— Ну что? Съездила, да? Повеселилась? — Ольга Валерьевна, не сдерживая эмоций, орала на свою ученицу, пока пыталась привести её в чувство.
 
Рыжова была в прострации. Придерживая девушку за живот, Ольга наклонила ее вперед, умывая её лицо ледяной водой в туалете. Машка, закатывая глаза и щурясь, бормотала что-то несвязное себе под нос. Пыталась вырваться из рук своей учительницы и даже пару раз пыталась накинуться на неё с кулаками. Ольгу эта ситуация веселила и злила одновременно.
 
— Свет, держи её, она не стоит, дай я ей волосы заберу, — Ольга обратилась к своей подруге, с которой еще полчаса назад спокойно сидела в тихой обстановке и обсуждала свои проблемы.
 
— Бля, да она в говно, — сказала Света, когда Машка чуть не упала. — Оль, ты откуда её знаешь? Это кто вообще?
 
— Света, давай её к нам на диван, сейчас шторки опустим, не заметит никто. Пусть думают, что мы ебёмся. Терять уже нечего.
 
При помощи охранника девушки смогли довести Машку за их места, где они, опустив занавески, полностью отгородились от внешнего мира.
 
Второй этаж был не такими шумным, как первый. Здесь никогда не бывало дебоширов и алкоголиков. На второй этаж, в так называемый VIP зал, не пускали посторонних людей вообще. В этом зале царила своя, понятная далеко не всем посетителям, жизнь. Здесь не было слышно шума дискотеки и пьяных визгов молодёжи. В просторном помещении, отделанном в приглушённых бордовых тонах, было гораздо спокойнее и тише. Не больше пятнадцати кожаных диванов со столиками стояли друг от друга на приличном расстоянии. На них люди могли уединиться, занавесившись шторами, и не привлекать к себе внимания. В центре зала располагалось два бильярдных стола, а чуть дальше — несколько комнат отдыха. Оксана, владелица этого заведения, была очень близкой подругой Ольги по институту, вместе они снимали квартиру, когда учились. Вместе подрабатывали официантками в кафе, когда стипендии не хватало на жизнь. Ольга знала в этом клубе практически всех.
 
— Какой пиздец, — Ольга опустила голову на стол, — Света, это нечто.
 
— Ооольга Варерьна — открыв глаза, Машка увидела свою учительницу, которая сидела рядом на диванчике, — А вы что? Лесбиянка? Как я, да? — Рыжова не смогла нормально сконцентрировать свой взгляд на происходящем вокруг, поэтому Ольга силком уложила ее на диван.
 
— Ой, — сказала Света, — это что, твоя ученица? — с этими словами подруга Ольги, не закусывая, опрокинула в себя стопку водки.
 
— Это пиздец, — сказала ещё раз Ольга, облокачиваясь на спинку дивана.
 
— Вы сегодня такааая красивая, — пробубнила Машка себе под нос и отвернулась на другой бок.
 
Ольга Валерьевна хотела сказать Машке ещё пару ласковых, но в этот момент к ним зашла Оксана и, присев рядом с девушками, вовсе не понимая, что происходит, пристально уставилась на своих подруг.
 
— Оксана, кто это? — Ольга, подкурив сигарету, шумно выдохнула дым.
 
— Хрен знаю, Оль. Первый раз вижу у нас. Пришла со знакомыми девчонками сегодня. Дашь мне сигарету? — Оксана, критично посмотрев на спящую Машку и закурив, добавила, — А чё? Симпатичная девка, ну, перебрала малость. Нас в студенчестве вспомни.
 
— Оксана! В каком студенчестве? Опомнись, это моя ученица! Я у неё уроки веду! — Оле оставалось только разводить руками, в её голосе слышалось недоумение от этой ситуации.
 
— Ну и что? Вспомни, как нас, пьяных, преподы в клубах ловили. Тоже мне, новость. — Сказала Оксана девчонкам.
 
— Вот именно, Окс, в клубах, а не в закрытых лесби-клубах. Тем более я не понимаю, как она вообще прошла сюда, ей точно нет восемнадцати. Вот что мне с ней теперь делать? Я думала поставить машину к Светке и вернуться побухать. Мы вообще сто лет не виделись, а тут… — Ольга с сожалением на лице затушила сигарету о пепельницу.
 
— Так, — встрепенулась Оксана. — Ей что, нет восемнадцати?! У нас у всех новеньких паспорт проверяют, сама же знаешь. А если проверка какая, так и у тебя спрашивать буду, — не ожидая такого расклада, девушка достала мобильник и начала звонить охранникам, однако результаты ни к чему не привели. Все охранники утверждали, что паспортный контроль никем не был нарушен.
 
— Может, она уже совершеннолетняя? Поищи её паспорт, Оль. — Спросила Светка. — Тогда и не переживай, познакомься с ней поближе, ты дама, так сказать, опытная. Что делать с такими — знаешь, — Светка хитро прищурила глаза и снова влила в себя очередную стопку водки.
 
— Не смеши, Свет, — Ольга даже не подняла глаз на собеседниц, в это время она изучала содержимое её сумочки. — Вот малолетняя, по поддельному паспорту прошла, нет, вы только посмотрите…
 
— Старшова Наталья Владимировна, — недоумевала Оксана, — а ее ведь Маша зовут? Я не путаю?
 
— Не путаешь, Окс. Маша она. Одиннадцатый «Б» класс. Первая парта. — Закатила глаза Ольга. — Как я буду ей смотреть в глаза?
 
— Вези-ка ты домой её, подруга, — сказала Светка. — Сама она не доедет, а мне в таком случае лишние нервы ни к чему.
 
В город удалось въехать лишь под утро. Машку постоянно тошнило, поэтому автомобиль то и дело приходилось останавливать. Последние тридцать километров Ольга гнала на полную. Юную алкоголичку начало жутко знобить и трясти.
 
— Что? Отходняки? — скептически посмотрела Ольга на свою ученицу.
 
— Дайте сигарету, — выдавила из себя Машка, даже не открывая глаз.
 
Тяжело вздохнув, Ольга достала из пачки сигарету и, подкурив сама, отдала её Машке в руки.
 
— Не прожги мне салон, Маш.
 
— Угу.
 
— Ты вообще сколько выпила? — Ольга, подкурив сигарету и себе, открыла окно. Свежий воздух проник в салон, приятно расслабляя тело.
 
— Столько, сколько никогда не пила, — еле слышно произнесла Машка.
 
От стыда и такого позора Машка даже не могла повернуть голову в сторону своей учительницы. Докурив, девушка снова заснула. Ольга Валерьевна с жалостью смотрела на свою ученицу. Признаться честно, она не на шутку испугалась за девушку, когда после очередной остановки усаживала её в машину. К тому же у нее поднялась температура.
 
— Женя, — набрала Ольга брату, как только машина въехала во двор, — со мной приехало тело, помоги с доставкой, а?
 
Услышав о себе в половине шестого утра очень много хорошего от своего брата, Ольга положила трубку и посмотрела на свою ученицу. Машка мирно спала на переднем сидении. Длинные волосы по пояс были кое-как собраны на скорую руку в хвост. Под глазами огромные черные круги. Девушка, казалось, еле дышала.
 
— Оль, ты кого домой притащила? — спросил Женька, глядя на Машку, которую пришлось положить в зале на диван.
 
— Женя, это реально очень долгая история, которую я расскажу тебе завтра, — Ольга подошла к окну, — совсем рассвело, зайчик, — сказала она, расправляя занавески.
 
— Устала, да? — Женька подошел к своей сестре со спины и, обняв её за плечи, облокотил на себя.
 
— Ужасный вечер, и зачем я только тебя не послушала? — выдохнула девушка.
 
— Это кто? Твоя новая? А Катя? — спросил Женя шепотом.
 
— Нет, ты что? — в голосе Ольги было что-то обреченное, — я её сегодня видела, знаешь….
 
— Не продолжай, я знаю, — перебил девушку брат, — не стоит она твоих слёз.
 
— Она так на меня смотрела, а я даже не смела к ней подойти, — Ольга обернулась к Женьке лицом и, уткнувшись в его грудь, заплакала.
 
— Ну ты чего, — парень потянул сестру за подбородок вверх и посмотрев в её глаза начал вытирать слезы, — не надо было тебе ездить. Не трогай её больше.
 
— Мелкий, — Ольга посмотрела на своего брата с ухмылкой, который был выше её на две головы, — пойдем бухнем? У нас вискарь в холодильнике.
 
— А эта? — парень жестом показал на Машку, которая мирно спала на диване, укрывшись теплым пледом.
 
— Что «эта»? Ей уже хватит на сегодня, — Ольга выдавила из себя улыбку, — пойдём на кухню, Жень.