LESBOSS.RU: лесби, женское творчество | лесби рассказы, лесби сайт, лесби форум, лесби общение, лесби галерея - http://lesboss.ru
Настена
http://lesboss.ru/articles/813/1/Ianoaia/Nodaieoa1.html
марта я.
Поисковик говорит что слово "нежность" на одной моей странице встречается 49 раз. А еще я люблю начинать тексты со слов "у меня внутри" и слова "ты".  
От марта я.
Опубликовано в 15/04/2009
 
В обычно спокойном доме Иры и Насти сегодня разразилась буря. поводом для ссоры стал... день рождения подруги.

Настена


 
 

--------------------------------------------------------------------------------
 

- Ну, я прошу тебя, пожалуйста, поедем на этот день рождения.… Пойми, родная, я дружу с Ленкой с первого класса, и еще не разу не пропускала ее дней рождения…
- Ну и замечательно: пропустишь один, ничего страшного не случится…
- Ир, ну ты слышишь? Я очень хочу поехать.… Ну, пожалуйста… - уныло тянула и канючила Настя, но, в конце концов, ей пришлось смириться с тем, что вредная Ирка никуда не поедет. Ну, ладно – решила она, - поеду одна. И немедленно объявила об этом Ирке. Та на удивление быстро согласилась:
- Хорошо. Если компания подмосковных придурков тебе милее открытия выставки нашего общего друга, ты можешь ехать.

Надутые и разобиженные друг на друга и на весь свет, они разъехались в разные концы. Когда Настя приехала на Ленкин день рождения, там уже вовсю зажигали их бывшие одноклассницы. Как и водится, Настена приехала последней и, с ее появлением все облегченно вздохнули и уселись, наконец, за стол. Описать этот стол словами простого современного русского языка практически невозможно… Для этого надо быть Гоголем. Или Пушкиным. Минимум – Лесковым. Дело в том, что мама пухлой хохотушки Леночки приехала в тот подмосковно провинциальный городок откуда-то с просторов средней Азии. Поэтому на все семейные и государственные праздники, стол в их доме был просто-таки картинкой из учебника по кулинарии. И что удивительно, даже в самые застойные годы, когда на прилавках советских магазинов можно было найти разве что бумажно-крахмальную колбасу по два двадцать, Татьяна Петровна ухитрялась каждый раз поражать гостей все новыми и новыми кулинарными изысками. Так я, кажется, отвлеклась…Итак, все уселись за стол и стали с аппетитом поглощать традиционные советские и менее традиционные корейские салатики и прочие вкусности. Как водится, потекла обычная застольная беседа… После пятой ложки плова Настя решила, что она, наконец-то, сыта, и самое время прислушаться к общему гомону. Говорили о том же самом, о чем принято говорить в женских компаниях: кто где учится-работает, собирается ли замуж, а что Лизочкин Васенька сказал, да что Наташенькин Петенька учудил и так далее…Добрались и до Насти: она была фигурой загадочной для этой компании, и почти все кроме именинницы относились ко ней, надо признать, с холодком. О том, что в 17 лет она связалась с московскими хиппарями и прожила два года в хипповской коммуне, путешествуя стопом то по Австралии, то по Голландии, все были наслышаны. Последствия этой жизни в виде трехлетней дочки Руфимы, которая декламирует по памяти Пушкина, тоже уже никого не удивляли и интереса особого не вызывали…А вот жизнь сегодняшняя – в виде шикарной трешки на Олимпийском проспекте, состоятельной любовницы, подарившей ей на 8 марта Volvo-850, и не разрешавшей работать даже тогда, когда Настена выла от тоски, коротая день между салонами красоты и фитнесс-центрами, - их занимала более чем, потому что им – провинциальным девочкам, - казалась просто страницей из любовного романа…Как истинная любительница выпендрежа, Настя немедленно сочинила историю фантастического супер-петешествия в Африку с катаниями на слонах под паланкином, тайными встречами с горячими африканскими мачо под песни ночного прибоя и тихое похрапывание благодетельницы…

 

***


После того как их первичное любопытство насытилось, было кинуто на круг предложение поиграть во что-нибудь. Началось все с невинного срезания призов с веревочки с закрытыми глазами. Знаете такую детскую игрушку? Надо заметить, что доходя шатающейся походкой до веревочки Настя несколько раз чувствовала на талии чьи-то теплые ладошки, поддерживавшие ее шаткое равновесие… А потом, как водится в молодежных компаниях, когда кончается первая бутылка спиртного, все начинают играть…правильно!…в бутылочку. Захмелевшая, Настя с удовольствием целовалась с «любимыми» одноклассниками, которых планировала “неувидеть” еще по меньшей мере год…Однако вскоре Настена заметила, что одной из девушек, которую она, кстати, не встречала здесь раньше, как-то часто выпадает целоваться именно с ней. Потихоньку отозвав Ленку на кухню, Настя подкатила к ней с расспросами:

- Что это за девица в сером?
- А, Ксюшка… Да не знаю, с моего курса, учимся мы вместе, но близко не общались никогда. Напросилась зачем-то на день рождения. А что? – и Ленка подозрительно прищурилась.
- Да нет, просто мне показалось, она как-то излишне часто на меня смотрит…Да и в бутылочку только что не каждый раз я ей выпадаю. А глаза у нее какие – как посмотрит, будто заколдовывает!
- Ну-ну… - Ленка снова сощурила свои и без того узенькие бурятские глазки, - смотри не влюбись, «заколдованая».
- Да ты что! – пьяно отмахнулась Настена, - Ты ж знаешь, у меня «любовь до гроба»…Мы с Иркой даже пожениться успели уже…Виртуально, правда…Но все равно!
- Ну-ну, - ухмыльнулась уже в который раз за вечер противная Ленка, и, вручив Насте в руки праздничный пирог, поволкла Настю обратно в комнату.

Настю с пирогом все приветствовали бурными хмельными апплодисментами. Раскланиваясь и расшаркиваясь, она чуть было не потеряла равновесие, но вновь заботливые руки незнакомки не дали ей упасть. За столом Ксюша села рядом с Настей, и весь вечер демонстративно подкладывала ей лучшие кусочки и всячески проявляла свое внимание к девушке. К окончанию же веселья выяснилось, что им предстоит вместе возвращаться в Москву в то вермя, как все остальные остаются в своем родном городе. Нельзя сказать, чтобы Настю эта перспектива сильно вдохновила, но – не убегать же от нее?? – и девушка покорно пошла одеваться.

Когда все вышли на улицу, а морозный воздух вкупе с игрой в снежки освежил ее сознание, Настя подумала: а почему бы и не убежать собственно? И, как некогда местная, она ринулась через дворы в темноту…Уже через несколько минут бега ей пришлось остановиться и отдышаться. Вдруг впереди она углядела знакомую фигурку, и поняла, что попытка убежать провалилась. Настя стала судорожно придумывать себе оправдания, однако, Ксюша подошла и заговорила первой:
- Я знаю, мое поведение кажется тебе странным, но поверь, я ничего такого не имею в виду…Просто ты другая, ты очень отличаешься от всех них, и мне захотелось подружиться с тобой поближе. Прости, если я тебе показалось навязчивой. Если хочешь, я могу и сама доехать.
- Да нет, - смутилась вдруг Настя… - Все нормально. Пойдем к машине.
И они молча потопали в сторону новенькой Настиной Volvo. По дороге в Москву девочки разговорились. Оказалось, что Ксюша учится на экономиста в МГСУ, а в Ленкином институте просто тутсуется иногда… Но видимо довольно часто, - подумала Настя, - раз Ленка приняла ее за свою. Живет с родителями где-то на окраине, работает секретаерм в небольшой фирме и мечтает открыть свое дело. Вот вобщем-то и все. А что еще можно узнать о человеке за 15 минут езды на машине? Ксюша вызвалась проводить усталую Настену до дома, чтобы та «не заснула за рулем». Сказала, что потом она доберется от настиного дома на попутке, и это даже удобнее…. Настя возражать не стала. Когда девушки добрались до ее дома, то Ксюшка быстро чмокнула новую подругу в щеку, бросила «пока», и уехала на первой подвернувшейся попутке.

 

***


Настя поднялась на свой 11 этаж, открыла дверь и быстро юркнула к Ирке под одеяло.
- Пришла, гулена! – недовольно-сонным голосм процедила ее половина и перевернулась на другой бок, чтоб прижаться ко любимой покрепче.
Вместо ответа, Настя чмокнула ее в губы и началась ночь… Это была одна из тех жарких ночей, подарить которые друг друг могут только девушки. Причем девушки страстно влюбленные друг в друга и, не прожившие вместе еще и месяца. Правда, Настин с Иркой медовый месяц затянулся уже на год с лишним, но они по-пержнему каждую ночь наслаждались друг другом так же страстно, как и в первый раз.


***


На следующее утро Ксюша позвонила Насте в 11 утра и :
- Послушай, ты извини, что я лезу в твою жизнь вот так без спросу, но знаешь, мне сегодня так одиноко, ты не могла бы сходить со мной куда-нибудь?
- Ну да, конечно..Во сколько тебе удобно? – надо сказать, что с утра с Настены можно получить обещание сделать все что угодно: со сна она почему-то крайне податлива…
Встреча была назначена на два часа дня в «Зен кафе» в Камергерском переулке…
Нырнув в душ, уже через несколько минут она вышла оттуда освеженная и готовая к длинному дню. Легкий макияж, глоток утреннего сока… Дорога до Камергерского на Volvo заняла всего несколько минут. Настя припарковала машину на служебной стоянке неподалеку от кафе. Сторож уже знал ее в лицо и никаких лишних объяснений не потребовалось.

- Привет!
- Привет!
- Поболтаем?
- Ну, а ради чего я сюда приехала?
- Не знаю…Слушай, я хотела тебе рассказать…
- Слушаю…
- Понимаешь, с этим днем рождения…Ну словом, я не случайно про тебя узнала…. А потом…– вдруг она смешалась, - Да нет, ничего…Знаешь, расскажи лучше ты чего-нибудь, а?

Вот об этом Настю долго просить не приходиться никогда. Потянулась одна из ее бесконечных историй: сигареты курились одна за другой, чашки с кофе сменяли друг друга, все пирожные в кафе были перепробованы, а взгляды официантов сменились от раздраженных к неудомевающим и к подобострастно восторженным (к моменту подписания счета)… Ксюшка как ребенок смеялась всем Настиным шуткам, смотрела на нее с открытым ртом и в итоге сказала:

- Я хочу быть как ты.
- Что ты имеешь в виду?
- Ну такой…свободной, независимой, раскованой что-ли…
- А, понятно… - Настена внутренне ухмыльнулась: знала бы ты какого труда и скольких сил стоит мне вся эта клоунада, черти бы побрали ее совсем вместе с моим треклятым самолюбием. А все моя мамочка, будь она неладна: умудрилась свалить на меня все свои нереализованные амбиции и убедить меня в том, что их реализация и есть моя основная жизненная задача. Мой первый официальный муж – светлая память, чудный мальчик! – называл эти мои терзания «комплексом мамы». Эх, знал бы он, что именно этот «комплекс» и толкнул меня в свое время в его объятия, да он же и заставил меня год назад расстаться с ним, как с «человеком, сыгравшим свою роль в моей жзни» – тоже кстати выражение моей незабвенной мамочки…
- Эй? Ты здесь?
- Ага, примерно…Поедем ко мне?
- Хорошо.
Когда эта мышка наконец устроилась на переднем сиденье, Настя не смогла устоять от искушения погладить ее по голове.
- Ты чего?
- Ты сейчас такая смешная и серьезная одновременно. Точь в точь Руфимка, когда я ее на переговоры беру.
- Да ну тебя…
Машина сорвалась с места и направилась в сторону квартиры Насти и Ирки.

 

***


Девчонки сидели в глубоких креслах, утопая босыми ступнями в пушистом ковре и расслаблялись, созерцая золотых рыбок в аквариуме.
- А почему одна черная?
- Фен-шуй знаешь? Ну вот…Японцы высчитали, что для жизненного благополучия надо именно так: восемь золотых и одна черная рыбка. Золотые привносят в жизнь материальный достаток, а черная – безопасность.
- Понятно…
В двери повернулся ключ. Ирка вернулась что-то сильно раньше времени: «Мась, ты дома? А я хотела тебе сюрприз сделать…Ну вот…». С этими словами Ирка вошла в гостинную и увидела Ксюшку, приютившуюся в ее любимом кресле, бокалы с мартини на столе и сигаретный дым, зависший в комнате.

- Понятно…Сюрприз, кажется, устроили мне, - взгляд ее резко посуровел и метал искры.
- Ну, Ир…Не при гостях…

Ксюшка робко приподнялась в кресле, явно намереваясь побыстрее покинуть ссорящихся супругов, но в этот момент Иркин взгляд остановился на ней и стал каким-то подозрительно внимательным. Неторопливо она подошла к Ксюхе и спокойно-изучающе взглянула в глаза.

- Ты ничего мне не хочешь сказать? - тон ее стал просто ледяным.

Ксюша молчала. Тут настал Настин черед вставать в позу и изображать праведный гнев: «Эй, милые дамы…Вы как я понимаю немного знакомы? Ну может поделитесь со мной замечательной историей ваших видимо бурных отношений?» К концу этой, на ее взгляд, совершенно невинной в своем позерстве фразы, Настена боковым взглядом заметила, что Ксюха сотрясается в мелких рыданиях и поняла, что дело начинает принимать серьезный оборот. Она вышла на кухню поставить чайник, но передумала и решила сварить кофе. Пока Настя наливала в джезву воду и засыпала кофе, вошла Ирка и сказала:
- Ксюша сама тебе все объяснит, - Ирина на ходу закуталась в свой норковый палантин, - что обычно не свидетельствовало о ее хорошем расположении духа, - и выпорхнула из дома в неизвестном направлении.

Закончив с приготовлением кофе, и разлив дымящийся напиток в свои любимые аляповатые кружки времен безденежного студенчества, Настя отправилась в комнату с твердым намерением получить от Ксюхи все возможные в данной ситуации объяснения. Твердость этого намерения немедленно исчезла, когда она увидела, как зареваная и побледневшая Ксюшка тихонько посапывая спит в Иркином кресле, подтянув к самому подбородку свои по-детски угловатые коленки. Настя тихонько поставила перед собой две чашки с кофе, бесшумно прикурила и, уселась в кресле напротив, не в силах оторвать взгляд от девочки. Никакой косметики, длинноносая, с нескладными, даже слегка грубоватыми чертами лица, прямые пепельные волосы, чуть растрепавшиеся за время плача, - она в тот момент показалась ей чуть ли не ангелом, случайно залетевшим в их с Иркой странное и противоречивое жилье (знала бы она, как ошибалась!). Когда она допила вторую чашку кофе и почти опустошила пачку забытых Иркой Vogue, Ксюха открыла глаза и смущенно потягиваясь спросила:

- Я долго спала, да? Извини…
- Да ничего…Ты объяснишь мне, что здесь было? Про какой такой новый год Ирка тебе говорила? Вы что, знакомы?
- Ты знаешь, я тебе все объясню конечно…Только можно я еще посплю? Недолго, ладно?

В этот момент их разговор разрезала заливистая трель Настиного мобильного.

- Я не приеду.
- Хорошо.
- Завтра тоже.
- Хорошо.
- Тебе все равно?
- Нет.
- Пока.
- Пока.

Она выключила телефон, закрыла дверь на ночной замок и снова вернулась к Ксюхе, в который раз уже надеясь понять, что же происходит в моей жизни и как эта невзрачная девочка связана с этим “происходит”. История оказалась простой и вполне банальной. Ирка и Ксюша были вместе некоторое колличество времени, однако часто ссорились и в запале, как это бывает у влюбленных, "расходились навсегда". В один из таких очередных разов, в жизни Ирины и появились Настя с Руфимой. Хотела ли она забыться? Или действительно построить новую жизнь без Ксюши? Очевидно - и то, и другое. Так или иначе, она дала бывшей пассии окончательную отставку, обрубила все контакты и начала строить новую жизнь.

Но Ксюша не хотела вот так просто отказываться от любимой женщины. Правдами и неправдами она добивалась встреч с ней, приезжала на работу, искала ее у друзей и, наконец, незадолго до пресловутого дня рождения, смогла с ней поговорить. Ирина озвучила ей неожиданную правду: да, ее чувства к Ксюше не изменились и она по-прежнему любит ее, но теперь она связана семьей и обязательствами с другим человеком и отвечает за ребенка, которого растит, а значит - нечего и думать о каком-либо римейке.

Ксюше захотелось во чтобы то ни стало познакомиться с новой женщиной своей возлюбленной и тесный наш мир быстро предоставил ей такую возможность.

- Я думала переспать с тобой, выставить тебя перед Иркой в каком-нибудь дурацком свете, да чего я только не думала... А потом... Потом познакомилась с тобой и поняла, что все это зря. Ты не переживай, я уйду завтра и больше вас не потревожу.

Настя молча постелила себе на диване и в абсолютной тишине, как показалось Ксю, быстро заснула.

 

Утром Настена собрала свои и Руфимкины джинсы-футболки и, покидав их в рюкзак, вышла из дома. На столе лежала записка:

“Милые Ирка и Ксюшка! Большое спасибо вам за все, но я уже большая девочка и сама смогу добиться всего в этой жизни. Я надеюсь все у вас будет хорошо и вы быстро забудете о глупенькой девочке, которая до сих пор верит в любовь. Целую вас нежно-нежно.

Ваша Настена.

P.S. Ирка! Руфимка передает тебе привет и говорит, что будет скучать по мехововму зайцу, что ты подарила ей на Новый Год и по тебе тоже.

Твои Наська и Руфимка.”

 

***

А уже через полтора часа на трассе Москва-Дон какой-то мужик подсаживал в кабину грузовику невысокую девочку в застираных джинсах и подавал ей малышку лет трех на вид. После того, как грузовик отъехал, мужик поднял с земли лист фанеры, на котором чернело “Зайцы едут к морю”...

Январь 2001,
Хургада - Москва