Бархат не отмерен,
вся в катушках нить;
Джейн из Литлберри
не умеет шить...
 
Ей бы платье сладить,
с лентами, к зиме,
шумной свадьбы ради,
и в почёт семье.
 
Чтоб корсаж, как надо, 
и подол не мят...
Ну а что не рада,
так потупит взгляд!
 
Ведь жених не промах,
хоть и стар купец,
увезёт из дома,
да в чужой конец.
 
Плугом поле вспашет,
в том сомнений нет,
там, среди ромашек,
вспыхнет маков цвет.
 
Следом фартук белый,
быт — за годом год;
раздобреет тело,
в нём всегда приплод.
 
Пастор: "Слушай мужа!",
муж: "Неси на стол!"
сыто хмыкнет: ужин
получился, мол...
 
Ни мечты, ни песен,
как живою в склеп,
чёрной скуки плесень
сгубит свежий хлеб.
 
Слышен звон высокий,
лес надел багрец. 
Под ветлой, в осоке,
чей нашли чепец?
 
Бархат не отмерен,
вся в катушках нить;
Джейн из Литлберри
не умеет жить.
 
 
Иллюстрация: William Affleck