Глава 10


— Итак, давайте вспомним, в чем состоит основная идея эволюционизма Спенсера. Мы говорили с вами об этом еще в прошлом году. Ну, кто помнит?
Одна рука, взметнувшаяся вверх. Если сейчас не спросить, бросится в глаза, все поймут, что между ними что-то происходит. Да и в конце концов, глупо демонстрировать обиду. Сама виновата, не надо было лезть к своей студентке с поцелуями.
— Да, пожалуйста, — Ирина кивнула Слуцкой, избегая называть ее по имени.
— Аналогия общества и организма, — Аля даже привстала, хотя обычно во время лекции все отвечали сидя.
Ирина усмехнулась про себя, заметив рвение девушки. Как будто так важно было выделиться, неужели думает, что Ирина ее действительно перестала замечать. Ну что ж, пусть знает, что имеет дело со взрослым адекватным человеком, а не с обиженной девочкой:
— Молодец. Может, вспомните и три вида эволюционных процессов, о которых он писал?
— Неорганический, органический и надорганический, — Аля не сводила с нее глаз, словно во время игры в теннис, ожидая крученого мяча. Так получай!
— Превосходно. И даже скажете мне, каков предел, на котором заканчивается эволюционный процесс? — она усмехнулась, как бы давая понять, что для нее все это лишь забава.
Аля выпалила:
— Равновесие системы. Как только оно нарушается, начинается распад. И следом новый эволюционный процесс.
Ирина покачала головой:
— Я так понимаю, к зачету, который у нее и так стоит автоматом, готова только одна студентка. Остальные считают, что им ни к чему высшее образование. Что ж, пеняйте на себя.
В аудитории воцарилась угрюмая тишина, видимо, молодежь вспомнила о предстоящей сессии, которая уже, оказывается, была не за горами. Всего два месяца. Октябрь перевалил за вторую половину.
Слуцкая опустилась на свое место, и Самойлова начала что-то тихо с улыбкой нашептывать ей на ухо. «Интересно, она всем делится с этой Катей?», — Ирина представила себе, что Аля рассказала своей подруге о том, как строгая Ремезова на самом деле хочет ее до дрожи в коленках. Ее бросило в жар от стыда, и она раздраженным голосом объявила:
— Достаем листы и пишем все, что знаем о функциях социологии.
Самойлова сразу изменилась в лице и со скорбным видом вытащила чистый лист. В аудитории воцарилось всеобщее уныние.
Ирина украдкой взглянула на Александру. Девушка сосредоточенно писала, не поднимая головы.
Когда прозвенел звонок, все еще оставались сидеть, усердно строча на своих листках. И только Слуцкая, подойдя к ней своей крадущейся кошачьей походкой, протянула мелко исписанный с двух сторон лист.
Ирина молча кивнула и взяла лист.
— Я могу идти? — Аля смотрела на нее так, словно ожидала, что сейчас Ирина подмигнет ей и прошепчет: «Задержись, перепихнемся по-быстрому на перемене».
— Конечно, — и тут же вскинула глаза на аудиторию, — так, сдаем работы, время вышло, кто что-то знал, уже должен был закончить.
Ремезова отвернулась от Слуцкой и пошла по рядам, собирая контрольные.
— --- ---- ------------------------ ---------------

По пути на кафедру она опять наткнулась на Алю, та стояла у подоконника и задумчиво смотрела куда-то вдаль.
У Ирины сжалось сердце — настолько одинокой и потерянной выглядела девочка, но она решительно подавила в себе неожиданный приступ жалости и прошла мимо. За что ее жалеть? У нее, судя по всему, все в порядке, главное, что она избежала страшной опасности в лице своей коварной развратной преподавательницы.
— Ирина Николаевна!
Да что ж это такое, неужели она никогда не оставит ее в покое и так и будет преследовать, при этом не желая заводить никаких отношений.
Она остановилась, не поворачивая головы. Александра забежала вперед, преграждая дорогу, словно боясь, что Ирина сейчас передумает и сбежит.
— Вы что-то хотели? — устало спросила Ремезова и взглянула на часы, как бы давая понять, что торопится.
— Мы можем поговорить? Мне кажется, вы сердитесь на меня, — Аля волновалась, и даже ее чуть хрипловатый голос звучал звонче обычного.
Еще не хватало, чтоб их услышали. И Ирина приняла спонтанное и рискованное решение.
— Идемте за мной.
Ремезова решительно зашагала по направлению к выходу на пожарную лестницу, провернула ключ в замке и жестом пригласила Алю войти.
Проскользнув следом, тщательно заперла дверь, оставив ключ в замке, и сухо сказала:
— Я слушаю.
Аля нервно сглотнула, и это несвойственное ей поведение начинало пугать Ирину.
— Мне кажется, что вы меня ненавидите. Я не хотела, чтоб все было …так.
«А как ты хотела?»
— Мне не за что вас ненавидеть, Александра. Я сама виновата, поддалась минутному порыву, неправильно истолковала сигналы, это бывает.
— Вы все правильно истолковали, Ирина Николаевна, — девушка уже пришла в себя и сделала шаг по направлению к ней. Расстояние между ними опасно сокращалось.
Только не это. Ира почувствовала, как кожа на затылке покрывается мурашками, она прислонилась к холодной стене, чтобы избавиться от этого ощущения. Почему ее тело выходит из-под контроля всякий раз, когда Аля оказывается рядом?
— Вы затеяли какую-то странную игру, Слуцкая, и я вам не советую ее продолжать, — по крайней мере, ее голос не дрожал, и это утешало, а то бы она выглядела совсем жалко.
— Это не игра, — Аля облизнула губы и сделала еще один шаг навстречу.
— Разве? — Ирина поняла, что еще несколько мгновений наедине и она позабудет о всяких принципах и нормах поведения и просто накинется на свою студентку.
Самое смешное, что она добровольно загнала себя в эту ловушку, заперевшись со Слуцкой на этой лестнице.
— Вы мне не верите? — Аля дотронулась до ее рукава.
Ирина стиснула зубы. Она будет себя контролировать, несмотря на то, что больше всего на свете ей хотелось сорвать эту черную кожанку и впечатать Слуцкую в стену, трогая ее всюду.
— Я думаю, что вам, Александра, было интересно, сможете ли вы меня раскрутить, соблазнить натуралку, или как там у вас еще это называется. И это, собственно, все, — Ирина вдруг отчетливо поняла, что это, скорее всего, и есть грустная правда.
Ни о каких глубоких чувствах не могло идти и речи. Аля — это не влюбленная в Елену Марина из повести. Ирина осознала, что сама себе ее придумала, начитавшись фемслэша. Слуцкая — обычная девочка-манипулятор, которой нравится быть популярной. Еще одно завоевание, еще одна победа — ставим себе галочку и идем дальше. Нормальный такой Дон Жуан женского пола. Возможно, она и испытывает к Ирине симпатию, но все это абсолютно несерьезно. Они — два сапога пара, только вот Ремезова в первый раз в жизни что-то почувствовала.
— Это не так, я… — Аля осеклась и опустила голову.
— Не переживайте, Александра, я не буду мстить, вы прекрасная студентка, и на ваших оценках это никак не отразится, но настоятельно советую подыскать для своих странных манипуляций другой объект. И было бы здорово, если бы вы попросили у Ростислава Евгеньевича разрешения вернуться. Он прекрасный научный руководитель.
— Вы же обещали, — сейчас Аля напоминала обиженного и разочарованного ребенка, которого не взяли в зоопарк.
— Я не собираюсь нарушать свое слово, просто мне кажется, что мы не сработаемся, — она произнесла это абсолютно холодным тоном.
— Я буду писать курсовую с вами. Мы договаривались, — Аля упрямо тряхнула головой, не дожидаясь ответа, развернулась и, повернув ключ, торчащий в замке, стремительно вышла.
 — - — - — - — - — -- — - — - — -
Вечером Ирина открыла ноут и обнаружила на сайте несколько личных сообщений.
Среди них был ответ от Лис42:
«Возможно, Марина и трусит, но ее можно понять, отношения с Еленой — это слишком высокая планка. Представляете, как она боится ее разочаровать. Ей проще любить на расстоянии, так меньше вероятности оказаться брошенной».
Пальцы Ирины забегали по клавиатуре:
«Это абсолютная чушь, ваша Марина просто мается дурью, какого черта было вообще морочить голову взрослой женщине и в результате, почти добившись ее, давать обратный ход. Если бы со мной так поступили, я бы не простила».
Ответ пришел достаточно быстро:
«Значит, хэппи энда не будет».
Ирина прищурилась: серьезно? Она убила на эту повесть столько времени, а теперь эта странная девица собирается все слить к чертям собачьим.
«Ну, все в ваших руках. Вы можете сделать их счастливыми. Конечно, если вы считаете, что ваша Марина действительно любит Елену, по крайней мере, вы так это описывали».
«В том-то все и дело, что Марина чересчур сильно зависит от Елены, и ее тревожит, что если все зайдет слишком далеко, она не сможет вынести разрыв».
«Пока не попробует — не узнает. Дайте им шанс. Вы создали таких живых героев, жаль будет, если все закончится плохо».

Почему ей так важно, что произойдет в этом чертовом фике? Она сходит с ума?