей подруги.
 
— Да помню, и что ты этим хочешь сказать? В фильме этом наша Ольга не снималась, песню она эту тоже не поёт. К чему разговор? — Спросила Татьяна.
 
— Да в том-то и дело, что именно эта песня стоит у неё на звонке, вы понимаете? — Машка посмотрела на своих подруг, которые вылупили глаза и не могли сложить в уме такие очевидные, по мнению Машки, факты.
 
— И что? — Лиса как-то странно посмотрела на подругу.
 
— Блин, какая ерунда, Маш. Тебе бабы уже проходу не дают, везде мерещится не пойми что, — Танька снова начала поправлять салфетки, делая при этом вид, что тема ей не интересна.
 
— Да вы что такое говорите? Может быть, вы сговорились? — Машка была в негодовании, но еще раз решила разложить своим подругам все по полочкам и добавила, — во-первых, эта песня играет в лесби сериале, во-вторых, играет в очень и очень горячей сцене, в-третьих сериалу несколько лет, в-четвертых- его в России не показывали, в-пятых — ну ни разу эту песню не транслировали по радио и телевизору, я бы запомнила, — Машка уверенно загибала пальцы, доказывая свою правоту. — Эта песня у неё на звонке не случайно.
 
— Ну, хорошо, — сказала Лиса под давлением перечисленных фактов, — но согласись, это ничего не доказывает. Что ты собираешься делать с этой информацией и, самое главное, для чего тебе это? — она подкурила очередную сигарету.
 
— Блин, — оживилась внезапно Танька, что аж встала со своего места и прошлась взад-вперед, — а давайте будем следить за ней? Посмотрим, с кем она встречается, куда ходит, это так интересно, — глаза девушки заблестели.
 
— А мы не спалимся? — Как-то неоднозначно сказала Машка.
 
— Да с чего ты взяла? Давай я Артёмку своего попрошу, в машине будем сидеть, — Таньке идея со слежкой понравилась, и она уже была в нетерпении.
 
— Лично я больше не могу зубрить вечерами, — сказала Лиса, — поэтому я только за!
 
— Девчонки!!! — Радостно сказала Машка, — какие вы у меня хорошие, я вас просто обожаю!!! — после этих слов она начала душить в своих объятия подруг по очереди.
 
— Рыжова, ты ебнулась, — заорала, как ненормальная, Танька, у которой из носа хлынул очередной поток крови.
 
— Бля, — нервничала Алиса, — ты точно записала номер машины математички? — спросила она у Машки, — мы не могли ее пропустить? Сидим тут, как дуры, битый час.
Девчонки решили сразу же приступить к своей хитрой задумке. Ровно в пять часов Лиса, Танька и Артём подъехали на машине за Машей, и та вышла ровно через секунду. Они вскоре оказались у ближайшего двора около школы и принялись следить за ничего не подозревающей Ольгой Валерьевна аж в восемь глаз. Только она почему-то долго не показывалась на их горизонте.
 
— Да стопудово мы пропустили вашу кралю, — сказал Артём и нервно начал стучать по рулю пальцами.
 
— Артём, не раздражай своим стуком, — нервничала Лиса, — видишь, в окне её кабинета еще свет горит и шторы не задернуты.
 
— Да чего она в школе-то так долго? — озвучила интересующий всех вопрос Машка.
 
— Да контрольные наши проверяет, — сказала Танька. — Зай, — обратилась она к своему парню, — ты не злишься, что я тебя вытащила, правда? — девушка невинно захлопала ресницами.
 
— Конечно не сер… — не успел сказать Артем свою фразу, как Алиса всех перебила:
— Смотрите, свет погас. Она сейчас выйдет.
 
Ребята приготовились.
 
— Ну, и куда она едет, интересно, — размышляла Танька, смотря на впереди едущий Мицубиси, — её дом в другой стороне, я через маму все проверила.
 
— К любовнице она едет, — не унималась Машка, с интересом просовывая свою голову на переднее пассажирское сидение, стараясь не пропустить машину.
 
— Интересно, — сказала Лиса, — а вдруг она нас заметила? А я тут сижу, курю, — как-то тише сказала девушка, будто испугалась того, что новоиспеченная учительница не только их уже заметила, но и давно подслушивает.
 
— Да не переживай, — успокоил девушку парень, — не заметила она нас. Кури давай.
 
— Ну, нас она может быть и не увидела из-за тонировки, — смеясь добавила Машка, — а вот зеленую полуразвалившуюся «Копейку», которая едет от самой школы прямиком за ней, не заметить на дороге — целое преступление. Чувствую себя, как в танке.
 
 
После Машкиных слов девчонки закатились звонким смехом, а Артём, что-то недовольно бурчал. Машина ехала еще не больше десяти минут, и в итоге юные конспираторы оказались на автовокзале. Встали подальше от черного Лансера и наблюдали со стороны. Через пять минут дверь салона открылась и ребята увидели, как Ольга Валерьевна направляется в сторону остановки, куда подъехал какой-то автобус. Не прошло и двух минут, как высокий парень, выйдя из автобуса с большими тяжелыми сумками, словно ребенок подбежал к Ольге Валерьевна, а та, в свою очередь, бросилась ему на шею. Парень закружил ее в своих объятиях, после чего загрузил свои вещи в багажник и сам сел за руль.
 
 
— Ну и что ты на это скажешь, Машка? — спросила у нее Алиса.
 
— Скажу, что зря потратили свое время, да и вообще, — вздохнула девушка, — мало ли откуда у неё песня на звонке, — горько сказала она.
 
С этими словами машина направилась в город, развозя одноклассниц по домам.