Пираты пируют,
закончив набег,
пьют бочку вторую
на сто человек.
 
Блюд разных без счёта,
посуда — фарфор,
добились почёта,
заслужен фурор!
 
Гудят, словно улей,
хмельные давно,
уж тех помянули,
кто канул на дно.
 
Успех и могила —
вот жребий простой.
Три сотни их было,
вернулось под сто.
 
Всех ветер наживы
несёт, да не в рай;
живите, раз живы,
полней наливай!
 
Но в пику команде
не пьёт капитан,
на дальней веранде —
угрюм и не пьян.
 
Взгляд — вздрогнешь, как вспомнишь,
не кресло — престол;
чернее, чем полночь,
испанский камзол.
 
Прослыл на Карибах
удачливым Джон,
молвой, где бы ни был
всегда окружён.
 
В поход на Панаму
водил он корабль,
а там всё по плану:
насилуй и грабь!
 
Отличной добычей
трюм с верхом набит,
тем более, вычет
на тех, кто убит.
 
Был бой скоротечен,
три залпа всего
из пушек картечью,
и город — его.
 
Как гром ясным полднем,
стал дерзкий десант —
застигнут в исподнем,
с женой, комендант.
 
Схватился за шпагу
безумный старик,
с напрасной отвагой,
но тут же поник
 
от пули мушкетной;
вдову, так и так,
из залы паркетной —
в пиратский "общак".
 
Вдруг дочь генерала,
семнадцати лет,
на выходе встала,
держа пистолет.
 
В двух метрах напротив 
застыл капитан,
богиней из плоти
он пойман в капкан!
 
Взор гневный отчаян,
но дивно хорош!
Свой фатум встречая,
Джон вымолвил: "Что ж..."
 
Но мести не сбыться,
пираты гурьбой
скрутили девицу,
и — "велкам" на борт!
 
Вся гордого нрава,
не всхлипнет в тоске;
наутро расправа —
пройдёт по доске,
 
чтоб в море сорваться, 
акулам на корм...
"Всего ведь семнадцать!" —
звучит, как укор.
 
Финал однозначен,
бездарный роман.
От этого мрачен
и трезв капитан.
 
Пируют пираты,
им ночью, как днём,
сегодня богаты,
похмелье — потом...
 
Охрипли псы гавкать,
гуляки галдят,
не слыша, что в гавань
заходит фрегат!
 
Всех тёплыми взяли
(уж лучше б на дно!) —
им петли связали
на реях давно...
 
Рассвет льётся зыбко,
бьёт дробь барабан,
со странной улыбкой
идёт капитан.
 
Строй красных мундиров,
и в чёрном — она,
прекрасна на диво,
из многих — одна.
 
В глазах её жалость?
Молитва? Упрёк?
Звезда задрожала,
и скатится в срок.
 
Прости, если бледен,
и... за борт слова!
Прощай, моя леди,
Бог есть, раз жива!..