...
 
Всё это я и, вроде бы, не я.
Принять себя? Не прогоняю прочь лишь.
В бумажном мире, девочка моя,
Пусть будет так, как ты того захочешь.
 
Мой ежедневный жизненный настрой
Бывает до того неодинаков,
Что мне невольно кажется порой,
Что передать его не хватит знаков.
 
Поэтому вставляю в свой рассказ
Занятные куски из переписки,
Работаю легко, и каждый раз
Я чувствую разгадку где-то близко.
 
Всхожу наверх по лестнице витой.
Ты - на земле, привычно-опустелой.
Подруги остаются за чертой,
Мужчины получают доступ к телу.
 
Ешь мюсли. Мысли прибраны. Консьерж
Гремит ключами. Холод неприязни
Пронзает пальцы. Выбираешь беж
И красный. Строки слишком несуразны,
 
Чтоб ты могла в них что-нибудь понять.
А тело так прекрасно и упруго,
Что утром, на рассвете, где-то в пять,
Луна и Марс опять найдут друг друга.
 
Моя способность мучиться редка.
Из-за тебя я не схожу с ума лишь.
Я говорю себе: не тронь цветка -
Ведь ты его нечаянно сломаешь.
 
Не трогай крыльев бабочки - помнёшь.
Не трогай статуэтки, тонкой, хрупкой, -
Уронишь. Не спасающая ложь -
Минуты выпускать в туман из рук, как
 
Песчинки. Всем нам жалко умирать.
Казнь безобразна. Ужас явен в лицах.
Спокойно конспектирую в тетрадь
Стук капель и когтей по черепице,
 
Эмоций не стесняя, не тая.
Не знаю, что потом. Сегодня есть я.
И странная к тебе любовь моя
Не выглядит жестокостью и местью...