Вчера мне подарили ноты.
Посреди площади стоял человек в смокинге и бабочке, и пел итальянскую оперу. Но едва начались первые аккорды следующей арии, из толпы выскочил парнишка в джинсовой кепке и рваных штанах и запел Фигаро чудесным тенором. Люди сидели и стояли на каменных ступеньках, вдоль готических стен и арок. Я вспомнила, что видела эту пару и раньше, что они так работают - один официально заявленный оперный певец, а другой - талантливый мальчишка из толпы всем на удивление. Но тут со ступеней с правой стороны, прямо оттуда , где зеленые арочные ворота, вступил еще один, третий голос, и я разглядела пожилого испанца в потрепанном пиджаке, который поднялся со ступеней и, выбросив в сторону узкую ладонь и глядя в небо, вел третью партию и действие продолжалось теперь на три голоса. И вдруг, сама не знаю почему, на следующей коде я встала и встроила четвертый голос, который зазвенел в готических стенах неожиданно ясно, построив квартет. Нужно ли говорить, что чувствовала себя словно омар, которого опустили в сладко-кипящую кастрюлю с водой, которая мурашками обволакивает весь мой резонирующий панцирь и тысяча игольчатых глаз улыбается и поет вместе с каменными стенами, и плитами, и кованными скобами и стрельчатыми арками.
Я вспомнила первокурсное ощущение, что аплодисменты похожи на море.
Смокингу в бабочкеВ  положили очень много монеток и добрых чувств.
А после ко мне подошел пожилой испанец и подарил ноты. И что-то очень проникновенно говорил, а потом обнял и поцеловал в щеку два раза.
Так у них принято.
В