Стихотворение вошло в сборник "#СтопГомофобия" (2019) литературного клуба ЛГБТКИА "Радужная лампа".

 
Они тебе вложили в руку камень
И приказали коротко: ударь.
Какая ты красивая, пока мы
Сидим вдвоём. Качается фонарь
 
На улице, поскрипывая ржаво,
И тусклый конус выявляет дождь.
Как ты тогда отчаянно бежала…
Причудливая память, уничтожь
 
Ненужные засвеченные снимки.
Здесь, в этой кухне, ты ещё жива.
Осенний город тонет в сизой дымке,
На стёкла липнет жёлтая листва.
 
Ты расставляешь глиняные чашки –
Нам нравится чаёвничать до двух.
О, разве труд, а если труд, то тяжкий ль –
До хрипоты зачитываться вслух
 
Излюбленными строчками твоими,
И одухотворяя и губя?
Я не могу назвать простое имя,
Чтоб невзначай не выдать им тебя.
 
Они тебе то вкрадчиво, то прямо
Внушали: "Мы простим, да ты постой;
Ты понимаешь, вырытая яма
Страшна неумолимой пустотой,
 
В которой всех людских грехов истоки.
Верни покой и радость в наши дни…"
Зачем их речи были так жестоки,
Зачем тебя измучили они?
 
Ты вздрогнешь под уютным тёплым пледом,
Ладонями упрёшься в край стола
И, как обычно, резко спросишь следом:
"Пожалуйста, скажи мне, казнь была? –
 
Ведь не было? Фрагмент какой-то драмы?
Отрывок сна? Открой, я всё пойму…"
Я думаю, родная, эти шрамы
Тебе, наверно, видеть ни к чему.
 
И я ношу одежду с капюшоном,
Натягиваю ниже рукава.
"Какой-то шорох. Кто-то вновь пришёл к нам?..
Нет, никого. Лишь ветер и листва.
 
Но ты молчишь. Ответь же! Ах, зачем я?.."
За окнами всё глуше, всё темней.
Ты рядом. Шоколадное печенье,
Душистый чай – и никаких камней.
 
И никаких побегов и оврагов,
Гудящих белых ламп, чужих палат,
Где трудно просыпаться по утрам, где
Так быстро забываешь, что крылат,
 
Что небо может быть не серым. Кольца,
Стеклянный звон, табачный дым и чад…
Прошу тебя, родная, успокойся.
Я здесь, и больше нас не разлучат.
 
Нет ни камней, ни шепчущих людей. А
Есть Млечный Путь. Пожалуйста, не плачь.
Вон Пятый Прокуратор Иудеи,
Усталый пёс и странствующий Врач.
 
Земная жизнь навязчиво, веками
Преследует тебя за кругом круг,
За циклом цикл, всё вкладывает камень
И каждый раз надеется: а вдруг?..